Узловые проблемы аналитической системы Д. Рикардо. — КиберПедия 

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Узловые проблемы аналитической системы Д. Рикардо.



7. Трудовая теория ценности и цены.

Рикардо – сторонник трудовой теории ценности. В отличие от А.Смита, он считал, что такая трактовка правомерна не только для примитивного технологического отношении общества; она имеет универсальное значение. На основе этой теории он определил величину меновой ценности пропорционально затратам овеществленного и живого труда. Понятие овеществленного труда Рикардо отождествлял с капиталом, так как он считал, что капитал – это запас, (прежде всего продовольственных товаров), величина которого равна «рабочему фонду», предназначенному для выплаты заработной платы. По логике Рикардо, если заработная плата необходима для восстановления работоспособности рабочего, то и капитал, равный по величине этому «рабочему фонду», можно рассматривать как затраченный в прошлом, овеществленный труд. Меновая ценность, выраженная в денежной форме, – это цена товара. Как и Смит, Рикардо различает естественный уровень цены (цена равновесия) и рыночный, который зависит от спроса и предложения. Но, выступая последовательным сторонником трудовой концепции, Рикардо считал, что цена товара распадается на первичные доходы – заработную плату и прибыль, а не складывается из них, как утверждал Смит. Величина ренты – третья форма дохода, по его мнению, не влияет на общую величину цены, а сама определяется ее уровнем. «Не потому хлеб дорог, что платится рента, а рента платится потому, что

2 хлеб дорог» – писал Рикардо. Эта точка зрения вытекала из его концепции земельной ренты. В центре его внимания была дифференциальная рента. Ограниченность как плодородных, так и выгодно расположенных земельных участков приводит к тому, что «стоимость хлеба регулируется количеством труда, затраченного

Риккардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения // Сочинения. М., 1955. Т.1. С.30.

Там же, с.71.

на производство его на земле того качества или с той долей капи-

1 тала, при которых не платят ренту» .

Рента выплачивается с лучших участков и рассчитывается как разность между ценами продуктов, произведенных на худших и лучших по плодородию или местоположению земельных участках. Очевидно, трудовая теория меновой ценности, разработанная Рикардо, не только основана на ошибочной трактовке самого понятия капитала, но и внутренне противоречива. Это выражается, в частности, в том, что величину прибыли он рассчитывал пропорционально стоимости затраченного капитала. Таким образом, величина цены товара не могла быть пропорциональна только трудоемкости его производства. Рикардо это понимал и, пытаясь разрешить противоречие, ссылался на то, что колебания прибыли, не связанные с трудоемкостью производства, изменяют цену не более чем на 6–7%. Но, очевидно, это обстоятельство не отрицает влияния капитала, его величины на цену товара, а поэтому не может снять внутреннее противоречие его трудовой концепции.



8. Закон убывающего плодородия земли.

Данный закон основан на постулате об убывающей отдачи от дополнительного труда, затраченного в сельском хозяйстве. А.Смит не придерживался этого постулата. Он высказал только идею о том, что в сельском хозяйстве производительность труда растет медленнее, чем в промышленности. Позднее представители школы английских классиков эту идею связали с якобы существующей в аграрной сфере тенденцией к убывающей отдаче дополнительных капиталовложений в землю и с законом убывающего плодородия земли как естественного ее следствия. Основываясь на этом законе, Мальтус доказывал правомерность выдвинутого им закона народонаселения. Теорема распределения Рикардо также опирается на этот закон. Рента (плата за пользование землей), по его мнению, – следствие ограниченности плодородной земли по отношению к потребностям населения в средствах существования, потому что «никто не станет платить за пользование землей, раз имеется масса еще не обращенной в собственность земли <…>»2.

Но количество земли высокого плодородия ограничено, поэтому рост потребностей требует введение в оборот земли более низкого качества, которые и определяют его цену на всех участ-

Рикардо Д. Указ.соч. Т.1. С.66.

Там же.

ках земли независимо от уровня их плодородия. Эта цена в силу более низкой производительности труда на менее плодородной земле выше цены, чем на более плодородной, поэтому ее владельцы и получают ренту. Рикардо считал, что по мере роста населения общество вынуждено использовать все менее и менее плодородную землю. Поэтому «...производительность ее будет понижаться с каждым новым увеличением капитала <…>»[3]. Защищая свою позицию, Рикардо ссылался и на то, что последовательно сделанные дополнительные затраты труда на одном и том же земельном участке после определенной точки результируются в постоянно снижающейся отдаче (которая может достигнуть отрицательного значения). Правда, Рикардо не отрицал, что эта тенденция к убывающей отдаче может прерываться с действием научно-технического прогресса, но и он, и Мальтус, отталкиваясь от идеи Смита, утверждали, что даже в отдаленном будущем этот прогресс в земледелии не достигнет уровня, необходимого для ее преодоления.



9. Фундаментальная теорема распределения.

Согласно этой теореме норма прибыли изменяется обратно пропорционально изменению заработной платы. Доказывая ее правомерность, Рикардо исходит из определения меновой величины ценности трудоемкостью и основанного на трудовой концепции положения о том, что цена распадается на первичные доходы – зарплату и прибыль, а рента не влияет на ее величину, она сама определяется как разностная величина между значениями цен на худших и лучших участках земли. Следовательно, при неизменности трудовых затрат динамика заработной платы и нормы прибыли изменяется в обратном направлении.

Научное обоснование фундаментальной теоремы распределения сводится к следующему.

С точки зрения Риккардо, динамика естественной величины заработной платы определяется прожиточным минимумом; на нее влияют цены товаров, которые включаются в него. Их ассортимент в большой степени зависит «<…> от нравов и обычаев народа <…>»[4], но повсеместно динамика этого минимума определяется, в первую очередь, изменением цен на хлеб. Рыночная цена труда зависит от соотношения спроса на труд и его предложения. Рост накопления капитала повышает спрос на труд и обуславливает повышение заработной платы по отношению к ее естественному уровню, что стимулирует высокий прирост населения. При благоприятных условиях капитал может увеличиваться даже быстрее, чем население. Поэтому заработная плата продолжает расти. Но, считает Рикардо, «<…> долго такое состояние продолжаться не может, потому что при ограниченности количества земли и неодинаковом качестве производительность ее с каждым новым увеличением капитала, прилагаемого к ней, будет

понижаться, в то время как способность населения к размноже-

1 нию остается прежней» . Подчеркивая, что естественный уровень зарплаты зависит от цен на товары «насущной необходимости», которые «<…> будут постоянно повышаться, потому что для их

2 производства будет требоваться больше труда» , так как его предельный продукт в земледелии (и в добывающей промышленности) сокращается в результате перехода от лучших по плодородию участков к худшим относительно этих лучших участков земли, он приходит к заключению, что динамика заработной платы в этих условиях может быть только повышательной.

Рассуждая подобным образом, Рикардо делает принципиально значимый для доказательства своей теоремы распределения вывод: если не увеличиваются затраты труда, необходимые для производства промышленных товаров, то рост заработной платы приведет кпадению прибыли.

Что касается прибыли фермера-арендатора, то и она снизится, так как вся сверхприбыль, получаемая за счет растущей разницы в плодородии введенных в оборот участков, в форме дифференциальной ренты передается земельному собственнику, а цена необходимого ему сырья и зарплата наемных работников растут. Показав, что «прибыль имеет естественную тенденцию падать, потому что с прогрессом общества и богатства требующееся добавочное количество пищи получается при затрате все

3 большего труда» , Д.Рикардо, правда, обратил внимание на то, что развитие этой тенденции через определенные промежутки времени замедляется в результате технического прогресса и открытий в агрономической науке. Но проблема технического прогресса рассматривается им бегло, что кажется нелогичным, учитывая, что выявленная им тенденция к падению нормы прибыли, несомненно, предполагала, что анализ экономического роста относился к длительному периоду времени. Очевидно, эту нелогичность, как отмечает М.Блауг, можно объяснить стремлением Рикардо показать, что хлебные законы, запрещающие импорт в Бри-

Рикардо Д. Указ.соч. Т.1. С.89.

Там же. С. 91.

Там же. С.99.

танию дешевого хлеба, защищали интересы землевладельцев, но подрывали возможности экономического развития.

10. Внешняя торговля и закон сравнительных преимуществ.

Примечательно, что за главой о прибыли, в которой доказывается неизбежность ее снижения, следует глава о внешней торговле, в которой проблема распределения увязывается с законом сравнительных преимуществ. Исследуя влияние внешней торговли на распределительные отношения, Д.Рикардо полемизирует с А.Смитом по двум принципиально значимым вопросам, анализ которых непосредственно связан с «фундаментальной теоремой распределения». Во-первых, он оспаривает правомерность смитовского утверждения о том, что во всех случаях развитие внешней торговли повышает норму прибыли. С точки зрения Смита, отток капитала в более доходную внешнюю торговлю снизит производство других товаров, спрос на которые останется прежним из-за низкой ценовой эластичности спроса на потребительские товары. Следовательно, цены на них повышаются и соответственно увеличивается получаемая норма прибыли у производителей этих товаров. Возражая Смиту, Рикардо утверждает, что цены не могут повыситься на длительное время. «<…> Во всех случаях, – пишет он, – спрос на иностранные и отечественные товары

вместе, поскольку дело касается стоимости, ограничивается до-

1 ходом и капиталом страны» .

Иными словами, если увеличение емкости рынка не влияет на уровень цен тех товаров, которые включены в прожиточный минимум, расширение внешней торговли не влияет и на норму прибыли данной страны. Рост импорта действительно может повысить ее уровень, если только ввозимые товары относятся к потребительским и покупаются на заработную плату, а их цена ниже внутренних цен на аналогичные блага. Стоит обратить внимание на то, что Рикардо допускает, что и импорт предметов роскоши по ценам ниже внутренних может повышать норму прибыли, но только в том случае, если, экономя таким образом свой доход, состоятельные слои общества увеличивают сбережения, которые, согласно классическим постулатам, практически неотделимы от процесса инвестирования.

Во-вторых, исследуя вопрос о критериях, на основе которых должен решаться вопрос о том, что для каждой страны экономически целесообразно импортировать и экспортировать, Рикардо решил его иначе, чем Смит. Смит считал, что выбор в данном

1 Рикардо Д. Указ.соч. Т.1. С.106.

случае должен основываться на абсолютных преимуществах в издержках производства: выгодно экспортировать те товары, которые в данной стране обходятся дешевле, чем в странеимпортере. Рикардо первым сформулировал закон сравнительных преимуществ, согласно которому страна должна импортировать товары, производство которых обходится ей дороже, чем внутреннее производство других товаров. Производство относительно дешевых товаров должно расширяться, чтобы обеспечить и собственные ее потребности, и возможности роста экспорта. Целесообразность такого подхода он обосновывал сложностью перелива капитала между странами в связи с тем, что « правила, регулирующие относительную стоимость в одной стране, не регулируют относительную стоимость товаров, обмениваемых между

1 двумя или несколькими странами» . Для иллюстрации своей позиции Рикардо приводит следующие условные цифры. Если в Англии производство сукна требует труда 100 рабочих в год, а производство вина – 120 человек, то ей выгоднее импортировать вино, так как его относительные издержки производства выше, чем сукна, доходы от экспорта которого целесообразно использовать на импорт вина. Аналогично, если в Португалии производство вина требует затрат труда 80 человек в год, а сукна – 90, то она выиграет, если будет импортировать сукно, а экспортировать – вино. Продавая его Англии, где оно стоит выше, Португалия получит больше сукна из Англии, чем произвела бы сама, переместив часть своего капитала из виноделия в производство сукна.

Основываясь на теореме распределения, Рикардо сделал пессимистический вывод относительно перспектив развития рыночной экономики: снижение нормы прибыли неизбежно приведет к затуханию ее роста. Выход из создавшегося положения он видел в отмене хлебных законов, которые запрещали ввоз в Англию дешевого хлеба из Франции, что было выгодно для земельных собственников, но противоречило экономическим интересам буржуазии.

На первый взгляд, аналитическая система, разработанная Рикардо, представляется очень логичной. Выделив основные причинно-следственные связи в экономике, он доказал правомерность сформулированной им теоремы распределения, на основании которой и обосновал свою идею о бесперспективности развития капитализма в Англии без отмены хлебных законов. В его доказательствах нет тех противоречий, которые присущи

1 Рикардо Д. Указ.соч. Т.1. С.116.

доктрине Смита. Уязвимость его теории заключается не столько в наличии в ней внутренних нестыковок, сколько в трактовке тех причинно-следственных связей, на основе которых Рикардо доказывал правомерность теоремы распределения. Если сравнивать аналитические системы Смита и Рикардо, то более логична доктрина Рикардо. Тем не менее она явно проигрывала по сравнению со смитовской, во-первых, потому что в «Богатстве народов <…>» дан более обобщающий анализ экономической системы и принципов ее функционирования. Во-вторых, сама внутренняя противоречивость теории Смита хотя и делала ее уязвимой для критики, но в то же время свидетельствовала о его более глубоком, чем у Рикардо, понимании сложности причинно-следственных связей, свойственных рыночной экономике. В-третьих, у Смита более обстоятелен анализ принципиально значимых экономических проблем, связанных с экономическим ростом и развитием, с экономическим выбором.

Отношение ученого мира к доктрине Рикардо не оставалось неизменным. И при его жизни, и долгое время после его смерти многие экономисты относились к ней с большим уважением, что в определенной степени объяснялось и тем, что его ученик Дж. Ст.Милль в 40-е годы XIX века не только сумел доходчиво ее изложить, но, внося достаточно серьезные коррективы в рикардианскую трактовку и ценности, в трактовку закона убывающего плодородия и в теорему распределения, в определенной степени ее осовременил. Кроме того, доказывая научную состоятельность английской классики и, в первую очередь, рикардианской политической экономии, Милль судил о научной ценности теории по верности принятым предпосылкам (постулатам) и ее соответствию им. Это не значит, что он игнорировал прогнозную значимость экономической науки, однако он полагал, что верные предпосылки гарантируют верные выводы, а упрощенные предпосылки приводят к упрощенным выводам.

Но в 70-е годы ХIХ века, когда началась маржиналистская революция, научный авторитет теории Рикардо стал падать и в конечном итоге ее вытеснила неоклассическая теория. Тем не менее неоклассики, признав плодотворность некоторых положений его доктрины, в отличие от своих предшественников – маржиналистов, в определенной мере попытались состыковать свою теорию цены со взглядами Рикардо. Правда, в 30-е годы ХХ века против идей Д.Рикардо резко выступил Дж. М.Кейнс. Он считал, что Рикардо, признав правомерность закона рынков сбыта Ж.-Б.Сэя, способствовал тому, что неоклассическая экономическая теория не занималась проблемой безработицы. В 60-е годы этого же века вновь возник интерес к экономической теории Рикардо; ее постарался реанимировать П.Сраффа в работе «Производство товаров посредством товаров и труда».

Очевидно, что с точки зрения современного уровня науки, теория распределения Рикардо ошибочна. Но она, безусловно, способствовала развитию экономической науки, – не только потому, что в ней присутствовали ценные идеи, получившие позднее научное признание (например, идея о снижающейся динамике предельного продукта), но и по причине содержащихся в ней теоретически и практически значимых научных открытий (закон сравнительных преимуществ), а также в связи с тем, что она основана на сравнительно-статистическом методе анализа.

Жан-Батист Сэй (1767–1832) занимает заметное место в экономической науке. Он первый экономист, который, не будучи британцем, стал не только популяризатором идей А.Смита (именно такую задачу он первоначально поставил перед собой), но, развивая их, поставил новые вопросы и постарался дать на них ответы. В истории экономической мысли он известен прежде всего как автор двух фундаментальных работ: «Трактат политической экономии» (1803) и «Полный курс политической экономии» (1828). Его роль в экономической науке связывают с разработкой идей, которые были обобщены в теории факторов производства и в законе рынка сбыта (получившем название «закон Сэя»). Сэй также ввел схему изложения материала в экономических работах обобщающего характера, в которой основные разделы соответствовали стадиям воспроизводственного процесса (производство, распределение, обмен, потребление).

11. Теория факторов производства.

Теория факторов производства, разработанная Ж.-Б.Сэем, основана на теории ценности и естественной цены А. Смита, в рамках которой величина меновой ценности определялась суммой доходов трех производственных факторов, используемых при производстве товара (труда, капитала, земли).

Опираясь на это положение, Сэй утверждал, что каждый фактор производства создает получаемый им доход, конкретная величина которого зависит от спроса и предложения на рынке факторов производства. Длительное господство в экономической науке рикардианской трудовой теории меновой стоимости привело к недооценке научного значения факторной теории цены Сэя. Ее научность, разумеется, не могли признать и сторонники марксизма, так как она имела неприкрытую антитрудовую направленность и противостояла трудовой теории ценности, разработанной Марксом. Много позднее стало очевидным (правда, только для представителей западной экономической науки) научное значение теории трех факторов производства: именно на ее основе возник факторный анализ производства, в частности, метод производственной функции (метод определения оптимального соотношения труда и капитала при производстве товара).

12. Закон сбыта товаров (закон Сэя).

Данный закон отражает идеи представителей классической школы относительно сущности общественного богатства и тех условий, которые необходимы для его роста. Их Сэй обобщил и развил в работе «Трактат политической экономии». Классики в отличие от меркантилистов связывали богатство не с наличной денежной массой, а с величиной созданного в стране продукта, подчеркивая, что его рост основан на непрерывности воспроизводственного процесса рыночной экономики. Именно поэтому проблема кризисов привлекла внимание классиков в начале ХIХ века, когда впервые возникла тенденция к нестабильности экономического роста. Осмысливая ее, Сэй пришел к следующему выводу: общее перепроизводство невозможно, так как «всякий продукт с момента своего создания открывает рынок сбыта для

1 других товаров на всю величину своей стоимости» .

Сам Сэй никогда не давал строгой формулировки этого закона. Это сделали его современники (Д.Рикардо, Дж.Ст.Милль и др.), основываясь на идеях, высказанных им в связи с проблемой кризисов в рыночной экономике. Но понимание этого закона у представителей классической школы было неоднозначным. Милль, а в начале 50-х годов прошедшего века и позднее – американские ученые Дж.Беккер и У.Баумоль пришли к выводу, что закон Сэя имеет два варианта: жесткий (закон тождества) и мягкий (закон равенства).

13. Закон тождества.

Английские классики много писали о невозможности общего перепроизводства в денежной экономике. Ж.-Б.Сэй, доказывая правомерность этой позиции, утверждал, что совокупный спрос и совокупное предложение всегда тождественны, потому что производство не только увеличивает предложение, но и порождает равный ему по величине спрос. Этот постулат основывался им на концепции естественной цены А. Смита и на смитовской трактовке количественной теории денег.

1 Цит. по: История экономических учений: учебное пособие. М., 2000. С.82.

Согласно взглядам Смита, естественная цена должна покрывать издержки производства, которые равны сумме факторных доходов, рассчитанных по естественным нормам для данной местности. Поэтому произведенная ценность всей массы товаров в масштабе всей экономики (совокупное предложение) равна сумме совокупных доходов общества, которая, в свою очередь, равна величине совокупного спроса. Следуя взглядам Смита, утверждая, что деньги нейтральны, а процессы сбережения и инвестирования совпадают по времени, Сэй сделал два вывода: а) продавец товара совмещает процесс его реализации с покупкой нужного ему блага, поэтому можно говорить о том, что товар обменивается на товар и в условиях денежного хозяйства; б) возможно только частичное перепроизводство и частичное недопроизводство конкретных товаров, так как если один товар невозможно продать, то, очевидно, другого товара произведено слишком мало.

Ошибочность этой позиции Сэя очевидна, если принять во внимание, во-первых, неправомерность отрицания роли денег в качестве средства сбережения, так как склонность к сбережению определяется иными факторами, чем склонность к инвестированию, а во-вторых, игнорирование Сэем различия, которое делал Смит между чистым и валовым доходами. Чистый доход он измерял суммой факторных доходов, а определяя величину валового, дохода, учитывал и расходы, связанные с затратами капитала, понимая, что повторный счет, содержащийся в нем, отражает реалии рынка, на котором обращаются товары не только конечного, но и промежуточного спроса. Вот почему конечный совокупный спрос, равный сумме факторных доходов, никогда не может быть тождественен по своей величине совокупному предложению.

14. Закон равенства.

Сторонники Сэя, как и он сам, имели возможность наблюдать общие колебания деловой активности. Поэтому и Д.Рикардо, и Дж.Ст.Милль придерживались закона сбыта в мягком варианте, в котором возможность несбалансированности совокупного спроса и совокупного предложения не отрицалась, но рассматривалась только как временное явление, полагая, что рыночный механизм в состоянии автоматически восстановить нарушенное равновесие посредством коррекции цен и процентной ставки. Перепроизводство товаров приводит к снижению цен и, следовательно, к росту реального запаса денег, что влечет за собой снижение процентной ставки на денежном рынке, поэтому на них возникает избыточный спрос. Стремление их владельца уменьшить объем наличности приводит к росту товарного спроса, который поглощает избыточный товар. Таким образом, нулевой избыточный спрос на деньги – условие равновесия на рынке товаров и услуг.

Среди представителей английской классической школы были и сторонники, и противники закона Сэя. Мальтус принадлежал к числу его критиков. В работе «Принципы политической экономии, рассмотренные с точки зрения их практического применения» (1820), он утверждал, что капиталистический способ производства не может создать условия для реализации произведенного в течение года продукта без привлечения лендлордов, чиновничества, священнослужителей, которые сами не участвуют в его создании, но имеют доходы, необходимые для рассасывания избыточного предложения. Возможное перманентное перепроизводство товаров при отсутствии спроса со стороны этих социальных слоев Мальтус связывал с интенсивным накоплением капитала, когда объем производства растет быстрее доходов, связанных с потребительским спросом. Мысль Мальтуса о том, что произведенный продукт по своей величине больше, чем сумма факторных доходов, совершенно правильна, так как он имел ввиду валовой, а не чистый доход. В условиях капиталоемкого пути развития динамика капитальных затрат превышает динамику доходов. Спрос на промежуточный продукт предъявляют предприниматели, так как для возобновления производства им необходимо пополнить запасы сырья и заменить изношенное оборудование. Этого не понял Мальтус, утверждая, что потребление непроизводительных социальных слоев – обязательное условие реализации произведенного продукта.

Другой противник закона Сэя – Ж.-Ш.Симон Сисмонди (1776–1834) в своем труде «Новые принципы политической экономии» (1819), критикуя Ж.-Б.Сэя, утверждал, что перепроизводство товаров – результат конкуренции, которая, снижая цены производимых товаров, приводит к уменьшению факторных доходов. По этой причине полученный доход всегда меньше, чем объем нового производства. По его мнению, недопотребления можно избежать за счет проникновения на внешний рынок. Но возможности использовать этот рынок для стран, позднее других вступивших на капиталистический путь развития, ограничены из-за относительно низкой конкурентоспособности их экономики. Поэтому необходимо расширять внутренний рынок за счет увеличения доходов трудящихся, к которым Сисмонди относил мелких товаропроизводителей, работающих на своей земле. В связи с этим он считал, что у капитализма в историческом плане перспективы для развития отсутствуют. Альтернативой ему может быть только экономика, основанная на мелкотоварном производстве. Очевидно, слабость аргументации Сисмонди в защиту неизбежности кризисов недопотребления связана прежде всего с тем, что он исходил из якобы существующей зависимости между динамикой совокупного спроса и характером спроса конкретных социальных слоев.

К сторонникам закона Ж.-Б.Сэя принадлежали видные английские классики – Д.Рикардо и Дж.Ст.Милль. Полемизируя с Мальтусом, Рикардо отстаивал научную правомерность закона Сэя в его мягком варианте, но при этом он не раскрыл действие рыночного механизма поддержания равновесия. Подчеркивая, что в длительном периоде рынок обеспечивает равновесие между совокупным предложением и совокупным спросом, Рикардо просто сослался на закон равенства, не показав, каким образом обеспечивается поглощение возрастающего выпуска продукции. Милль, напротив, дал четкое объяснение закона Сэя. Он первый из классиков обратил внимание на то, что существуют два варианта закона Сэя. Жесткий вариант, по его мнению, возможен при условии, что деньги обладают только счетной функцией. В мягком варианте он действует, если деньги выступают и как средство накопления. Возможность в этом случае временного разрыва между продажей и куплей товара приводит к денежному дефициту и, следовательно, к избытку предложения товаров. Выяснив причину общего перепроизводства товаров, Милль также объяснил каким образом механизм рынка в условиях свободной конкуренции восстанавливает общеэкономическое равновесие.

В 30-е годы ХХ века, критикуя неоклассическую модель общеэкономического равновесия, к закону Сэя как к закону тождества обратился Кейнс. При таком однозначном его понимании он достаточно просто доказал научную неправомерность этого закона, что позволило ему отвергнуть правомерность неоклассического постулата о том, что мотором экономического роста выступает совокупное предложение.

Дж.Ст. Милль(1806–1873) по праву считается видным представителем английской классической школы. Он, системно излагая концептуальные идеи А. Смита и Д. Рикардо, во-первых, до определенной степени осовременил и внес некоторые существенные дополнения и изменения в их теории. Во-вторых, попытался, если не разрешить, то хотя бы сгладить те противоречия, которые уже в 20-е годы ХIХ века обозначились во взглядах внутри сторонников смитовской школы. В-третьих, выступил как главный идеолог либерального реформизма, уделив большое внимание социальным проблемам, которые он, как правило, разрабатывал самостоятельно и оригинально. Свое видение классической доктрины Дж. Ст. Милль изложил в двух работах: «Очерки по некоторым нерешенным проблемам политической экономии» (1844) и «Принципы политической экономии с некоторыми ее приложениями социальной философии» (1848). Последняя переиздавалась множество раз и стала самым популярным учебником, по которому студенты обучались политической экономии почти вплоть до конца ХIХ века, что, кстати, в немалой степени способствовало устойчивой популярности идей Д.Рикардо и стремлению А.Маршалла совместить их с неоклассической теорией, разрабатываемой им в 90-е годы ХХ века.

По своим теоретическим взглядам Милль был рикардианцем, поэтому его учебник в определенной мере – квинтэссенция теории Рикардо, дополненная множеством уточнений, оговорок, которые были сделаны разными ее исследователями, а также и самим автором учебника, так как его взгляды не всегда соответствовали этой теории. Все внесенные им уточнения, дополнения, оговорки настолько принципиальны, что некоторые видные исследователи истории экономической мысли, считают, что «<…> Милль прикрывал отход классической экономической школы чрезвычайно искусно, реорганизовав ее на базе <…> закона

спроса и предложения, и проложил путь к развитию неоклассиче-

1 ской экономической теории» .

Однако нельзя отрицать, что Милль по важнейшим вопросам сохранил верность Рикардо. Он тоже считал, что при определении динамики нормы прибыли все сводится к издержкам производства потребительских товаров (например, хлеба для наемных рабочих): их изменение оказывает непосредственное воздействие на ее величину. Признавая закон убывающего плодородия почвы, Милль полагал, что прогноз Рикардо относительно падения средней нормы прибыли обоснован, так как связанный с ним рост цен на хлеб приводит к повышению номинальной заработной платы и, соответственно, к падению средней нормы прибыли.

Не отказывался Милль и от рикардианской трактовки базовых экономических понятий: богатства, производительного труда, капитала, зарплаты, прибыли, ренты, ценности, цены, денег и т.д. Но на самом деле добавления, которые он делал, излагая классическую доктрину и, в первую очередь, теорию своего учителя,

1 Такоши Негиши. История экономической теории. М., 1955. С.185.

нередко отрицают ее принципиальные положения либо вносят в нее совершенно новые идеи. К таким наиболее значимым добавлениям и уточнениям можно отнести следующие.

Во-первых, расширение понятия «производительный труд», который по Миллю включает и труд, занятый подготовкой квалифицированного работника, и труд по охране собственности.

Во-вторых, внесенные им уточнения в классическую трактовку прибыли. Классики определяли ее как процентный доход, получаемый за воздержание от потребления текущего дохода. Милль считал, что прибыль – это процентный доход на капитал, подчеркивая, что норма процента определяется «сравнительной ценностью, которая приписывается настоящему и будущему в данном обществе» (имеется в виду ценность капитала). Такой подход к процентной ставке утвердился только сорок лет спустя после выхода миллевских «Принципов <…>».

В-третьих, рассматриваемый им перечень тех факторов, которые препятствуют снижению доходов в сельском хозяйстве, позволяет усомниться в том, что в земледелии в длительной перспективе действует тенденция к убыванию плодородия почвы.

В-четвертых, миллевское представление о равновесной цене как о цене, которая сама уравнивает спрос и предложение, противоречило классическому утверждению о том, что соотношение спроса и предложения первоначально определяет равновесную цену.

В «Принципах <…>» такого рода уточнений множество, но стоит обратить внимание на то, что, делая их, Милль, во-первых, не отказывался от основных положений рикардианской теории. Они, по его мнению, правомерны, так как основаны не на динамическом, а на статическом методе анализа. Во-вторых, он стремился снять противоречия, постепенно обозначившиеся внутри классической школы, но, как правило, ему это редко удавалось. Однако в работе Милля много и настоящих научных открытий. Он первым «разгадал» закон Сэя, доказав, что он включает два закона – тождества и равенства. Миллю принадлежит открытие «уравнения международного спроса», согласно которому условия международной торговли определяются уровнем цены и эластичностью спроса на импорт в каждой стране – участнице международной торговли.

Интересна разработанная Миллем концепция экономии от масштаба производства. Подчеркивая, что технический прогресс приводит к укрупнению производства, он сделал вывод о том, что развитие технологии, стимулируя рост крупных фирм, может привести к замене свободной конкуренции естественной монополией, которая подрывает эффективность рыночного механизма.

Тем не менее явный отход Милля от Рикардо очевиден прежде всего в области социальной политики. Основой предлагаемой им политики социального реформирования общества выступила его трактовка происхождения законов производства и распределения. Утверждая, что законы производства объективны и зависят от уровня развития технологии в данном обществе, Милль считал, что в отличие от них законы распределения не имеют отношения к производству, а определяются исключительно правилами и обычаями конкретной страны. Поэтому общество может подчинить распределение богатства на персональном уровне любым правилам, которые посчитает наилучшими. Выводя таким образом проблему распределения богатства за границы научного анализа, Милль настаивал на возможности и необходимости социально-экономического реформирования рыночной системы, оставаясь при этом последовательным защитником частной собственности и свободной конкуренции. В предлагаемой им программе реформирования стоит обратить внимание в первую очередь на следующие три пункта.

1. Образование кооперативных производственных ассоциаций. В перспективе этот процесс означал передачу капитала наемным работникам.

2. Ограничение прав наследников. По мнению Милля, это позволило бы снизить уровень имущественного неравенства. Справедливость такой реформы в области наследования он связывал с тем, что право частной собственности должно быть основано главным образом на собственных способностях.

3. Ограничение частной собственности на возделываемую землю и изъятие из частных рук земель, которые не предназначены для посева. Разумеется, такая позиция была связана с традиционной неприязнью английских классиков к лендлордам, представляющим класс земельных собственников Англии. Но в первую очередь она выражала идею Милля о том, что богатство, не созданное трудом человека, в принципе не может быть объектом собственности.

Все сказанное дает основания утверждать, что «Принципы <…>» Милля нельзя рассматривать как простую компиляцию или доступный пересказ классической доктрины. В его работе действительно много новых идей и таких уточнений, которые далеко не всегда были созвучны классическим. Они позволили до определенной степени смягчить противоречия классической теории и приблизить ее к новым социально-экономическим реалиям и таким образом отсрочить отход от нее экономистов, в первую очередь британских.

4. Роль английской классической экономии в ра






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.021 с.