Формы родо-племенных организаций башкир — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Формы родо-племенных организаций башкир



Оперируя понятиями «племя», «род», мы имеем в виду не эко­номическое содержание этих организаций, а внешнюю форму их строения. Общественные отношения башкир в XVIJ—XIX вв. уже много столетий не выражали сущности родового строя, но в силу специфики кочевого хозяйства внешняя форма общины оказалась более устойчивой, чем ее экономическое содержание2. Отмечен­ная особенность внутренней организации общества не представ­ляет собой специфически башкирского явления.

В процессе этнического формирования в состав башкир вошли племена, которые участвовали в сложении многих тюркских на­родов. Кроме общих моментов в этнической истории, народы Во-• сточной Е(вропы, Средней Азии и Казахстана на протяжении мно­гих веков имели хозяйственные и политические связи. Эти обсто­ятельства не могли не наложить отпечатка на некоторые стороны общественной организации скотоводческих народов, обусловив, в частности, ряд сходных черт в их родо-племенной структуре. Речь, правда, не идет о полной идентичности форм родо-племен­ных организаций у этих народов. Напротив, различные историче­ские судьбы, разная степень развития производительных сил и другие факторы вызвали к жизни специфичные для каждой об­ласти проявления в общественном строе скотоводческих народов. В то же время наряду с местными особенностями родо-племенная структура кочевых в прошлом народов характеризуется общими

2 Специально о социальной истории башкирского рода см.: Кузеев, 1957. В настоящей работе структура родо-племенной организации анализи­руется лишь в объеме, необходимом для понимания принципов систе­матизации материала по этническому составу башкир.


Таблица 8

Структура родо-племенной организации тюркских народов Средней Азии, Казахстана и Восточной Европы*

Узбеки Каракалпаки Туркмены-Узбеки дельты Каракалпаки Туркмены Хорезмского Амударъи племени ктай базиса Конграт — племя (уруг) Ктай — племя (уру, улкен Ата — племя 4 4 УРУ) 4 Ашамайлы — отделение племе- Бессары — род (уру) Омар-ата — подразделение | ни (тупэ) I I племени 4 4 4Кият — род (уруг) Шунли — родовое подразде- Дангрык — род 1 I ление (тире) | 4 4 4Коштамгалы — родовое подраз- Суйиндик — мелкое родовое Лакырлар — родовое под-деление (болим, подразделение— разделение — ота) патронимия (ко- патронимия ше) (топа) Узбеки-локайцы Каракалпаки Туркмены-нохурцы племени муйтеп Локай — племя Муйтен — племя Нохурли — племя 4 4 4 Бадраглы — род Самат — род Зертли — отдел племени 4 4 4 Кичи- Шолан — родовое подразде- ? Безымянная ветвь от-мерген — разветвление рода ление I дела племени или 4 4 объединения родов--» Кара-кул — подразделение рода Огры — род Бегляр — подразделение ро­да

* Таблица составлена по материалам исследований К. Л. Задыхиной, Б. X. Кармы-шевой, Т. А. Жданко, Г. П. Васильевой, В. В. Вострова, G. М. Абрамзона, а также по полевым источникам.



чертами, в какой-то степени предопределившими специфику клас­сово-феодальной организации этих обществ.

Одной из главных общих черт внутренней организации коче­вых и полукочевых народов Средней Азии, Казахстана и Восточ­ной Европы в XVII—XIX вв. является многоступенчатость их родо-племенной структуры. Это легко подтвердить примерами из опытов исследований по истории и этнографии казахов, кирги­зов, узбеков, каракалпаков, туркмен, а также материалами по этнографии башкир. Из приведенных в табл. 8 данных видно, что число звеньев в родо-племенной структуре указанных народов


Казахи Киргизы Башкиры Казах Младшего Северные киргизы Вариант 1 уза Кыпчак — племя (уру\ иль) Алчин — племя или союз Бугу — племя | | племен 2 ^ Карагай-Шетыруу — объединение ро- Арык — подразделение пле- Кыпчак — род (уру, тюб£) | дов или поколе- | мени ф Ф ние Ф Таукай — родовое подразделе-Табын — род Эгизей — род ние (ара) Таракты- i Вариант 2 табын — ответвление рода Беш-каман — мелкий род i Катай — племя (уру, иль) | Ф ф Акдаулет — подразделение ? Безымянная семейно- Кузгун-рода — патрони- родственная группа Катай — род (аймак, уру) мия (бир атанын балдары) \ Кукбаш — подразделение рода \ (аймак, ара) Шамбы — группа родственных семей (аймак, ара, насель) Вариант 3 Табын — племя (уру, иль) Кара-Табын — род (уру) Кёкджюргэк — дочерний род | (туб, тюба, аймак) Ф Апсалям — родовое подразделе-| ние (аймак) Кулгилде — группа родствен­ных семей (тармыт, аймак)

колеблется от трех до пяти. Однако надо иметь в виду, что таб­лица отражает не только объективную картину, но и слабую раз­работанность в историко-этнографической литературе принципов типологизации родо-племенных организаций у поздних кочевни­ков. Число звеньев в родо-племенной структуре и их терминоло­гическое обозначение зависят от объема информации, которым располагает исследователь, и от принятого им метода конструиро­вания общей схемы родо-племенной организации данного народа. Приведем некоторые примеры. В состав каракалпакского пле­мени ктай, кроме рода бессары, входят еще одиннадцать родов,




которые группируются в несколько объединений. Роды анна, куйын, айтеке и шеруши составляют группу родов под общим на­званием танке (Жданко, 1950, стр. 42). Аналогичные «объедине­ния родов» зафиксированы в составе казахов, туркмен и других народов. Некоторые из них считаются генетическими, и преиму­щественно на этом основании ряд исследователей называет их фратриями. Включение объединений родов (иногда они обозна­чаются термином «подплемя») в общую структуру увеличивает в ней количество звеньев. Кроме того, у некоторых скотоводче­ских народов существует традиционное деление на два крыла, связанное с пережитками дуальной организации: правое и левое крыло у киргизов, бузук и учук —у туркмен, арысы конграт и он-торт-уру — у каракалпаков. Арыс конграт у каракалпаков в свою очередь делится на отделения шуллук и жаунгыр. Осо­бенно часто количество звеньев в родо-племенной структуре уве­личивается за счет низших звеньев (см. табл. 8): мелких родов, подродов, разветвлений родов, подразделений родов, семейно-род-ственных групп и т. д. Иными словами, разработка структуры родо-племенных организаций упомянутых народов по «полной схеме» (от высших звеньев до низших) создает многоступенчатую генеалогию с иерархической соподчиненностью включенных в нее родственных образований различного порядка. Однако в новое время родо-племенная иерархия и сама генеалогическая структура организации общества были не более чем идеологической над­стройкой, отражающей былые генетические и политические связи, а также процессы этнической консолидации народа или его составных частей. В XVII—XIX вв. реальное значение имели лишь те звенья родо-племенной структуры, которые сохраняли определенные функции в общественной жизни.

У башкир такое значение сохраняли три звена, которые в со­ответствии с принятой терминологией мы называем племенем, ро­дом и родовым подразделением. Имеются основания полагать, что такая структура является достаточно старым институтом3 и свя-

3 В этнографической литературе выдвинута, на наш взгляд, конструктив­ная идея (Требующая, однако, дальнейшей разработки) о том, что родо-племенная структура кочевников, фиксируемая источниками XVII— XIX вв., сложилась на поздних этапах истории первобытнообщинного строя, в так называемые героические времена (вероятно, конец I тыс. до н. э.—I тыс. н. э.), и лишь приблизительно отражает архаичную формацию родо-племенного строя. Зафиксированные в XVII—XIX вв. реалии родо-племенной структуры являются, очевидно, пережитками военно-демократического этапа истории кочевников, для которого были характерны общинный принцип во владении землей и принцип частной собственности на скот и другое имущество (Абрамзон, 1951, 1970, 1971; Лашук, 1967).


зана с еще одной особенностью многоступенчатой родо-племенной организации башкир, а именно с подвижностью ее звеньев. Осо­бенно наглядно это просматривается, если проследить закономер­ность образования низших звеньев родо-племенной организации — родовых подразделений.

Родовые подразделения у башкир формировались, по крайней мере в обозримом для наших источников периоде, в процессе сегментации рода. Башкирский род представлял собой совокуп­ность нескольких (до 30—40 и более) родовых подразделений, имевших в свою очередь тенденцию к постоянной дальнейшей сегментации. В рамках разрастающихся родовых подразделений шел процесс обособления групп близкородственных семей, кото­рые постепенно принимали форму и юридические функции новых родовых подразделений. Социально-экономическую основу этой закономерности надо искать в специфике кочевого или полукоче­вого скотоводческого хозяйства, условия которого требовали стро­гой регламентации количества скота, который можно было со­держать на определенной территории. Это обстоятельство, правда сложным и опосредственным путем, воздействовало на числен­ность населения на той же территории.

Динамика постепенной сегментации родовых подразделений показана на табл. 9. В качестве примера избрано подразделение таз (или саитмамбет) рода миркит племени мин. Достоверность демонстрируемой схемы иллюстрируется не только старинным шежере рода, откуда взята генеалогия, но и полевыми материалами, которые подтвердили существование в прошлом указанных в таблице родовых подразделений. Сегментация разросшегося родового подразделения начинается с постепен­ного обособления и более тесного сплочения группы близко­родственных семей. В данном случае — это потомки Кытыя сына Исмака, потомки Худайберды — сына Баима и потомки Кинзе-кея сына Саитмамбета (потомки Кинзекея в таблице опущены). Этот процесс, длительность которого может измеряться жизнью по крайней мере двух-трех поколений, завершается выделением группы близкородственных семей в самостоятельную ячейку. По своим функциям в общественной и хозяйственной жизни рода выделившиеся дочерние ячейки не отличаются от материнских родовых подразделений. Обособившиеся подразделения получают собственные, обычно патронимические, названия по имени одного из предков. В данном случае потомки Кытыя называют свое под­разделение по имени его отца Исмака, потомки Худайберды — по имени Баима, потомки Кинзекея — по имени своего основа­теля. При этом одно из родовых подразделений (при полной

5 Р. Г. Кузеев 65


Таблица 9

Схема движения границ родовых подразделений башкир дер. Мурадымово миркит-минского рода (составлена на основании ше-

жере этой деревни). В рамки заключены имена предков, потомки которых (или часть потомков) постепенно выделились

в самостоятельные родовые подразделения; там же указаны этнонимы родовых подразделений. Сплошной линией показаны

границы подразделения таз, пунктирной — отделившихся от него подразделений кара (исмак), баим, кинзекей и кытый.

Ъ Мей садаклы Урдас -бий Акман Аккундай Тлянсе ГуфгугмышИльсеней


сегментации) или оставшаяся после выделения новых групп ста­рая часть подразделения (при неполной сегментации), как пра­вило, преемственно сохраняли традиционный этноним материн­ской организации. В данном случае потомки Бердыгула, Татлы-мамбета, Мухамедалипа, Якшимбета, Юлмухамета и Исянгильды по-прежнему объединялись в подразделение таз (или саитмам-бет). Новые образования наряду с патронимическими названиями иногда получали прозвища (лякаб исем), имеющие значение вто­рого этнонима и обычно более прочно закрепляющиеся за данной группой семей (выделившиеся в самостоятельную группу потомки Исмака получили этноним кара).

Если родо-племенная структура башкир (и равно других на­родов) фиксировалась в процессе сегментации старого родового подразделения и выделения из него новых, то количество звеньев в структуре увеличивалось на одно или два звена. Эти ячейки на низших звеньях родо-племенной структуры исследователи (стре­мясь как-то отличить их друг от друга) обозначают по-разному: подрод, ответвление рода, подразделение рода, родовое подразде­ление, мелкое родовое подразделение, семейно-родственная группа, патронимия и т. п., хотя, конечно, отработанной типологической классификации характеризуемых организаций не существует. Видимо, четкая классификация и невозможна, так как при пока­занной подвижности звеньев в многоступенчатой структуре родо-племенной организации всегда существовала вероятность возник­новения новых звеньев или перехода одного звена в другое. Иначе говоря, вся родо-племенная структура башкир находилась в постоянном, хотя и очень медленном, движении.

Изменчивость звеньев возрастала от высших ступеней генеа­логии к низшим, где шел постоянный процесс внутренней сегмен­тации. В свете отмеченной специфики, а также недостаточной изученности проблемы было бы преждевременным пытаться ти-пологизировать по каким-либо признакам (или социальным функ­циям) те звенья башкирской родо-племенной структуры, которые находятся в нашей схеме ниже рода (см. табл. 8). Например, семейно-родственные группы шамбы и кулгилде (варианты 2 и 3) соответственно отделились от подразделений кукбагд и апсалям. В момент обособления они, являясь дочерними образованиями соответствующих подразделений, находились с ними в отношениях иерархической соподчиненности. Однако это было временным со­стоянием, характерным лишь для заключительной стадии про­цесса сегментации. С полным отделением от материнской органи­зации (которое обычно совпадало с выделением в самостоятельную пастбищно-кочевую группу с обособленным поселением, с собст-

67 5*


венными маршрутами кочевок, своим кладбищем, соответствую­щим образом измененной тамгой, традициями взаимопомощи и т. д.) новые родовые подразделения начинали сознавать себя частью рода (в данном случае, соответственно, родов кузгун-катай и кёк-джюргэк), но не материнских родовых подразделений, связи с которыми приобретали чисто генеалогический характер, а в ре­альной жизни практически вовсе утрачивались. Следовательно, когда у башкир фиксируется ниже родовой организации еще не­сколько звеньев в родо^племенной структуре, мы имеем дело не с принципиально разными образованиями, а с различной фазой развития ячеек, природа которых в сущности одинакова. Родовые подразделения, хотя и могли находиться по происхождению в близких или дальних родственных отношениях между собой, но как социальные организмы все они являлись частыр рода с вы­текающими отсюда хозяйственными и общественными функциями, характерными во многом для организаций, описанных в литера­туре под названием «патронимия» (см. Косвен, 1963; Робакидзе, 1968).

Отмеченная закономерность образования новых родовых под­разделений может быть распространена у башкир и на более вы­сокие звенья структуры — на родовые организации, которые в дан­ном случае мы рассматриваем как объединение семей, члены которых (кроме жен) происходили (или считали себя происходя­щими) от одного общего предка по мужской линии. Правда, такое определение целиком приложимо не только, к башкирскому роду, но и к его подразделению. Отличие заключается в степени слож­ности внутренней структуры указанных организаций. Род представлял собой лишь генеалогическую организацию, т. е. совокупность нескольких родовых подразделений, которые должны были находиться между собой в отношениях родства. В составе разросшегося рода происходило сплочение и обособле­ние группы наиболее близких по генеалогическому родству родо­вых подразделений, т. е. парадокс заключается в том, что на базе интеграции шел тот же процесс сегментации. В этих случаях мы имеем дело, очевидно, с генеалогической сегментацией, когда про­исходил распад единой в прошлом организации. Процесс завер­шался обособлением дочернего рода (например, кёк-джюр­гэк в составе кара-табынцев, татигас в составе юрматынского рода тальтим; см. табл. 8) и выделением фактически занятых им земель в самостоятельную родовую вотчину. Время постепенно стирало иерархическую соподчиненность основных и дочерних родов; все они становились родовыми орга­низациями в составе племени и имели одинаковые статус и функ-


ции. Есть основания утверждать, что таков был путь образования многих родов в составе башкирских племен. На это указывает тождественность начертаний тамг различных родов в составе племен. Например, кыпчакские роды гэрэй и карагай имеют в ос­нове тамгу АА . Устойчивая преемственность башкирских тамговых знаков (Кузеев, 1957, стр. 75—76, 94—98) доказывает, что эти роды некогда входили в единую организацию. Впоследствии они приобрели все признаки и функции самостоятельных родов и, наконец, постепенно утратили всякие воспоминания о былых ге­неалогических связях между собой. В XVII—XIX вв. эти роды выступали самостоятельно, имея в составе кыпчакского племени совершенно одинаковый статус.

Племенным организациям тюркских кочевников также была свойственна тенденция и способность к сегментации или, по опре­делению С. М. Абрамзона, к «воспроизводству» (Абрамзон, 1970, стр. 67). Сегментация могла ускоряться или напротив сдержи­ваться событиями политического характера. Показать графически на достоверных материалах сегментацию племен нет возможности хотя бы потому, что наиболее активный процесс расчленения пле­менных организаций происходил в эпоху средневековья и он слабо зафиксирован в источниках. Но мы хорошо знакомы с результа­тами этого процесса: одноименные племена (табын, катай или ктай, кыпчак, канлыидр.) с единым типом основной тамги, с весьма сходными сюжетами этногенетических сказаний и т. д. зафикси­рованы в составе многих современных народов. Эти образования можно называть по-разному (племя, отделение, поколение, колено, ветвь, род и т. д.), но их сегментацию и участие в этническом становлении ряда народов отрицать невозможно.

Изложенное выше показывает, что племенные организации в составе тюркских народов (и в частности башкир) могут быть различного типа. Не претендуя на исчерпывающую типологиза-цию, отметим присутствие в XVII—XIX вв. в составе башкир племен: а) сложившихся в соответствии с естественным (имма­нентным) развитием генеалогической структуры башкирской ро-до-племенной организации (например, племена бурзян, тангаур, усерган, основные родовые организации которых образовались в результате генеалогической сегментации родительских ячеек); б) организованных по принципу группировки вокруг достаточно мощного племенного образования (кыпчак, катай, аи) родовых организаций, не родственных основным родам, но связанных с ними рядом исторических или политических факторов; в) пред­ставляющих союз самостоятельных по этническому происхожде­нию родовых организаций (танып, в значительной степени — та-


бын), отколовшихся от разных племенных образований и объединившихся в условиях Башкирии в силу тех или иных исторических обстоятельств; г) не имеющих внутренней родовой структуры (салъют, сынрян, упей и др.), но представляющих по происхождению самостоятельные этнические образования и со­хранивших собственную организационную структуру.

В структуре многоступенчатой родо-племенной организации башкир (и, как мы полагаем, других скотоводческих народов) не­которые звенья отражали переходное состояние тех или иных ячеек структуры. Поэтому количество звеньев, зафиксированных в разное время и в различных условиях, не может быть одина­ковым. В настоящее время, конечно, рано говорить об историче­ской универсальности форм родо-племенных организаций наро­дов, прошедших через стадию кочевого скотоводческого типа хо­зяйства. В этом направлении необходимы специальные изыска­ния, успешно ведущиеся по тюркским народам С. М. Абрамзоном (1951, 1970), Т. А. Жданко (1950), А. П. Лашуком (1967), на материале кочевых обществ северной Аравии А. И. Першицем (1971) и др. Но в гипотетической форме можно, на наш взгляд, сформулировать положение о сходстве (или общности) принци­пов организации многоступенчатой и подвижной родо-племенной структуры кочевников, а также народов, которые сложились в той или иной степени на базе кочевых и полукочевых тюркских или тюрко-монгольских племенных * объединений эпохи древности и средневековья. Одинаковый тип хозяйства порождал, очевидно, сходные формы общественных организаций.

Сохранение в родо-племенной структуре башкир реального значения трех звеньев было тесно связано с тем обстоятельством, что Башкирия в середине XVI в. вошла в состав Русского госу­дарства и, следовательно, попала в сферу активного влияния бо­лее развитого феодального государства, влияния, которое не прошло бесследно и для глубоко традиционных институтов баш­кирского общества.

Было бы чрезвычайной схематизацией социально-экономиче­ских процессов, если бы мы попытались установить примени­тельно к XVII—XIX вв. действительные социальные функции каждого звена родо-племенной структуры башкир. Почти всегда некоторые (особенно высшие) звенья существовали в силу тради­ций; они лишь по исторической инерции несли некоторые (обычно минимальные) функции в общественной жизни. Другие звенья (особенно низшие), напротив, органически адаптировались к новым социально-экономическим преобразованиям и тем самым сохраняли и надолго стабилизировали себя в иной среде и в иной


эпохе. Именно в этом причина и объяснение сложнейшего пере­плетения генетических классовых и социальных связей в обще­ственных отношениях, которые применительно к таким народам, как башкиры, казахи, киргизы и другие, принято называть пат­риархально-феодальными.

В башкирском обществе социальные функции различных звеньев родо-племенной структуры изучены нами начиная с XVI в. (Кузеев, 1957, стр. 123—178). Основой сохранения реального значения тех или иных звеньев было преимущественно их отношение к земельной собственности и роль в системе земле­пользования. Субъектом земельной собственности в башкирском обществе до XVIII в. выступали (формально или фактически) племя или род. По мере углубления социально-экономических от­ношений к концу XVIII в. племенные вотчины почти повсюду распались на родовые. В пределах юридически сохранявшейся родовой вотчины землепользование осуществлялось в восточной Башкирии по родовым подразделениям (которые одновременно могли выступать пастбищно-кочевыми группами); в западной Башкирии — по отдельным семьям или небольшим группам род­ственных семей. В том и в другом случаях на традиционно со­хранявшиеся генетические связи наслаивались и становились господствующими связи территориальные.

В соответствии с функциональной ролью племен и родов в си­стеме землевладения, родовых подразделений — в системе земле­пользования реальное значение в родо-племенной структуре баш­кир сохранили указанные выше три звена: племя, род, родовое подразделение. Переходные звенья постепенно приобретали функ­ции одного из основных звеньев. В ряде районов западной Башкирии, где удельный вес земледелия в XVIII в. стал весьма существенным, быстро развивалось и становилось господствующим землепользование больших и малых семей, которые находились в соседских связях с другими семьями, объединенных на базе хозяйственных аулов. Поэтому во многих районах запада Баш­кирии третье звено — родовое подразделение — распалось и вы­пало из общей цепи родо-племенной структуры. Ослабление гене­тических и укрепление территориальных связей убыстрялось внедрением в племенную или родовую организацию пришлых групп населения, которые принимали привычную форму рода или родового подразделения, существенно усложняя в то же время этнический состав населения.







Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.012 с.