Моральный императив социальной ответственности бизнеса — КиберПедия 

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Моральный императив социальной ответственности бизнеса



Фразы «служение обществу», «справедливость и честность», «гармония с природой» сложно представить частью корпоративной стратегии компании. Они скорее годятся для устава тибетских монахов, в крайнем случае – для благотворительных организаций. Однако эти фразы являются основными принципами управления Matsushita Electric, отражая социальное предназначение корпорации как экономической системы. И хотя сегодня социальная роль бизнеса по-прежнему анализируется сквозь призму двух противопоставленных подходов – экономического и социологического, их противостояние, по сути дела, завершилось в пользу последнего. Вполне оправданное понимание корпорации исключительно как экономической системы, когда во главу угла поставлены максимизация прибыли и высокая производительность труда – показатели успешного функционирования компании на рынке, перестало удовлетворять в связи с тем, что оно вышло за рамки интересов акционеров и инвесторов.

Поворотным пунктом в развитии делового мышления и философии ведения бизнеса стал 1992 год, когда состоялся «Саммит Земли», на котором впервые был поднят вопрос о способах уравновешивания интересов бизнеса и общества, в первую очередь, по вопросам сохранения окружающей среды. В том же году американскому экономисту Г. Беккеру присуждается Нобелевская премия за распространение экономического анализа на области деятельности человека, которые до сих пор входили в сферу компетенции социальных наук. Он доказал, что «корпорации как агенты рыночных отношений максимизируют объективную функцию полезности и благосостояния не только при заключении сделок, но и при формировании этических норм общения и поведения людей, их традиций и привычек как неформальных социальных институтов».

Социологические представления о корпорации базируются главным образом на постулатах социально ответственного и ценностно-ориентированного бизнеса. В основе такого понимания лежит идея о том, что эффективное корпоративное управление заключает в себе колоссальный потенциал поступательного развития общества. Его социальная значимость проявляется в исключительных возможностях корпораций достигнуть баланса интересов основных социальных групп и социальных институтов в условиях рынка и способствовать их эффективному взаимодействию. Согласно институциональной теории, только стратегия корпорации, основанная на этике бизнеса, может обеспечить компромисс между интересами стейкхолдеров, получением прибыли и защитой окружающей среды, рентабельностью и социальной справедливостью. Концепция КСО не отвергает экономический мотив максимизации прибыли, но считает его подчиненным по отношению к другим стратегическим целям. Сторонники социологического подхода считают, что хозяйственное развитие определяет не система цен, а система культурных ценностей, на которой покоится экономика.

И в этом отношении они абсолютно правы, хотя в этом нет ничего нового. Интерес к моральным основам экономики и бизнеса имеет очень давнюю традицию. В частности, одним из первых, кто изучал этические основы экономики, был философ Аристотель. Основу своих экономических взглядов он изложил в «Этиках» – Большой и Никомаховой, где утверждал, что экономика является частью этики. И недаром английский экономист А. Смит считал свое «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776) лишь продолжением написанной ранее «Теории нравственных чувств» (1759), в которой сделана попытка решить проблему согласования интересов различных людей через чувство симпатии. В «Богатстве народов» ученый открыл другой способ согласования личных интересов – способ, основанный на рыночной экономике при условии свободной конкуренции участников рынка. Он приходит к выводу, что рыночная экономика, основанная на свободной конкуренции, может существовать сама по себе. Вмешательство государства ей скорее вредит, чем помогает. А. Смит утверждал, что в рыночной системе каждый человек в целях личной выгоды выбирает себе то занятие, которое лучше всего оплачивается, и производит тот товар, который продается по самой высокой цене. Благодаря этому он (и, следовательно, общество в целом) достигает наилучшего для себя результата, а ресурсы общества распределяются наиболее эффективно. В связи с тем, что выгодные товары выпускают одновременно многие производители, между ними возникает конкуренция, и цена товара снижается, что тоже выгодно обществу. Как выразился А. Смит, «невидимая рука» подталкивает эгоистов к общественному благу. Однако для этого необходимо, чтобы каждый человек мог свободно заняться тем делом, которое считает самым выгодным. Вывод А. Смита о том, что прямое вмешательство государства скорее вредит, чем помогает рыночной экономике, произвел большее впечатление на его современников, поскольку в то время в экономической мысли господствовали «меркантилисты» – сторонники активного государственного регулирования всех сторон экономической жизни. Работа А. Смита «Богатство народов» знаменует начало экономики как самостоятельной науки, поскольку ранее экономические знания относились к предмету нравственной философии.

И хотя взгляды на экономику как целерациональное действие, свободное от нравственных оценок, получили широкое распространение в XIX веке, исследования этики в предпринимательской сфере продолжались. В этой связи нельзя не упомянуть классика немецкой социологии М. Вебера, который в своей работе «Протестантская этика и дух капитализма» (1904) отвел ценностям протестантской трудовой этики главную роль в формировании капиталистического способа производства в Западной Европе. Поскольку исследователя инте­ресовал капитализм не как экономическая система, а как повседнев­ная практика и рациональное поведение, он понимал современный ка­питализм как культуру, крепко укоренившуюся в ценност­ных представлениях, мотивах действий и жизненной практике людей той эпохи. Особую роль в процессе становления капиталистических отношений М. Вебер отводит религии, в частности аскетической разновидности протестантской этики и таким ее чертам, как идеал профессионально­го труда и внутримирскóй аскетизм, т.е. скромный образ жизни в сочетании с неутомимым трудом и ак­тивной деятельностью в мирỳ. Принятие аскетического протестантизма привело к тому, что на этическом поведении основывалась вся жизнь человека, а не только ее религиозно-церковная сфера. Человек становился «доходной машиной Бога», а труд превращался в самоцель. Поставив в работе «Протестантская этика и дух капитализма» проблему ценностей (моральных, этических, религиозных и др.), М. Вебер пришел к выводу, что именно ценности определяют направленность деятельности субъекта.

В конце XIX века сложился тип предпринимателя, которому была присуща практическая рациональность, т.е. ориентация на достижение результата наиболее целесообразным и выгодным путем. Такой предприниматель руководствуется утилитарными соображениями, заботясь о получении максимальной прибыли и выгоды, а не об этической или духовной стороне отношений. Недаром в мировой литературе того времени часто раскрывается тема тесной связи богатства и преступления, так как в основе состояний многих предпринимателей – героев произведений – лежат преступно нажитые деньги.

Со временем негативные стороны предпринимательства – максимальная выгода, практическая рациональность в ущерб ценностной составляющей, неустойчивость моральных норм и др. – стали вызывать критику. Критика ориентировала деловой мир на социальное служение как позитивный стандарт поведения, например, через благотворительность. Однако благотворительность или меценатство оказались неспособными решить проблему нравственного оправдания предпринимательства перед обществом. Подтверждением тому стали кризисы легитимности предпринимательства – массовые кампании, осуждающие деструктивный характер деятельности предпринимателей, которые наносили ущерб социальным, культурным и моральным основам общества. Примером такого кризиса может служить антимонопольная кампания в США в последней трети XIX века [40], направленная на разоблачение жестокости и несправедливости крупного монополистического капитализма, который противоречил базовым принципам организации американского общества – свободе конкуренции и равенству стартовых возможностей.

Для преодоления подобного кризиса нужны были новые формы легитимизации предпринимательства как социального института. Одной из них стала форма служения бизнеса обществу. Ее создатель американский промышленник Э. Карнеги в своей книге «Евангелие богатства» утверждал, что бизнес приносит большую пользу обществу, так как он не только создает рабочие места и перераспределяет часть прибылей в виде зарплаты, но и оказывает благотворительную помощь, вкладывает средства в учреждения культуры и социальной защиты. Ему вторил Г. Форд, который считал, что эффективное производство само по себе является благом, так как позволяет снизить цены и повысить заработную плату, поэтому «промышленность, основанная на служении, делает излишней всякую благотворительность» [Форд, 1989, с. 63]. Иными словами, эффективное производство способно создать условия для решения социальных проблем.

Проблемы развития предпринимательства и деловой этики исследовали многие ученые. Значительный вклад в изучение данной проблематики внес основоположник институционализма Т. Веблен, который в своих трудах рассматривал бизнес как особую общественную прослойку, обладающую практически неограниченным организационным потенциалом, и в силу этого являющуюся своеобразным фактором производства. Другой представитель «старого институционализма» К. Поланьи в работе о проблемах саморегулирования рынка, определяя разницу между фиктивным моделированием рынка и фактически существующим положением, говорит о необходимости внедрения институтов, придающих рыночным процессам безопасный для общества характер. Представитель «нового институционализма» Дж. Р. Коммонс обосновал необходимость наличия этических критериев в экономике, что позволило ему охарактеризовать институциональную экономику как синтез этики, экономики и права.

Вопросами этики бизнеса занимались и другие зарубежные исследователи: Ж. Сисмонди, А. Маршалл, Ф. Найт, Г. Мюрдаль, М. Фридман и П. Хейне. Хотя их имена достаточно широко известны, они не всегда ассоциируются с исследованиями этической проблематики в экономической науке. Так, А. Маршалл, Ф. Найт и Г. Мюрдаль, занимаясь вопросами методологии экономического анализа, попытались утвердить систему ценностей исследователя в рамках научного анализа, создав тем самым предпосылки для включения проблемы социальной ответственности бизнеса в научный анализ. В отличие от них экономисты М. Фридман и П. Хейне известны, прежде всего, как исследователи проблемы утверждения социальной ответственности в предпринимательской среде. Не последнее место в ряду исследований по этике бизнеса занимает проблема кризиса взаимного доверия. Ее взаимосвязь с проблемой асимметричности информации была продемонстрирована Дж. Стиглицем, Б. Гринвальдом и Б. Боссоном. Проблемой формирования доверия между доверителями и доверительными собственниками как одной из составляющих этической проблематики в экономических исследованиях занимался С. Шапиро.

В работах российских ученых вопросы деловой этики могут занимать виднейшую позицию, хотя и не являются самоцелью, так как представлены в исследованиях, посвященных в основном экономическим проблемам. Например, проблемой этики экономической науки и ее взаимосвязью с экономикой как подсистемой общества занимается группа ученых во главе с Ю.М. Осиповым. Результаты данных исследований публикуются в периодическом издании «Философия хозяйства». Ф.М. Бурлацкий, Г.А. Сатаров, В.В. Овчинников, Ю.М. Антонян и А.Е. Бусыгин представили свою позицию по проблематике коррупции в работе «Социология коррупции». К публикациям по вопросу о деловой этике можно работы Д.С. Львова, В.Е. Дементьева, Р.М. Энтова, А. Д. Радыгина и др.

В не меньшей мере этические вопросы волнуют и менеджеров-практиков, поскольку этика является одним из инструментов управления. За свою историю человечество выработало три принципиально различных инструмента управления:

1) иерархия, организация, где основным средством воздействия являются отношения власти-подчинения, принуждения сверху;

2) рынок как сеть равноправных отношений по горизонтали, основанных на купле-продаже товаров и услуг, отношениях собственности и равновесии интересов продавца и покупателя;

3) культура, этика как совокупность вырабатываемых и признаваемых обществом ценностей, социальных норм, установок, моделей поведения, ритуалов и т.п., которые заставляют человека вести себя определенным образом.

Данные явления имеют сложную природу, и в реальных хозяйственных и социальных системах они почти всегда сосуществуют. Так, в условиях рынка свобода предполагает, что человек добровольно делает свой выбор, осознанно идя на ограничения, когда это целесообразно. Сам процесс купли-продажи – это поиск компромисса между продавцом и покупателем. О том, что рынок – это механизм, позволяющий превратить личный, эгоистический интерес человека в общественное благо, писал еще А.Смит.

Рынок и этика сосуществуют в том плане, что существуют определенные нравственные нормы, позволяющие находить компромиссы между участниками рыночных отношений. Например,

1) отсутствие культа денег: к деньгам следует относиться как средству достижения поставленной цели; деньги должны постоянно находиться в обороте, а главным богатством бизнесмена должно быть дело;

2) здоровое честолюбие, нацеленность на успех: поскольку бизнес – это не только результат, но и процесс, бизнесмен всегда стремиться к успешному решению все более сложных и масштабных задач;

3) добросовестность, честность, открытость: следование принципу «Прибыль превыше всего, но превыше прибыли – честь» выгодно в условиях развитой конкуренции, когда пятно на репутации владельца бизнеса может привести к банкротству. За соблюдением честной конкуренции следят государство, различные профессиональные объединения (союзы, гильдии, ассоциации), уполномоченные регулировать деятельность своих членов в интересах потребителей для обеспечения равноправной и этически здоровой деловой практики;

4) гордость за свой бизнес, который обеспечивается профессионализмом и уверенностью в своих возможностях;

5) принцип «служения обществу», который должен разделять весь персонал компании: именно данный принцип наиболее полно отражен в концепции социальной ответственности бизнеса.

Этика в сфере бизнеса – отражение этических норм, доминирующих в обществе. Как инструмент управления она определяет практическую реализацию указанных норм, дифференцируя организационное поведение как этическое или неэтическое.

В 1991 г. Р. Рейденбах и Д. Робин разработали иерархию из пяти типов этичного организационного поведения, в которой первый тип соответствует низшей, а пятый – высшей стадии морального развития [Reidenbach, Robin, 1991].

Стадия 1 – аморальное поведение: единственными заинтересованными в организации лицами являются ее владельцы и менеджеры; доминирующая философия – максимизировать прибыль практически любой ценой.

Стадия 2 – законопослушное поведение: вести себя этично – значит просто соблюдать закон; единственные обязательства, которые принимает на себя фирма такого типа, это обязательства правового характера.

Стадия 3 – отзывчивое поведение. Достигшие этого уровня фирмы начинают проявлять зачатки этики, понимая, как важно поддерживать хорошие отношения с обществом. Отзывчивая фирма обычно ведет себя этично только в собственных интересах.

Стадия 4 – начальное этичное поведение. Фирмы, достигшие четвертого уровня, демонстрируют понимание того, что этичное поведение иногда требует издержек. Повышенное внимание к ценностям отражено в миссии организации или ее моральном кодексе.

Стадия 5 – развитое этичное поведение. Организация демонстрирует на деле приверженность заявленным ценностям, а сами ценности разделяются всеми сотрудниками и служат им руководством к действию.

Конечно же, этическое поведение демонстрируют не сами организации, а их руководители и персонал. В этом случае, этика как инструмент управления дифференцирует поведение людей как этическое или неэтическое. Например, люди, полагающие, что организация должна максимизировать прибыль, подчиняясь закону, скорее всего, высокую ценность придадут максимизации прибыли, эффективности и жесткому следованию закону, а низкую – альтруизму. По их мнению, организация ведет себя правильно и является социально ответственной, пока ее действия отвечают данной системе ценностей.

Затрагивая проблему социально ответственного профессионального поведения, этика бизнеса определяет широкий спектр норм и моделей поведения управляющих и управляемых, фокусируя внимание на целях и средствах, используемых для их достижения теми и другими. Более того, сегодня значимость этих аспектов возросла, особенно на постсоветском пространстве в связи с принятием концепции КСО.

Рост значимости КСО как совокупности принципов поведения и управления компаний вызван рядом причин. Одна из них – распространение на постсоветском пространстве индивидуалистических настроений, когда в отношениях между людьми стали доминировать утилитарные мотивы. Сегодняшний кризис в системе ценностей вызван широкомасштабным эгоцентризмом, когда индивид строит свое поведение на стремлении к удовлетворению лишь собственных потребностей, оценивая окружающую действительность через призму личной выгоды. Опасность эгоцентризма состоит в том, что индивидуализм сочетается с утратой ценности социальной ответственности, органически включенной во все многообразие отношений личности и общества. А поскольку каждый индивид является членом определенной организации, утрата персоналом ценности социальной ответственности не может не повлечь за собой утрату данной ценности у самого субъекта хозяйствования, что выражается в недобросовестном ведении бизнеса: выпуске некачественной продукции, завышении цен, неплатежах, несоблюдении обязательств, уклонении от уплаты налогов, безответственной рекламе и т.д.

Действительно, на функционирование организации влияет набор ценностей, сходных для людей, обладающих сходными культурными ценностями. Организационная культура, в том числе и корпоративная, включает в себя приобретенные формы мышления и поведения. Для нее важен уровень представлений, идеалов и ценностей, которые работники организации демонстрируют в реальном поведении. По этой причине мы считаем, что корпоративная социальная ответственность, приобретая статус философии компании и концепции менеджмента по выстраиванию ее деятельности в целях устойчивого развития, становится моральным императивом [41].

Существуют различные методики по управлению этикой и социальной ответственностью компании. К ним относятся личный пример, этический или моральный кодекс и различные этические структуры.

Личный пример. Топ-менеджеры компании должны не только декларировать, но и демонстрировать нормы этичного поведения, выступая инициаторами обновления этических и социальных ценностей организации. Их действия играют особую роль, ибо задают тон всей организации. Если руководство приносит этику в жертву сиюминутным интересам, в компании мгновенно распространяются слухи о нарушении этики и последующие клятвы в приверженности этическим идеалам доверия у персонала не вызывают.

Этический или моральный кодекс. Известно, что первопричиной этических проблем в бизнесе являются противоречия в интересах групп. Бизнес включает в себя экономические отношения между различными стейкхолдерами: клиентами, персоналом, акционерами, поставщиками, конкурентами, правительствами и сообществами. Поэтому важнейшая задача кодекса корпоративной этики – установить приоритеты для всех стейкхолдеров и пути согласования их интересов. Помимо этических и социальных ценностей компании, данный документ содержит и принципы, которых она придерживается. Как правило, именно на принципах базируется моральный кодекс, поэтому его другая важнейшая задача состоит в том, чтобы донести эти принципы до сотрудников. Заявленные принципы определяют ценности компании и в общих чертах описывают ее обязанности, качество продукции, отношение к работникам. Наиболее значимые из них можно отнести к понятию «корпоративное кредо». Этический кодекс может содержать политику компании – описание порядка действий компании и ее сотрудников в конкретных ситуациях, затрагивающих вопросы этики и морали (рыночная практика, конфликты интересов, соблюдение законов, подарки сотрудникам и др.). Кроме того, в моральном кодексе компании формулируются образцы поведения сотрудников (как допустимые и желаемые, так и неприемлемые) и возможная реакция менеджмента.

Этический кодекс выполняет три основные функции: репутационную, управленческую, функцию развития корпоративной культуры.

Репутационная функция кодекса заключается в формировании доверия к компании со стороны внешних стейкхолдеров (описание политик, закрепленных в международной практике по отношению к клиентам, поставщикам, подрядчикам и т.д.). Являясь инструментом корпоративного PR, этический кодекс повышает инвестиционную привлекательность компании. Наличие у компании такого документа становится общемировым стандартом ведения бизнеса.

Управленческая функция кодекса состоит в регулировании поведения персонала в сложных этических ситуациях. Повышение эффективности деятельности сотрудников осуществляется путем регламентации приоритетов во взаимодействии со значимыми внешними стейкхолдерами, определения порядка принятия решений в сложных этических ситуациях, указания на неприемлемые формы поведения.

Поскольку корпоративная этика – это составная часть корпоративной культуры, этический кодекс становится значимым фактором ее развития. Он может транслировать ценности компании всем сотрудникам, ориентировать их на единые корпоративные цели, повышая тем самым корпоративную идентичность.

Этические структуры. К ним относятся различные системы, должности и программы, с помощью которых компания стремится стимулировать поведение сотрудников, соответствующее моральным принципам. Комитет по этике образуется, как правило, из числа топ-менеджеров компании, на которых возлагается обязанность наблюдать за соблюдением работниками этических принципов и выносить решение в случае возникновения спорной ситуации. Он также принимает санкции по отношению к нарушителям этики, что имеет важное значение, если организация стремится влиять на поведение своих работников.

Хотя каждая методика важна для мониторинга «морального здоровья» компании, главенствующая роль принадлежит этическому кодексу. Наличие данного документа свидетельствует о том, что компания не только достигла пятого, высшего уровня морального развития, но и является социально ориентированной, так как корпоративная социальная ответственность стала моральным императивом, определившим направления ее деятельности и взаимоотношения со всеми заинтересованными сторонами. Сегодня многие компании публикуют в открытой печати свои этические кодексы[42], однако в заключение хотелось бы показать, какое значение моральным нормам в бизнесе придавали предприниматели Страны Восходящего Солнца, и, в частности, какие философские взгляды японский бог менеджмента К. Мацусита положил в основу управления компанией. Несмотря на то, что они были сформулированы в конце 20-х – начале 30-х гг. прошлого столетия, они очень точно отразили современные представления о социальной ответственности корпорации и этике бизнеса.

Сегодня мало кто знает, что К. Мацусита сформулировал кредо своей компании в 1929 г., сделав это на целое десятилетие раньше, чем Дж. Джонсон, создатель всех корпоративных ценностей США, написал свое кредо. Уже тогда в ней основатель компании Matsushita Electric отразил свою ответственность предпринимателя перед обществом, поставив конечной целью деятельности своей корпорации развитие человеческой цивилизации: «Полностью осознавая свою ответственность как предпринимателя, мы будем своим трудом способствовать прогрессу, развитию общества, повышению благосостояния людей и, в конечном итоге, росту человеческой цивилизации» [Matsushita, 1989, p. 9]. Можно только восхититься прозорливостью К. Мацуситы, который превратил социальную ответственность в моральный императив для своей корпорации [43].

В 1933 г. К. Мацусита озвучивает миссию своей компании – производить большие количества бытовой техники высокого качества, чтобы она была доступна так же, как водопроводная вода, т.е. по низкой цене. В том же году он формулирует первые пять принципов ведения бизнеса, в которых обозначены основные ценности корпорации. Они приведены в следующей иерархии, так как были представлены К. Мацуситой в соответствии со своей значимостью:

Служение обществу: производить высококачественные товары и услуги по разумным ценам для того, чтобы способствовать благополучию и счастью людей во всем мире.

Справедливость и честность: быть справедливым и честным во всех сделках, самому себя честно вести, всегда стараясь иметь взвешенное суждение, свободное от предвзятого мнения.

Командная работа на общее благо: объединять усилия и стремления для достижения общих целей в условиях взаимного доверия и полного признания независимости каждого.

Неустанное улучшение: постоянно стремиться к улучшению корпоративной и личной деятельности даже в случае бедствий для того, чтобы выполнить миссию компании по реализации длительного мира и процветания.

Обходительность и скромность: всегда проявлять сердечность и скромность, уважать права и потребности других людей, способствовать обогащению окружающих и поддерживать социальный порядок.

Ценности корпорации «Мацусита электрик» и сегодня наполнены актуальным звучанием. Напомним, что определение КСО предполагает, что одной из задач социально-ответственных компаний является производство товаров и услуг высокого качества, что в контексте концепций всеобщего управления качеством (TQM) кажется не требующим конкретизации или уточнения, с какой целью. Однако К. Мацусита очень хорошо понимал важность соответствия качества и цены. Именно поэтому в формулировке первого принципа акцент сделан на том, что высококачественные товары и услуги должны продаваться по разумным ценам, чтобы их могли купить все, а не только платежеспособные покупатели. Тем самым, предприниматель определил свой вклад в общественное развитие как удовлетворение материальных потребностей людей для обеспечения их благополучия и счастья.

Принцип справедливости и честности прямо указывает на необходимость соблюдения этических ценностей как руководителями при совершении сделок и по отношению к собственному персоналу, так и персоналом – путем демонстрирования соответствующих моделей поведения, что определяет уровень «морального здоровья» корпорации.

Введение данного принципа определяет конфуцианская этика, заложенная в основу трудовой жизни японцев, которая даже в условиях современного промышленного производства позволяет преодолевать конфликты, создавать атмосферу взаимной заинтересованности и гармонии. Ее сила состоит в том, что она сложилась не на основе индивидуализма, а на стремлении к гармонии межличностных отношений, в которых мерой всех вещей был не индивид, а именно отношения. И сегодня ее влияние не ослаблено, несмотря на влияние глобализации и бурные процессы, которые имеют место в японском обществе.

Японские предприниматели уверены, что бизнесом нельзя заниматься без доверия к партнеру. Личная честность и соблюдение деловой этики весьма ценятся в Японии. Известная пословица «Хлопочи не о прибыли, а о добром имени», появившаяся в эпоху Эдо (1601-1867), вовсе не означала, что купцы не были заинтересованы в получении прибыли. Отвергалась прибыль, полученная любой ценой, полученная путем нарушения правил, которых придерживались все остальные. Вполне закономерно, что такую философию бизнеса определяли факторы духовного, морально-этического порядка.

Конечно, случается, что японские компании нарушают моральные нормы, за что пресса подвергает их критике, а простые японцы могут даже бить стекла в здании фирмы. Главы компаний, нарушивших правила, вынуждены выступать в печати с извинениями. Подобная практика наряду с другими факторами заставляет компании придерживаться правил игры. Следовать морально-этическим нормам обязаны, прежде всего, высшие руководители, поскольку именно они должны прежде других осознать опасность и негативные последствия подобных нарушений и принять соответствующие меры.

Принцип командной работы сегодня широко используется любой компанией, нацеленной на успешное достижение своих целей. И хотя американских менеджеров, которые ввели данный принцип в практику управления в последней трети XX века, считают пионерами в этом плане, первенство все-таки принадлежит К. Мацусите. Его формулировка принципа командной работы предполагает не просто объединение усилий для достижения общих целей корпорации и общества, а конкретизирует условия, в которых этот принцип может быть реализован: взаимное доверие друг другу и признание полной независимости каждого члена команды.

Введение принципа командной работы можно объяснить спецификой японской социальности, которую задает широко известный феномен под названием «группизм». В соответствии с данной социальной психологией японец никогда не отделяет себя от своей референтной группы, членом которой он является, т.е. от организации. Дело в том, что в японской культуре гораздо большее значение придается человеческим и иным коллективистским отношениям, чем личности, так как исторически восточный менталитет ставку на личность никогда не делал и личность никогда не формировал.

Психология группизма лежит в основе мотивации деятельности представителей всех социальных слоев и функциональных группировок, от руководителей компаний до простых рабочих. На уровне компании она имеет форму охватывающего всех сотрудников корпоративного духа, который формулируется в философии компании. Прозорливость К. Мацуситы состоит в том, что он первым среди японских предпринимателей признал значимость и независимость каждого отдельного работника компании для реализации групповых, т.е. корпоративных, целей.

Четвертый принцип – принцип постоянного (у Мацуситы: неустанного) улучшения – сегодня также известен любому менеджеру. Однако в нем К. Мацусита учел даже постоянные природные катаклизмы, вытекающие из географического расположения Японии – землетрясения, цунами и т.п. Он призывает работников корпорации, невзирая на трудности, постоянно совершенствовать свои профессиональные навыки и умения с целью повышения результативности корпоративной деятельности и реализации ее миссии: произвести больше товаров, что приведет к повышению благополучия людей и, в конечном итоге, будет способствовать всеобщему процветанию и длительному миру.

Если предыдущие принципы в несколько иной формулировке можно встретить в этических кодексах современных корпораций, то принцип «обходительность и скромность» более автору данной работы не встречался. Отсутствие данного принципа можно объяснить тем, что признание компанией своей социальной ответственности предполагает учет интересов, уважение прав и потребностей всех стейкхолдеров, что, в свою очередь, предполагает соответствующие отношения, в том числе обходительность и сердечность. Справедливости ради следует сказать, что скромность (в поведении, одежде и т.п.) как ценность конфуцианской этики была зафиксирована в моральных кодексах японских корпораций XVI-XVII веков по той причине, что излишества, расточительность могли привести к разорению, а это считалось худшей формой непочтительности к старшему, главе семьи или торгового дома [44].

Окончательно философия менеджмента К. Мацуситы складывается в послевоенный период. После капитуляции Японии в августе 1945 г. японцы оказались в растерянности: страна впервые потерпела поражение, а их огромные усилия в поддержку, как они считали, правого дела, оказались напрасными. Видя растерянность работников, К. Мацусита решает, что компании нужна ясная политика управления, направленная на восстановление и реабилитацию. В своем обращении к каждому работнику он пишет: «Именно производство – основа возрождения. Давайте подтвердим традиционный дух компании Matsushita Electric и отдадим все силы на восстановление страны и подъем культуры». В октябре того же года возобновляется выпуск бытовых электротоваров, а в ноябре глава компании провозглашает политику «высокой зарплаты и высокой производительности». Основной упор делается на правильный подбор персонала с тем, чтобы каждый работник мог в полной мере применить свои способности в общем деле возрождения фирмы и страны.

Однако в 1946 г. решением американских оккупационных властей К. Мацусита был на 1 год изгнан из бизнеса. В период вынужденного отстранения от работы в компании он создает общественное движение Peace and Happiness through Prosperity (PHP), цель которого заключалась в достижении мира и счастья через материальное благополучие. В 1947 г. он учреждает Институт PHP, который стал заниматься разработкой стратегии этого движения и философии управления корпорацией Matsushita Electric. Именно тогда К. Мацусита формулирует оставшиеся два принципа, очень актуальные и сегодня:

Гармония с природой: придерживаться законов природы и соизмерять мысли и поведение с постоянно меняющимися условиями для того, чтобы осуществлять постепенный постоянный прогресс и успех своих устремлений.

Благодарность за счастье: быть всегда благодарным за приобретенное счастье и добро для того, чтобы жить в мире и радости, преодолевать любые препятствия, встречающиеся на пути к достижению истинного счастья.

Говоря современным языком, о важности сохранения биоразнообразия и охраны окружающей среды глава корпорации Matsushita Electric стал говорить в конце 1940-х гг., на много лет раньше, чем ученые и другие предприниматели осознали экологические проблемы как предмет социальной ответственности бизнеса. Человечество уже извлекает уроки своего неуважения природы и вреда, нанесенного ей в результате своей деятельности: «парниковый» эффект и глобальное потепление привели к тому, что летом 2010 г. во многих странах Европы и Америки экстремальная жара сменялась ливнями и наводнениями, погиб почти весь урожай, нанесен ущерб собственности, коммуникациям, погибли люди и т.д.

Седьмой принцип носит чисто философский характер. Он характерен только для философии менеджмента К. Мацуситы и в моральных кодексах современных корпораций не встречается.

Хотя данные принципы несколько высокопарны для жесткого производителя бытовой техники, каким К. Мацусита был в действительности, даже их краткий анализ показывает, что их создатель заботился в первую очередь не о собственном благе и обогащении, а возможности служения обществу, соблюдении норм морали и этики по отношению ко всем заинтересованным сторонам, гармонии с природой и т.п. Если сопоставить принципы философии менеджмента К. Мацуситы с принципами Глобального договора и моделью КСО Кэрролла, следует признать, что тот оказался прозорливее многих других предпринимателей и ученых, предвосхитив в 1930-х гг. появление новой парадигмы корпоративного управления в конце XX столетия.

Таким образом, несмотря на то, что К. Мацусита никогда не использовал термин «корпоративная социальная ответственность», разработа


Поделиться с друзьями:

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...



© cyberpedia.su 2017-2024 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.019 с.