Элемент - связь - отношение - свойство - вещь — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Элемент - связь - отношение - свойство - вещь



 

Когда мы размышляем о группе, как об элементе множества, непроизвольно возникает вопрос - какого множества (пространственного, биологического, национального, профессионального)? Вслед за этим вопросом мысль начинает углубляться в природу этой группы, в ее индивидуальность. Уже первый акт соотнесенности ее со спецификой множества подчеркивает, что группа имеет тождественность в некотором аспекте с другими группами, входящими в данное множество и тем отличается от других групп, этому множеству не принадлежащих.

Факт тождественности элементов имеет под собой то кардинальное значение, что они могут производить реальные или потенциальные изменения друг друга в соответствии со своей тождественностью.

Например , устанавливая национальную основу формирования какой-либо группы, мы можем анализировать ее влияние на группы другой природы (профессиональные, пространственные, политические) только благодаря тому, что они так же одним из своих аспектов входят в национальное множество).

Таким образом, принадлежность к конкретному множеству определяет необходимое условие изменения групп. И своей принадлежностью к этому множеству группы связаны друг с другом по данному измерению множества, по которому мы его выделяем. Поэтому следующим основным понятием, необходимым для анализа процесса взаимодействия социальных групп, будет понятие связи.

Связь. Мы говорим, что группы связаны друг с другом, если они принадлежат к некоторому множеству, то есть являются элементами некоторого более общего для них образования, задающего их тождественность. Связь означает возможность изменения как самих групп, так и множества в целом, элементами которого они являются.

Любая группа в свою очередь может быть рассмотрена как множество. Связь между группами превращается в связь между различными множествами, включенными в общее и охватывающее их множество.

Целесообразно выделить понятия прямой и опосредованной связи. Прямая связь между группами существует, если изменение одной группы ведет к обязательному изменению другой. Связь между двумя группами опосредованна, если изменение второй группы определяется изменением третьей группы, зависящим в свою очередь от изменения первой.

Связь будет первичной, если рассматриваемое изменение ограниченно пределами изолированного, одномерного множества, к которому часто мы вынуждены прибегать, абстрагируясь и исследуя наиболее важные детерминанты изменений происходящих в обществе.[54]

Но реальная жизнь наполнена множествами создающими многомерность объекта. Одна и та же группа может быть элементом не только например профессионального, но и национального, и пространственного, и биологического, и физического, и прочих множеств. Изменение элемента, принадлежащего другому множеству, может вызвать изменение элементов данного множества. Это изменение будет уже изменением вторичным, а связь - вторичной связью, то есть связью через "другое" множество. Но оно видимо возможно только за счет того, что группы, если их анализировать более глубоко, встречаются каким-либо из своих измерений в границах общего для них множества, задающего данное измерение.

В качестве примера возьмем изменения некоторых социальных групп республики Тува в конце 80-х, начале 90-х годов. Политический контекст России привел к тому, что начались изменения национальных групп Тувы. Это вызвало изменение профессиональных групп, так как основную часть высококвалифицированных рабочих составляли члены нетувинских национальных групп, вынужденные эмигрировать из региона. Это в свою очередь затронуло пространственные (географические) группы, так как большая часть тувинского населения проживала в сельской местности и нарушение баланса городского и сельского населения привело к изменению характеристик данного множества.

Практическое значение выделения рассмотренных особенностей связей заключено в том, что в поиске причин формирования взаимоотношений реальных социальных групп нельзя ограничиваться исследованием прямых, непосредственных связей. Очень важно понять первооснову процессов изменения, то есть то множество, которое вызвало цепочку изменений групп различной природы, но в котором происходит встреча этих групп как элементов единого множества.

Понятие связи имеет, по нашему мнению, статическую природу. Оно подчеркивает лишь наличие необходимых условий для изменения. Динамику изменения раскрывает понятие отношения элементов. Так как философская литература не предоставляет достаточно определенного различения категорий связи и отношения, остановимся подробнее на нашем толковании их.

 Прежде всего обратимся к тому, какое различие можно извлечь из их словесных оболочек.

Такой подход к анализу научных понятий часто недооценивается. Однако, наиболее тонкий "орган чувств" человечества - язык. Своей структурой, синонимами, антонимами, метафорами он фиксирует то, что легко ускользает от сознания, от целенаправленной работы ума, но существенно важно для человеческой жизнедеятельности и открывается нам только через коллективный опыт поколений..

"Как орудия труда, язык есть специально сконструированный посредник" (39, с.1). С помощью языка, как специфического инструмента, человек обособляет и показывает (236, 237). Поэтому различия в словах намекают нам на характер различия в явлениях.

Связь - вязь - с-вязь

Отношение - ношение - от-ношение

 

Уже в этом элементарном сопоставлении приоткрывается статика первого и динамика второго понятия (процесс передачи, перемещения некоторых характеристик объекта вовне, некоторому другому объекту).[55]

Поскольку это различие очень существенно, оно отражено и в общей структуре различных языков. Концепция К.Бюлера отмечает три функции языкового знака: изъявление (экспрессия), побуждение (апелляция) и репрезентация (39). Изъявление (экспрессия) подчеркивает факт выделения говорящим объекта универсума, вызвавшего речевой акт, необходимость привлечения к нему внимания слушающего. Репрезентация раскрывает нам объективный порядок элементов множества, которое заключает в себе объект.[56] Иначе говоря, и формой, и содержанием словесного знака отражены как connexio rerum (связь вещей), так и ordo rerum (порядок вещей). А порядок и есть закономерное условие того, как будет развиваться процесс изменения элементов, то есть его динамика.

Введение понятия отношения становится целесообразным, так как раскрывает еще одну сторону функционирования групп, позволяя более точно объяснить процессы их изменений на уровне различных человеческих множеств.

Утверждение: "Русские, украинцы, белорусы, татары, евреи и другие национальные группы живут на территории города Москвы" скорее всего подчеркивает факт связи указанных элементов национального множества.

Утверждение: "Русские, украинцы, белорусы, татары, евреи - основные национальные группы города Москвы" - показывает не просто факт их связи, но то, что они будут вносить наибольший вклад в изменение национального множества и в сравнении друг с другом они обладают равным потенциалом изменения. Поэтому второе утверждение более ориентировано на аспект отношений национальных элементов.

Многие ученые также делают акцент на различении между связью и отношением.

А.И.Уемов . подчеркивает, что связь обязательно приводит к тому, что изменение одной вещи определяет изменение другой, а отношение - не во всех случаях ведет к этому (220). Например, положение одного города восточнее другого еще не определяет факт и характер их связи и возможность изменения этих вещей. Возразить на это можно тем, что если оставаться в рамках того же множества, в котором взято отношение данных вещей, то есть пространственного, то связь их вполне очевидна: она пространственна. Если мы представим невероятную ситуацию пространственного изменения одного из городов, то эти характеристики неизбежно изменятся и у другого города.

А.П.Шептулин . также считает, что не всякое отношение является связью. " Связью называется лишь такое отношение, которое предполагает определенную зависимость одного явления или стороны от изменений других" (246, с.154). К другого рода отношениям (не связям), по его мнению, можно отнести отношения между географической средой и производственными отношениями, как факторами не влияющими друг на друга. С подобной иллюстрацией также нельзя согласиться, так как влияние географической среды на производственные отношения убедительно доказаны сравнительной историей разных народов.

Иллюзия независимости возникает тогда, когда мы исследуем не реальный процесс, а некоторые абстрактные признаки процесса, нередко грубо вербализованные в виде определенных научных понятий и соответствующие совершенно различным реальным множествам и поэтому несовместимые.

В.И.Свидерский . приходит к выводу о том, что связи выражают зависимость или взаимозависимость объектов соответствуют зависимостям или взаимозависимостям "опосредованным какой-либо общей, но непосредственной основой" (190). Поэтому он преобразует традиционную формулу вещь - свойство - отношение в формулу вещь - свойства - связи - отношения, подводя нас к пониманию вещи как системы взаимодействующих элементов, объединенных единым системообразующим фактором.

Этот фактор, очевидно по мнению автора, и определяет отношения элементов, в отличие от связей, которые остаются непосредственно в границах взаимодействия элементов. Если мы возьмем по 1примеру В.И.Свидерского, отношение 2/3, то, действительно, понять отношение 2 к 3 возможно только благодаря пониманию отношения каждого элемента к десятичному основанию числовой системы. Но в этом случае и связь между 2 и 3 (если только в качестве ее не считать графическое изображение данных единиц) имеет смысл только когда определяется через связь 2 и 3 с десятичной системой. В противном случае они совершенно равнодушны друг другу. Только это будет уже не множественная, а системная связь, речь о которой пойдет в дальнейшем.

Вещь (в данном случае - десятичная система), сама являясь множеством, будет в свою очередь представлять из себя элемент совершенно иного множества, через которое она воплощает себя и тем самым воздействует на собственные элементы, задавая их связи и отношения. А элементы самой вещи, через непосредственные связи и отношения друг с другом, реализуют себя в вещи, превращая ее в элемент "иного" множества.[57] Это - отражение процесса самодвижения и самопричинения универсума.

Приведенные аргументы подталкивают к выводу о том, что не существует связей без отношений и отношений без соответствующих им связей. Это две стороны, характеризующие один и тот же процесс - процесс изменения вещей, а в нашем контексте, процесс изменения социальных групп.

В данном вопросе можно полностью согласиться с В.Н.Сагатовским: "...вопрос о связи надо формулировать не как вопрос о связи объектов вообще, но о связи их в определенном отношении" (188, с.203). Тогда каждой связи будет соответствовать свое отношение, которое будет отражать уже не просто возможность изменения, но и его меру.

Отношение . На уровне множества отношение выступает как мера изменения элементов, между которыми существует соответствующая отношению связь. Эти отношения объективны и отражают, следовательно, момент упорядочивания элементов универсума.

Таким образом, отношения социальных групп задают естественный процесс упорядочивания человеческого множества. Этот естественный процесс, нарушаясь затем соответствующими психологическими отношениями групп, создает реальный жизненный путь государств, народов и личностей.

Но понятие отношения ( ни тем более понятие связи ) не отражает того, что будет подвергнуто изменению, то, например, какая из многочисленных сторон группы будет изменяться в процессе межгруппового взаимодействия. Другими словами, пока в нашем категориальном аппарате отсутствует понятие затрагивающее характер изменения множеств и элементов.

 Потребность в таком, равнозначном предыдущим, понятии вновь открывает нам структура человеческого языка. В лингвистической структуре можно выделить два типа предложений, которые устанавливают связь субъекта с подлежащим: (1) через его отношения (реляционное предложение) и (2) через его свойства (атрибутивное предложение) (111, с.202).

Приведем два утверждения: "Славянские племена стали ядром древнерусской народности".

"Союз племен Среднего Приднестровья и Верхнего Дона складывался в период византийских походов и борьбы славян с аварами". (74, с.58).

Если первое утверждение отражает свойство племен населявших Древнюю Русь, то второе утверждение насыщено их отношениями.

Вспомним одновременно положение К.Бюлера о том, что система типа "язык" основана на двух классах структур. "Первый класс языковых структур и соответствующих установлений как бы преследует цель разорвать мир на абстрактные аспекты , каждый из которых коррелирует со знаком, в то время как второй класс стремится заранее предоставить знаковые средства для конструирования того же самого (репрезентируемого) мира на основе отношений ". (39, с.70)

Абстрактные аспекты мира это и есть те атрибуции (свойства), которые делают мир доступным для гносеологической работы, предоставляя возможность выделять их сознанием и оперировать ими, расчленяя внутреннее единство универсума. Любое свойство элемента множества в свою очередь представляет из себя множество. Так свойство "славянства" представляет собой множество психо-антропологических черт, но такое множество, которое выделяет данное как единичный элемент среди иных племен.

Свойство. Свойство - это множество, которое может подвергнуться изменению или подвергается ему при взаимодействии с другим соответствующим множеством. На уровне сложного (многомножественного) объекта - это сторона объекта, которая может произвести изменение в другом объекте или подвергнуться изменению со стороны другого объекта. Это - проявление природы процесса (190).

Свойство отражает вероятность возникновения процесса определенного рода обмена элементами между соответствующими множествами.

Вернемся к примеру Приднестровских и Верхне-Донских славян. И первые, и вторые представляют из себя элементы множества-свойства, которое можно обозначить как "славянство". Свойство славянства сыграло видимо важную роль в том, что образовалось новое множество - союз племен, а позднее древне русская народность, то есть появилось новое свойство, которое в свою очередь выступает как элемент Евро-Азиатской системы этносов во взаимодействии с иными (в данном примере, народами Византии и аварами).

Таким образом свойство выступает как множество, в процессе своего формирования и как элемент, в процессе своего проявления и образования нового множества.

Каждый раз, когда мы пытаемся с помощью языковых средств выразить какое-либо свойство, то в них довольно явно отражается и связь, и отношение. В то же время, когда мы выражаем отношение элементов, то неизбежно опираемся на свойство и связь этих элементов. Действительно, свойство возможно только в среде множества по отношению к элементам этого множества. И свойство, и связь, и отношение организуют бытие группы как элемента в причинно-следственной цепи окружающего ее социума и природы. Поэтому необходимо иметь ввиду, что в реальности они существуют взаимопереходя друг в друга и осуществляя между собой сложную диалектику. Элемент (социальная группа) может выступать перед нами и как связь, и как отношение, и как свойство.

Связь реализует для нас факт единства мира, и конкретная связь - это частное выражение данного единства. Связь - необходимое условие проявления и отношений, и свойств.

Свойство показывает - каким путем данный объект (социальная группа) включен в единство социума и природы и является результатом реализации отношений элементов множества, которое включает в себя объект. Отношение же, в свою очередь, возникает в процессе взаимодействия элементов и выступает как результат сравнения их свойств.

Таким образом отношения и свойства социальных групп сами соотносятся друг с другом по принципу дополнительности, являя собой связь этих групп в соответствии с разными основаниями их организации (физическим, биологическим, психологическим, социологическим) и по разным аспектам активности (социальный статус, профессиональная деятельность, географическое положение, политическая активность и так далее).

В соответствии с тем, какая категория находится в центре внимания исследователя, различаются и соответствующие подходы к социальным группам: связь лежит в основе субстанционального, свойства - атрибутивного, а отношения - релятивного научного подхода (188).

Во введении мы уже анализировали особенности различных подходов к изучаемому объекту. Анализ сущности основных категорий также подтверждает плодотворность избранного нами пути. Свойства более всего приоткрывают нам природу дифференцирующих процессов. Они делают социальную группу видимой самой себе в процессе межгруппового сравнения, способствуя нахождению своей функции в актах межгруппового взаимодействия и путей своей самоорганизации. Отношения же направлены на сохранение групповых свойств устойчивыми во времени, на приход социального множества к состоянию единства с миром, даже если оно достигается за счет интеграции и образования нового множества.

Итак, если следовать нашей методологии, свойства дифференцируют и тем определяют место (функции) социальных групп в социальной среде, отношения интегрируют их, устанавливая взаимосвязь и превращая во множество и, одновременно, делая, в конечном счете, элементом иного множества, множества более высокого порядка, включающего в себя первое.

Поэтому отношения между группами как социальными элементами становятся решающими для развития и понимания социальной жизни.

Однако в восприятии социального множества и конструировании нами соответствующего поведения группы предстают перед нами не в виде совокупности одномерных, абстрагированных элементов, а в виде вещей. И взаимодействие этих вещей создает не просто мозаику социального движения, но новую вещь - государство, нацию, народ, политические партии, семейные союзы... и, наконец, личность.

"В практике познания мир непосредственно делится не на множества и элементы, но на вещи, обладающие свойствами и находящиеся в отношениях."(188, с.176)

Вещь. Этот термин обычно применяется для обозначения массово-энергетических объектов или (в философском смысле) любого объекта, который рассматривается как самостоятельный и отличающийся (188, с.115). Вещь - это то, что является нам как непотаенное, как ставшее тем, что оно есть перед нами в своем наличии (237). Социальная группа предстает перед нами как некая сложная совокупность людей, обладающая постоянством своих основных характеристик.

Это не просто постоянство свойств, это близость элементов, создающих данное множество внутри вещи, определяемая ее границами, то есть образование, интегрированное отношениями элементов множества и одновременно дифференцированное через общие свойства этих элементов от других множеств.

Мартин Хайдеггер в своем докладе "Вещь" пишет: "Веществование собирает. Давая сбыться четверице, оно собирает ее пребывание в то или иное пребывающее: в эту, в ту вещь". (237, с.321) Поэтому группа - это не простая односложность некоторого количества людей, а союз многосложного, появляющегося перед нами в единой вещи.

Хайдеггер приводит в пример феномен появления чаши, в которой мастер своим действием объединяет четыре причины: "causa materialis, вещество, из которого изготовляется например чаша; 2) causa formalis, форма, образ, какую принимает этот материал; 3) causa finalis, цель, например жертвоприношение, которым определяются форма и материал нужной для него чаши; 4) causa efficiens, создающая своим действием результат, готовую реальную чашу, т.е. серебряных дел мастер" (237, с.222).

Общество становится для социальных групп "серебряных дел мастером", берущим в свои руки биологический материал и превращающим его из элемента биологического множества в социально сложную вещь. С этого момента группа может реализовать в себе как "предыдущие" физические, биологические, психические причины, так и многогранность социального.

Если мы начнем размышлять о социальной группе как о некотором предмете, то в первую очередь она ощущается нами как определенная социальная общность, которая как множество получает свое название благодаря главному группообразующему принципу, ради которого она собственно и сформировалась. Но она также обладает и целым рядом "подчиненных" качеств, которые делают ее одновременно соответствующими социальными множествами и принимают на себя ведущую роль при смене социального контекста (межгрупповой ситуации).

Так, группа профессиональных спортсменов, выезжая на международные соревнования, реализует себя и как определенное национальное множество, а в некоторых политических ситуациях, в первую очередь именно как национальное множество, отводя профессиональность на второстепенный план.

При дальнейшем размышлении группа предстает как психологическая совокупность - общность сопереживающих и сочувствующих людей, далее - как совокупность животных и, наконец, как правило в последнюю очередь - как некоторая совокупность неодушевленных физических тел.

Таким образом, уже на уровне этого грубого восприятия группа нам открывается не просто слитностью множеств, но определенной упорядоченностью как по способам организации жизнедеятельности групп (межмножественные связи одного уровня), так и по уровням организации их жизнедеятельности (межмножественные связи разных уровней).

В связи с многосложностью группы-вещи ключевым становится определение ее структуры, которая фиксирует связь элементов в рамках целого.

Структура. Латинское слово - structura означает строение, расположение, порядок. Это понятие раскрывает совокупность устойчивых связей вещи обеспечивающих ее целостность и стабильность.

Данное определение аналогично ряду определений структуры системы приводимым в научной литературе (см. напр., 100, 188, 218), но более всего все они соответствуют, на наш взгляд, структуре вещи, как статичной и относительно независимой от окружающего мира.

Одновременно соглашаясь с Г.А.Югаем в том, что в своем полном выражении "понятие структуры не сводится к строению субстрата, его морфологии" (262, с.118), мы можем возразить ему в том, что на уровне рассмотрения реальности в качестве вещей она в первую очередь подчеркивает именно это.

Понятие структуры вещи включает не все, а только устойчивые связи элементов, независимые от ситуационных колебаний, сохраняющие вещь тождественной самой себе по своей морфологии, несмотря на отдельные девиации своего состава.

Сложность структуры группы-вещи заключается в том, что она не ограничивается плоскостными связями[58]. Аналогию такой структуры мы вновь видим в структуре человеческого языка, которая включает в синтагматические и парадигматические связи[59]

В лингвистической теории Ф.де Соссюра первые соответствуют одноуровневым связям и показывают линейный характер речи, и по мнению Ельмслева отражают отношения "и-и". Вторые - соединяют элементы языка на основе общей формы либо содержания и отражают отношения типа "или-или" (110).

Как следует из первой части работы, помимо связей одного уровня группа-вещь также включает в себя аналог парадигматических связей. Это - связи между различными уровнями организации жизнедеятельности группы, которые носят наиболее вероятно реципрокный характер и требуют качественных критериев преобразования одних связей в другие.

Во взаимодействие группа вступает всей своей целокупностью как вещь, а не отдельной стороной как элемент множества. Целокупность и монолитность зависит от количества и силы связей между элементами и сочетаемости их свойств, то есть от законов ее структуры.

Проблема группового поведения, а следовательно и построения группой отношений в своем социальном контексте, впервые возникает на уровне рассмотрения социальной группы как вещи, то есть, обобщая все сказанное, на уровне материально-духовной целостности. Целостность является общим и универсальным свойством вещи, упорядочивающим и создающим единство ее элементов. Понять пути зарождения и протекания группового поведения - значит понять фундаментальные законы формирования целостности, ее структурную сложность и многоуровневость.

Достаточно ли для познания феномена взаимоотношений групп вещного уровня представления социального мира, как это делает, например, структурный подход?

 

*  *  *

 

Взгляд на социальную группу как на вещь, самодостаточную, саму по себе выделяет ее из окружающего социального контекста и одновременно как бы лишает связи с другими группами за счет объективной или/и субъективной дифференциации процессов изменения, происходящих на границах соответствующей вещи. Появление групповых границ в сфере анализа подчеркивает упорядоченность и интегрированность процессов внутри данной вещи, оставляя социальное окружение более менее аморфным. В этом случае все остальные социальные агенты - это "они", "противостоящие" данной группе и ничего более.

Актуализация вещности социальной группы - это мезоуровень познания объективной социальной реальности, который выделяет "предметы, явления, словом, ординарные объекты и индивидуумы природы и общества" (92,с.8). Мир становится вместилищем вещей, хотя и связанных друг с другом, но лишенных жизнетворной динамики, непрерывного взаимообмена на всех уровнях своей организации.

Атрибутивно-описательный подход становится на уровне вещей доминирующим, позволяя познавать социальное через свойства уникальных объектов, включаемых для этого в отдельные, нередко несущественные связи.

Если бы нам требовалось исследовать становление личности, то мы вынуждены были бы проникнуть сквозь границы группы-вещи, сохраняя целостность как отправную точку анализа и изучая ее изнутри. Таким образом мы попали бы на микроуровень организации социального, когда индивиды становятся элементами группы-вещи и направляют развитие человека к достижению адекватности своему социуму, но оставляют в тени законы развития самого общества. Попытки объяснить общественные образования с помощью микроуровневого анализа нередко заканчивались традиционным взглядом на общественное устройство как на результат договора или стихийного скрещения индивидуальных воль людей, отводя отношениям социальных групп роль эпифеномена.

Ранее мы пришли к мнению, что отношения между группами - это отношения между единствами и чтобы понять их, следовательно, надо подняться над границами вещи на макроуровень анализа групп.

В этом случае свойство целостности групп может исчезать в силу того, что мы вынуждены как правило прибегать к субстанционально-функциональному анализу, заменяя группы-вещи (участников межгруппового взаимодействия) соответствующими группами-множествами (профессиональными, семейными, национальными, политическими и т.д.) и находя различные корреляционные зависимости между взаимодействующими множествами. Эти прикладные задачи хорошо раскрывают специфику конкретной социальной ситуации и намекают на возможные пути ее изменения. Но, будучи лишенными вещной основы, подобные групповые абстракции, отражают нередко лишь поверхностные изменения состояния общества, не затрагивая "ядерных" процессов его развития.

Следующий шаг исследования возвращает нас к понятию группы-вещи. Привлекая структурные методы анализа ситуации, мы превращаем группы в элементы взаимодействия не множеств, а вещей. Таким образом мы возвращаем группе мотивирующую силу индивидуального участия, получая новые знания законов формирования личности и делая явными изменения конкретных, психологических групповых субъектов.

Структурный анализ стремиться замкнуть границы поля взаимодействия вещей в новую целостность, вещь (межгрупповое объединение, социальную организацию). В результате становится очевидной та иерархическая структура, которая характерна для развитого человеческого общества.[60]

Поэтому целостности (вещи) сосуществующие в условиях другой целостности (вещи), составными частями которой они являются (принцип "русской матрешки") становится более точным отражением реальности чем пересечение различных множеств или представление отношение самодостаточных вещей, не обусловленных иным, общим для них единством.

Пространство между целостностями наполнены отношениями между ними, которые собственно создают свойства включающей, объемлющей целостности и условия существования социальных групп, включенных в нее. Структурный анализ социального объединения как вещи, сколь ни был бы он сложен, не может раскрыть его сложную внутреннюю динамическую сущность, определенную отношениями взаимодействующих внутри нее групп.

Сама по себе духовная целостность (в нашем случае - чувство разделенности отношений) в отличие от материальной (такой, например, как "чаша Хайдеггера") обладает не просто упорядоченной многомножественностью. Социально-психологическая целостность группы не может быть итогом механического или химического соединения пригнанных друг другу частей, соединенных и застывших. Любую мозаику, сколь искусной бы она ни была, легко разбить на отдельные кусочки. Социально-психологическое единство группы внешне разрушить не так-то просто. Политикам хорошо известно, что угроза группе извне не уменьшает, а наоборот резко повышает сплоченность внутри группы, а физическое разъединение членов группы нередко ведет к повышению единообразия группового поведения. И, именно, только в процессе интенсивного межгруппового обмена отношениями и, следовательно, общей основы для межгруппового обмена это единство становится очевидным. В статике, в ситуации покоя групповое единство обычно "молчит".

Таким образом в понимании феномена возникновения и путей реализации единообразия поведения людей, то есть в понимании свойств социальных групп как духовно-материальных целостностей, отношения между группами играют ключевую роль. Чтобы обратиться к исследованию закономерностей формирования и развития межгрупповых отношений мы вынуждены, кроме понимания группы как вещи, привлечь новое, "центральное" понятие, которое бы служило своеобразной средой, собирающей и преломляющей через себя все богатство различных аналитических подходов, позволяющих накопить тот исходный материал, который будет интегрирован в нашей теоретико-эмпирической модели.

Таким понятием, вмещающим в себя интегрированную совокупность множества взаимоотносящихся групп-вещей, находящихся в состоянии межгруппового обмена и создающих за счет этого новую вещь (социальную общность) служит понятие социальной системы.

 


Поделиться с друзьями:

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...



© cyberpedia.su 2017-2024 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.016 с.