Максим вздрогнул, потом слегка покраснел. Роман засмеялся. — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Максим вздрогнул, потом слегка покраснел. Роман засмеялся.



– Не смущайся, – сказал он. – В конце концов, все мужики одинаковы, на этом тесте прокалывается девяносто процентов проверяемых. Женщины подобный тест проходят легче, но и они примерно в шестидесяти процентах случаев его заваливают.

– И каждый кандидат в хакеры проходит сновиденную проверку? – не поверил Максим.

– Каждый. Если ты лазил в Сети, то наверняка видел там много смышленых парней и девчонок, интересующихся хакерскими техниками. Однако хакерами из них станут единицы. Почему? Потому что большинство из них заваливается на первых же тестах. Эти люди и дальше будут тусоваться на сновиденных форумах, участвовать в хакерских практикумах, будут даже создавать свои группы. Им можно искренне пожелать удачи, но к нам они уже не будут иметь никакого отношения. И все потому, что в каком-то из важных тестов они проявили слабость.

– А можно в сновидении что-нибудь узнать у человека? Например, какие-то его тайны?

– Можно, – кивнул Роман. – Хакеры придумали технику сновиденного допроса, она напоминает технику нейро-лингвистического программирования Критичность мышления в сновидении очень снижена, поэтому человек может выболтать самые сокровенные тайны. Могу сказать, что за этой техникой охотятся спецслужбы многих стран мира. Хакеры используют ее для сновиденного допроса легионеров и их пособников и для выявления «кротов» на своих форумах.

– «Кротов» – в смысле, шпионов?

– Да. Легионеры постоянно пытаются подослать к нам своих людей, мы их выявляем. После этого либо плавно прекращаем с ними все контакты, либо используем их в своих играх, передавая им дезинформацию. Последний вариант часто используется в Сети: мы устраиваем какой-нибудь практикум, на него обязательно записываются и легионеры. Сначала практикум идет в открытом режиме, затем переходит в закрытый. В закрытую часть попадают не все, однако мы намеренно берем кого-то из легионеров. После перехода в закрытую стадию на форуме ведется неспешное обсуждение каких-нибудь малозначимых тем – например, Пасьянса Медичи или простеньких сновидческих техник. Такие форумы обычно ведет кто-нибудь из новичков, для них это поле для отработки сталкерских техник. Легионеры клюют на эту уловку, внимательно следят за этим форумом, пытаются через него выйти на нас. Мы знаем это, а потому у легионеров из этого никогда ничего не выходит. Пока легионеры возятся с подставными форумами, мы спокойно ведем в закрытом режиме несколько реальных перспективных групп. Наконец, в Сети есть наш собственный форум – мы называем его внутренним. На этот форум мы приглашаем уже только тех, в ком абсолютно уверены.

– А не будет ли это нечестно по отношению к рядовым участникам форумов? – поинтересовался Максим. – Получается, что вы водите их за нос.

– Нет, – покачал головой Роман. – Не забывай о том, что каждый из участников имеет реальные шансы проявить себя и попасть в одну из реально работающих групп. Так что все в их руках – насильно никто никого тащить не будет, но если человек подает надежды и выдержит проверочные тесты, его пригласят. Согласись, что иметь шанс приобщиться к реальным знаниям – это уже не мало.

– Наверное, – согласился Максим, потом взглянул на часы. – Роман, мне пора идти. Меня ждет Рада…

* * *

Яна вернулась через четыре дня. Крамер уже знал, что она в городе, и теперь с нетерпением ждал ее появления. Стрелки каминных часов подползали к полудню, когда за дверью кабинета наконец-то послышался тихий стук каблучков.

– Вот и я, – сказала Яна, прикрывая за собой дверь. Взглянула на Крамера, и по ее сияющей улыбке тот понял: все прошло хорошо.

– Получилось? – спросил он, даже приподнявшись в кресле.

– Ты забыл сказать «здравствуй», – ответила Яна, подходя ближе. Опершись на край стола, чмокнула Крамера в губы, потом устало опустилась в кресло напротив.

– У тебя получилось? – повторил Крамер.

– Неужели ты мог в этом сомневаться? – осведомилась девушка, поудобнее устраиваясь в кресле. – Две ночи потрачены не зря. Надеюсь, ты не ревнуешь?

– Не говори глупостей, – отмахнулся Крамер. – Я жду подробностей.

– Об этих двух ночах? – спросила Яна и звонко захохотала. Иногда она была невыносима.

– Что тебе удалось узнать?

– Пока не слишком многое, – ответила Яна. – Мальчик умен, хорош собой, работает менеджером в престижной фирме. Мы много говорили о хакерах и их техниках, ни о чем полезном для нас он так и не проболтался. Но за душой у него что-то есть, я это чувствую. Его так и подмывало поведать мне свои тайны.

– И это всё? – насупился Дагс. – Я ожидал большего.

– Почти всё, – улыбнулась Яна. – Мне удалось загрузить на его компьютер «трояна» – с дискетки, пока этот дурачок был в душе. Информация уже пошла, ребята с ней разбираются. Кстати, наш Феликс оказался Сергеем Кондратенко, ему двадцать шесть лет.

– Это уже лучше. – Крамер слегка расслабился. – Что-то конкретное в этой информации есть?

– Ребята разбираются, – с нажимом повторила Яна. – Вряд ли здесь нужна спешка. Как только появится отчет, я тут же перешлю его тебе.

– Хорошо… – проворчал Крамер. – Буду ждать…

Отчет поступил ближе к вечеру. Приняв от посыльного папку, Крамер дрожащими руками достал из нее листки с распечатками и углубился в чтение. И чем больше он читал, тем радостнее становилось у него на душе.

Яна оказалась права, Феликс входил в число ближайших последователей хакеров сновидений. Передаваемая «трояном» информация оказалась очень важна – здесь был адрес закрытого форума хакеров, несколько почтовых ящиков. Особенный интерес представлял некто с ником Моран, он явно входил в число ХС. Несколько его писем уже ушли в криптографический отдел, там их сравнят с посланиями других хакеров. На основании стиля речи, частоты употребления некоторых слов эксперты смогут безошибочно определить, является ли Моран кем-то из новых хакеров, или кто-то из «старичков» просто сменил ник.

С этим уже можно было работать, Крамер потирал руки от нетерпения. Появлялась реальная возможность выйти не только на отдельных хакеров, но и на их базу, хотя бы региональную. А база – это архив, это поистине бесценные сведения о методиках хакеров. За это можно отдать всё…

* * *

За последнюю неделю Максим уже взял себе за правило каждый день выполнять по одной цепочке Пасьянса Медичи. Если первая цепочка прошла как надо и принесла ему выигрыш, пусть и смехотворный, то несколько следующих оказались менее успешными. Максим проводил их не только на выигрыш в лотерею, но и на самые разные задачи – например, заказывал вариант, при котором кто-то спрашивал у него время. Странно, но ничего не получалось, и если первые цепочки еще как-то шли, то вскоре всё совершенно разладилось. Волшебство поманило и пропало, это здорово раздражало. После нескольких очередных безуспешных попыток Максим решил проконсультироваться у Рады.

– Первая цепочка прошла замечательно, – объяснил он, – затем они стали идти все хуже и хуже. Сейчас я их вообще не чувствую, всё идет через пень-колоду. Не пояснишь, что я делаю неправильно?

– Ты все делаешь правильно, – улыбнулась Рада. – Просто ты на практике столкнулся с одним из защитных механизмов реала. Вспомни школьный курс химии – а точнее, принцип Ле Шателье. Я не помню его дословно, но общий смысл сводится к тому, что система всегда стремится восстановить равновесное состояние. Выполняя цепочки Пасьянса Медичи, ты вносишь в систему возмущение и она, в полном соответствии с принципом Ле Шателье, запускает механизм противодействия. Пользуясь компьютерной терминологией, тебе просто обрубают трафик. Выход здесь один: не отступать ни на шаг. Если ты не отступишься и будешь продолжать свои изыскания, то произойдет следующая вещь: точка равновесия в системе начнет постепенно смещаться в нужном тебе направлении. Другими словами, твое вмешательство в дела реала будет вызывать все меньшее противодействие, а однажды оно исчезнет совсем. Ты получишь новый расширенный статус, волшебство станет для тебя обычным явлением. В твоих таблицах мироописания появится новая запись. Могу сказать, что этот же механизм противодействия существует и в сновидении. Если сновидящий не знает о нем, он может столкнуться с серьезными проблемами, самые простые из которых – исчезновение осознанных сновидений. На более серьезном уровне можно получить реальные физические заболевания – например, болезни печени.

– Что-то прояснилось… – произнес Максим, оценивая сказанное Радой. – А нет какого-нибудь трюка, чтобы избежать этого противодействия?

– Ты мыслишь как хакер, – улыбнулась девушка. – К сожалению, каких-то стопроцентных методик избавления от противодействия реала не существует. Дело в том, что это естественный защитный механизм мироздания, своеобразный иммунитет тоналя. Ты вторгаешься в тонкие механизмы мироздания, система тут же замечает нарушителя и пытается поставить его на место. Поэтому сейчас единственная полезная для тебя рекомендация звучит так: не подставляйся. Что это значит для сновидения, мы еще поговорим. А в реале постарайся не иметь никаких навязчивых идей. Просто чем больше ты чего-то хочешь, тем меньше у тебя шансов это получить. Вспомни слова дона Хуана – если успех и приходит, то он должен приходить без навязчивых идей и потрясений. Заметь, это очень тонкий момент: ты просто идешь и берешь то, что тебе нужно. Здесь прямая связь с намерением, а намерение не есть желание. Намерение – это, скорее, безусловное знание. Скажем, играешь ты в лотерею. Чем больше ты хочешь выиграть, тем меньше у тебя на это шансов. Своим желанием ты запускаешь механизм противодействия, конфигурация реала изменится таким образом, чтобы не дать тебе выиграть. И ты не выиграешь – а почему? Да только потому, что ты подставился, сообщил всему миру о своем желании. И мир наказал тебя за это. Вывод: не оповещай мир о своих желаниях, а просто пойди и возьми то, что тебе нужно. То же самое с цепочками ПМ – относись к ним спокойнее. Многие пытаются воздействовать на мир волей, не понимая, что это самый простой способ получить по голове. Сначала вроде бы что-то получается, мир прогибается под тебя. А потом приходит ответный удар и ты разом теряешь все, что получил, а то и больше. Поэтому приучись просто знать, что тебе нужно. Скажем, сейчас на улице тучи, но дождя нет. Его может не быть совсем – если я захочу. Опять же, через пять минут я устрою настоящий ливень – пора немножко помыть этот город. Для меня это очень просто, потому что я знаю, как правильно намереваться, моя связь с намерением очень чиста. Правильное намерение – это не удар кувалды, а дуновение ветра. Не насилие, но скольжение в потоках окружающих нас сил. Смотри, дождь уже пошел – только потому, что несколько минут назад я об этом подумала…




Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...



© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.012 с.