Расселение кыпчаков в Башкирии — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Расселение кыпчаков в Башкирии



Кыпчаки двигались в Башкирию с юга и юго-запада. В пре­даниях и шежере говорится, что «отцы и деды наши [ата-бабалар] пришли с Азовского моря» и поселились на новой родине, «пе­рейдя через [реку] Итиль» (БШ, стр. 95). Среди части башкир­ских кыпчаков еще недавно было распространено представление, что древняя родина их предков — кубанские степи (БШ, стр. 108). В XIII—XIV вв. кыпчаки широко расселились по всему При-уралью, концентрируясь в междуречье Белой и Ика. Границы их кочевий на юге были неопределенными; все Волго-Яицкое между­речье, включая долины рек Б. и М. Узень и Чижинские разливы, входило в зону кыпчакских передвижений. Однако уже в XIII— XIV вв. под давлением новых волн кочевников они были вынуж-


дены отодвинуться далеко на север и восток. В сказаниях южно­уральских кыпчаков и в шежере обычно рассказывается о пере­селении предков в горы, «с верховьев Демы», «с долины Кинели», «с верховьев Самары, из Ток-Чуранского кантона», «с реки Ик, что впадает в Каму» и т. п.54 Весь этот район совпадает с южной частью Бугульминской возвышенности и бассейном р. Самары. Продвигаясь с этих земель на север, кыпчаки переправились и на правобережье Белой в ее верхнем и среднем течениях (карта 5). В XIV в. кыпчаки господствовали в нижнем течении р. Демы 55, на левобережье Белой и в долине р. Зилим (БШ, стр. 116).

Большая часть кыпчаков устремилась в бассейн западного Ика. Еще в начале XVIII в. «по рекам Ик и Сюнь» располагалась «Сарыш-Кыпчацкая» волость, а «по обе стороны» нижнего тече­ния р. Белой, у ее впадения в Каму была «Гирейская» волость (МИБ, 1936 стр. 137). Где-то на востоке Бугульминской возвы­шенности, в районе озера Асылы-куль, кочевали кыпчаки рода )аслы. В верхнем течении западного Ика жили ак- или туркмен-кыпчаки: их предание рассказывает, как три брата пришли с Ика на Саелмыш охотиться на бобров; старый бобёр, которого хотел убить один из братьев, на курае сыграл старинную мелодию; «поняли братья, что настоящая их родина на Саелмыше и со всем родом перекочевали с Ика сюда» 56.

К концу XIV в. кыпчаки кочевали почти на всей территории на которой обитали племена, носившие к этому времени общий этноним башкурт. Весьма вероятно, что фронт кыпчакского про­никновения захватил и юг современной территории Татарии.

Движение кыпчаков на север и восток с Бугульминской воз­вышенности особенно активным становится в конце XIV—начале XV в. и было связано с событиями в переживавшей распад Золо­той Орде. Кыпчаки или кыпчакизированные родо-племенные группы расселились в эту эпоху в разных районах современной Башкирии или частью остались в Приуралье. Гэрэй-кыпчаки рас­селились по р. Зилим, откуда позже были оттеснены дальше на восток, в горы. От гэрэй-кыпчаков отделился род карагай, ко­торый занял горные долины. Остальные роды — кара-, ак-, санкем-, суун- и бушман-кыпчак поселились на территории от южной из­лучины Белой до низовьев Сакмары. В XV—XVI вв. под напором ногайцев они углубились к северу по течению Нугуша и восточ­нее — в лесные районы левых притоков Б. Ика. Но основным рай-



54 Полевые записи 1953 г., стр. 271; 1957 г., стр. 21—22, 29.

55 ЦГАЛИ, ф. 2175, оп. 2, д. 344, л. 2.

56 Полевые записи 1957 г., стр. 21—22.


оном расселения и «старинными землями» южные кыпчаки всегда считали низовья Сакмары (Соколов, 1904, стр. 62).

Дальнейшие направления и этапы передвижения южноураль­ских кыпчаков в XVI—XIX вв. аналогичны миграциям других юго-восточных племен. Одновременно с бурзянами и тангаурами карагай-кыпчаки вышли в Зауралье. Полевые материалы, которые здесь не приводятся, позволяют проследить постепенное передви­жение на восток и в Зауралье кыпчаков начиная с самых западных пределов гэрэй-кыпчакской территории. С переселением бурзян на юг в XVII в. кыпчакские территории здесь оказались расчле­ненными. В XVII—XVIII вв. в едином потоке с бурзянами и дру­гими юго-восточными башкирами кыпчаки устремились на за­пад Б7, чтобы занять после ушедших ногайцев старинные земли по правыхМ притокам Самары, и далее на юг — в долины рек Б. и М. Узень и на Чижинские разливы. Отсюда они вместе с башки­рами других племен во второй половине XIX в. были переселены на Б. Иргиз.

1. Родо-племенной состав и история расселения юго-восточных башкир отражают различные этапы их этнической истории.

Племя юрматы принадлежит к раннему (булгаро-угорскому) этническому слою башкирского этноса, образовавшемуся на базе смешения тюркского и угорского (древнемадьярского) населения на территории формирующейся Волжской Булгарии и сопредельных областей. Вывод подтверждается расселением племени в XIIIXIVвв. в восточном Закамье в ближайшем соседстве от волжских булгар, тождественностью башкирского этнонима юрматы с древ-невенгерским этнонимом Gyermat, этническим родством юрматын-цев с болгарским родом ерми (юрми), пребыванием рода ерми в составе приазовских и дунайских болгар, булгарской оронимией (Тура-тау, Курман-тау) и гидронимией (Эсем, Уран) на новой южноуральской территории юрматынцев, параллелями в матери­альной и духовной культуре башкир, волжских булгар, татар и чувашей и, наконец, происхождением этнонима юрматы «из того же тюркского языка с чувашским отпечатком, из которого про­исходят остальные наши (т. е. венгерские. — Р. К.) заимствования из древнетюркского языка» (Nemeth, 1966, стр. 19).



Племена усерган и тангаур (раннесредневековые баджгарды), племя бурзян (раннесредневековые бурджаны), сыгравшие в эт-

57 Научный архив БФАН СССР, ф. 3, оп. 21, д. 4, стр. 407; Полевые записи 1955 г., стр. 94; 1957 г., стр. 47—49.


нических процессах Приуралья консолидирующую роль, имели (так же как и племя тамьян) центральноазиатское (тюркское — усерган, бурзян, или монгольское — тангаур, тамьян) происхожде­ние. История этих дрявнебашкирских племен развивалась в иран­ской, угорской и особенно в тюрко-печенежской этнической среде Приаралья, позже — в этнополитической орбите приазовских бол­гар. В момент миграции в Восточную Европу баджгарды и бурд-жаны в этническом отношении принадлежали к печенежскому миру, но их более древние этноисторические связи с ушедшими ранее на запад болгарами, судя по сообщениям восточных источ­ников и некоторым историко-этнографическим данным, не были окончательно утрачены.

Кыпчакские роды восходят к тюркским, частично — к монголь­ским племенам Центральной Азии и Алтая, прошедших этап этни­ческой интеграции в Дешт-и-Кипчаке.

2. Миграция племен юрматы, усерган, тангаур, бурзян с Север­
ного Кавказа и Нижнего Поволжья имела место в IX в. Баджгар-
до-бурджанская группа племен, так же как и юрматынцы, пере­
селилась в Приуралье в составе или вслед за булгарским потоком.

3. Центром первоначального расселения племен юрматы, усер-
ган^ тангаур, бурзян, тамьян была Бугульминская возвышенность
от района водораздела рек (восточные районы современной ТАССР
и северо-восточные — Куйбышевской области) до левобережья
р. Белой. Племя юрматы занимало территорию по рекам Степной
Зай и Шешма в юго-восточном соседстве булгар; усерганы, бур-
зяне, тангауры, тамьянцы кочевали на территории между юрма-
тынцами на западе и р. Белой на востоке.

4. Начало собственно кыпчакской миграции в Башкирию отно­
сится к XI—XII вв., но наиболее массовым проникновение было
в XIII—XIV вв. Кыпчаки первоначально заселили всю террито­
рию западной Башкирии к югу от нижнего течения р. Белой.
Смешавшись с местными и ранее пришедшими племенами, кып­
чаки сыграли крупную роль на завершающих стадиях формирова­
ния этнического облика башкир.

5. XIII—XV века стали периодом наиболее крупных передви­
жений башкирских племен с Приуралья на Южный Урал и в За­
уралье. Здесь юго-восточные племена ассимилировали тюркских
кочевников, приток которых из юго-восточных районов страны
не прекращался со второй половины I тыс. н. э. Этнические связи
Южного Урала и Приаралья, имевшие глубокие исторические
традиции, развиваются и в последующие века, способствуя
стабилизации степной культуры и традиционных форм хозяй­
ства юго-восточных башкир.


6. Этническая основа юго-восточной географической группы башкир сложилась на базе синтеза местного (финно-угорского), булгаро-yropicKoro (юрматы) и древнебашкирского (усерган, бур-, зян, тангаур) компонентов при ведущей культурно-языковой роли последнего. Существенную роль в этническом развитии юго-восточных башкир сыграли кыпчаки, которые, однако, и сами восприняли немало черт, характерных для древних башкир. Раз­говорный язык юго-восточных башкир составляет ик-сакмарский говор южного диалекта башкирского языка.

Таблица!



Табли ца 4


Таблииаб




 


13 Р. Г. Кузеев


ГЛАВА V СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЕ БАШКИРЫ

^ еверо-восточная группа башкир распадается, как указыва­ем ооо лось, на подгруппы северную (или айско-юрюзанскую), за-с$2> уральскую и горную. В этой части Башкирии издавна сло­жились три родо-племенных объединения — айлинское, катайское и табынское, которые составляют соответственно основу северной, зауральской и горной подгрупп.

АЙЛИНСКИЕ БАШКИРЫ

Этнический состав

Айлинская группа башкир включает семь племен (табл. 1), из них только два — аи * и кудей — имеют сложный состав. Остальные — мурзалар, дуван, кошсы, сызгы и упей — внутрен­него членения не имеют. История образования айлинского объеди­нения восходит к XIV—XV вв. (см.: Кузеев, 1957, стр. 60—63). Кочевники, занявшие бассейн р. Аи, зачастую не связанные между собой ни исторически, ни этнически, первоначально пред­ставляли конгломерат различных родовых и племенных органи­заций. Позднее, когда улеглась эпоха массовых передвижений и стабилизировались родо-племенные территории, подобные конгло­мераты родов и племен объединялись в группы или союзы, кото­рые принимали привычную для кочевников форму племени. Айле, или айлинцы, — одно из таких «территориальных» племен или, точнее, родо-племенных объединений.

В списках XVIII в. племена мурзалар, дуван, кошсо, сызгы и упей обычно перечисляются в составе айлинцев наряду с собст­венно айлинскими родами (гл. II, табл. 3, 4). Но в их правовом положении было существенное различие. Айлинские роды — аи,

1 Ряд айлинских племен и родов имеет по несколько названий (см. табл. 1).


тырнаклы, каратавлы, туркмен, сарт-айле владели частью общей айлинской вотчины. Племена дуван, мурзалар, кошсы, сызгы и упей, напротив, выступали перед царской администрацией само­стоятельно и являлись владельцами оставленных «дедами и пра­щурами» родо-племенных вотчин. В состав айлинской тюбы (МИБ, 1949, стр. 500) они входили лишь политически, по инер­ции давних союзных отношений. Впрочем, уже в XVIII в. это было анахронизмом, данью навсегда утраченным традициям. П. Паллас и И. Лепехин, например, зафиксировали в северо-вос-. точной Башкирии положение, которое отчетливо просматривается и по нашим материалам: айлинцами считали себя лишь собст­венно айлинские роды и небольшие группы башкир по среднему течению р. Аи. Остальные башкиры Уфимского плато называли себя по имени того племени или рода, к которому они фактически принадлежали, что отражено в табл. 1.

Район расселения айлинской группы башкир в XVII—XIX вв. был обширным: крайние западные айлинские аулы находились в долине р. Демы и в верховьях р. Усень, восточные — в несколь­ких десятках километров ат Тобола. Основной территорией айлин-ского расселения оставались долины рек Уфа (на северной ее излучине), Аи, Юрюзань, Сим, Лемеза (карта 6). В XVIII в. соб­ственно айлинцы кочевали по течению р. Аи вплоть до верховьев рек Б. и М. Ик, Ока и др. Дуванцы занимали обширную террито­рию по всему течению Б. Ика, а сызгинцы и упейцы когда-то жили южнее, по берегам Ая и ее притоков (БШ, стр. 79).

Общая численность айлинской группы башкир, подсчитанная на основании сведений уфимского бургомистра Юхнева, состав­ляла в первой половине XVIII в. около 15 тыс. человек (МИБ, 1949, стр. 488-489).

В айлинском объединении зафиксировано 275 родовых подраз­делений. Из них патронимические и этнические (в том числе родо-племенные) наименования составляют примерно по одной трети (соответственно 90 и. 86). Названия животных, птиц, рыб — около десяти процентов (26). Этнонимов, обозначающих прочие реалии, — 34.

Этнические наименования: казах (7), киргиз (5), калмак (5), каракалпак, бухар (4), кызылбаш (2), туркмен (2), узбек, сарт (3), мангол, ногай, аксуваш (белый чуваш), чуваш, чере­мис (3), мишар (3), типтяр (3), татар. Этнонимы казах (или киргиз), калмак, татар, мишар, типтяр известны на всей террито­рии расселения айлинской группы, однако в зауральских районах родовые подразделения казах (киргиз) или калмак встречаются чаще. Названия бухар, сарт, узбек, кызылбаш, каракалпак, турк-

195 13*


мен зафиксированы преимущественно среди собственно айлинцев! но отдельные из них (туркмен, бухар) знакомы кудейцам и баш-f кирам племени кошсо. Редкий у башкир этноним мангол записан' у мурзаларцев.

Родо-племенные названия: аи или айле (вариант: этимгэн эй?е — айлинец, вскормленный собакой) (3), бишэй, волк (буре или буред) (5), кудей (2), кувакан, салъют, табын, таз (7), тун-гатар, кукюргек, сырзы, таулы (3), тугыз (3), кумый (6), алт-мыш кулак (60 ушей), медведь (айыу), этимгэн (3), кусюк (кв\ сек) (4).

Этнонимы кувакан, кукюргек, салъют, табын, тунгатар, сырзь свидетельствуют о смешанности айлинцев с табынской и катайч ской группами северо-восточных башкир. Бросается в глаза пре­обладание у айлинских башкир табынской этнонимии; этниче­ские связи с катайцами были слабее. С юго-восточными и запад­ными башкирами айлинцев связывают этнонимы: волк (буре), медведь (айыу), бишэй (названия трех родов племени усерган), бурее, таулы и тугыз (родовые подразделения, многократно за­фиксированные на Южном Урале), таз (племя в северо-западной Башкирии и родовые подразделения кыпчаков, усерган, бурзян и др.). Этнонимы алтмыш кулак ^шестьдесят ушей', кумый, ку­сюк, этимгэн, тунгатар, так же как аи и кудей, приаральского или среднеазиатского происхождения.

■ Родо-племенные тамги у айлинских башкир, как и следовало ожидать, заметно различаются (табл. 1), хотя внутри большин­ства племен или родов типологическое единство тамг прослежи­вается достаточно отчетливо. На примере айлинских башкир можно проследить еще одну особенность башкирских тамг: об­щая в основе тамга в процессе развития приобретает в пределах различных племен, родов или даже территориальных групп раз-Личные направления (или разный стиль) варьирования (табл. 2). ^ У айлинских башкир зафиксировано 215 тамг (племя аи — 88, кудей— 52, кошсы— 26, дуван— 16 и т. д.) Тамги собственно айлинцев (родов аи, каратавлы), несмотря на вариации, испол­ненные с большим воображением (табл. 2, № 1), в целом едино­образны (43 из 88). У большинства айлинцев зауральских райо­нов вариации основной тамги несколько отличаются. Аналогич­ная в основе тамга у племени мурзалар.

У зауральских сартов единство тамги выступает совершенно отчетливо: у них тамгой является фигура в виде восьмерки. Иден­тифицировать ее с тамгой айлинцев невозможно; айлинская тамга йе имеет таких вариационных изменений. У основной части сар-тов> живущих на р. Аи, тамга имеет форму круга, причем ее ва-


риации в ряде случаев напоминают табынские тамги. Сарты до переселения в долину Ая долгое время жили в верховьях р. Урал на табынской земле. Многие сарты направились в Зауралье также с табынской территории. Их тамгой стал сдвоенный круг — один из распространенных у башкир способов образования новой тамги. Изображение сдвоенного круга постепенно стилизовалось, превра­тившись в обычную восьмерку. Таким образом, сарт-айлинские тамги, будучи в основе табынскими, имели свой, оригинальный путь варьирования.

Тамга № 3 — вилы — принадлежит кудейским родам и турк-мен-айлинцам. Тождество этой тамги с туркмен-кыпчакской там­гой (гл. IV, табл. 9) весьма показательно. Вариационные формы тамги № 3 у кудейцев, среди которых она особенно широко рас­пространена (25 из 52), чрезвычайно сложны и разнообразны.

Тамг типа № 4 немного и зафиксированы они главным обра­зом у дуванцев и в нескольких случаях — у племени кошсы. Встречаются они, как будет показано ниже, у западных табынцев. Среди последних еще в конце прошлого века М. В. Лоссиевским записана легенда, что «Чингизхан одарил» табынцев птицей, де­ревом, ураном и тамгой (Лоссиевский, 1883, стр. 81). Название тамги приведено в форме «срка»; вероятно, свркэ—крюк для вы­делки кожи. Общность тамги № 4 с западнотабынской указывает на этноисторические связи дуванцев и, возможно, кошсинцев с табынцами.'

Тамга № 5 хорошо известна трем кудейским родам (22 из 52), а также распространена у племен дуван (8 из 16) и сыгзы (9 из 13). Напомним, что эта тамга является одной из основных у кып-чаков (гл. IV, табл. 9). В изменениях тамги у кудейцев и дуван­цев, с одной стороны, и сызгинцев — с другой, прослеживаются некоторые различия, показанные в таблице.

Тамга № 6, в основном начертании аналогичная юрматынской и байулы-бурзянской, у племени кошсы (15 из 26) имеет совер­шенно оригинальные вариации, которые на юго-востоке почти не встречаются. Остальные тамги (№ 7, 8) зафиксированы в не­большом числе и приведены в табл. 9, чтобы дать представление об упейских тамгах.






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.009 с.