Формирование башкирской народности — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Формирование башкирской народности



Углубление процесса классообразования и возвышение баш­кирской феодальной знати, а также господство завоевателей яви­лись той социально-политической базой, которая стимулировала возникновение и развитие центростремительных тенденций в нед-


pax башкирского общества. Этнической базой политической кон­солидации явилось постепенное нивелирование хозяйственно-культурной характеристики башкирских племен, особенно четко проявившееся, как показано, в кыпчакскую эпоху. В XIII—XV вв. на территории Башкирии появляется ряд племенных союзов, имевших характер военно-политических объединений. Во главе этих объединений стояли ханы. Башкирские шежере, предания, исторические сказания сохранили несколько имен башкирских ханов. В юго-восточной Башкирии хан Мясем объединял под своей властью 12 биев племен бурзян, тангаур, тамьян, кыпчак и др. На р. Белой существовал племенной союз во главе с Ураз-ханом, включавший юрматынцев, часть кыпчаков и, видимо, бишульцев. В XV—XVI вв. в процессе борьбы с ногайцами спло­тились минские и юрматынские роды (БШ, стр. 32, 52, 73, 78).

В XIII—первой половине XVI в. военно-политические объеди­нения башкирских племен появлялись и исчезали в условиях зо-лотоордьикжого и ногайского господства, когда любые проявления политической самостоятельности башкир жестоко подавлялись. Поэтому ни один из племенных союзов не смог стать центром объединения всех или хотя бы большинства башкирских племен. Но факт образования непрочных, неустойчивых племенных союзов надо рассматривать как выражение развивающегося про­цесса консолидации башкир, что в свою очередь отражало сложе­ние новых, территориально-политических связей, охвативших баш­кирские племена, переживавшие процесс этнической интеграции.

В конце XV—первой половине XVI в. этнические, террито­риальные, социально-экономические и политические предпосылки, необходимые для сложения башкир б народность, сомкнулись. Определились контуры территории Башкирии. В границах этих земель башкирские племена и этногеографические группы активно контактировались и взаимодействовали в процессе постоянных передвижений, которые продолжались в Башкирии вплоть до XVIII в. Сложился башкирский язык, понятный для всего этноса, хотя диалектные различия еще долго сохранялись. Сформирова­лась глубоко своеобразная культура башкирского этноса; регио­нальные культурно-бытовые особенности северо-восточных, юж­ных, северо-западных башкир подчеркивали в то же время об­щность культурной основы складывающегося народа. Созрели социально-экономические и социально-политические условия,, явившиеся основой для развития процессов консолидации, мас­штабы которых постоянно возрастали.



Завершающие стадии процесса этнической консолидации раз­вивались в обстановке ожесточенной борьбы башкир против гос~


подства ногайских и казанских ханов, а также начавших прояв­лять активность в северо-восточном башкирском Зауралье сибир­ских владетелей. В первой половине XVI в. Ногайское, Казанское и Сибирское ханства, раздираемые внутренними противоречиями, были на пути к гибели и разложению. Тем сильнее становился установленный в них деспотический режим. Усиление борьбы против завоевателей, с одной стороны, было результатом более тесного социально-этнического сплочения башкирских племен, с другой — ойо содействовало дальнейшему росту и укреплению национального самосознания башкир, сознания принадлежности к единому народу. Башкирские племена и различные террито­риальные группы объединяло теперь общее стремление к осво­бождению от господства ханств, стремление, сплотившее на время различные социальные слои башкирского общества. Отчетливо определившиеся тенденции к политическому объединению баш­кирских племен в условиях той эпохи не могли быть реализован­ными на базе только их собственных усилий. Однако широкие масштабы борьбы башкир против ногайского и казанского господ­ства ярко показывают их стремление к единству действий, осо­бенно в крупных, исторического значения решениях. Кульмина­ционным моментом этого процесса было почти одновременное (1555—1557 гг.) и добровольное присоединение большинства баш­кирских племен к Русскому государству 10, что положило конец политической раздробленности башкир и позволило им объеди­ниться в пределах единого государства.



В результате событий, предшествовавших присоединению Башкирии к Русскому государству, ногайцы (вместе с ними не­большие группы башкир) в основной массе покинули территорию Южного Урала и Приуралья, откочевав в прикаспийские степи, на Северный Кавказ, в Крым и другие районы. На большую часть покинутых ими земель (юго-запад современной Башкирии, при-самарские и южные степи) вновь вернулись башкиры, главным образом юрматынцы, минцы и нижнебельские племена (канлы, елан, киргиз, байлар и др.). Закрепление этих земель за большин­ством из указанных племен царскими жалованными грамотами вызвало в XVI—начале XVII в. новую волну перемещений баш­кир к югу вплоть до верховьев Демы, долины Самары и ее при-

10 Специально об истории присоединения Башкирии к Русскому государ­ству см.: Кузеев, 19576; Кузеев, Юлдашбаев, 1957.


токов. Именно этим обстоятельством объясняется легко просмат­риваемая по картам вытянутость узкими полосами на юг родо-племенных вотчин минских башкир и почти всех нижнебельских племен (карты 11, 13). Оставшиеся преимущественно в южной и юго-восточной Башкирии группы ногайцев сравнительно быстро ассимилировались в башкирской среде, сохранив во многих слу­чаях ногайские этнонимы.

На территории юго-западной Башкирии, как показано, проте­кали ранние этапы этнической истории юго-восточных и боль­шинства северо-восточных башкирских племен. В новых условиях, во второй половине XVI в. и позднее, на этих землях, главным образом в бассейне Демы, вновь стремятся закрепиться пришед­шие с гор значительные группы бурзян, тамьянцев, тангауров, табынцев, катайцев, кыпчаков и др. Здесь они постепенно смеши­ваются с минскими башкирами. В долине Демы сложился этни­чески смешанный район. Дальнейшее направление этнического развития в этом районе закрепило специфику культуры здешнего населения, что послужило одним из оснований для выделения юго-западных башкир в самостоятельную этногеографическую группу.

В XVI в. продолжается продвижение башкир на север, в Перм­ские земли. Это движение, начавшееся еще в домонгольское время* в середине и во второй половине XVI в. достигло наивысшей фазы, что было связано, с одной стороны, с активизацией полити­ческой жизни башкирского общества, переживавшего кульмина­ционный этап этнической консолидации, с другой — потребностями дальнейшего развития промысловой охоты. Передвижения населе­ния на север Башкирии были связаны и с общей исторической обстановкой той эпохи: падением Казанского ханства и активной восточной политикой Русского государства. На широте Осыг Перми, Кунгура башкирские поселения появляются, видимо, од­новременно или почти одновременно с татарскими. В отношении тайнинских башкир, находившихся в орбите политического влия­ния Казанского ханства, это заключение, судя по их преданиям, совершенно очевидно. Таким образом, середина и вторая половина XVI в. являются периодом, когда башкиры достигают крайне се­верных пределов занимаемых ими территорий.

На северных землях — от долины Быстрого Таныпа до Сылвы и верховьев Чусовой — в XV—XVI вв. продолжаются уже ставшие традиционными этнические контакты башкир с местным финно-угорским населением. В то же время в этих районах, особенно в западной их части, этнические процессы приобретают новое на­правление, связанное с возрастающим потоком миграции татар из внутренних районов разгромленного Казанского ханства. При-


мерно в это время начинается проникновение татар во все районы северо-западной Башкирии — от верховьев Ика на юге до Тулвы на севере. Смешение северо-западных башкир с татарами, при наличии некоторой специфики в ранних этапах их этнической истории, создало предпосылки для обособления икских, нижне-бельских и северных башкир в самостоятельную географическую группу. Однако завершение этого процесса относится к более позд­нему периоду, когда массовая миграция приволжских татар в Приуралье и их смешение с башкирами существенным образом повлияли на направление этнических процессов в этом районе.

Итак, конец XV—первая половина XVI в. — эпоха завершения формирования башкирской народности. К этому периоду склады­вается и стабилизируется этнический состав башкир; опреде­ляются контуры всех этногеографических групп. Различные группы башкир, имея в основе общую культуру и единый язык, сохраняют или вновь приобретают некоторые региональные осо­бенности в этнической характеристике, находящие объяснение в ранней истории башкирских племен или в специфике более позд­них этапов этногенеза. Социально-экономическое развитие башкир­ского общества и условия политической обстановки эпохи рождают центростремительные тенденции, которые наиболее яркое выра­жение получают в борьбе против многовекового господства завое­вателей и добровольном присоединении башкир к Русскому госу­дарству. Несмотря на огромную территорию, которая в XVI в. достигает максимальных размеров за всю историю Башкирии, в недрах башкирского общества уже в эпоху политической раздроб­ленности и подчинения различным феодальным ханствам развива­ется и укрепляется сознание принадлежности к единой этнической общности. В обстановке обострения борьбы за независимость, основной движущей силой которой выступают народные массы, это сознание становится всеобщим, всенародным и является как бы совокупным итогом развития различных фактором — куль­турных, языковых, социально-экономических и политических, ве­дущих к сложению народности. Присоединение к Русскому госу­дарству, прогрессивные последствия которого сказались на многих сторонах общественной и хозяйственно-культурной жизни башкир, в этническом плане знаменовало собирание башкирских земель в составе единого государства и завершение консолидации баш­кир в народность.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

И

сследование в сравнительно-историческом аспекте этни­ческого состава башкир, происхождения и истории расселе-PQQ ония башкирских племен, а также анализ полученных ре-с$> зультатов в свете современных достижений истории, археоло­гии, языкознания и антропологии позволяют определить в диапазоне рассмотренного нами периода следующие этапы в историческом процессе формирования башкирской народности:

1. Первый этап — с середины I тыс. н. э. до рубежа VIII— IX вв. —- характеризуется выделением из раннесредневековых племенных общностей и формированием на основе их взаимодей­ствия и смешения основных компонентов древнебашкирского этноса:

а) На Сырдарье и в Приаралье в печенежской этнической среде складывается группа древнебашкирских племен. Этногра­фическая база этих племен была чрезвычайно сложной. Этниче­скую основу группы составляли древнетюркские и в меньшей сте­пени тюркизированные древнемонгольские родо-племенные обра­зования, предшествующая этническая история которых развива­лась в преимущественно тюркской среде Центральной Азии и Алтая в эпоху кульминационного этапа тюркской миграции на запад (усерган, бурзян, байлар, сураш, тангаур, ягалбай, тамьян, ун, бишул, кудей). Дальнейшая история этих племен протекала в тесном контакте и при этническом смешении с тюркскими, сако-массагетскими, сармато-аланскими и угорскими племенами При-аралья и присырдарьинских степей. Общее направление кочевни­ческой миграции той эпохи обусловливает дальнейшее движение древнебашкирских племен в прикаспийские степи и в Приазовье, где они оказались в сфере этноисторической деятельности болгар­ских племен, с которыми у древних башкир прослеживаются гене­тические связи с более ранних времен.


б) В центральном районе Бугульминской возвышенности
в VIII—начале IX в. формируется булгаро-мадьярская племенная
группа, которая представляет собой сложный синтез булгарских
или булгаризированных тюркских племен с угорскими, преимуще­
ственно древнемадьярскими, племенами при доминирующей роли
древнетюркского (булгарского) компонента (юрматы, юрми, еней,
гайна-тархан, кесе, буляр, мишар, нагман, юламан, имес, юрман).
В сложении булгаро-мадьярского компонента приняли участие
тюркизированные угры, мигрировавшие в Волго-Уральский
регион из Приаральской области или Западной Сибири и, воз­
можно, самодийские группы, еще в эпоху древности (середина
I тыс. н. э.) смешавшиеся с тюрками.

в) Приуралье и долина среднего течения р. Белой издавна
были районом расселения и зоной активного взаимодействия мест­
ных финно-угорских племен с пришлыми родо-племенными груп­
пами сармато-аланского происхождения (сызгы, упей, терсяк,
уваныш и др.).

2. Миграция древнебашкирских племен в Приуралье и их вза­
имодействие в IX—X вв. с булгаро-мадьярскими и испытавшими
сармато-аланское воздействие финно-угорскими племенами были
узловым периодом в становлении древнебашкирского этноса.
Культурно-языковая ассимиляция булгаро-мадьярских и местных
финно-угорских родо-племенных образований в древнебашкирской
этнической среде завершилась позднее. Однако этнические про­
цессы в конце I тыс. н. э., в которых ведущую роль сыграли приш­
лые древнебашкирские племена, имели результатом сложение
башкирской племенной общности, послужившей основой для
дальнейшего становления народа. Процессы этнической интегра­
ции характеризуемой эпохи обусловили новбе, «древнебашкирское»
направление формирования языка и культуры населения При-
уралья и Бугульминской возвышенности, т. е. территории Древ­
ней Башкирии.

3. XI—начало XIII в. — этап дальнейшей консолидации упо­
мянутых выше компонентов древнебашкирского этноса при сохра­
нении ведущей культурно-языковой роли пришлых башкирских
кочевников. Степная культура и тюркский язык формирующейся
общности развивались за счет притока новых групп тюркоязыч-
ных кочевников (аи, тырнаклы, каратавлы, тау, сарт, мурзалар,
кумлы, истяк и др.) из восточных районов страны. На культуру
и особенно антропологический тип башкирского этноса в эпоху
его становления значительное воздействие оказали смешение
и этническая интеграция с булгаро-мадьярскими и финно-угор­
скими племенами Приуралья и бельской долины.


Территория Древней Башкирии в эту эпоху расширяется в ре­зультате расселения древнебашкирских племен в направлении Южного Урала и лесных районов нижнего течения р. Белой.

4. В XIII—XIV вв. имеет место мощный приток в Башкирию
кыпчакских и кыпчакизированных племен (кыпчакская группа —
кыпчак, канлы, гэрэ, сары, кошсы, туркмен, бушман, джете-уру,
байулы, кармыш, киргиз, елан, казанчи; катайская группа — ка­
тай, найман, балга, маскар, салъют, борэ, балыксы; табынская
группа — табын, уйшин, суюндук, дуван, кувакан, сырзы, теляу,
барын, бадрак, таз; минская группа — мин, кырк-уйле, куль, суби,
миркит). Кыпчакская миграция окончательно предопределяет
культурное и языковое развитие древнебашкирского этноса в на­
правлении к формам, характерным для современного этнического
облика башкирского народа.

В XIII—XIV вв. территория Башкирии существенным образом расширяется к востоку и северу и принимает очертания, близкие к современным.

5. В XV—первой половине XVI в. этнические процессы пред-,
шествующей эпохи углубляются и признаки, определившиеся
кыпчакским этапом этнокультурного развития, постепенно стаби­
лизируются. Смешение башкир с ногайцами на юге и финно-
уграми — на севере, хотя и оказало определенное влияние на фор­
мирование региональных этногеографических групп фомирую-
щейся народности, но не изменило общего направления развития
этнической консолидации башкирской народности. В XVI в. баш­
кирские племена расселяются на всей территории, которую они
занимали вплоть до XIX в. (кроме районов челябинского За­
уралья). В конце XV—первой половине XVI в. этнические, тер­
риториальные, социально-экономические и политические предпо­
сылки, необходимые для завершения формирования башкир в на­
родность, сомкнулись. Обострение башкиро-ногайской борьбы и
добровольное присоединение большинства башкирских племен во
второй половине XVI в. к России и объединение башкирского эт­
носа в составе единого государства знаменовало собой заверше­
ние этнической консолидации башкирского народа.

Этническое развитие башкирского народа в последующую эпоху было также чрезвычайно сложным и заслуживает специ­ального изучения. В XVII—XIX вв., в условиях дальнейшей кон­солидации башкирского народа, развивались этнические процессы, которые имели существенные последствия как для окончательного


формирования некоторых этнографических групп башкир, так и для сложения современной этнографической карты Башкирии:

1. Южные и особенно восточные башкиры длительное время
сохраняли традиционные этнические контакты с тюркскими наро­
дами Казахстана и Средней Азии — казахами, каракалпаками и,
в меньшей степени, туркменами. В XVIIв. сюда проникают
отдельные группы калмыков, которые растворились в составе
башкир, оставив память о себе в названиях мелких родовых групп,
а также в этнониме одного из зауральских родов (сарт-калмак).
В целом проникновение в башкирскую среду небольших групп
казахов, каракалпаков, туркмен, калмыков, которое, постепенно
ослабляясь, к середине XIXв. вовсе прекратилось, хотя и не вы­
звало существенных изменений в этническом облике восточных
и южных башкир, но питало и поддерживало степные, тюркские
истоки их культуры.

2. В этнической истории западной и северо-западной Башки­
рии крупную роль сыграло взаимодействие башкир и татар. Наи­
более активный период татаро-башкирского взаимодействия, как
это следует из демографических данных, падает на XVIII—XIX вв.
Основными результатами этого процесса были проникновение
в среду северных и западных башкир многочисленной группы
татар *, сложение северо-западной географической группы баш­
кир и типтярской этнографической группы татар, очень близкой
к западным башкирам по языку и культуре. В итоге массовых
крестьянских переселений (свободной и правительственной коло­
низации) изменилась этнографическая карта Башкирии, особенно
северной и северо-западной. В целом в XVII—XIX вв. развитие
северо-западных башкир отклоняется от основного направления
развития башкирского этноса, что невозможно не принимать во вни­
мание при рассмотрении вопросов дальнейшей консолидации баш­
кир в этнические общности более высокого порядка.

1 О крупных масштабах татарского проникновения в среду северо-запад­ных башкир свидетельствуют данные об изменении соотношения между численностью западных и восточных башкир на протяжении XVIII— XIX вв.: в 1725—1726 гг. численность западных башкир составляла 89 тыс. человек, восточных — 168 тыс.; в 1849 г. соответствующие дан­ные заметно уравниваются: 216 и 280 тыс.; к 1897 г. картина меняется и численность западных башкир заметно преобладает: 832 и 478 тыс.; установившееся соотношение удерживается и в последующие десяти­летия. Резкий скачок в численности западных башкир произошел за счет этнической инкорпорации в их среду типтярей и татар (специально об этом см.: Кузеев, 1968бг стр. 359).


КАРТЫ


КАРТЫ

Карта 1. Географические группы башкир в XVI 1-ХIX вв.

I — юго-восточная группа; II *— северо-восточная группа: 2 — северная (айско-юрю-занская) подгруппа; з — зауральская подгруппа; 4 — центральная (горная) подгруппа; III — юго-западная rpynnai 5 — демская подгруппа; 6 — южная подгруппа; IV — се­веро-западная группа: 7 — северная подгруппа; S — нижнебельская подгруппа; 9

икская подгруппа

Карта 2. Этнический состав и расселение юго-восточных башкир в XVII-XIX вв.

1 — юрматы; 2 — бурзян; з — усерган; 4 — тангаур; 5 — тамьян; 6 *■* кыпчак

Карта 3. История расселения племени юрматы в XIII—XIX вв.

1 — расселение племени юрматы в XIII—XIV вв.; 2 — расселение юрматынцев в XV— начале XVI в.; з — территория племени юрматы в XVI—XVII вв.; 4 — расселение юр­матынцев в XVIII—XIX вв.; 5 — расселение племени юрми в XVII—XIX вв.; 6 — дви­жение юрматынцев в конце XIV—начале XV в.; 7 — движение юрматынцев в начале XV в.; 8 — походы юрматынцев на северо-восток Башкирии в XV—XVI вв.; 9 — переселение юрматынцев в XVII—XIX вв. на юг; 10 — направление движения юрмийцев в конце

XIV—XV в.

Карта 4. История расселения племен бурзян, усерган и тангаур

1 — основные районы кочевок до начала XIII в.; 2 — направления движения в XII— XIII вв.; 3 — переселение на Южный Урал в XIII—XIV вв.; 4 — основные районы ко­чевок в XIII—XIV вв.; 5 — направления перекочевок усерганцев на Южном Урале в XIII—XIV вв.; 6 — движение усерганских групп в долину р. Аи в XIV в.; 7 — пересе­ление тангауров в верховья р. Нугуш и в Зауралье в XIV—XV вв.; 8 — движение тангау-ров в Зауралье в XVI—XVIII вв.; 9 — переселение бурзян на Южный Урал в XIV— XV вв.; 10 —движение бурзян в Зауралье в XV—XVIII вв.; 11 —движение бурзян в южную Башкирию в XVII—XVIII вв.; 12 — движение бурзян в долину р. Демы в XVII—XVIII вв.; 13 — движение юго-восточных башкир в Волго-Уральское между­речье в XVII—XVIII вв.

Карта 5. Миграция кыпчакских родо-племенных групп в Башкирию

1 — кыпчакская миграция в XIII—XIV вв.; 2 — движение кыпчаков в конце XIV— начале XV в.; з — движение карагай-кыпчаков в Зауралье в XV—XVII вв.; 4 — пересе­ление кыпчаков в долину р. Демы и Волго-Уральское междуречье в XVII—XVIII вв.

Карта 6. Этнический состав и расселение северо-восточных башкир в XVII-XIX вв.

о — айлинские башкиры: 1 — аи; 2 — кудей; 3 — мурзалар; 4 — дуван; 5 — кошсы; в — упей; 7 — сызгы; б — катайские башкиры: 8 — катай; 9 — салъют; ю — бикатин;


11 — сынрян; 12 — терсяк; 13 — калмак; 14 — башкирские казаки; в — табынские баш­киры: 15 — табын; 16 — кувакан; 17 — сырзы; 18 — бишул; 19 — кумрук; 20 — бадрак

Карта 7. История расселения племен аи и мурзалар

J — миграция в XI—XII вв.; 2 — область первоначального расселения на Южном Урале; з — движение в долину р. Аи в XIII—XIV вв.; 4 — расселение в айской долине; 5 — движение сарт-айлинцев в Зауралье (XVI—XVIII вв.); 6 — движение айлинских родов в Заураль (XVI—XVIII вв.); 7 — расселение сарт-айлинцев в Зауралье; 8 — районы расселения собственно айлинцев в Зауралье; 9 — движение айлинцев в центральную и западную Башкирию; 10 — территория наибольшего распространения топонимов с эле­ментом «сарт»

Карта 8. История расселения племен кудей, дуван и кошсы

1 — направление миграции в Приуралье (кудей — в IX в.; дуван и кошсы — в XIII в.);

2 — область расселения до XIII в.; з — движение кудейцев в долину р. Белой; 4 — рас­
селение племени кудей в XIII—XIV вв.; 5 — движение кудейских родов в конце XIV в.;
6 — расселение кудейцев в XVII—XIX вв.; 7 — миграция племени дуван в долину р. Бе­
лой в XIII в.; 8 — расселение дуванцев на р. Белой в XIV—XVIII вв.; 9 — движение ду-
ванцев в северо-восточную и центральную Башкирию в XIII—XIV вв.; 10 — территория
дуванцев в бассейне р. Аи; 11 — движение племени кошсы в северо-восточную Башкирию

в XIII—XIV вв.; 12 — территория племени кошсы в бассейне р. Аи

Карта 9. История расселения катайских башкир

1 — движение катайцев и салъютов в XIII в.; 2 — расселение катайских башкир в XIII— XIV вв.] 3 — катайские аулы в западной и южной Башкирии в XVII—XIX вв.; 4 — сын-рянские аулы в западной и южной Башкирии в XVII—XIX вв.; 5 — салъютские аулы в центральной и северо-восточной Башкирии в XVII—XIX вв.; 6 —> движение катайцев в горно-лесную Башкирию в XIII—XIV вв.; 7 — расселение западнокатайских родов в XVII—XIX вв.; 8 — движение катайских башкир в северо-восточную Башкирию в XIV в.; 9 — расселение катайцев до XVI в.; 10 — расселение салъютов до XVI в.; 11 — расселение сынрянцев до XVI в.; 12 — расселение терсяков до XVI в.; 13 — движение катайцев в верховья р. Уфы и в Зауралье в XVI—XVIII вв.; 14 — движение салъютов в Зауралье в XVI—XVII вв.; 15 — движение сынрянцев, терсяков и бикатинцев в За­уралье в XVI—XVII вв.; 16 — движение катайцев в притобольские степи в XVIII в.; 17 — расселение улу-, бала- и ялан-катайцев в XIX в.; 18 — расселение салъютов, тер­сяков и сынрянцев в XIX в.

Карта 10. История расселения табынских башкир (XIII—XIX вв.)

1 — движение табынских башкир в XIII—XIV вв.; 2 — область расселения табынской родо-племенной группы в XIII—XIV вв.; 3 — движение восточных табынцев на Урал и в Зауралье в XIV в.; 4 — расселение восточных табынцев в XIV—XVI вв.; 5 — переселе­ние табынцев и дуванцев в центральную Башкирию в XIV—XV вв.; 6 — территория ду­ванцев (Дуванейская волость) до XVII—XVIII вв.; 7 — расселение западнотабынских башкир в XIV в.; 8 — расширение территории западнотабынских башкир в XIV—XV вв.; 9 — движение табынцев (восточных и западных) в долину р. Ик в конце XV—начале XVI в.; ю — переселение табынских башкир (восточных и западных) в западную и юж­ную Башкирию в XVII—XVIII вв.; 11 — расселение табынских башкир в западной и южной Башкирии в XIX в.; 12 — движение табынских башкир в Зауралье

в XVI—XVIII вв.

72 33 Р. Г. Кузеев 513


Карта 11. Этнический состав и расселение юго-западных башкир в XVII—XIX вв.

1 — мин; 2 — иргизо-камеликские башкиры

Карта 12. История расселения башкир племени мин в XIII—XVIII вв.

1 — область расселения минцев в XIV в.; 2 — территория минцев в XIV—XV вв.; 3

движение минских родов в центральную Башкирию в XIV в.; 4 — миграция минских

башкир в бассейн р. Демы в XV—XVI вв.

Карта 13. Этнический состав и расселение северо-западных башкир в XVII—XIX вв.

а — икские башкиры: 1 — байлар; 2 — юрми; 3 — буляр; 4 — ирэкте; б — северные-башкиры: 5 — уран; 6 — гайна; 7 — танып; 8 — балыксы; 9 — ун; в — нижнебельские башкиры: 10 — еней; 11 — гэрэ; 12 — киргиз; 13 — елан; 14 — ельдяк; 15 — канлы; 16 — дуваней; 17 — каршин; 18 — таз; 19 — уваныш

Карта 14. История расселения икских башкир

1 — движение байларцев в XIV в. в устье Ика и Прикамье; 2 — движение байларцев в верховье Ика в XVI в.; 3 — расселение байларцев в XVII—XIX вв.; 4 — движение ирэктинцев на Ик в конце XV—начале XVI в.; 5 — движение ирэктинцев на северо-вос­ток в XVI в.; 6 — расселение ирэктинцев в XVII—XIX вв.; 7 —движение булярцев и юрмийцев на Ик в XIII—XIV вв.; 8 — расселение булярцев в XVII—XIX вв.; 9 —» расселение юрмийцев в XVII—XIX вв.

Карта 15. Расселение булгаро-мадьярских племен древнебашкирского этноса

1 — территория Волжской Булгарии в IX—X вв.; 2 — территория Волжской Булгарии в XII в.; 3 — область расселения древнемадьярских племен в \Ш—IX вв. («Великая Венгрия»); 4 — область расселения булгаро-мадьярских племен древнебашкирского этноса в VIII—IX вв.; 5 — расселение племен булгаро-мадьярского этнического пласта ч XIX в. (1 — юрматы, 2 — юрми, 3 — еней, 4 — гайна (тархан), 5 — кесе, 6 — буляр» 7 — мишар, 8 — нагман, 9 — юламан, 10 — имес, 11 — юмран (юрман), 12 — кальсер)

Карта 16. Расселение древнебашкирских племен

1 — территория Волжской Булгарии в X в.; 2 — область расселения древнемадьярских племен в VIII—IX вв.; 3 — область расселения булгаро-мадьярских племен в IX—X вв.; 4 — Древняя Башкирия в X в.; 5 — расселение «древнебашкирских» родо-племенных образований в XIX в. (1 — усерган, 2 — байлар, 3 — сураш, 4 — тангаур, 5 — бурзян, 6 — ягалбай, 7 — тамьян, 8 — ун, 9 — бишул, 10 — кудей, 11 — уран, 12 — сынрян>

Карта 17. Основные миграционные потоки кочевников в Башкирию в XI—начале XIII в.

1 — направления движения кочевников; 2 — районы водоразделов рек — основные тер­ритории кочевнической миграции; 3 — основные районы расселения древних башкир; 4 — районы обитания тюркских кочевников

Карта 18. Расселение родо-племенных образований эпохи кыпчакской миграции в XIX в.

1 — кыпчакская родо-племенная группа; 2 — катайская родо-племенная группа; 3 — табынская родо-племенная группа; 4 — минская родо-племенная группа



Карта 1

 


Карта 2



Куйбышевская обл. Саратовская обл.

 


Карта 3


К».

ел


Карта 4



 


Карта 5



ъ ч


Карта 7


 
 

Ел оо



 


Карта 6



Куйбышевская обл. Саратовская и Куйбышевская обл

 


Карта 13


34 P. Г. Кузеев


Карта 8


       
 
 
   

J-J

Ел со


Карта 9

Карта 10


Карта 11



Куйбышевская и Саратовская области

 




Карта 13 см. оборот вкл. карты в


Карта 12



 


Карта 16


 
 

to

СП)


Карта 17


 
 


to


Карта 18


ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

Маркс К. К критике гегелевской философии права. Введение. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 1.

Ленин В. И. О государстве. Поли. собр. соч., т. 29.

Абрамзон С. М., 1949. К семантике киргизских этнонимов. СЭ, № 3.

Абрамзон С. М., 1951. Формы родо-племенной организации у кочевников Средней Азии. В кн.: «Родовое общество». ТИЭ, новая серия, т. XIV. М.

Абрамзон С. М., 1960. Этнический состав киргизского населения северной Киргизии. ТКАЭЭ, т. IV. М.

Абрамзон С. М.г 1970. Некоторые вопросы социального строя кочевых обществ. СЭ, № 6.

Абрамзон С. М., 1971. Киргизы и их этногенетические и историко-куль­турные связи. Л.

Абрамов А. #., 1907. Башкиры (антропологический очерк). «Русский антро­пологический журнал», кн. 27—28, № 3—4. М.

Авижанская С. Л., Бикбулатов Н. В., Кузеев Р. Г., 1964. Декоративно-прикладное искусство башкир. Уфа.

Авижанская С. А., Бикбулатов Н. В., Кузеев Р. Г., 1968. Народное искус­ство башкир. Л.

Агаджанов С. Г., 1969. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX—XIII вв. Ашхабад.

Агаджанов С. Г., 1970. Некоторые проблемы истории огузских племен Средней Азии. «Тюркологический сборник. 1970». М.

Агафий. 1953. О царствовании Юстиниана. Перевод М. В. Левченко. М.—Л.

Акимова М. С, 1961. Антропологические материалы мазунинской культуры Прикамья. «Отчеты Камской (Боткинской) археологической экспедиции Института археологии АН СССР», вып. 2. М.

Акимова М. С, 1964. Древнее население Башкирии по антропологическим данным. АЭБ, II. Уфа.

Акимова М. С, 1964а. Материалы к антропологии ранних болгар. В кн.: В. Ф. Генинг, А. X. Халиков. «Ранние болгары на Волге (Болыпе-Тар-ханский могильник)». М.

Акимова М. С, 1968, Антропология древнего населения Приуралья. М.

Акимова М. С, 1971*. Этногенез башкир по данным антропологии. АЭБ, IV. Уфа.

Акишев К. А., Байпаков К. М., Ерзакович Л. Б., 1972. Древний Отрар (топография, стратиграфия, перспективы). Алма-Ата.

Акты Исторические, 1841—1842, т. I—V. СПб.


Ал-Бакуви, 1971. 'Абд ар-Рашид ал-Бакуви. Китаб талхй$ ал-асар ва 'аджа'иб ал-малик ал-каххар («Сокращение [книги о] «Памятниках» и чудеса царя могучего»). М.

Ал-Гарнатиг 1971. Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную п Центральную Европу (1131—1153 гг.). Публикация О. Г. Большакова, А. Л. Монгайта. М.

Алексеев В. П., 1969. Краниологические материалы к этногенезу башкир­ского народа. Научная сессия по этногенезу башкир. Уфа.

Алексеев В. П., 1969а. Происхождение народов Восточной Европы (кранио­логическое исследование). М.

Алексеев В. П., 1971. Очерк происхождения тюркских народов Восточной Европы в свете данных краниологии. АЭТ, вып. 1. Казань.

Аманжолов С. А., 1959. Вопросы диалектологии и истории казахского языка. Алма-Ата.

Амин алъ Холи, 1962. Связи между Нилом и Волгой в XIII—XIV вв. М.

Аннинский С. А., 1940. Известия венгерских миссионеров XIII—XIV вв. о татарах и Восточной Европе. ИА, т. HI. M.—Л.

Аристов Н. А., 1894. Опыт выяснения этнического состава киргиз-казаков Большой орды и каракиргизов на основании родословных сказаний и сведений о существующих родовых делениях и о родовых тамгах, а также исторических данных о начинающихся антропологических исследований. «Живая старина», вып. III, IV (отдельное издание: СПб., 1895).

Аристов Н. А., 1896. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности. «Живая старина», вып. III, IV (отдельное издание: СПб., 1897).

Артамонов М. И., 1936. Очерки древнейшей истории хазар. Л.

Артамонов М. И., 1962. История хазар. М.—Л.

Артамонов М. И., 1970. Болгарские культуры Северного и Западного При­черноморья. «Доклады Географического общества СССР», вып. 15, Этнография. Л.

«Археология и этнография Башкирии», 1962, т. I. Уфа; 1964, т. II. Уфа; 1968, т. III. Уфа; 1971, т. IV. Уфа.

Асалханов И. А., 1960. О бурятских родах в XIX в. «Этнографический сборник», вып. 1. Улан-Удэ.

Ахатов Г. X., 1963. Диалект западносибирских татар. Уфа.

Ахинжанов М. Б., 1959. Этногенез казахского народа. Учен. зап. Казахского гос. ун-та, т. XXXVIII, серия ист., вып. 4. Алма-Ата.

Ахинжанов М. Б., 1971. Происхождение и формирование казахского народа. Автореф. докт. дисс. Алма-Ата.






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.034 с.