Корпоративная социальная от ветственность белорусских компаний как потенциал формирования философии менеджмента — КиберПедия 

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Корпоративная социальная от ветственность белорусских компаний как потенциал формирования философии менеджмента



Очень важным остается вопрос о том, рассматривают ли белорусские работодатели социальную ответственность в качестве потенциала для формирования философии менеджмента, которая будет внедрена в сознание каждого работника так, что она станет неотъемлемой частью его поведения. О том, что менеджменту отечественных компаний и предприятий сегодня недостает актуальных знаний в области управления персоналом, косвенно свидетельствует выявленная недооценка роли каждого работника, вовлечение которого в дела организации ни руководители компаний, ни сами работники не считают обязательным.

Компания, провозгласившая себя социально ответственной, требует и социально ответственного работника. Формирование личности такого работника происходит, как правило, в рамках собственной корпоративной культуры [46]. Несомненно, из всех качеств личности приоритет отдается ответственности, потому что ответственность – это не только фактор, ограничивающий поведение человека, т.е. ответственность перед обществом с позиций выполнения принятых в нем норм и правил. Это образующий компонент его деятельности во всех сферах взаимодействия в обществе, в организации в том числе, так как весь процесс жизнедеятельности индивида состоит из его активного или пассивного взаимодействия с другими членами сообщества. Из всех видов ответственности социальную ответственность следует рассматривать как интегральную характеристику работника, определяющую поведение и организацию его профессиональной деятельности и включающую ответственность за результаты и последствия этой деятельности. Именно такой работник востребован компаниями, реализующими социально ответственное поведение, принципы и ценности которого составляют основу их философии менеджмента.

Изучение белорусской практики КСО показало, что отечественные работодатели не исключение. Мнение о том, что современный человек должен отдавать себе отчет в своих действиях и отвечать за последствия своих действий, разделяет подавляющее большинство компаний-респондентов проведенного исследования (80,4%), хотя и наблюдается статистически значимое различие во мнении представителей малых предприятий по сравнению с мнением представителей крупных и средних предприятий – 65,1%, 81,2% и 84,2% соответственно (см. рис. 12).

Рис. 12: Разделяете ли Вы мнение о том, что на смену «человеку разумному» должен прийти «человек ответственный», т.к. современный человек должен отдавать себе отчет в своих действиях и отвечать за последствия своих действий?

Данный вопрос, рассмотренный с точки зрения обладателей разных статусов позволяет увидеть единство их мнений, причем именно рядовые специалисты выражают большую уверенность в необходимости формирования личности ответственного человека в современном обществе в целом (см. рис. 13).

Рис. 13: Разделяете ли Вы мнение о том, что на смену «человеку разумному» должен прийти «человек ответственный», т.к. современный человек должен отдавать себе отчет в своих действиях и отвечать за последствия своих действий?

В отношении ответственности, которая, по мнению компаний-респондентов, является характеристикой социальной структуры личности работника, получены интересные данные. Белорусские работодатели считают, что социально ответственный работник должен обладать следующими видами ответственности: «за порученное дело» – 62,0%, как «выполнение принятых в организации норм и правил» – 37,5%, «правовой, административной, материальной и т.п. видами ответственности» – 34,0%, как «нравственный долг перед обществом (выполнение принятых в обществе социальных норм и правил)» – 29,3%, хотя 7,1% компаний-респондентов считают, что от персонала можно требовать выполнение принятых в организации норм и правил, даже если они могут отличаться от норм и правил, принятых в обществе (см. табл. 7). Полагаем, что есть повод задуматься о том, какие же ценности доминируют в таких компаниях.

Таблица 7 –   Какими видами ответственности, по Вашему мнению, должен обладать социально ответственный работник организации?

   Кол-во  %
Ответственность за порученное дело  235  62,0%
Ответственность перед организацией (компанией) как выполнение принятых в ней норм и правил  142  37,5%
Ответственность как нравственный долг перед обществом (выполнение принятых в обществе социальных норм и правил)  111  29,3%
Ответственность как выполнение принятых в организации норм и правил, которые могут отличаться от норм и правил, принятых в обществе  27  7,1%
Правовая, материальная, административная и др. виды ответственности  129  34,0%

 

И если число представителей разных по размеру субъектов хозяйствования республики в целом не меняется, то сравнение подвыборок по статусу респондентов выявило уровень, на котором происходит нарушение модальности в отношении ответственности работника как характеристики его социальной структуры. Это уровень функциональных и линейных руководителей, которые интерпретируют ценности социальной ответственности, задаваемые собственниками и главными руководителями компаний (экспертный уровень). 11,5% руководителей среднего эшелона управления не считают возможным соблюдать принятые в обществе нормы и правила, если они мешают достижению организационных целей (см. табл. 8).

 

Таблица 8 –   Какими видами ответственности, по Вашему мнению, должен обладать социально ответственный работник организации?

 

Собственник компании и/или топ-менеджер

Руководитель среднего эшелона управления

Специалист экономического профиля

   Кол-во  %  Кол-во  %  Кол-во  %
Нет ответа  2  3,6%  1  1,0%  1  0,5%
Ответственность за порученное дело  36  64,3%  58  60,4%  133  63,3%
Ответственность перед организацией (компанией) как выполнение принятых в ней норм и правил  27  48,2%  35  36,5%  72  34,3%
Ответственность как нравственный долг перед обществом  21  37,5%  31  32,3%  57  27,1%
Ответственность как выполнение принятых в организации норм и правил, которые могут отличаться от норм и правил, принятых в обществе  2  3,6%  11  11,5%  13  6,2%
Правовая, материальная, административная и др. виды ответственности  14  25,0%  38  39,6%  75  35,7%

 

Данный показатель в сочетании с мнением функциональных и линейных руководителей о сущности КСО может свидетельствовать о проблемных местах их подготовки – о снижении значимости морально-этической составляющей поведения управленческих кадров, которые сегодня осуществляют оперативное руководство производственными подразделениями предприятия, но в будущем могут возглавить руководство всем предприятием.

Из табл. 8 видно, что мнение своих непосредственных руководителей по данному вопросу поддерживает только 6,2% рядовых специалистов белорусских предприятий. Большинство из них рассматривают свою ответственность как соблюдение норм, правил организации и общества, отсутствие предосудительных действий. Они также готовы нести и другие виды ответственности – за порученное дело, правовую, материальную, административную и т.п.

В то же время все белорусские субъекты хозяйствования уверены, что социально ответственный работник должен демонстрировать ответственное профессиональное поведение. 11,1% компаний-респондентов считают, что это неукоснительное исполнение работником своих профессиональных обязанностей, 25,3% – умение работника брать на себя ответственность за свои профессиональные действия, 18,7% – исполнение работником своих профессиональных обязанностей в соответствии с принятыми в данном обществе моральными и правовыми нормами, а 42,7% – неукоснительное исполнение работником своих профессиональных обязанностей в соответствии с принятыми в данном обществе моральными и правовыми нормами, а также его готовность держать отчет перед собой и внешними инстанциями за свои профессиональные действия (см. табл. 9). Если объединить два последних варианта по нормативному признаку, то 61,4% компаний-респондентов признают морально-правовой характер профессиональной ответственности работника.

Таблица 24 – Как Вы понимаете ответственное профессиональное поведение?

   Кол-во  %
Неукоснительное исполнение работником своих профессиональных обязанностей  42 11,1%
Исполнение работником своих профессиональных обязанностей в соответствии с принятыми в данном обществе моральными и правовыми нормами  71 18,7%
Умение работника брать на себя ответственность за свои профессиональные действия  96 25,3%
Неукоснительное исполнение работником своих профессиональных обязанностей в соответствии с принятыми в обществе моральными и правовыми нормами, а также его готовность держать отчет перед собой и внешними инстанциями за свои профессиональные действия  162 42,7%

 

Представители разных по размеру компаний едины во мнении, что ответственное профессиональное поведение следует трактовать шире, нежели неукоснительное исполнение работником своих профессиональных обязанностей. Их мнение подтверждает выявленную закономерность о морально-правовом характере профессиональной ответственности работника. При этом представители крупных предприятий чаще, чем представители средних и малых предприятий отмечают необходимость соответствия профессиональных обязанностей принятым в обществе морально-правовым нормам – 63,8%, 59,4% и 53,5% соответственно.

Однако сравнение подвыборок по статусу респондентов, подтвердив в целом вывод о морально-правовом характере профессиональной ответственности работника, выявило некоторые различия. Так, руководители среднего эшелона управления реже, чем высшее руководство и рядовые специалисты выбирают вариант ответа, который предусматривает соответствие профессионального поведения моральных нормам общества (14,6%, 16,1% и 21,9% соответственно), но чаще – вариант ответа, включающий не только соответствие моральным нормам, но и готовность нести ответственность за свои действия перед внешними инстанциями – 50,0%, 42,9% и 40,5% соответственно (см. табл. 10). Это можно объяснить подотчетностью осуществляющих оперативное руководство функциональных и линейных менеджеров перед собственниками компании и ее высшим руководством.

Таблица 10 – Как Вы понимаете ответственное профессиональное поведение?

 

Собственник компании и/или топ-менеджер

Руководитель среднего эшелона управления

Специалист экономического профиля

   Кол-во  %  Кол-во  %  Кол-во  %
Неукоснительное исполнение работником своих профессиональных обязанностей  5  8,9%  13  13,5%  24  11,4%
Исполнение работником своих профессиональных обязанностей в соответствии с принятыми в данном обществе моральными и правовыми нормами  9  16,1%  14  14,6%  46  21,9%
Умение работника брать на себя ответственность за свои профессиональные действия  16  28,6%  20  20,8%  52  24,8%
Неукоснительное исполнение работником своих профессиональных обязанностей в соответствии с принятыми в обществе моральными и правовыми нормами, а также его готовность держать отчет перед собой и внешними инстанциями за свои профессиональные действия  24  42,9%  48  50,0%  85  40,5%

 

Вывод о морально-правовом характере профессиональной ответственности работника согласуется с мнением большинства компаний-респондентов (68,9%) о том, что все работники компании, независимо от того, реализует она практику КСО или нет, должны демонстрировать принципы ответственности (см. рис. 14).

Рис. 14: Должны ли все работники организации (компании, предприятия), независимо от того, реализует она практику КСО или нет, демонстрировать принципы ответственности?

Частота выбора утвердительного ответа на данный вопрос по всем подвыборкам – в зависимости от размера предприятий и по статусу респондентов – подтверждает выявленную закономерность.

Доля компаний-респондентов, уверенных в обязательной демонстрации моделей социально ответственного поведения работниками компании, если та реализует практику КСО, еще выше – 73,9 %. Сравнение мнений респондентов по всем подвыборкам подтверждает обязанность каждого работника социально ориентированной компании демонстрировать модели социально ответственного поведения.

Таким образом, проведенное исследование подтвердило, что социальная ответственность признается белорусским бизнес-сообществом обязательным атрибутом взаимодействий работника компании с другими работниками, организацией и обществом. Ее содержание включает соблюдение норм и правил организации, профессиональную пригодность и отсутствии предосудительных действий. Доказано, что профессиональная ответственность работника носит морально-правовой характер и работник социально ориентированной компании должен демонстрировать модели социально ответственного поведения.

Однако, несмотря на признание морально-правового характера профессиональной ответственности работника, выявлено снижение значимости морально-этической составляющей поведения функциональных и линейных руководителей белорусских предприятий разных форм собственности, обнаруживая тем самым слабые места корпоративной культуры в целом и подготовки управленческих кадров в частности. Полученные результаты коррелируют с мнением отечественных работодателей о принципах деловой этики, соблюдении которых является обязательным лишь для определенной части белорусского бизнес-сообщества: честность, прозрачность отчетности относит к области КСО только каждая пятая компания-респондент, а учет общественных ожиданий и общепринятых этических норм в практике ведения дел – только каждая десятая.

Если дифференцировать полученные данные в зависимости от размера компании, то результаты тоже недостаточно утешительны: честность, прозрачность отчетности считает сферой КСО каждая четвертая крупная и средняя компания-респондент и каждая третья компания малого бизнеса, а учет общественных ожиданий и об­щепринятых этических норм – каждая шестая крупная, каждая двадцатая средняя и каждая десятая малая компания.

Еще менее утешительным оказывается мнение респондентов, различающихся по статусу в иерархической структуре организации: только каждый шестой собственник и/или топ-менеджер, формирующий стратегию развития компании и определяющий принципы и ценности ее поведения, готов соблюдать честность, прозрачность отчетности и учитывать общественные ожидания и общепринятые этические нормы в практике ведения дел. Честность и прозрачность отчетности готов демонстрировать каждый четвертый руководитель среднего эшелона управления и каждый шестой специалист экономического профиля, тогда как соблюдение общепринятых этических норм – лишь каждый седьмой руководитель среднего эшелона управления и каждый одиннадцатый специалист.

Наш вывод подтверждает мнение самих предпринимателей. В частности, генеральный директор ОАО «Белсплат» В.А. Чичикайло, компания которого по итогам работы в 2009 г. была признана победителем номинации «Социально ответственный брэнд» на конкурсе «Брэнд года-2009», давая интервью журналу «Экономика. Финансы. Управление», отмечает: «Я думаю, что белорусскому бизнесу пока не хватает честности. Хотя стремление, как говорится, урвать становится уже невыгодным. Если подешевело сырье, то следует уменьшить и цены на конечную продукцию. Это оправдано и с экономической точки зрения: товары или услуги станут более конкурентоспособными» [Чичикайло, 2010].

Тем не менее, следует признать, что хотя для отечественной практики характерно наличие компаний всех типов этичного организационного поведения по классификации Р. Рейденбаха и Д. Робина, белорусское бизнес-сообщество в целом находится на стадии начального этичного поведения, так как белорусские работодатели демонстрируют понимание того, что этичное поведение влечет издержки. Для подтверждения их внимания к ценностям КСО следовало бы проанализировать миссии, философию или моральный кодекс данных организаций, однако сделать это достаточно сложно по ряду причин.

Во-первых, в отличие от зарубежных компаний, около 90% которых внедряют этические принципы посредством кодексов, не все белорусские компании осознали важность данного документа для формирования философии компании и ее корпоративной культуры.

Во-вторых, требуется время, чтобы разработка кодекса корпоративной этики стала насущной необходимостью. Известны случаи, когда насильственное внедрение ценностей «сверху вниз», даже если это общечеловеческие или религиозные ценности, приводило к их неприятию или агрессии со стороны сотрудников. Самый свежий пример подобного внедрения корпоративных ценностей – решение российского олигарха В. Бойко-Великого, президента ОАО «Русское молоко», которое предписывало всем сотрудникам холдинга повенчаться до 14 октября 2010 г. и запрещает аборты [47].

В-третьих, даже если компании разработали свои кодексы корпоративной этики, таких документов в открытой печати пока немного. Те документы, которые автору удалось собрать, относятся к философии компании (бизнеса), а не корпоративным этикам. Исключение составляет информация, включенная в социальный отчет корпорации ВАТ под названием «Принципы ведения бизнеса» и «Социальная ответственность ВАТ», которую можно отнести к философии менеджмента. Ее содержание составляют принципы взаимной выгоды, ответственного управления продукцией и добропорядочного корпоративного поведения, а также видение социальной ответственности через лидерство ВАТ в области КСО, так как устойчивое развитие возможно только при условии ответственного подхода к ведению бизнеса [Социальный отчет ВАТ 2004-2005, с. 9-13].

Даже беглый анализ миссий и философий белорусских компаний подтверждает их морально-этическую направленность с акцентом на командную работу и достижение целей общими усилиями при соблюдении интересов всех целевых групп, добропорядочность, честные методы при работе с конкурентами и т.д. Их особенность в том, что они исключают получение прибыли как главной цели бизнеса. Только высокие цели «дарить людям радость и здоровье, создавая натуральную, полезную, вкусную и разнообразную продукцию» (ОАО «Савушкин продукт»), «обеспечивать наших потребителей прохладительными напитками, быть партнерами для наших клиентов, оправдывать ожидания наших инвесторов и укреплять благосостояние страны, в которой мы работаем» (ИП «Кока-Кола Бевриджиз Белоруссия»), «содействие развитию бизнеса клиентов и рынка в целом через высокопрофессиональные услуги консалтинга, маркетинговых исследований и бизнес-образования» (ЦСБТ «САТИО») и т.п. детерминируют стратегии функционирования и развития, а также модели поведения отечественных компаний и их персонала.

С одной стороны, в этом можно увидеть отражение опыта западных компаний, провозгласивших практичный или идеалистический лозунг, замахивающийся на спасение вселенной или более скромный, в котором слово «прибыль» никогда не упоминается. Например, создатель компании La Revlon Ч. Ревлон определил ее миссию как продажу «обещания надежды» (The Promise of Hope). Покупая продукцию La Revlon, люди получают надежду на улучшение своего имиджа (но не истинную природную красоту). Миссией DHL признано стремление стать мировым лидером в доставке почты. В качестве официальной философии концерн Volvo избрал лозунг «Не мы изобрели автомобиль, но мы устанавливаем стандарты безопасности», а General Electric – «Прогресс – это наш главный продукт».

С другой стороны, декларация социальной ответственности своего бизнеса на уровне философии означает признание, что компания не может считать себя компанией мирового уровня без дополнительного вклада в жизнь общества, в котором она живет и работает. Более того, направления деятельности компаний формулируются в соответствии с концепцией корпоративного гражданства и учетом основных принципов Глобального договора.

Конечно, пока еще рано делать однозначные выводы о том, что корпоративная социальная ответственность уже превратились в моральный императив для отечественных компаний и предприятий, а ее принципы в ближайшем будущем станут основой их философий менеджмента. Требуется дополнительное исследование, и возможно, не одно, чтобы проследить динамику, выявить сформировавшиеся тенденции и закономерности, свидетельствующие как об общих проявлениях корпоративного гражданства, так и о специфике белорусской модели КСО. Однако поиск причин невысокой эффективности реформ за пределами экономики, в частности в системе ценностей, доминирующих в белорусском обществе, следует считать оправданным. Как показывает мировая практика, опыт ряда постсоветских стран, социальная ответственность бизнеса обязательно станет смысловым конструктом системы ценностей и регуляторов белорусского бизнес-сообщества.


                                 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вот уже более полувека научные и деловые круги мира ведут дискуссию о природе и содержании корпоративной социальной ответственности. И хотя к сегодняшнему дню накоплен большой багаж теоретических знаний и наработан богатый практический опыт социально ответственного ведения бизнеса, по-прежнему остается множество вопросов, на которые руководители компаний хотят получить ответы. Это вопросы касаются осознанности выбора по поводу присоединения к практике социальной ответственности, форм и масштабов реализации принципов КСО, признания морально-этической составляющей и т.п. На эти и другие вопросы о практике социальной ответственности бизнеса нельзя дать быстрый и однозначный ответ. Более того, в разных бизнес-сообществах ответ на один и тот же вопрос может несколько различаться, так как он должен учитывать особенности не только конкретных компаний или отраслей, но и социально-экономического развития страны в целом. Мы согласны с образным утверждением российских специалистов в области КСО, что за «деревьями» национальной специфики нельзя терять «леса» уже выработанных и апробированных на практике выводов и подходов [Доклад о социальных инвестициях в России – 2008, 2008, с. 5] по целому ряду причин, которые требуют некоторого уточнения с позиций проведенного нами исследования.

Во-первых, проблематику КСО не следует рассматривать как нечто вторичное, не присущее бизнесу. История развития концепций КСО подтвердила определенную социальную направленность бизнеса разных времен, реализованную изначально в форме благотворительности и филантропии, а современное состояние науки и накопленный практический опыт позволили расширить перечень форм и направлений корпоративной социальной деятельности.

Во-вторых, независимо от того, какую терминологию предпочитают эксперты или практики – «корпоративная социальная ответственность», «корпоративная социальная деятельность», «корпоративная устойчивость» или «корпоративное гражданство», – с управленческих позиций речь идет о целостной системе менеджмента: принципах и их реализации в конкретных процессах, а также результатах этих процессов, которые могут и должны быть оценены.

В-третьих, интеграция КСО в корпоративную стратегию требуют от компаний серьезных управленческих усилий по формированию и развитию комплекса необходимых ресурсов, а также развития системы корпоративного управления с акцентом на создание ответственных взаимовыгодных отношений со всеми заинтересованными сторонами как важнейшего фактора устойчивого развития, как корпораций, так и всего общества.

В-четвертых, понятия «морального» и «эффективного» бизнеса не противоречат, а дополняют друг друга именно в рамках социально ответственного подхода к ведению бизнеса. Сегодня современные корпорации базируются на новой корпоративной философии – ценностях «общей судьбы», ориентированной на учет и равенство интересов всех стейкхолдеров: персонала, потребителей, акционеров, деловых партнеров, местных сообществ, государства и общества в целом. Сотрудничество, партнерство, доверие и согласованные действия становятся не менее важными, чем система хозяйственного управления, что порождает новую философию менеджмента, основанную на морально-этических ценностях солидарности. В итоге успеха добиваются те компании, чья философия очевидна как их персоналу, так и всем остальным стейкхолдерам.

Несмотря на то, что наше исследование не было таким масштабным и глубинным, как исследования российских коллег, оно позволило выявить не только общие закономерности развития корпоративной социальной практики в Беларуси, присущие мировому сообществу, но и специфику отечественной модели КСО.

Поскольку белорусская практика КСО берет начало с нулевых годов, этот период можно охарактеризовать как время, когда ведущие компании и предприятия Беларуси активно осваивали международный и накапливали собственный опыт социально ответственного ведения бизнеса, определяя рациональные направления и оптимальные масштабы социальных инвестиций.

Как показало проведенное исследование, из-за отсутствия системного понимания феномена КСО лидеры отечественного бизнеса еще только начали выстраивать стратегию устойчивого взаимодействия с заинтересованными сторонами. Отличительная особенность белорусской модели КСО заключается в том, что ключевыми стейкхолдерами являются, прежде всего, потребители, взаимодействие с которыми рассматривается в качестве приоритетного направления корпоративной социальной деятельности. Это означает, что ведущие белорусские компании выстраивают свою деятельность на основе экономической ответственности, которая заключается в удовлетворении потребностей потребителей в товарах и услугах как фундаментальном источнике получения прибыли.

Круг заинтересованных сторон, вовлеченных в реальное взаимодействие, диверсифицируется медленно, поскольку деловые партнеры, инвесторы, местные сообщества, социально незащищенные слои населения и сферы общества выведены на периферию или даже за рамки социальной ответственности компаний. Формирование запросов широкого круга стейкхолдеров по проблемам социальных инвестиций как основы для выработки системного, сбалансированного подхода компаний к социально ответственной корпоративной стратегии пока остается ключевой проблемой для белорусского бизнес-сообщества.

Слабая диверсификация стейкхолдеров привела к тому, что основными типами корпоративной социальной деятельности белорусских компаний и предприятий на момент проведения исследования были КСО-филантропия и КСО-интеграция. Недаром филантропия, благотворительность, спонсорство оказываются самыми известными, да и самыми реализуемыми формами социальной ответственности в белорусском бизнес-сообществе [см. более подробнее: Глобальный договор и социально ответственный бизнес Беларуси, 2007].

Если получившая широкое распространение КСО-филантропия отражает естественное развитие мировой практики корпоративной социальной деятельности, то КСО-интеграция, подразумевающая интеграцию принципов КСО в корпоративную стратегию, еще только активно внедряется. Ее несколько запоздавшее внедрение связано с пониманием потребителей как ключевого стейкхолдера, тогда как КСО-интеграция основана на взаимодействии со всеми основными стейкхолдерами. Эта деятельность охватывает основные для компаний бизнес-процессы, а ее эффект выражается в таких конкретных показателях, как рост продаж и производительности труда, снижение издержек и соответствующих рисков. Поскольку отечественные компании-лидеры демонстрируют готовность к изменениям, выработке общих прогрессивных подходов, развитие интеграционного подхода к корпоративной социальной деятельности можно считать основной тенденцией развития белорусской практики КСО по состоянию на середину 2008 г.

Сегодня для белорусского бизнес-сообщества очень актуальным становится переход к КСО-инновации, направленной на внедрение новых для компании бизнес-процессов в различных функциональных направлениях. Это соответствует как мировой теории и практике, обозначившим тенденцию к развитию данного типа КСО с середины текущего десятилетия [48], так и актуализированным новым потребностям общественного развития Республики Беларусь.

Прежде всего, инновации сами по себе становятся важнейшим объектом КСО. Такой подход обозначен в программе инновационного развития экономики Республики Беларусь, подразумевающей развитие институтов, инфраструктуры, инноваций и инвестиций. В этом контексте сферой социальной ответственности бизнеса становится не просто развитие социальной инфраструктуры как таковой, а осуществление инвестиций и инноваций, что, в свою очередь, требует постоянного конструктивного диалога бизнеса с органами государственной власти по конкретным формам их реализации.

Как правило, инновационные бизнес-идеи увязываются с решением острых социальных и экологических проблем. Например, в течение нескольких лет ПРООН рассматривает в качестве глобального тренда концепцию развития «инклюзивных рынков», когда в результате реализации инновационной бизнес-модели снижается уровень бедности. Первые шаги в этом направлении уже делаются и в Беларуси. В 2008 г. ПРООН в Республике Беларусь организовало ряд семинаров по вопросам внедрения такой инновационной формы КСО как социальное предпринимательство [http://un.by/ru/undp/].

Особое значение инновации приобретают в период экономического кризиса, который предъявляет особые требования не только к технологическому уровню компаний, но и к их управленческим компетенциям. Здесь трудно не вспомнить К. Мацуситу, который в условиях кризиса 30-х гг. прошлого столетия вводит новую управленческую практику – пожизненный наем с целью сохранения высококвалифицированного персонала. В результате ему удалось сохранить лояльность работников, усилить свою репутацию у потребителей, заинтересовать инвесторов и завоевать благосклонность всего общества. Сегодня инвестиции в развитие отношений со всеми стейкхолдерами, а не только потребителями и персоналом, приобретают для белорусских компаний характер жесткой необходимости именно в контексте КСО.

По мнению экспертов, само внедрение принципов КСО в корпоративную стратегию является важной управленческой инновацией, а корпоративная социальная деятельность подчиняется закономерностям инновационного развития [People Investor 2009, 2010, с. 5]. Для белорусского бизнес-сообщества таким подходом становится превращение КСО в моральный императив, определяющий добровольный вклад компании в развитие общества. Корпоративная социальная ответственность имеет огромный потенциал, необходимый для формирования философии менеджмента, эффективность которой определяется внедрением в сознание каждого работника в качестве неотъемлемой части его поведения. Основанием для этого служит признание социальной ответственности обязательным атрибутом взаимодействий работника компании с другими работниками, организацией и обществом, а также морально-правовой характер профессиональной ответственности работника. В целом это будет способствовать устранению фрагментарности не только корпоративной социальной деятельности, но и мышления руководителей и сотрудников компаний.

Инновационным может стать усиление информационной прозрачности и детализация нефинансовой отчетности белорусского бизнеса, низкий уровень которой нередко маскирует формальное отношение к социальным инвестициям и КСО в целом.

Сегодня идет очень активный диалог бизнеса с государством, однако традиционное представление о феномене КСО и вынужденном характере социальных инвестиций слабо способствует стремлению компаний увязывать свою социальную ответственность с достижением долгосрочных конкурентных преимуществ.

Анализ белорусской практики КСО и основных особенностей ее развития позволяет сформулировать некоторые рекомендации для отечественного бизнеса и органов государственного управления.

Прежде всего, для устранения отставания от мировых стандартов КСО белорусскому бизнесу следует более широко использовать мировой опыт корпоративной социальной деятельности. Это касается понимания КСО как целостной инновационной системы, позволяющей не только формировать инновационные стратегии развития бизнеса и обеспечивать компаниям долгосрочные конкурентные преимущества, но и эффективно решать социальные проблемы общества. Иными словами, требуется корректировка понимания данного феномена. Переход к актуальной интерпретации КСО, предполагающей достижение организационных целей с учетом интересов всех заинтересованных сторон, позволит выстроить стратегию устойчивого взаимодействия с ними. Мировая практика доказала эффективность такой стратегии, в которой сбалансированные взаимовыгодные отношения с внутренними и внешними стейкхолдерами являются важнейшим ресурсом устойчивого развития компаний.

Переход к КСО-инновациям предполагает интеграцию КСО в систему корпоративного управления, в частности внедрение принципов КСО в управленческие рутины, создание профильных комитетов в правлениях или советах директоров, регулярную работу над социальной отчетностью и др.

Внедрение принципов КСО в корпоративное управление должно быть связано с формированием новой философии менеджмента, которая будет способствовать не только устранению фрагментарности отечественной практики социальной ответственности и мышления белорусского предпринимателя и работника компаний. Она в некоторой степени позволит устранить последствия широкомасштабного кризиса в системе ценностей и внедрить в сознание белорусского работника представление о том, что его социальная защищенность обеспечивается не только личными возможностями и способностями, но и личным участием в формировании окружающей среды (бизнеса, государства, природы). В этом случае компании смогут достичь стадии развитого этичного поведения, когда они будут не только декларировать, но и демонстрировать на деле приверженность заявленным ценностям, а сами ценности будут разделяться всеми сотрудниками и служить им руководством к действию.

Для продвижения принципов КСО и долгосрочных перспектив социально ответственным компаниям необходимо демонстрировать свое лидерство в данной сфере. Это будет способствовать распространению лучших практик КСО, развитию общественного диалога и формированию национальной платформы с учетом зарубежного опыта и страновой специфики.

В свою очередь, органам государственного управления необходимо вести открытый диалог с бизнесом, обращая особое внимание на механизмы взаимовыгодного частно-государственного партнерства для совместного решения актуальных проблем белорусского общества. Основанием для данной рекомендации служит мнение самих белорусских работодателей, 50% которых признает компромиссный характер КСО либо не отвергает необходимость законодательного принуждения бизнеса к социальной ответственности из-за последствий его де


Поделиться с друзьями:

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...



© cyberpedia.su 2017-2024 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.017 с.