Шаг двадцать четвертый. Перевод активов в оффшор. — КиберПедия 

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Шаг двадцать четвертый. Перевод активов в оффшор.



 

 

- О принцессе вы не подумали?

- Ничего, влюбляться полезно.

 

 

Соня не была расстроена тем, что на следующий день после возвращения из Сент-Оран-де-Гамвиль они не увиделись с Сержем. Причины понятны – его работа. Иногда ей вообще казалось, что все это огромное по ее пониманию предприятие существовало и функционировало только в присутствии Сержа. А без него все останавливалось. Он много работал. Даже вот – очень много. Она как-то раз попробовала сказать ему комплимент – его трудолюбию, его преданности семейному бизнесу, его талантам руководителя. Нельзя сказать, что Серж был так уж падок на лесть, скорее, относился к этому, как к чему-то само собой разумеющемуся. Но слышать приятное от нее любил – это было заметно. Но в тот раз лишь отмахнулся от ее слов. «Я не самый толковый руководитель, Соф. По крайней мере, не для этого бизнеса. Не мое это. Просто кроме меня – некому. Но, поверь, наверняка есть люди, которые сумели бы достичь гораздо большего, сидя в моем кресле». Она не удержалась тогда и спросила: «Ну и где эти люди?». «Не знаю» - таков был лаконичный ответ. В этом он был весь – работать как проклятый и с улыбкой делать вид, что в этом нет ничего особенного, так, пустяк.

И следующий день тоже не принес встречи – и снова она не расстроилась. Чем больше у нее будет времени, тем выше вероятность, что она сможет правильно себя вести, когда они все-таки увидятся. Потому что вот, приди он прямо сейчас – кто знает, смогла бы она удержаться…

Обхватить пальцами затылок, приблизить лицо и сказать, замирая от сладкого ужаса, глядя прямо в серо-голубые глаза, словно падая в бездну: «Я люблю тебя, Серж». И услышать в ответ: «Я люблю тебя, Софи». Ей так этого хотелось. Ей так об этом мечталось. Ей так от этого было страшно. Пусть пройдет время. Оно нужно ей – чтобы не наделать глупостей. Оно нужно ему – чтобы понять. Он же должен понять, что любит ее! А вдруг для этого нужен именно сегодняшний день?

Мир рухнул на следующий день, часов около четырех пополудни. Когда в мессенджере всплыло окно с сообщением от Мари-Лоран. Софья перевела взгляд на коллегу, и то, как та смотрела на нее, показалось Соне очень странным. И она резко развернулась к монитору. Ну что там еще?!

Да быть этого не может…

С экрана на нее смотрели Серж и Амандин. Эта зазнайка Амандин, надо отдать должное, выглядела вполне пристойно рядом с Сержем. Тот был, как обычно, великолепен. Но… но… но текст под фото – это какой-то абсурд. Софья прочитала на три раза, но правда не укладывалась у нее в голове. Свадьба? Какая, к черту, свадьба?! Соня схватила телефон и выскочила вон из кабинета, а следом - на улицу. Ей предстоит очень приватный разговор!



Серж не брал трубку. Длинные гудки заунывно звучали в трубке, пока Софья мерила шагами сквер напротив угла Понтье и Матиньон. Бери трубки. Бери трубку, Серж Бетанкур. Черт тебя раздери, бери трубку! Ты должен мне кое-что объяснить!

Все эти заклинания не действовали. Ответом Соне были лишь длинные гудки. Так, да? Вот так? Она набрала сообщение:

 

Серж, где ты? Мне очень нужно срочно с тобой поговорить.

 

Еще спустя минуту, все так же сидя на скамейке:

 

Серж! Позвони мне срочно!

 

Теплый еще по-летнему сентябрьский денек, солнце играет в прятки с листьями каштанов. А ей кажется, что это все ненастоящее. Какое право это все имеет право существовать, когда ее личная Вселенная дала трещину?! Пальцы снова принялись за работу:

 

Что за бред в Интернете про твою свадьбу?!

 

Спустя пару минут в болезненно пульсирующую голову приходит мысль – и Софья набирает другой номер. И, дождавшись ответа и даже не поприветствовав собеседника:

- Катиш, Серж дома?!

И дома его нет. Телефона офиса она не знает, да и не соединят ее с Сержем. Надо вернуться на рабочее место и попытаться успокоиться. Наверняка, он просто на какой-то важной, очень важной встрече. В банке. С министром финансов. С президентом страны! Освободится и перезвонит. Да. Обязательно. Перезвонит и все объяснит.

Он не перезвонил. Ни через час. Ни через два. У Катиш тоже не было никаких новостей. Интернет бурлил. Софье хотелось разбить монитор. Но вместо этого она сухо попрощалась с коллегами и отправилась… домой. Был теплый и томный почти летний вечер. Настоящее бабье лето. А у нее ощущение, что на небе собираются черные грозовые тучи.

Дома не могла делать ничего. Абсолютно. Сидела на диване и сверлила взглядом телефон. Позвони. Позвони. Ну, позвони! В черт знает какой раз - его номер. И все те же длинные гудки. И снова пальцы набирают сообщение.



 

Серж. Я очень волнуюсь. Пожалуйста, перезвони мне. Очень прошу.

 

И снова тишина. Никто не звонит. Никто не пишет сообщения. Соня с ужасом чувствует, как начинают дрожать губы, подбородок. Боже, что это? Она что, собирается заплакать?! И в этот момент телефон мелодично тренькнул, и она его уронила от неожиданности. Когда выуживала его из-под дивана, пальцы тряслись. Сообщение. От Сержа. Сморгнула что-то в глазах. То, что мешало читать. Так. Вот оно.

 

Софи, не звони и не пиши мне больше. Между нами все кончено. Я люблю другую и женюсь на ней. Прощай.

 

Ее голова продержалась еще сколько-то. Голова отказывалась верить. Да это какой-то бред. Фразы просто из дешевой мелодрамы. «Я люблю другую и женюсь на ней». Нормальные люди так не говорят! И Серж так не говорит. Он вообще на это не способен!

Она, не понимая толком, что делает, набрала его номер – в сотый раз за день, наверное. И вдруг ей ответили. Не Серж.

Соня даже не поняла сразу, чей это женский голос. Да и было в тот момент – плевать.

- Где Серж?!

- Здравствуйте, Софи, - невозмутимо поприветствовали Соню.

- Амандин… - Софья узнала голос и слегка опомнилась. – Мне нужен Серж. Позовите его.

- Я не могу его позвать. Он в душе. Честно говоря, я уже собиралась составить ему компанию, когда зазвонил телефон.

Кто-нибудь, разбудите ее! Это не может происходить на самом деле. Скажите, что это сон. Пожалуйста…

- Зачем вы звоните, Софи? – продолжила Амандин, не дождавшись ответа собеседницы. – Ведь вы же все поняли. У вас есть женская гордость?

Что-то умирало внутри. Но что-то другое еще упорно цеплялось за веру. Веру в него. Он не мог. Просто не мог так поступить с ней. Абсурд. Серж не мог. Это подло. Это… Нет, это абсурд.

- Я хочу поговорить с ним, - Соня словно со стороны слышит свой голос. – Я хочу, чтобы он сам мне это сказал.

- К сожалению для вас, Серж не хочет говорить с вами, Софи. Совсем не хочет. Позвольте, я кое-что проясню вам, - Амандин снисходительно вздохнула. - Мне жаль, если вы питали некие… надежды. Но, уверена, если Серж и дал вам их, то невольно. Решение о нашем браке было принято не сегодня. И не вчера. Это продуманное решение, соединение двух семей и двух отлично знающих друг друга людей. Мы давно договорились с Сержем, что брак наш будет настоящим, без измен и обманов. Этого хочу я, этого хочет и он – сами понимаете, после того, что он испытал в детстве. Но он молодой здоровый мужчина, поэтому я предпочла подождать – пока он… нагуляется. Собственно, этот момент настал. Ваша связь с ним – это своего рода прощальная гастроль Сержа.

- Вы несете чушь.

- Я понимаю, вам трудно это принять, Софи. Но, поверьте, хорошенькое личико и сексуальный темперамент – это еще не все, что нужно, чтобы стать мадам Серж Бетанкур. Для этого нужно много большее. Ничего личного, Софи, но это не ваша лига.

- Позовите Сержа!

- Нет, - в голосе Амандин снисходительность сменилась металлом. – Он не хочет с вами говорить. И не будет говорить. Смиритесь. Послушайте, Софи… - Амандин вновь смягчила тон, - я знаю, вы питали иллюзии. У вас были ожидания. Мы готовы вам это компенсировать. Двадцать тысяч будет достаточно, чтобы вы оставили нас с Сержем в покое?

Соня издала какой-то короткий сдавленный звук.

- Тридцать тысяч? Что вы молчите, Софи? Хорошо, давайте – пятьдесят. Пятьдесят тысяч евро. Это очень приличная сумма, Софи. Серж выпишет вам чек, хорошо?

В ухо Амандин застучали короткие гудки.

____________

 

- ГДЕ ОНА?! – Серж никогда в жизни так не орал. Тем более – на своего сотрудника. Но, видимо, Алекс в этом своем Иностранном легионе и не такое слышал. Не дрогнул.

- Простите, мсье Бетанкур, я не мог до вас дозвониться…

- ГДЕ СОФИ?!?

- Полагаю, в Москве.

Из Сержа словно выпустили воздух.

- Как?..

- Вчера вечером мадемуазель Софи вышла из дома с дорожной сумкой и села в такси. Машина доехала до Руасси, слежки, кроме нас, за ней не было. В Руасси мадемуазель Софи прошла таможенный досмотр, регистрацию на рейс до Москвы и… Мсье Бетанкур, ни у кого из моих ребят даже нет визы. Вы сказали – без повода мадемуазель Софи не трогать. Вы не отвечали на звонки. Слежки за девушкой не было. Мы позволили ей улететь. Наверное, она отправилась навестить родственников. Мы так решили. Виноваты?

Серж выдохнул невнятно. А потом, словами:

- Отбой.

И тут же набрал номер Софи. Стоило это сделать вчера. Какого черта она уехала? Неужели что-то случилось дома? Да, час от часу не легче…

Автомат бесцветным женским голосом любезно сообщил ему о временной недоступности абонента и предложил перезвонить позднее. Серж не поверил и перезвонил сразу. После третьей попытки на него горячим цунами накатила паника.

Поверил. Идиот, поверил Русси. Тот наплел ему с три короба и Серж, как мальчишка, поверил, расчувствовался, слюни-сопли распустил, пожалел. А Русси, между тем… О, Господи, нееет… Только не она, пожалуйста, не она. Девочка моя, что же я натворил?!

В голове – калейдоскоп кадров один страшнее другого из дурацких боевиков, сердце – в горле, в груди – ледяная пустота. Пять минут полнейшего бездействия и тошнотворного ужаса. Потом сообразил все же, что ему есть кому позвонить в Москве и просто проверить. Есть же шанс, минимальный шанс... Снова, как в спасательный круг, пальцы вцепились телефон.

- Да? – голос Литвинского кажется недовольным.

- Базиль, это Серж Бетанкур.

- Вижу, не слепой. Приветствую, Сергей Владленович.

- Бас, ты знаешь, где Софи? – пытается говорить спокойно.

- Я полагал, что ты намного более меня осведомлен в этом вопросе.

- Бас! – выдохнул. Успокоиться, надо успокоиться. Чтобы говорить связно. – Ты можешь узнать… позвонить ее родителям… Софи вчера улетела в Москву, а я не могу до нее дозвониться.

- Может быть, еще не включила телефон после полета?

- Она улетела вчера вечером!

- Хорошо. Я позвоню. Только попозже. У меня сейчас совещание, вот с минуты на минуту начнется.

- Какие, к черту, у тебя могут быть совещания?!

- Ну, знаешь ли… - голос Василия ощутимо похолодел. – Иди ты со своим снобизмом знаешь куда, миллионер хренов!?

- Извини! – торопливо. – Я не то… Я… Извини, Базиль, пожалуйста.

- У меня заседание тренерского совета, – соизволил ответить Бас. – А потом позвоню, так и быть.

- Нет, пожалуйста! Позвони сейчас! Прошу тебя. Это очень важно.

- Ладно, - после паузы и слегка удивленно ответил Литвинский. – Сейчас позвоню. И перезвоню тебе.

- Спасибо!

Василий не перезвонил – ни через пять минут, ни через десять. Больше Серж не выдержал – каждая секунда выжигала что-то в душе. Базиль взял трубку сразу.

- У меня же тренерский совет! - прошипел недовольно.

- Ты дозвонился?!

- Да.

- Ну?!

- Сонька дома, у родителей. Чего панику устроил, я вообще не понял…

- Точно? Ты разговаривал с ней?

- Да, самолично! Все, я занят!

И короткие гудки. Серж без сил откидывается на разобранную постель, смотрит в белый потолок. Можно выдохнуть. Но не до конца. Зачем Соф уехала? Почему ее телефон недоступен? У всего этого могут быть простые объяснения, но сам Серж сможет спокойно дышать только когда Софи будет тут, рядом с ним, вот на этой постели. В его постели, в его жизни. Рядом. Всегда.

Надо ехать в офис, там без него, видимо, как обычно, сумасшедший дом. Соответственно - душ, кофе, завтрак, «доброеутрокакаяпогодавамкаквсегда?» с Катиш, беглый просмотр почты. Все это перемежается безуспешными попытками дозвониться до Софи. Потом, все-таки, в офис. Там дела, проблемы, люди, звонки, документы. Но все мысли его заняты рыжим конопатым детским тренером в далекой Москве. Ну, ты уже насовещался, радость моя?

- Вася, привет еще раз. Не отвлекаю? – Серж сама любезность.

- Только закончили, - буркнул Литвинский. – Так что ты вовремя.

- Отлично, - Серж демонстрирует предельную корректность. – Как Софи? Что у нее с телефоном?

- Все в порядке у нее с телефоном.

- Но я звоню ей все утро!

- Так то ты, - непонятно хмыкнул Бас. А потом вздохнул и выдал целую тираду: - Слушай, Серж. Я не могу и не буду читать тебе лекции о приличиях – некогда и не мой профиль. Я, когда знакомил вас, подозревал, что ты на Соньку западешь. Был уверен, что она с тобой управиться сумеет. В общем, думал, что сможете, если дурака не сваляете, неплохо провести время вдвоем. Но вот чтобы так…

- Что – так?! – не выдержал – рявкнул.

- Я допускаю, что ваши отношения как-то… ну, стали тебе неудобны. Но, мать твою, Серж! Ты же всегда умел грамотно расставаться с девушками. Легко, красиво, без обид и напрягов! Зачем было вот так вот? Это даже элементарной порядочностью не пахнет!

- Ты о чем?!

- О чем, о чем! О твоей скорой свадьбе, естественно. Ты что – не мог решить вопрос с Соней как-то… до? А не так вот… обухом? Зачем так, ответь мне! Ты мне друг, но я скажу тебе прямо – это подло!

Серж соображает долго. Свадьба. Черт… Эти заметки в газетах... И, наверное, не только в газетах. О том, как дело обстоит на самом деле, знает с десяток человек. И Софи явно не входит в их число… Как он мог забыть про эту чертову свадьбу?! Серж с досады влепил себе ладонью в лоб.

Для всего мира он женится. Как он мог об этом забыть?! КАК?! Ответ был только один – столько всего навалилось в последние дни, что о чем-то он должен был забыть. Он помнил о главном. О безопасности Софи. О том, как вытащить отца из-за решетки. О спасении компании. О том, как обезвредить Русси. А об этой чертовой свадьбе, точнее, об известии о ней, он забыл. Софи все приняла за чистую монету. Неужели поверила? Маленькая глупая девочка…

- Чего молчишь? – ехидно поинтересовались из трубки. – Стыдно стало? Знаешь, вот был бы ты сейчас рядом – я бы об твою спину палку лыжную сломал. Хорошую, карбоновую, но для такого дела не жалко.

- Я не женюсь.

- Да ладно! А вот в Интернете другое пишут. А Интернет все знает.

- Не все, - ровно ответил Серж, вдруг странно успокоившись. Кажется, причины и следствия стали вставать на свои места. Все не так страшно, как он себе придумал. Пока он сходил тут с ума от беспокойства за ее жизнь, она там сходила с ума от ревности. Ничего. Разберутся. Все самое трудное уже позади. – Это «утка». Газетная «утка». Я не женюсь.

Бас на том конце провода недоверчиво хмыкнул.

- Это долгая история. Десять минут у тебя есть?

- Валяй, - после паузы согласился Бас.

В десять минут Серж не уложился. Его рассказ занял почти в два раза больше времени. В процессе друг недоверчиво охал, переспрашивал, выдавал недоуменные возгласы. А после подытожил:

- Да быть такого не может!

- И, тем не менее, клянусь тебе – это правда, - устало вздохнул Серж.

- Чем клянешься - могилой бабки?

- Тьфу на тебя. Могилой деда – могу.

- Извини, - спохватился Василий. – Просто это похоже на сценарий к боевику или мелодраме. Не думал, что такие штуки случаются в реальной жизни.

- Я тоже не думал, - невесело хмыкнул Серж. – А оно вон как оказалось.

- Слушай, - вдруг спохватился Бас. – А ты сам… как? Ты… ну, с тобой все в порядке? Тебя там не…

- Нет, меня не били, если ты об этом. Пальцем не тронули. Мозг только выносили – весьма профессионально. Ладно, - Серж кашлянул. - Это дело прошлое. Я правильно понял - Софи специально не берет трубку?

- Угу, - чуть смущенно откликнулся Бас. – Она твой номер в черный список поместила.

- Мне нужно с ней поговорить, ты же понимаешь? Вась, скажи ей, чтобы она позвонила мне. Или пусть уберет мой телефон из черного списка. Я сам ей все объясню, ты главное скажи – что я не женюсь и…

- Нет, - ответ прозвучал неожиданно.

- Какого черта – «нет»?! Ты же знаешь уже, что это все неправда?! Никакой свадьбы не будет. Бас, я сам Софи все объясню, мне только нужно ее услышать.

- Я все понимаю, Серж. Но я говорил с Соней. И ты не представляешь, что мне пришлось выслушать… - Василий вздохнул. – В общем, ты мне друг, но жизнь мне дороже. И с овощерезкой я знакомиться не хочу.

- Что?! – у Сержа ощущение, что он резко перестал понимать русский. – При чем тут овощерезка?!

- Долгая история, - отмахнулся Бас. – В общем, ты должен сам с ней поговорить.

- Я же тебе говорю – она не берет трубку!

- Ну, подожди, пока она вернется в Париж. Она собирается вернуться, как я понял. Или приезжай сам.

Серж негромко застонал. Черт, ну как же все не вовремя…

- Тебе скинуть ссылку на расписание Air France? – невозмутимо поинтересовался Базиль.

- У меня даже визы российской нет!

- Думаю, крупному французскому бизнесмену с русскими корнями визу дадут вообще без проблем и быстро.

Серж помолчал. Вздохнул. Видимо, иного выбора у него нет.

- Спасибо, Базиль. Наверное, ты прав.

- Тренер всегда прав, - самодовольно ответил друг. – Звони, если что.

__________

 

Визой занималась Моник. Сам Серж занимался финальным этапом подготовки сделки, над которой работал весь последний год. Как все сложилось-то в одно время – и сделка эта, и Русси, и Софи. Серж вздохнул. Какой-то чертов пасьянс – надо попытаться уложить в него все: и подписание такого долгожданного соглашения о сотрудничестве, и получение визы, и поездку в Москву. Господи, как же Софи ему нужна сейчас… До смерти нужна. Эх, Дамьен, как же не вовремя вы все это затеяли. Не вовремя и зря. Между прочим, мадам Нинон сказала, что Дамьен приезжал к ней. Приносил извинения за доставленные неудобства. Ха-ха-ха. Теперь это так называется. Сам Серж с Русси больше не общался, а мадам Нинон обронила только, что они поговорили о Рене и теперь она знает правду. Некрасивая история – Дамьен крупно влип тогда, ввязавшись в сомнительную аферу с сомнительными людьми, а Рене – его честный и принципиальный дед - отказался помогать Дамьену выпутываться, заявив, что тот получил по заслугам. Дамьен выпутался – или еще больше запутался - Серж так и не понял толком. Но Сержу – уже плевать. Пусть сами носятся со своими секретами и прошлым. Ему бы с настоящим разобраться. Главное, что его и Софи оставили в покое. Господи, девочка, ну какого черта ты так далеко и не хочешь даже говорить со мной, когда ты так нужна мне здесь и сейчас…

А пасьянс все-таки удалось сложить. Чудо, не иначе. Ровно в тот же день, когда он сам оставлял росчерк своим удачливым золотым «карандашом» на документах и пожимал руки людям из «Societe Generale», Моник привезла в офис еще пахнущую чернилами свеженькую визу и заказала билет на ближайший рейс до Москвы. Сам Серж после подписания документов разок выдохнул – а потом в офис, забрать визу и билет, последние инструкции Моник, Леруа и Депре - Серж не планировал долго отсутствия, день-два, не более, но кое-что с заместителями стоило проговорить и объяснить, затем домой – душ, переодеться, легкая дорожная сумка собрана Катиш, Алекс ждет у подъезда. Софи, ты ведешь себя, как маленькая девочка. Доберусь до тебя – мало не покажется!

По дороге в Руасси набрал номер Литвинского.

- Бас, я еду в аэропорт. Скажи мне адрес, куда ехать.

- Номер рейса скинь – встречу. Ты, конечно, акула империализма и весь из себя такой крутой бизнесмен – но бросить тебя на растерзание московским таксистам мне совесть не позволит.

Серж не очень понял последнюю фразу, но решил не уточнять. Убрал телефон в карман и рассеянно смотрел за пейзаж за окном. Когда в его жизни будет хоть какое-то подобие спокойствия? Когда уже…

- Мсье Бетанкур, я вам точно там не нужен? – прервал его размышления голос Алекса.

- Нет, я сам справлюсь. И потом – у тебя нет визы.

- Моник мне тоже сделала…

Деятели, мать их! Алекс в последние дни носится с ним, как с дитем малым – до сих пор считает, что те дни в загородном доме Русси – на его, Алекса, до того момента безупречной совести.

- Алекс, все в порядке. Я разберусь. У меня там есть друг. Все будет нормально. Твоя задача – встретить нас с Софи. Я сообщу, когда мы возвращаемся.

- Хорошо, - Алекс кивает с все равно недовольным видом. – Но вы, если что - звоните!

- Ладно, - Серж отворачивается к окну, чтобы Алекс не видел его усмешку. Эта его поездка всех переполошила. А мадам Нинон дала ему наказ привезти родной земли. Представив себя с лопатой на газоне, в центре крупного мегаполиса, Серж прикусил губу, чтобы не рассмеяться. Ну, не плакать же, в самом деле…

 






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.022 с.