Ситуация выглядела обнадеживающе, Крамер воспрянул духом. Теперь он знал, что пойдет к Дагсу не с пустыми руками. — КиберПедия


Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Ситуация выглядела обнадеживающе, Крамер воспрянул духом. Теперь он знал, что пойдет к Дагсу не с пустыми руками.



– Только не спугни их, – попросил он Яну. – Действуй аккуратно, не лезь на рожон.

– Не бойся, пусик… – Яна потянулась к Крамеру и нежно поцеловала его. – Все будет хорошо, ты же знаешь меня…

– Потому и предупреждаю… – проворчал Крамер, чувствуя, как ловкие руки Яны расстегивают его пояс. – Не сейчас, у меня через десять минут встреча с мэром… – Он нехотя остановил девушку, Яна улыбнулась.

– Не сейчас, значит, не сейчас, – сказала она. – Да, я совсем забыла предупредить: вечером я улетаю в Самару.

– Это ты чтобы позлить меня? – догадался Крамер.

– Ничуть, – улыбнулась Яна. – Мне надо встретиться с одним пареньком.

– Из этой тройки? – с тревогой спросил Крамер.

– Может быть, – загадочно улыбнулась Яна. – Не бойся, все пройдет хорошо. Этот дурачок думает, что я еду в командировку, и не прочь со мной встретиться – раз уж так сложились обстоятельства… – Яна засмеялась, однако взгляд ее оставался холодным. – После этой встречи он будет предан мне душой и телом.

– Как раз в этом я ничуть не сомневаюсь… – Крамер окинул жадным взглядом точеную фигурку девушки, взглянул на часы. Несколько секунд явно колебался, затем обнял Яну и крепко прижал к себе, его руки скользнули под ее блузку.

– А как же мэр? – с улыбкой осведомилась Яна.

– Подождет… – мрачно ответил Крамер.

* * *

Борис пробыл в резиденции хакеров несколько дней и снова уехал. На вопрос Максима о том, куда, только усмехнулся и похлопал его по плечу.

– Дела, Максим. Очень срочные дела. Приеду, расскажу.

– А когда приедешь? – поинтересовался Максим.

– Все во власти Духа… – Борис демонстративно воздел глаза кверху. – Но думаю, за недельку-другую управлюсь.

Максим улыбнулся. В прошлый раз, уезжая, Борис тоже говорил о недельке-другой. Это был ответ, который на деле ни о чем не говорил.

– А пока слушайся Раду, – добавил Борис. – Она знает, что делает…

К Раде Максим и в самом деле относился с огромным уважением. Казалось невероятным, что эта хрупкая симпатичная девушка обладает такой фантастической властью над реальностью. Самым удивительным для Максима являлось то, что для демонстрации чудес – а именно, своего хищного любимца Гектора и ползущей по потолку каракатицы, она не использовала никаких внешних действий. Не произносила заклинаний, не выполняла магических ритуалов, не пользовалась чудодейственными снадобьями или талисманами. Ей хватало одного Намерения…

Задания Рады Максим выполнял с огромным энтузиазмом – просто понимал, что они того стоят. Если первые две недели прошли для него в суматохе, то вскоре Максим с удивлением осознал, что у него даже появляется свободное время. Трудно было вписаться в ритм жизни этого дома – теперь, когда ему это удалось, все пошло на лад.



Занятия магией были интересны, однако Максим старался приобщаться и к другим сторонам жизни обитателей этого дома. В отсутствие Бориса старшим оставался Роман, именно он понемногу знакомил Максима с раскладом сил в городе, объяснял, что есть что. Как раз сейчас город готовился к новым выборам: легионеры рассчитывали оставить на новый срок нынешнего мэра, своего человека, хакеры активно пытались этому помешать. Силы были неравными, но Романа это не смущало.

– Легко объяснять неудачи ссылками на обстоятельства, – сказал он Максиму. – И совсем другое дело, когда ты добиваешься успеха вопреки всему.

Максиму Роман очень нравился – своим спокойствием, тонким чувством юмора. Борис рассказал ему, что в середине девяностых Роман работал в Волгограде руководителем небольшой охранной фирмы. В какой-то момент он ощутил, что в городе появилась новая сила. Сначала принял ее за обычную бандитскую группировку, потом стало ясно, что все гораздо серьезнее. Так Роман впервые соприкоснулся с Легионом. О самом Легионе он тогда еще ничего не знал, поэтому считал, что город пытается подмять под себя одна крупная финансово-промышленная группа. Эти люди действовали весьма умело, при этом всегда добивались своего. В какой-то момент интересы Романа и интересы Легиона пересеклись. Само дело было достаточно пустяковым, но для Легиона оно стало поводом прибрать к рукам перспективное охранное предприятие. Роману как руководителю фирмы выдвинули ультиматум – или работать под их опекой, или не работать совсем. Взвесив все за и против, Роман согласился. Просто хорошо понимал реалии, к тому же работа в содружестве с крупной структурой сулила и свои несомненные преимущества. Однако вскоре выяснилось, что деятельность новых хозяев имела весьма специфичные черты – все, к чему они прикасались, разваливалось или влачило самое жалкое существование. В какой-то момент Роман понял, что не может работать с этими людьми, их заказы требовали сделок с совестью – на что он пойти не мог. Попытка выяснить отношения со своим новым шефом закончилась мордобоем – лишь год спустя Роман узнал, что набил морду не кому-нибудь, а Наместнику Легиона по Волгоградской области. Тогда ему удалось вырваться, с группой преданных ему людей, включая Дениса, Роман ушел в подполье. Понимая, что законными методами ничего добиться не удастся, он и его соратники выбрали вариант силового противодействия. Это была война без правил – Роман и его люди охотились за легионерами, те, в свою очередь, охотились за ними. Потери несли обе стороны. Именно тогда Роман и встретился с Борисом…



Эта встреча перевернула все. Именно от Бориса Роман узнал о Легионе, именно Борис помог Роману осознать бессмысленность грубой силовой борьбы – уж слишком неравными были силы. В итоге Роман и его люди перебрались в Сибирь, это оказалось единственной возможностью вывести уцелевших бойцов из-под удара. Постепенно группа Романа настолько тесно сошлась с хакерами, что стала, по сути, их неотъемлемой частью. Именно Роман и его люди обеспечивали безопасность и отвечали за все силовые акции хакеров. Со временем Роман и сам влился в число хакеров, он оказался прирожденным сталкером. Все непосредственное руководство группой он передал Денису, со своими новыми обязанностями тот справился блестяще.

Теперь, узнав о предстоящих выборах мэра, Максим сам вызвался помогать хакерам в их работе – разумеется, в меру своих сил, это восприняли как должное. Так и получилось, что Максим время от времени и сам стал выполнять различные мелкие поручения.

Сегодня ему предстояло наведаться в южный гараж, так называлось одно из мест, где хакеры держали свои «рабочие» машины. Ни одна из этих машин никогда не приближалась к резиденции хакеров, этого требовали строгие правила безопасности. Сам автопарк регулярно обновлялся, иногда машины заменяли даже после единичных акций.

К южному гаражу Максим добрался в половине девятого утра. Добрался на трамвае, выполнив все предписанные Романом процедуры – надо было убедиться, что за ним не следят. В принципе, ничего подозрительного в последние недели не замечали, но чем черт не шутит – а потому делал все Максим на совесть.

– В нашей работе нет мелочей, – сказал ему два дня назад Роман. – Приучись всегда работать с гарантией, не оставляй ничего на авось. Если возникла даже тень сомнения, не отмахивайся от нее – проверь все от и до, чтобы не было потом всяких неожиданностей. Не торопись, не стремись все сделать одним махом – помни о том, что прямые пути часто ведут на кладбище. Смотри, примечай, доверяй интуиции. Будь всегда внимателен, но расслаблен, собран – но спокоен. Здесь нет противоречий, со временем ты поймешь, о чем я говорю…

На этот раз все действительно было спокойно. Сойдя с трамвая, Максим несколько минут шел вдоль тенистой тополиной аллеи, затем свернул на боковую улочку и вскоре уже подходил к интересовавшему его неприметному с виду домовладению. Во дворе этого старого дома находились три больших гаража – в одном из них стоял тентованный «КАМАЗ», в двух других несколько легковушек. Это и были «рабочие» машины – те, которыми пользовались для выполнения ответственных поездок. Каждая имела несколько комплектов номеров и соответствующие им документы.

В самом доме жил Степаныч, бородач лет шестидесяти – участник многих военных конфликтов, бывший командир элитного диверсионного подразделения. Его карьера оборвалась лет тридцать назад в одной из жарких африканских стран – машина, на которой Степаныч и его люди возвращались с задания, попала под минометный обстрел. Тогда и закончилась его служба – врачи не смогли спасти раздробленную руку, но сохранили ему жизнь.

Судьба свела Степаныча с хакерами в девяносто восьмом ­– так уж случилось, что одинокий старик в трехкомнатной квартире показался легкой добычей для неких предприимчивых молодцев. Квартиры были в цене, а потому вопрос казался уже решенным. Увы, события пошли совсем не по тому сценарию. Однорукий старик оказался на редкость упрямым, и когда трое добрых молодцев с помощью ножа и пистолета попытались популярно разъяснить ему, кто есть кто в этом мире, старому бойцу пришлось вспомнить молодость. Правда, потом он и сам признавал, что слегка погорячился… Как бы то ни было, все закончилось довольно быстро – старик вызвал «скорую», после чего пошел на кухню пить чай.

«Скорая» приехала через двадцать минут – оценив ситуацию, врач тут же вызвал милицию. Двум молодым людям помощь уже не понадобилась, третьего увезли в реанимацию. Старик, допив чай, сдал прибывшему наряду милиции отобранные у налетчиков нож и пистолет «ТТ». В обойме не хватало ровно двух патронов…

Старику грозил срок – якобы за превышение пределов самообороны, к тому же покалеченный отрок оказался сыном очень известного в городе человека. Известного настолько, что два адвоката отказались участвовать в процессе – после небольшой беседы с представителями разгневанного папаши. Надо было сохранить паритет, и к делу подключилась команда Романа. Телефонные уговоры не принесли желаемого эффекта, разгневанный папа обещал закатать всех недругов в асфальт. Пришлось применить «меры третьей степени» – не прошло и недели, как отцовский гнев поутих, голос папы в телефонной трубке звучал уже вполне по-человечески. В итоге Степаныч отделался условным сроком, но из квартиры ему все же пришлось съехать, в основном под влиянием Романа – последний не без оснований полагал, что оставаться там старику будет все же небезопасно. Впрочем, жаловаться Степанычу не пришлось. Новое место ему понравилось, к тому же здесь нашлась и работа – присматривать за машинами. Вот так и получилось, что Степаныч уже который год присматривал за машинами, получая за это более чем солидную прибавку к пенсии. В дела хакеров он посвящен не был, хотя имел твердое убеждение, что работает на некую государственную спецслужбу, чему его офицерская душа была весьма рада.

Максима Степаныч уже знал, поэтому на его звонок открыл без промедления. Рукопожатие старого бойца оказалось на редкость крепким, Максим не без основания подумал о том, что темной ночью на узкой тропинке с этим дедом лучше не встречаться.

– Какую возьмешь? – Степаныч вопросительно взглянул на Максима.

– «Десятку».

– Лады… – Дед порылся в укрепленном на стене в коридоре шкафчике и протянул Максиму ключи от машины.

– Держи…






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.012 с.