Племена тангаур, бурзян и усерган до переселения в Восточную Европу — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Племена тангаур, бурзян и усерган до переселения в Восточную Европу



Тангаур. Этноним тангаур сопоставляется с названием мон­гольского рода тангаур из местности «Корцинь и Моо Гя Тунь» (Лебедева, 1958, стр. 211). В формах тангур, тангор оно известно и у башкир; так называются несколько родовых подразделений тангауров и других юго-восточных племен. Генеалогии тангауров восходят к Дингауру — сыну Кунграт-бия (Назаров, 1890, стр. 169). В преданиях рассказывается об их предках на Алтае, об уходе с Алтая под предводительством волка или родовых вож­дей Иртыша и Ныртыша, о монгольских предках, в том числе, как обычно, о Чингизхане 28. Совокупность этих фактов позволяет

Полевые записи 1953 г., стр. 118—124, 252.


происхождение этнической основы племени тангаур связать с кунгратами (конграт, конгират) — древним монгольским племе­нем, которое впоследствии (в XIII—XV вв.), подвергнувшись тюркизации, приняло участие в формировании этнического со­става многих народов Средней Азии и Казахстана, прежде всего узбеков (Владимирцев, 1934; Задыхина, 1952). Монгольское про­исхождение подтверждается и морфологической структурой эт­нонима тангаур; окончание — /?, редкое в тюркских родо-племен-ных названиях, характерно для группы монгольских родовых эт­нонимов: татар, гунгир, чжамур, дунгор, тангур (или тангор) хГТцк Конечное — р с позиций тунгусо-маньчжурских языков яв­ляется формантом множественности (Лебедева, 1958, стр. 225). Тангауры, однако, рано оторвались от монгольских племен на во­стоке; их тюркизация, очевидно, произошла еще в недрах Тюрк­ского каганата, а позже завершилась в древнепеченежской среде. История тангауров является одним из примеров раннего (задолго до XIII в.) проникновения монгольских этнических образований на Сырдарью и в Приаралье и участие их в составе тюркских пле­мен в этногенезе племен и народов обширной территории от вер­ховьев Иртыша до Волги.

Б у р з я н. В составе тюрко-монгольских народов Алтая и Юж­ной Сибири родо-племенных названий, которые можно было бы сопоставить с этнонимом бурзян, обнаружить не удалось. Судя по имеющимся источникам, формирование этнокультурного об­лика древних бурзян, а также их этнонима шло после ухода их предков из алтайско-минусинского региона на запад,

В литературе становится традицией идентификации бурзян с бурджан'ами арабо-персидских источников (Рамзи, 1907, стр. 242). Эти сопоставления представляются обоснованными, хотя в истории бурджан много неясного. Большинство востокове­дов под бурджанами имеет в виду дунайских болгар. К этому также есть основания: Ал-Бакри, Абу-л-Фида, Якут сообщают о бурджанах как о «соседях румийцев» (Куник и Розен, 1878, стр. 64; Гаркави, 1870, стр. 15). Но соседство бурджан с Визан­тией и этническое отождествление бурджан с дунайскими болга­рами является, как прослеживается по источникам, результатом исторического развития. Бурджаны были тюрками, и их проис­хождение связано со Средней Азией и более восточными обла­стями.



Предположение о тюркском происхождении бурзян впервые было высказано Н. А. Аристовым (1896, стр. 132), который опи­рался при этом на анализ этнонима и исторические предания. В настоящее время появилась возможность привлечь к доказа-


тельству нарративные источники. В VI в. н. э. бурджаны, со­гласно Ибн-ал-Асиру (XII в.), участвовали в районе современной Хивы в борьбе против Ануширвана (Рамзи, 1907, стр. 241). Имеются в виду, очевидно, события 60-х годов VI в., когда госу­дарство эфталитов было разгромлено алтайскими тюрками, вклю­чившими в созданный ими Тюркский каганат земли Приаралья до Амударьи (см. Гафуров, 1972, стр. 216). Тюркские кочевники, сначала пользовавшиеся поддержкой Сасанидского Ирана в борьбе против эфталитов, вскоре убедились во враждебности к ним Хосрове I Ануширвана и его преемников, которые к тому же не разрешили транзитный провоз шелка из Средней Азии на Ближний Восток. Тогда тюрки заключили союз с извеч­ным врагом Ирана Византией. В конце VI в. (588 г.) бурджаны участвовали в крупном нашествии тюрков на иранские владения, о чем упоминает Ибн-ал-Асир29. Бурджаны могли участвовать в борьбе каганата против Сасанидского Ирана только в том слу­чае, если они (или племена, составившие основу этих образова­ний) издавна обитали на Сырдарье или продвинулись сюда в се­редине VI в. в составе тюркской кочевой экспансии. Последнее является весьма вероятным, так как бурджаны активно участво­вали в политической жизни каганата; в последующие столетия они довольно тесно были связаны с Византией, с которой тюрк­ские каганы, как отмечено, впервые вступили в договорные отно­шения в конце VI в.



Бурджаны в VII в. еще оставались в Средней Азии. Известно, что после распада Тюркского каганата на бывших его террито­риях оседают значительные группы тюркского населения, и «тюркский элемент прочно входит в состав среднеазиатского об­щества VII—VIII вв.» (Гафуров, 1972, стр. 223). В числе других племен воинственные бурджаны и баджгарды в конце VI и в VII в. уходили далеко на юг, достигая долины Мургаба и под­ножий Хорасанского хребта. В «Китаб-ал-ансаб» Ас-'Сам'ани пи­шет, что одно из селений Мерва в 3 фарсахах от него называлось Бурсанджирд (МИТТ, 1939, стр. 327). Проникновение тюрков на юг было связано не только с военными походами. В значительной степени этому способствовали кризис и распри в Тюркском кага­нате. Особенно массовым был приток с конца VI в. тюрков-пере­селенцев в плодородный Бухарский оазис (Толстов, 1948f стр. 248—249). В составе тюркского населения Бухарского оазиса

29 Имеются основания полагать, что в этом походе участвовали и племена, которые на Сырдарье были известны под общим названием «баджгард». В долине Атрека за Хорасанскими горами есть городок Баджжурд (Бажжбрт), напоминающий интересующий нас этноним.


в течение какого-то времени пребывали, очевидно, предки бурзян и башкирских племен. Именно в этом мы видим объяснение ча­стым упоминаниям в исторических преданиях и шежере «Бу­хары», «окрестностей Бухары» или «Башкурт'ских гор близ Бу­хары», откуда предки юго-восточных башкир «под водительством волка» переселились на новую родину. Однако эти сведения не только предание: «Башкуртские горы» расположены к юго-во­стоку от Бухарского оазиса на западных отрогах Памира, а мест­ность Вашгирд— несколько северо-восточнее от них, в Вахшской Долине (Гафуров, 1972, стр. 216, 328).

\В 40-х годах IX в. главный поток бурджан устремляетсяв Прикаспий и далее на запад, где начинается новый, европей­ский этап их истории. В Средней Азии с этого момента этноним бурджан ни в одном источнике не упоминается. Означает ли ис­чезновение родо-племенного этнонима бурджан к востоку от р. Урал, что бурджанские племена целиком и бесследно покинули свою азиатскую родину? Ответ на этот вопрос затрагивает этни­ческую историю не только башкир: бурджаны в Средней Азии и Приаралье были не одним из многих племен, а крупным племен­ным объединением, сыгравшим определенную роль в этническом становлении целого ряда народов Азии и Европы. Абу-л-Фида сообщает об «ал-бурджанах»: «это большой народ, более того, несколько народов, непокорных [воинственных]» (Рамзи, 1907, стр. 241). Известно, что приаральские печенеги и союзные им племена вели комплексное скотоводческо-земледельческо-рыболов-ческое хозяйство (Толстов, 1947). Часть печенегов и соответст­венно бурджан, успевших стать полуоседлыми жителями Приаралья, осталась на прежних местах жительства, ассимилиро­вавшись позднее в среде огузо-кыпчакских племен. Историко-этнографические материалы по башкирским бурзянам позволяют обнаружить далеких предков бурджан к востоку от Урала.

Древними родами в составе племени бурзян были мунаш и ягалбай (ягылбай— дербник). Последний этноним отложился у башкир в названии основной бурзянской тамги, форма которой, как рассказывают старики, напоминает стремительный полет дербника. Киргизская родо-племенная этнонимия сохранила оба названия, причем в близком к башкирским бурзянам сочетании: род жагалмай входит в подразделение мунгуш (Абрамзон, 1971, стр. 284). Этноним монуш зафиксирован в составе тувинцев (Вайн-штейн, 1969, стр. 12—13), жагалтай — каракалпаков (Жданко, 1950, стр. 36), жагалбайлы — казахов (Востров, 1962, стр. 80). Добавим к этому точное совпадение тамг и сходное их развитие у башкирских бурзян (рода мунаш), казахского рода жагалбай и


киргизского жагалмай: ^> —^ —f- —| . С. М. Абрамзон со слов информаторов передает, что эта тамга является у кирги­зов «древней» и «во многих вариантах представляет собой изо­бражение летящей птицы» (Абрамзон, 1971, стр. 285). Указанным тамгам нетрудно найти аналогии среди тамговых знаков, извле­ченных из китайского сочинения VIII—X вв. «Танхуйяо»: они принадлежали древнетюркским племенам чиг, упомянутым в ор-хонских памятниках, и енисейским кыргызам (Зуев, 1960, стр. 103, 113, 132). Широкая распространенность тамги типа ягалбай среди тюркских народов, а также другие приведенные выше факты являются дополнительной аргументацией древне-тюркского и центральноазиатского происхождения основных ее носителей, в частности башкирских бурзян.

Центром, откуда этноним ягалбай (жагалбай, жагалмай, жа-галтай) распространился и попал в среду башкир, казахов, кир­гизов, каракалпаков, были, очевидно, приаральские степи. Об этом свидетельствуют не только события из истории бурджанов, но и предания казахских жагалбайлинцев о том, что их род «некогда жил где-то на юге Аральского моря». Сообщивший это предание исследователь этнографии казахов В. В. Востров находится, на наш взгляд, на пути правильной и крупной догадки, когда пишет, что некогда могущественные «жагалбайлы» «подверглись когда-то разгрому и были рассеяны на огромной площади» (Востров, 1962, стр. 76). Дело лишь в том, что предки «жагалбайлинцев» называ­лись бурджанами.

Этимология этнонима бурджан неясна. Само написание слова бурджан арабскими источниками заимствовано из иранской ли­тературной традиции (Заходер, 1962, стр. 37—39), следовательно, этноним в живой речи мог звучать несколько иначе. Немногие языковеды, пытающиеся этимологизировать этноним (Гордеев, 1969а), считают возможным сделать это с позиций тюркского и иранского языков. Например: тюрк, джан, йан; чув. съыщ монг. джан — ^человек', снарод', ?племя'; семантика основного корня (бур) остается неясной, но предполагается его иранское или сармато-аланское происхождение. Однако весьма вероятным яв­ляется иранское происхождение как раз окончания: ан — суффикс имени прилагательного в иранском языке нередко выступает в этнонимах (ср.: алан и башк. тамйан, дуван, уран, усерган, бурд­жан). Высказывая такое предположение, надо учитывать истори­ческие обстоятельства пребывания тюрков в VI—VIII вв. в Сред­ней Азии. Разгром и покорение эфталитов, язык которых «несо­мненно был восточно-иранским» (Гафуров, 1972, стр. 208), проникновение во внутренние области Средней Азии с ее ирано-


язычным населением не прошли бесследно и для завоевателей. Не исключена также возможность взаимодействия и смешения с сармато-аланскими племенами, границы расселения которых археологическими исследованиями последних лет отодвигаются все дальше ца юго-восток в приаральские степи. Некоторые кос­венные следк этих контактов обнаруживаются в материалах о башкирах. Известно, что тюрки называли эфталитов абдел'амж (Артамонов, 1962, стр. 105). Названия башкирских родовых под­разделений абдел, аптал, возможно, не являются простыми созву­чиями с древним этнонимом. Некоторый интерес представляет также старое башкирское предание в передаче М. Уметбаева, в котором нашли, видимо, отражение .события эпохи арабских за­воеваний в Средней Азии (вторая половина VII—VIII в.). Завоеватели «от Хатая (?) шли к уйгурам, которые были сороди­чами башкир; от них направились в Туркестан, оттуда в Хавер-стан (?), оттуда к алан-бурджанам» (Уметбаев, 1897, стр. 40; курсив наш. — Р. /Г.).

Итак, вся совокупность приведенных материалов позволяет утверждать, что бурджаны были тюркскими по происхождению племенами, родственными печенегам, испытавшими определен­ную инкорпорацию в свой состав, а также этнокультурное влия­ние ираноязычного компонента в одной из основных зон форми­рования южносибирского антропологического типа.

Усерган. Усерганские названия родов имеют параллели в этнонимии каракалпаков, узбеков и киргизов. Подразделение чураш зеравшанских кыпчаков (Гребенкин, 1872, стр. 108) соот­ветствует усерганскому роду сураш; киргизские родо-племенные этнонимы бешей и кара-бешей (Абрамзон, 1960, стр. 47, 77) — названию усерганского рода бишей. Для установления этнических связей башкир с Приаральем важно провести сопоставительный анализ этнической характеристики племени усерган с каракал­пакским племенем муйтен (ДАХХ, стр. 100, 218). Родоначаль­ником усерганов и всех башкир (башкорт халкы бабасы), со­гласно шежере, считается Муйтен-би (Б1П, стр. 84). В старинной «Песне о Муйтен-бие» усерганы называются «детьми Муйтена» или «муйтенами»:

Все башкиры подчинились муйтенам, Усерганы стали многочисленными, Бии бурзян, кыпчаков покорились им,.. Стотамговые башкиры переселились на Урал30.

30 Научный архив БФАН СССР, ф. 3, оп. 23, д. 6, стр. 79 (подстрочный перевод).


Этноним муйтен зафиксирован в родо-племенной номенклатуре только башкир, каракалпаков и узбеков, причем узбекские муй-тены переселились из Каракалпакии. Совпадения этнонимов, а также усерганские предания о переселении предков из При-аралья и долины Сырдарьи позволили еще в 1950-х годах выска­зать мысль об общности древней этнической основы племен усер-ган и муйтен (Казеев, 1956). В этнографической литературе о каракалпаках эта мысль была поддержана, и в научный оборот введен новый материал, позволяющий существенно расширить выводы (Жданко, 1962, 1971; Толстова, Утемисов, 1963, 1963а; Толстова, 1966, 1968, 1971).

В составе каракалпакских и зеравшанских муйтенов зафикси­рованы роды байлар и биту л; оба названия имеются в родо-пле­менной этнонимии башкир: байлар — племя в западной Башкирии, бишул — в центральной. Этнонимические аналогии подкрепляются соответствующими параллелями в топонимии районов расселения зеравшанских муйтенов, с одной стороны, и башкирских племен байлар (см. соответственно Бишбулак->Бишбуляк) и бишул (Биш-кент—Бишаул) — с другой. Параллели в этнонимии и топонимии оказались не случайными. Как показано в последующих главах, башкирские племена байлар и бишул родственны усерганам.

Дополнительным аргументом, свидетельствующим об общности этнической истории усерганов и муйтенов, является единая ос­нова их тамг. Тамга каракалпакских муйтенов — острога «ша-нышкы» (Жданко, 1950, стр. 53) — представляет собой сравни­тельно позднюю модификацию древней тюркской тамги, сохра­нившейся у башкир. Развитие тамг могло идти следующим образом:

у кочевников-усерганов X X X X •"

у рыболовов-муйтенов X )С г ^ ...

Муйтены относятся к числу наиболее древних каракалпакских племен. Этнические корни племени, как считают исследователи истории муйтенов, восходят к массагетам; позднее муйтены испы­тали воздействие эфталитов и особенно тюркских кочевников каганата. С древним этапом этнической истории племени свя­зано и происхождение этнонима, который, по мнению Т. А. Жданко, поддается объяснению с позиции иранских языков (ср. муйт-ан, усерг-ан, бурдж-ан...).

Этническая история муйтен-усерганов в конце I тыс. н. э. была связана с волжскими булгарами. Участие булгар в этниче­ском оформлении башкир-усерган, правда в весьма общем виде, было отмечено еще П. С. Назаровым (1890). Материалы о былых


/ связях среднеазиатских муйтенов с волжскими булгарами и баш­кирами (предания о расселении на Волге, каракалпакско-булгар-ско-башкирские фольклорные параллели и т. д.) опубликованы Т. А. Жданко (1950, стр. 55) и Л. С. Толстовой (1966а, стр. 63). Однако характер и масштабы этих связей остаются во многом неясными. Л. С. Толстова считает, что они являются результатом этнического сложения муйтенов в I тыс. н. э. в степях Причерно­морья, Северного Кавказа, Нижнего и Среднего Поволжья в среде последовательно сарматов, аваров, хазар, булгар и башкир с по­следующей их миграцией в золотоордынскую эпоху в Приаралье (Толстова 1966а, стр. 65). В этом случае следы булгарского этни­ческого воздействия на каракалпакских муйтенов привнесены с запада и восходят к сравнительно позднему времени. Такие связи действительно имели место. Этнические контакты населения Юж­ного Урала и Приуралья с Приаральем с конца I до середины II тыс. н. э. не вызывают сомнения. В эту эпоху происходили активные урало-аральские передвижения родо-племенных групп в обоих направлениях. Некоторые этнонимические параллели у башкир и каракалпакско-узбекских муйтенов (бишул, байлар, сураш) могут быть объяснены этими передвижениями. Однако описываемые события этнической истории в Поволжье и При-уралье на рубеже I иII тыс. н. э. не могут пролить свет на про­исхождение башкиро-булгарских и каракалпакско-булгарских эт­нических связей. Древние этапы усергано-муйтенских этнических контактов с булгарами связаны, вероятно, с периодом тюркизации их ираноязычных предков в Средней Азии. Рассматривать эти события необходимо в тесной связи с общим контекстом истори­ческих событий в Средней Азии, Приаралье и в южнорусских степях, где в определенный момент ведущую роль начали играть тюркские образования.






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.007 с.