Аспекты психологического понятия риска — КиберПедия 

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Аспекты психологического понятия риска



В настоящее время риск как общенаучное понятие активно проникает из специально-научной области в практику, связан­ную с прогнозированием. Во множестве экономических, полити­ческих, личностных ситуаций человек сталкивается с возмож­ностью отрицательных последствий в той или иной области своей деятельности, эту возможность он стремится оценить, чтобы ми­нимизировать риск. Методика вероятностной оценки нежела­тельного исхода событий, будучи хорошо разработанной, не явля­ется вместе с тем единственной, поскольку исходит из перебора случайных факторови их сочетаний. Обнаруживая в человеческой жизни определенные закономерные связи и тенденции, мы пред­принимаем анализ ситуаций риска в ином плане, в аспекте их со­держания и механизмов.

Понятие риска включает в себя перспективу некоторого исхо­да ситуации, который зависит от ряда факторов и содержит свой­ство нежелательности. Являясь прогностической оценкой ситуа­ции, понятие риска не просто описывает, но предписывает неко­торое ее понимание, представляет собой нормативно-оценочную категорию. В данном своем качестве риск представляет собой свойство человеческой деятельности и общения, а также с необхо­димостью есть продукт самооценки человека. Из этого вытекает возможность психологического исследования риска, когда ситуа­ция риска рассматривается как процедура принятия решения в ус­ловиях неопределенности. Исключение из психологического ана­лиза тех ситуаций, которые обусловлены природными события­ми, является, на наш взгляд, проблематичным2, поскольку и в таких ситуациях риск связан с действиями субъекта, с его оценкой

1 См.: Рузавин Г.И. Вероятность//Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 79. В анализе соотношения риска, неопределенности и вероятности мы опираемся на идеи этого автора.

2 См.: Солнцева Г.Н. Определение неопределенности // Управление риском. 1997. №2. С. 22.

Раздел III. Прикладные исследования

положения дел. Так, наблюдение извержения вулкана с помощью космического спутника сводит риск к нулю, в то время как нахож­дение в зоне прохождения лавы увеличивает риск до предела. Вы­бор точки наблюдения в данном случае оказывается средством управления субъективным риском. В отличие от автора упомяну­той статьи мы не считаем, что риск полностью редуцируем к оценке, что его смысл исчерпывается предварительной прогностической функцией, имеющей отношение к стадии организации и планирования действия. Не только высказывание типа «данное решение может привести к рискованным последствиям», но и вы­сказывание типа «данное решение было рискованным» является осмысленным и правомерным. Психологический аспект связан не только с оценочностью, но в первую очередь с тем, как весь на­бор качеств субъекта определяет возможность рассогласования цели и результата в негативном направлении.



Так, способность субъекта к анализу ситуации снижает веро­ятность риска. Субъект формирует представление о результате бу­дущего действия путем конкретизации цели, «проигрывания» влияния всего набора внешних факторов на представление о цели и результате и фиксирует итог такого «мыслительного экспери­мента» в качестве образа возможного будущего. При этом субъект учитывает свой опыт действия в аналогичных ситуациях и рас­сматривает его как историко-эмпирическую базу принятия реше­ния. Возможность достижения цели субъект оценивает опосред­ствованно, с помощью оценки достоверности собственных знаний, правильности рассуждений по поводу всей структуры собствен­ной деятельности. Учитывая степень когнитивного овладения си­туацией риска в форме оценки неопределенности ситуации, субъ­ект приступает к действию, отсрочивает или вообще отказывается от него. Возможности человека по анализу и учету ситуации объ­ективно ограничены его перцептивными и мыслительными спо­собностями, а также уровнем научного исследования деятельно­сти, разнообразием представлений о ее структуре.

Мы уже показывали, как из представления о структуре деятель­ности как единства цели, средств и результата выводится несколько источников внутренней неопределенности. Для этого можно ис­пользовать и другие представления, например трехуровневую че-тырехкомпонентную модель деятельности, согласно которой ис­точником неопределенности может быть когнитивный компонент,



Глава 18. Теория социальных технологий: возможности и границы

выражающий отдельные свойства и характеристики реальности, свойства целостных объектов или явлений, а также их связи и отно­шения. Содержание субъективного опыта может быть источником неопределенности в случае отсутствия необходимых для прогнози­рования ситуации знаний, умений или навыков. Мотив деятельно­сти и цель отдельного действия также составляют внутренние ис­точники неопределенности. И наконец, операционная составляю­щая деятельности - планы, стратегия и тактика - еще один фактор неопределенности. Знание источников субъективной неопреде­ленности позволит правильно оценить риск и управлять им.

Можно говорить по крайней мере о двух основных направле­ниях исследования риска, во-первых, как позитивной личност­ной и социальной стратегии, во-вторых, как стратегии деструк­тивного поведения. В рамках первого подхода риск рассматрива­ется как форма человеческой самореализации, стремления к творчеству, в целом перспективной ориентации, преодолеваю­щей ограниченность наличного состояния (В.А. Петровский). С этим соседствует понимание риска как неизбежного средства достижения успеха, вообще мотивационной основы деятельности (Д. Макклеланд, Дж. Аткинсон). Риск может представлять собой проявление человеческой свободы, спонтанности, соседствует с игрой (К. Роджерс). В данном контексте исследуется процесс оценки субъектом вероятности успеха, того, как осуществляется процедура оценки, какие факторы обусловливают ее достовер­ность или адекватность. Исходя из общего представления об оценке как результате сопоставления оцениваемого с некоторым образцом исследователь риска сталкивается с трудностями описа­ния как того, так и другого. Дело в том, что объект оценки не дан непосредственно, но присутствует в мыслительной процедуре в форме проекта возможного будущего. Образец, заимствованный из аналогичной (но всегда несколько иной) ситуации, сначала должен быть сам правильно оценен на основе общей системы ценностей, а затем адаптирован к настоящей ситуации. При этом если в оценке приоритет отдается образцу, то существует риск не­оправданной редукции настоящей ситуации к той, из которой за­имствуется образец. Если образец просто приспосабливается к це­ли, то утрачивается нормативный смысл всей процедуры. Ее сложность, таким образом, превращает оценку просто в некото­рое уточнение цели.

396 Раздел III. Прикладные исследования

Человек приступает к действию, как следует из статистиче­ской теории решений, если вероятность успеха больше 0,5 (0,62, по В. Лефевру, является критерием принятия решения). Однако для психологии значимы другие факторы, в частности значимость успеха или неуспеха будущего действия (оценка цели). Если цен­ность возможного успеха высока, то субъект готов рисковать, опуская критерий принятия решения ниже 0,62. Критерий также может быть снижен, если плата за неуспех невысока. Однако в си­туациях, где негативные последствия много значат для человека, критерий принятия решения повышается, его действия оценива­ются как более осторожные. Важным фактором является субъек­тивная оценка затрат на достижение желаемого результата (оцен­ка средств деятельности). Чем выше затраты на действие, тем вы­ше критерий принятия решения о его необходимости.

В рамках второго подхода анализируется образ личности, в ко­тором склонность к риску играет фундаментальную роль и нахо­дится на грани деструктивности. Люди всегда самоопределяются по отношению к рисковым стратегиям деятельности и выбирают ту или иную степень риска в зависимости от ряда факторов. Чело­век, рискующий по любому поводу и без повода, пусть даже он по­рой достигает выдающихся результатов, в целом представляет со­бой аномальную личность. Поведенческую стратегию, в основе которой лежит фактор риска, рассматривают как тип личностного расстройства1. Нередко с этим типом личности связано представ­ление о риске как о самопожертвовании, подвиге, альтруистиче­ском поведении вообще (В. Франкл). Это расстройство может вы­ражаться в агрессивности, маскирующей «хрупкое Я»2, или в ее оборотной стороне — виктимности, неумышленной склонности к роли жертвы3. При этом риск выступает как выражение отказа от собственной стратегии и делегирование принятия решения друго­му. Здесь же привлекается представление о риске как о компенса­ции эмоционального голода, азарте, отклоняющемся поведении в целом4.

1 См.: Катан Г., Седок Б, Клиническая психиатрия. М., 1994.

2 См.: Кернберг О. Агрессия при расстройствах личности. М., 1998.

3 См.: The Borderline Syndrome ; М. Stone (ed). N.Y., 1980.

4 См.: Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М., 1995.

Глава 18. Теория социальных технологий: возможности и границы

Рациональность или иррациональность выбора является пред­метом исследования когнитивной психологии. Вместе с тем мы хо­тели бы привлечь внимание к тем междисциплинарным подходам, расположенным на стыке когнитивной психологии и экономики. Они представлены, вчастности, в работах Дж. Маршака и К. Эрроу1. Именно труды Маршака стали главным связующим звеном между формальными разработками Дж. фон Неймана и О. Моргенштерна, оказавшими огромное воздействие на экономическую теорию, с од­ной стороны, и экспериментальными работами когнитивных пси­хологов2 - с другой. В данном контексте предпринимается попытка понять внутренний механизм принятия экономических решений в терминах когнитивной психологии. Предполагается, что полное ис­пользование доступной информации (в частности, наблюдаемой корреляции, полученной предположительно на основании прошло­го опыта) является проявлением рациональности. Рациональный индивид в состоянии обнаружить любую корреляцию, которую во­обще можно вывести из имеющихся данных. Это означает, что он исчерпывающим образом оценивает перспективы рискованной си­туации или рискованного решения, если ему представлена полная информация о них. Однако это никак не снимает вопроса о рацио­нальной оценке самой полноты информации, так как субъект нико­гда не имеет абсолютно полного знания об объекте.

Психология риска рассматривает ситуации риска и рисковые стратегии в связи со всей совокупностью личностных качеств (когнитивных, аффективных, аксиологических). Оценивая чело­веческое поведение в терминах риска, исследователь должен отда­вать себе отчет в том, что его теоретические и методологические средства также содержат скрытые предпосылки, определяющие диагностику и прогнозирование. Перед гуманитарными науками, таким образом, стоит проблема не простого применения извест­ных концептуальных ресурсов к новой проблематике, но междис­циплинарного синтеза, в ходе которого должен быть выработан адекватный категориальный аппарат системного анализа риска.

Системный подход содержит в себе новую по сравнению с пред­шествующими схему объяснения, в основе которой лежит поиск

1 См.: Arrow К. Essays in the Theory of Risk-Bearing. Amsterdam ; L., 1970.

2 См.: Decision and Organization. A volume in Honor of Jacob Marschak. Amster­dam ;L., 1972.

Раздел III. Прикладные исследования

конкретных механизмов целостности объекта и выявление доста­точно полной типологии его связей. Реализация этой функции обычно связана с большими трудностями: для действительно эф­фективного исследования мало зафиксировать наличие в объекте разнотипных связей, необходимо еще представить это многообразие в операциональном виде, т.е. изобразить различные связи как логи­чески однородные, допускающие непосредственное сопоставление. Кроме того, из важного для системного подхода тезиса о многообра­зии типов связей объекта следует, что сложный объект допускает не одно, а несколько абстрактных расчленений. При этом критерием обоснованности выбора типа абстрагирования может служить то, насколько в результате удается построить «единицу анализа» (теоре­тическую модель), которая в достаточно простой форме фиксирует целостные свойства объекта, его структуру и динамику1. В дальней­шем мы предпримем попытку системного построения элементар­ной модели на основе анализа понятия «страховой случай».

Сущность системного подхода в исследовании ситуаций риска заключается в том, что деятельность личности, общества и госу­дарства по минимизации рисков рассматривается как открытая динамическая система в совокупности ее важнейших внутренних и внешних взаимосвязей с целью нахождения путей оптимизации этой системы. Риск, являясь системным феноменом в смысле взаимосвязи и многообразия факторов, лежащих в его основе, од­новременно представляет собой предмет междисциплинарного исследования, в котором объединяются усилия специалистов по искусственному интеллекту, проблемам управления, системному анализу, экономике, психологии, философии.






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.007 с.