Максим сел рядом с Борисом, всё это время девушка смотрела на него с легкой улыбкой. — КиберПедия


Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Максим сел рядом с Борисом, всё это время девушка смотрела на него с легкой улыбкой.



– Так значит, это и есть наше юное дарование? – спросила она. – Пока негусто. Я ожидала большего.

– Ты несправедлива, – с усмешкой сказал Борис. – Вспомни, какой ты сама была лет пять назад.

– Я была удивительно красивой и обаятельной, – отозвалась девушка, продолжая смотреть на Максима, взгляд ее зеленых глаз буквально прижимал к земле – столько в нем было силы. – И сейчас я стала еще красивее. Разве не так? – Она перевела взгляд на Бориса и улыбнулась.

– Ну разумеется, – ответил Борис и засмеялся. Потом взглянул на Максима. – Не обращай внимания на ее шуточки. Айрис – сталкер, и как сталкер она может быть кем угодно. Но почему-то предпочитает образ стервозной кошки.

– Просто мужчины млеют от этого образа, – пояснила Айрис, по ее губам снова скользнула улыбка. – И я могу вертеть ими, как хочу.

– Не всеми, – уточнил Борис.

– Согласна. Но исключения лишь подтверждают правило. Правда, малыш?

Вопрос адресовался ему, Максим невольно нахмурился. Как ни ответь, все равно останешься в дураках. Сказать, что он не малыш – глупо. Ответить на вопрос – значит безропотно проглотить «малыша», а эта девица его ровесница и нельзя позволять ей вести себя так бесцеремонно.

– В газете пишут, что в Африке в этом году хороший урожай бананов, – ответил он – Обезьяны не останутся голодными.

Борис и девушка переглянулись – и рассмеялись. Борис даже захлопал в ладони, его глаза удовлетворенно блестели. Айрис смеялась, запрокидывая голову, Максим невольно отметил, какая красивая у нее шея.

– Что я тебе говорил? – сказал Борис, обращаясь в девушке. – Боги никогда не ошибаются. К тому же заметь, он пришел сюда точно в срок.

– Бывает, – согласилась Айрис. Она уже перестала смеяться и теперь в упор разглядывала Максима, под взглядом ее бездонных зеленых глаз он чувствовал себя удивительно неуютно. – Ладно, мальчики, мне пора. Я еще хочу в солярий забежать. – Девушка грациозно поднялась со скамейки, с удовольствием потянулась, Максим просто не мог не обратить внимание на ее удивительно стройную фигуру. – До завтра, Слай! Ну, и с тобой еще тоже увидимся. – Одарив Максима совершенно неземным взглядом, она перекинула через плечо ремешок изящной коричневой сумочки и пошла к выходу из парка.

Ее походка показалась Максиму верхом совершенства. Он провожал Айрис взглядом до тех пор, пока девушка не скрылась из глаз.

– Так ходить она научилась у кошек, – пояснил Борис, возвращая Максима к реальности. – Надеюсь, ты на нее не обиделся?



– Да нет. – Максим повернулся к Борису. – Она тоже хакер сновидений?

– Да, и одна из лучших. Она входит в мою группу.

– И сколько вас всего? – поинтересовался Максим. – В твоей группе?

– Человек шесть, – улыбнулся Борис.

– Ваши группы организованы так, как описывал Кастанеда?

– Не совсем. У Кастанеды каждому члену партии отводится определенная роль, всё завязывается на общую энергетику группы. Мы тоже работаем в группах, но у нас к этому немножко другой подход. Мы исходим из того, что человек изначально способен достичь всего в одиночку, и в этом плане его судьба не может зависеть от судеб других людей. И группы у нас – это просто сообщества людей, связанных узами дружбы и сходных интересов. В каких-то экспериментах мы можем использовать общую энергетику группы, но не возводим это в принцип.

– Я понял… Скажи, а Айрис тоже живет здесь, в Ростове?

– Нет, – покачал головой Борис. – Она из Белгорода. Здесь мы с ней по делам. Берегись, она девушка страстная. Если на что глаз положит, то пиши пропало – все равно заполучит.

– Положить на что-то глаз – значит хотеть это иметь. А разве у магов есть желания? – Максим с интересом взглянул на собеседника.

– Понимаешь, Кастанеда, конечно, говорит дельные вещи, но ни один принцип нельзя возводить в абсолют. Ведь отказаться от желаний в твоем варианте – значит уйти из этого мира в какую-нибудь таежную глушь. Но это не выход, и человек, кичащийся тем, что у него ничего нет, лишь потакает своему чувству собственной важности. Вопрос не в том, что ты имеешь или чего не имеешь, а как ты ко всему этому относишься. Могу сказать, что многие хакеры, включая меня, далеко не бедные люди. Но к богатству мы относимся не как к самоцели, а как к средству, позволяющему нам жить так, как мы хотим – а не так, как это диктуют обстоятельства. При этом умение обеспечить себе достойную жизнь мы рассматриваем как одно из практических упражнений в хакерском сталкинге. Ну, а что касается Айрис, – Борис снова улыбнулся, – то ее уровень настолько высок, что она сама выбирает, какие желания ей иметь. При этом она всегда безупречна – помни об этом, когда пытаешься судить ее поступки.



– Да я и не сужу, – пожал плечами Максим.

– А я и не обвиняю, – усмехнулся Борис. – Так, к слову пришлось.

– Я понял… В Ростове много хакеров?

– Пока никого, – покачал головой Борис, в его глазах мелькнула усмешка. – Возможно, ты станешь первым.

– И все-таки, кто были те люди? Или это тайна?

– Да нет… – Борис на несколько секунд задумался. – Проблема в том, что этот мир гораздо сложнее, чем нам кажется. Никто из нас не может воспринимать его целостно, обычно мы оперируем его довольно урезанной моделью, сложившейся в нашем сознании. Взгляни. – Борис обвел рукой вокруг. – Солнце, деревья, голубое небо. Дети едят мороженое, поют птицы. Просто идиллия. Но это – лишь часть целого. И если мы с тобой в данный момент чего-то не воспринимаем, то это не значит, что его нет. Скажи, на основе чего мы составляем впечатление о тех или иных событиях?

– На основе того, что видим и слышим, – ответил Максим, еще не понимая, к чему клонит Борис. – Читаем газеты, смотрим телевизор. Слушаем радио.

– Именно, – согласился Борис. – В самую точку. И если где-то далеко идет война, то мы о ней узнаем только по той причине, что эти события освещает телевидение, о них пишут в газетах. Не было бы информации, и мы бы даже не догадывались о том, что что-то происходит – согласен?

– Да, – кивнул Максим.

– Это хорошо. Теперь подумай о том, сколько событий прошло мимо твоего внимания только потому, что о них никто никогда ничего не говорил. Эти события реально происходили и происходят, но ты о них ничего не знаешь. Как не знают о них и большинство людей. Причем за кадром обычно остаются самые важные тайны. Возможно, где-то здесь, рядом, в эту минуту происходят какие-то судьбоносные события – но мы о них ничего не знаем. – Борис снова замолчал.

– Примерно в девяносто шестом году, – продолжил он после долгой паузы, – мы ощутили присутствие какой-то очень мощной организации. Сначала решили, что это ФСБ, но вскоре выяснилось, что к государственным спецслужбам эти люди не имеют никакого отношения. Как раз в это время мы начали работать с так называемыми Хрониками Акаши – информационными полями Земли. Почерпнутая там информация помогла нам разобраться в ситуации. Когда отдельные части мозаики сложились в целостную картину, мы, откровенно говоря, пришли в смятение. Выяснилось, что уже не одну сотню лет на Земле существует могущественная организация, именуемая Легионом. По сути, это настоящее Мировое Правительство – именно Верховные Правители Легиона определяют большую часть того, что происходит в мире. Ядро этой организации находится в Штатах, в состав Легиона входят тысячи и тысячи человек. В настоящее время не осталось ни одной страны, в той или иной мере не попавшей под его влияние. Некоторые страны легли под Легион полностью. Какие-то еще держатся, пытаются ему противостоять. Пока существовал Советский Союз, его территория оставалась для Легиона практически недосягаемой. Зная это, Иерархи Легиона – его Верховные Правители – разработали и провели операцию по развалу Советского Союза. Все прошло с блеском, Советская Империя перестала существовать. К слову, здесь не обошлось без предательства. Казалось бы, Легион добился своей цели, но и этого правителям Легиона показалось мало. Теперь легионеры стремятся к распаду России и появлению на ее территории нескольких мелких государств, находящихся под их протекторатом. В последние десять лет они очень активизировали свою работу.

– И зачем им это надо? – спросил Максим. То, что рассказывал Борис, казалось ему очередной сказкой-страшилкой.

– Просто они очень хорошо понимают, что если им не удастся покорить Россию сейчас, то следующего шанса может не быть вообще. Они боятся нас, Максим, очень боятся – под словом «нас» я имею в виду русский народ. Мы просто не понимаем своей уникальности, своей силы – так уж сложилось исторически, что русский народ за сотни лет своей истории не только не растерял, но и сумел преумножить свой духовный потенциал – чего народы Запада сделать не смогли. Мы живем Сердцем, они – Умом, у нас в душе Бог, у них – Доллар. Они потеряли душу нации, потеряли ту часть себя, без которой все глубже погружаются в пучину технократического мира, в глубины мрака и безысходности. Они это прекрасно понимают, но не имеют силы что-либо изменить – слишком поздно. И все, что им остается – это по максимуму взять от того, что имеют, и попытаться вслед за собой утянуть в пучину мракобесия и нас. Один только факт существования независимой православной России действует на них, как красная тряпка на быка. Именно поэтому против России сейчас брошены неимоверные силы. Все это превратилось в своеобразный крестовый поход, в котором против нас объединились даже непримиримые враги. Цель одна – раздавить Россию, а уж между собой они потом как-нибудь разберутся.

– Я могу поверить в то, что Россию не слишком любят, – сказал Максим. – Но то, о чем ты говоришь, звучит уж чересчур фантастично. Враги, заговоры…

– Поэтому я и говорю: чтобы судить об истинной картине, ее надо видеть. И на деле все даже хуже, чем я описываю.

– Хорошо, а как же милиция, ФСБ? Они как-то противодействуют легионерам?

– Здесь не все так просто. Дело в том, что в подавляющем большинстве случаев Легионеры действуют под тем или иным прикрытием. Иной чиновник или мафиози и не подозревает, что верой и правдой служит Легиону. Много вовлеченных, мало посвященных – вот общий смысл ситуации. Кроме того, легионеры используют очень удачную схему перехвата управления. Она заключается в том, что легионеры проталкивают на видный пост своего человека, после чего вся возглавляемая этим человеком структура начинает работать на Легион. Именно так произошло со многими региональными управлениями внутренних дел – ими руководят легионеры, поэтому сотни рядовых милиционеров, сами того не зная, работают на благо Легиона. Таких примеров я могу привести еще очень много – легионеры захватывают суды, прокуратуру, налоговые службы, охранные предприятия. Легионерами являются многие мэры и губернаторы. И единственной государственной структурой, которая еще может реально противостоять Легиону, является ФСБ. Но и там есть своя специфика – противодействием Легиону занимается специальный секретный отдел ФСБ, поэтому рядовые сотрудники ФСБ о Легионе тоже ничего не знают.

– Хорошо, а какое отношение все это имеет к вам?

– Это сложный вопрос… – Борис потер подбородок, собираясь с мыслями. – Видишь ли, хакеры в первую очередь исследователи непознанного. И когда мы узнали о Легионе, то однозначно решили, что борьба с ним – не наше дело. Слишком много в этом мире интересного, чтобы тратить время на всяких негодяев. Одним словом, мы решили не ввязываться в драку и заниматься только своими исследованиями. Мы бы и занимались только ими, – Борис мягко улыбнулся, – если бы уже Легион не обратил на нас внимания. Легионеров заинтересовали наши разработки, нам было в ультимативной форме предложено ими поделиться. Не удивительно, что мы отказались. Именно тогда на нас и начались гонения, постепенно переросшие в настоящую охоту. Мы были поставлены перед выбором: или погибнуть, или покориться. Погибать нам не хотелось, работать на легионеров тем более. В итоге мы выбрали третий вариант – а именно, активного противодействия.

– Разумеется, – продолжил Борис после паузы, – к решению возникших перед нами проблем мы подошли по-своему. Для начала мы провели анализ обстановки и обнаружили странную картину: оказалось, что некоторые города удивительно уютны для жизни, а какие-то, напротив, действуют на людей очень негативно. Хакеры попытались выяснить причины этого, и пришли к следующему выводу: жизнь города напрямую зависит от того, какие люди в нем живут. Вроде бы банальная истина, но за ней скрывались некоторые важные тонкости. Оказалось, что каждый город имеет свою ауру, свою энергетику. Если энергетика хорошая, то она автоматически модулирует своими благотворными вибрациями ауру жителей города. В таком городе даже плохой человек будет постепенно избавляться от своих дурных качеств, ему не дадут скатиться вниз. И наоборот, если хороший добрый человек оказывается в пропитанном злом городе, его шансы очерстветь душой значительно повышаются. Но самым удивительным открытием стало то, что духовная атмосфера даже крупного города могла зависеть от энергетики всего одного человека. Мы стали изучать этот феномен, и в итоге пришли к созданию института Хранителей. Хранитель – это человек, задачей которого является поддержание в городе благоприятной духовной атмосферы. Исследования показали, что на роль хранителей лучше подходят женщины в силу особенностей их энергетики. Каждый хранитель проходит специальную подготовку, после чего перебирается жить в духовно неблагополучный город, вместе с ним – а точнее, с ней в город переезжают еще два хакера, эти трое становятся ядром будущей группы. Там, где появляется хранитель, жизнь людей становится лучше. Если удастся распространить этот опыт на все регионы, легионерам поневоле придется убраться восвояси – у них просто не будет поддержки в обществе. – Борис снова замолчал.

– К сожалению, – продолжил он после долгой паузы, – до такого финала еще слишком далеко. Легион очень силен, противостоять ему в открытую мы не можем. Поэтому нам приходится соблюдать максимум осторожности.

– Вы взаимодействуете с ФСБ? – поинтересовался Максим.

– Видишь ли, ФСБ – это очень своеобразная организация. У этих ребят свой подход к жизни, свой взгляд на вещи. Они – государственники, и интересы государства для них важнее интересов любого конкретного человека. Именно на этой почве у нас не раз возникали конфликты. Мы не против того, чтобы при случае чем-то помочь – в конце концов, мы живем в этой стране и не можем устраняться от ее проблем. Но мы не любим, когда нас используют в своих играх. Мы привыкли к равноправному партнерству, ФСБ же всегда старается всех контролировать, направлять, указывать, что и как делать. Для нас это неприемлемо, поэтому теплых дружеских отношений с ФСБ у нас пока не складывается. Можно сказать, что мы оказались меж двух огней: с одной стороны ФСБ, с другой Легион.

– Ну хорошо – ты говоришь, что ФСБ пытается использовать вас в своих играх. Получается, что ФСБ верит в магию?

Борис улыбнулся.

– Понимаешь, Максим, эти парни – убежденные прагматики. Для них нет веры или неверия, они оперируют только фактами. Факты говорят о том, что в магии есть какое-то рациональное зерно. В результате еще при Советском Союзе были организованы несколько закрытых исследовательских институтов, занимавшихся проблемами парапсихологии. Разумеется, все эти институты были подчинены спецотделу ФСБ. Подобные исследования проводились и в США, в итоге со временем возник еще один фронт противостояния между США и Советским Союзом – магический. Штаты выделяли на эти исследования огромные средства, Советский Союз тратил значительно меньше. В итоге мы проиграли эту войну, что, в свою очередь, привело к развалу Советского Союза. Могу сказать, что российские спецслужбы сделали выводы из этого поражения, исследованиям в области парапсихологии сейчас уделяется очень большое внимание. И российская школа парапсихологии – а скорее, военной парапсихологии, сейчас снова выходит в лидеры, это сказывается и на состоянии страны. Для Легиона это абсолютно неприемлемо, поэтому против России сейчас и брошено столько сил.

– А можно поподробнее о Легионе?

– Разумеется, ведь врага надо знать в лицо, – по губам Бориса скользнула улыбка. – Как я уже говорил, Легиону не одна сотня лет, это очень мощная и разветвленная структура. Основная ее особенность в том, что вся верхушка Легиона имеет самое непосредственное отношение к магическому миру, в этом смысле Легион является самым натуральным магическим орденом. Разумеется, все это не касается рядовых сотрудников, они обычные пешки. Во главе Легиона стоит Верховный Иерарх, ему подчиняется Совет Иерархов из двенадцати человек. Ответственность по странам несут Владыки. На следующем, более низком, уровне иерархии стоят Кураторы – люди, отвечающие за конкретные направления работы. Далее идут Наместники, они руководят региональными подразделениями Легиона. Региональные подразделения сейчас существуют едва ли не в каждом крупном городе.

– В России тоже есть Владыка?

– Да. У нас всем заправляет Дагс, его назначили Владыкой восемь лет назад. В сферу ответственности Дагса входят все республики бывшего СССР.

– Дагс – это тоже ник?

– Скорее, магическое имя. В магии не принято пользоваться настоящими именами.

– Ты сказал, что Легион – это Мировое Правительство. Но как к существованию такого правительства относятся те же европейские страны? Ведь там солидные демократические традиции, не чета нашим. Вряд ли та же Франция или Англия потерпят, чтобы кто-то вмешивался в их дела.

– Ты просто набит сказками о демократии. – Борис с притворным осуждением покачал головой. – Какая демократия, о чем ты? Ее не существует. А если и существует, то лишь в воспаленных мозгах тех, кто не может заглянуть дальше кончика собственного носа. Посмотри на то, что происходит в мире, отследи не отдельные события, но общие потоки – и ты поймешь, что я прав. Легионеры уже давно поделили мир, причем даже не на сферы влияния – это они считают пройденным этапом – а по принципу предназначения. И той же России отводится роль сырьевого придатка, не более. Просто посмотри, как на протяжении последних десятилетий нас лишают союзников, вытесняют из регионов мира – считать это случайностью может только очень наивный человек. Сейчас такие же мероприятия намечаются уже на пространстве бывшего СССР, это может вылиться в череду государственных переворотов в бывших союзных республиках – легионеры и здесь хотят видеть лояльных им правителей. Будет предпринята попытка взять под контроль основные мировые ресурсы нефти, а значит, это непременно выльется в смену власти в Ираке, да и Иран не останется в стороне – легионеры хотят получить доступ к Каспию и каспийской нефти. И это лишь небольшая часть того, что нам известно о планах легионеров.

– Мировым Правительством руководят Соединенные Штаты?

– Наоборот, Мировое Правительство полностью контролирует Соединенные Штаты. И американский народ в этом смысле ничуть не в лучшем положении, чем наш. А скорее, даже в худшем – у них ведь нет хакеров. – Борис усмехнулся, его глаза блеснули. – Пока Мировому Правительству выгодны сильные Штаты, они таковыми и будут. Изменится конъюнктура, и для США тоже наступят трудные времена. Суть Мирового Правительства в том и состоит, что оно наднационально и интересы того или иного народа для него ровным счетом ничего не значат.

– И что, здесь, в Ростове, действительно есть легионеры? – Голос Максима слегка дрогнул.

– А куда ж ты от них денешься? – усмехнулся Борис. – Есть, и немало.

– И ты не боишься здесь находиться?

– Пока нет. – Губы Бориса снова дрогнули в улыбке. – Видишь ли, я всегда знаю о приближении опасности. Ты же не побежишь через дорогу на красный свет – просто знаешь, что можешь попасть под машину. Так и я – если вижу красный свет, то жду, пока он не сменится зеленым.

Максим молчал, потом усмехнулся. Борис это заметил.

– Над чем смеемся? – с любопытством спросил он.

– Да так… – отмахнулся Максим. – Просто подумал, что если бы не зашел сегодня сюда, то не увидел бы Айрис и не узнал бы столько интересного.

– Я обязательно скажу Айрис, что ты поставил ее на первое место, – с улыбкой ответил Борис. – Что касается нашей встречи, то поверь, она далеко не случайна. Ты же читал Кастанеду – вспомни, как его учитель дон Хуан ждал Кастанеду на рынке. И Кастанеда пришел туда, потому что просто не мог не прийти. Так и в нашем случае – я захотел с тобой встретиться, мы с Айрис пришли сюда. Поболтали немного, и ты появился. Потому что куда бы ты делся? – Борис улыбнулся.

– Но я оказался здесь случайно, – не согласился Максим. – Я вообще мог сюда не прийти.

– Но ведь пришел. Это и есть магия – умение манипулировать реальностью. Вспомни того воробья и паренька с часами. Ты в этом смысле ничуть не лучше их. Надеюсь, ты не обидишься на меня за эти слова.

– Не обижусь. Но все равно это как-то странно.

– Магия вообще странная штука, – усмехнулся Борис, поднимаясь со скамейки, Максим тоже торопливо встал. – Думаю, мы неплохо поболтали. Еще увидимся… – подмигнув Максиму, Борис хлопнул его по плечу и медленно пошел прочь.

Максим смотрел ему вслед, пока Борис не скрылся из глаз. Потом оглянулся – светило солнце, в ветвях деревьев ругались воробьи. Где-то неподалеку звонко кричали дети. Привычная, милая сердцу картина – и какими же далекими и несерьезными на ее фоне казались разговоры о Легионе и Мировом Правительстве, о Наместниках и Владыках. Все это действительно казалось сном, иллюзией... Максим медленно пошел к выходу из парка, размышляя о встрече с Борисом и Айрис, и лишь когда оказался на Большой Садовой, в сознании всплыла еще одна мысль – о том, что иллюзией могли оказаться тишина и спокойствие этого мира…






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.014 с.