Шаг пятнадцатый. Новые условия. — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Шаг пятнадцатый. Новые условия.



 

То, что вы называете любовью, — это немного неприлично, довольно смешно и очень приятно.

 

Ее жизнь совершила резкий поворот. Софья стала любовницей Сержа Бетанкура. Или он стал ее любовником, что сути не меняет. Великолепным любовником, кстати.

Они по обоюдной негласной договоренности никогда не обсуждали их первый раз. И почему тогда вышло так. Лишь один раз Серж оговорился, и она все поняла. Господи, ну какая же она идиотка. Он ни с кем не был все это время! Неудивительно, что Серж так сорвался. А она… она накинулась на него как мегера, не дала и шанса. Как же хорошо, что он вернулся! Иначе она бы никогда не узнала, какой он.

Нежный. Страстный. Томительный и взрывной. Соня понимала, что у него было много других женщин до нее. И теперь он весь свой опыт бросил к ее ногам. С ним было сладко, терпко, горячо. А еще легко и уютно. Хотя… хотя, смотря, что под этим понимать.

Серж как-то странно, неожиданно и быстро вписался в ее жизнь, причем совершенно буквально. То первое утро было действительно первым – в череде многих. Он с легкостью оставался у нее ночевать – очень часто. В ванной появились зубная щетка и бритва имени Сержа Бетанкура – в первую же неделю. В ту же первую неделю он свернул головку душа своей высоченной блондинистой макушкой. Пришлось вызывать сантехника.

Серж освоил ее кофеварку. Выучил дорогу за круассанами. В общем, чувствовал себя в ее крошечной квартирке как дома. Чего не скажешь о Соне.

Ей первое время было страшно неловко от того, что его вдруг стало так много в ее жизни. В ее квартире. Каждый раз удивлялась поднятому сиденью унитаза. В туалет вообще было неловко ходить – ей идиотски казалось, что все слышно в комнате, и она включала воду, чтобы приглушить звуки интимного характера. Ночи с Сержем, после того, как он засыпал, были сущим кошмаром. Он спал беспокойно – всегда, большую часть ночи. Извинялся, но был, по сути, прав, сказав: «Во сне человек себя не контролирует». В конце концов, после нескольких ночей Соня научилась отбиваться от него, почти не просыпаясь.

А, с другой стороны, с Сержем было нереально здорово. Теперь – иначе, но все так же фантастически интересно. И разговоры. И его шутки. И ужины в ресторанах, и прогулки по Парижу, и многое другое. И секс. Потрясающий, сумасшедший, жаркий секс.

__________

 

- Куда ты свернул? Нам не туда!

Серж лишь усмехается, и Софья понимает, что он задумал. Вздыхает. В конце концов, сколько можно увиливать?

Прошло уже три недели. Серж легко освоился в ее квартире. А вот она боялась его жилья. Не могла себе объяснить причину. Когда они в ресторане, на улице и в других публичных местах – они на равных. Когда он у нее дома – у Сони даже есть преимущество, хотя сам Серж, похоже, так не думает, ей вообще кажется, что он уже считает ее квартиру своей: так вольно и комфортно он себя чувствует у нее дома, это заметно очень явно. Но, по крайней мере, там у него нет преимущества. А вот его квартира – другое дело.



Там, наверняка, роскошно, очень роскошно. А еще там, наверняка, была куча других женщин – раньше, до Сони. Софья не хочет туда. Но это глупо, и вот сейчас они едут к Сержу домой. Ну и ладно. Она вздернула повыше подбородок и поменяла положение ног, «сверкнув» коленками под задравшимся подолом сине-белого платья.

- Не отвлекай меня от дороги, - прокомментировал ее действия Серж, а Соня в ответ лишь усмехнулась.

___________

 

- Она действительно красная! Ой, и фонарь! – Соня расхохоталась.

- А я тебя предупреждал, - ухмыльнулся Серж.

Квартира роскошна. Даже роскошнее, чем Софья себе представляла. Но в ней очень красиво – после того, как проходит первоначальный шок от красной прихожей. Внутри очень просторно, светло, действительно, много белого. И квартира какая-то… живая. Не производит впечатления витрины.

- Скажи, дизайнер, который это делал - мужчина?

- Нет, женщина.

- Ну, ты с ней, разумеется, не спал, поскольку она наемный работник…

Серж хмыкнул и демонстративно принялся поправлять вазу с белыми розами на стеклянном столике.

- Серж!

- Всего два раза! Она была красивой и... и настойчивой.

- Теперь я понимаю, откуда взялась красная прихожая с красным фонарем! – не смей его ревновать, Софья. Иначе ты станешь неврастеничкой во цвете молодых лет. Но собственный совет не так-то легко реализовать. Надо переключить голову. – Знаешь, а это заметно.

- Что именно? – он выглядит слегка виноватым. Странно.

- По квартире видно, что дизайнер кое-что про тебя поняла.

- Да? И что же?

Ты тоже, как и эта алая прихожая, ослепляешь и оглушаешь – своей красотой, богатством, интеллектом, чувством юмора. И мало кто может угадать, что там, дальше, в глубине – светлое, нежное, живое.

Она не стала говорить этого вслух. А Серж, не дождавшись ответа, протянул ей руку со словами:



- Пойдем, покажу тебе второй этаж.

___________

 

- Зачем тебе столько спален? Спишь в них по очереди?

- Нет. Так принято. Или… на всякий случай. Пару раз у меня ночевала мадам Нинон. Еще как-то… Неважно. В общем, они мне не мешают. Может, приму ислам и заведу себе гарем?

Соня ответил на эту идею фырканьем и открыла очередную дверь.

- Господи! - не выдержала. - Одна эта ванная комната больше всей моей квартиры!

- Ты преувеличиваешь, - Серж прошел вслед за ней в помещение.

Ничего она не преувеличивает. Светлая с серыми и бежевыми прожилками плитка под мрамор. Хотя какого черта – «под мрамор»? Наверное, все натуральное. И огромная раковина с длинными боковыми частями тоже, похоже, мраморная. Зеркало во всю стену. Нет, в две стены. Душевая кабина, больше похожая на космический корабль – и видом, и размерами. В джакузи можно смело топиться.

- Это мрамор? - Соня проводит пальцем по поверхности раковины.

- Оникс. Пакистанский. Слушай, Софи…

- Да? - она поднимает глаза и замирает, встретившись с его взглядом в зеркале.

Он стоит за ее спиной. Ей безумно нравится, как они выглядят, и она не может оторвать взгляда от их отражения. Не потому, что он красив. И не потому, что она и своей внешности знает цену. Нет, дело в том, как они смотрятся… рядом. Вместе. Как-то правильно. Гармонично. Как надо.

Смотрит в его глаза. На лицо. Как у него слегка приподнимается уголок рта. Как он наклоняется к ее виску, и теперь видно лишь светлую макушку. И тихий голос на ухо:

- Соф, я соскучился ужасно…

Неудивительно. Последняя неделя у них была «чистой» в плане секса. По причинам физиологического характера.

Говоря откровенно, обсуждать с Сержем такую тему было неловко. Но это неизбежная часть отношений. Софья опасалась его реакции – по собственному опыту и рассказам подруг знала, что на известие о месячных мужчина может отреагировать по-разному. От предложения заняться «этим» в душе до альтернативных методов сексуальной активности. Но когда она отстранилась из его рук и, негромко и запинаясь, как юная девочка, сказала ему о своей проблеме - он принял это спокойно. Отодвинулся. Полюбопытствовал о самочувствии. И спустя пятнадцать минут ретировался со словами «Тебе, наверное, лучше отдохнуть». В общем, то ли повел себя по-джентельменски, то ли испугался, что женщина в этом состоянии опасна. Но Соня осталась довольна такой его реакцией. Честно говоря, именно этого и хотелось тогда: спокойно поспать несколько ночей – чтобы тебя никто не пинал, и можно было в любой момент воспользоваться ванной.

А вот теперь хотелось совсем другого. Софья закрыла глаза и наклонила голову, подставляя шею для поцелуев. И услышала негромкое:

- Тебе уже можно?

- Нужно… - усмехнулась она.

Он что-то шепнул неразборчиво, продолжая целовать – ухо, шею. А потом подключил руки и… Соня застонала от движения его пальцев. Быстро скользнули вниз лямки легкого летнего батистового платья, за ними последовал бюстгальтер.

- Смотри, Софи… - выдох прошелся от шеи до ключиц. – Смотри. Как красиво. А ты говорила – мы не поделим зеркало…

И она открывает глаза. Чтобы увидеть в зеркальном отражении, как его длинные пальцы трогают ее грудь. Соски. Легко задевают и сжимают – но несильно. Она охает и снова закрывает глаза.

- Нет, нет, Софи… - все тот же искусительный шепот. – Смотри. Смотри. Открой глаза и смотри.

Она подчиняется. Смотрит сначала на свое лицо – на густой румянец на щеках и затуманенные глаза. А потом снова на его руки. Как он ласкает – нежно и настойчиво, прокатывая между пальцами, чуть оттягивая. А потом вдруг просто баюкая грудь в ладонях. Смотреть на это в отражении зеркала - возбуждение и стыд одновременно. Стыд побеждает, и она снова прикрывает веки.

- Соф, не закрывай глаза!

- Сними рубашку, тогда открою!

Без его рук становится холодно, но это ненадолго. Его голая грудь прижимается к ее спине.

- Посмотри на нас…

Отражение в зеркале забирает дыхание, буквально. Ей даже не верится, что эти обнаженные мужчина и женщина в зеркале - они. Он снова начинает гладить ее, а Софья смотрит в зеркало, не отрываясь, приоткрыв губы. В этом есть явно что-то не совсем нормальное – так она будет думать потом, а сейчас – сейчас просто не может оторвать взгляда от них двоих. Серый взгляд из-под полуопущенных длинных ресниц. Часть мужского плеча с ключицей над ее плечом. Руки его – крест-накрест, потом накрывают ладонями, пальцы… сжал… его руки везде, лаская. Он уже может не просить ее не закрывать глаза – она не может оторваться от того, что происходит в зеркале. Их личный приватный порнофильм.

- Все, больше не могу, Соф, - простонал низко. Отстранился, громыхнул ящиком шкафчика под раковиной. Спустя несколько секунд толкнулся в нее и снова застонал – от невозможности. – Что же ты у меня такая маленькая…

Она тоже застонала и приподнялась на носочки.

- Так попробуй…

- Нет! – снова громыхнул чем-то, ступни ее коснулось что-то холодное. – Вставай. Это весы. Так выше.

- Будешь взвешивать? – чтобы хоть как-то отвлечься от того, что происходит.

- Буду трахать! – и, наконец-то, исполняет свою угрозу. Подхватывает ее бедро, ставит на выдвинутый ящик. Софья прогибается в спине, прижимаясь к нему плотнее ягодицами. – Дааа…

Именно – да. Идеально.

В зеркале они видны только до пояса. И того, как происходит сам акт, не видно. Видно лишь пьяные от желания глаза, мужские руки, скользящие по женскому телу, женские руки, с побелившими костяшками, вцепившиеся в края раковины. Его пальцы касаются ее губ, и она неожиданно прихватывает в плен его указательный палец. И Софья начинает имитировать с его пальцем в своем рту, губами, языком, то же, что он творит с ее телом там, где не видно в зеркале. И это становится спусковым крючком их оргазма – сначала его, а спустя пару секунд, от его жаркой пульсации внутри и, лаская его палец, за Сержем следует Соня.

- Сееерж… - она уже не может больше выдерживать его навалившуюся сзади тяжесть, и пальцы скользят по гладкому пакистанскому ониксу.

- Ох, прости… - Серж отстраняется, разворачивает их обоих от безмолвного свидетеля их соития, упирается поясницей в раковину и прижимает Соню к себе – спиной к груди. Губы касаются изгиба плеча. - Что ты творишь со мной, Соф?.. Вот с пальцем – это ты зачем?

- Тебе не понравилось? – она трется затылком о его подбородок.

- Очень понравилось! Но если бы ты так не делала… я бы продержался дольше.

- Можем повторить…

- Какие мы смелые… - хмыкнул весело. Безошибочно нашел замок в боковом шве, и потянул платье вниз.

- Эй, что ты делаешь?!

- Иногда ради разнообразия надо заниматься сексом и без одежды, - легкий шлепок по бедру. - И вообще – марш в джакузи.

Но она так и не осталась у него ночевать. Несмотря на все уговоры и даже попытки Сержа обидеться.

- Мне надо завтра на работу. Посмотри, во что ты превратил мое платье? Оно все измятое.

- Не поверишь, но где-то в недрах этой квартиры есть утюг.

- Я не могу завтра прийти на работу в том же, в чем была сегодня. Это неприлично.

- Можем встать пораньше и заехать к тебе.

- Серж, нет, это неудобно и вообще…

И такси он ей воспользоваться все-таки не дал – сам отвез обратно домой, молчал всю дорогу и всем своим видом выражал недовольство. Что не помешало ему на следующий день уже к обеду строить планы на вечер с Софи. Потому что иначе он уже не мог. Без нее не мог.

___________

 

Он быстро прекратил попытки понять – что в ней такого особенного? Они все равно ничего не приносили. Да, Софи принадлежит именно к тому типу, от которого Серж всегда тащился – миниатюрная идеальная фигурка, темные волосы, белая кожа. Красивое лицо. Но вряд ли ее можно назвать самой красивой из всех девушек, что были у него. Объективно, наверное, были и поэффектнее. Но к Софи нельзя было подходить объективно. Она была… Нет, нет так. С ней было… по-настоящему.

Словно раньше он был почти слеп и глух. А теперь вдруг на него обрушился мир – огромный в своем многообразии красок и звуков. Серж вообще словно впервые увидел женщину. Познал ее. Раньше собственное удовольствие, удовлетворение собственных потребностей – в этом был весь смысл отношений. Теперь же... Теперь же он просто потерялся в том разнообразии чувств, которые мог, оказывается, испытывать. Начиная с того же секса. Нет, начиная с него, продолжая им и… И никак не мог насытиться.

Когда он брал ее, она обнимала его. Не только руками за шею и ногами за талию. Не только своими внутренними мышцами за его самое чувствительное место. Нет. Было что-то еще. Она окутывала его ароматом своих волос, вкусом разгоряченной кожи, рваным дыханием и негромкими стонами.

Когда она в первый раз, в момент оргазма, тихо прорычала его имя, прокатывая «ррр» под пульсацию жаркой плоти, он сам чуть не кончил только от одного этого звука. Это было нереальное, никогда ранее не испытанное им наслаждение – слышать, как женщина кончает с его именем на губах. Нет, формально, вполне возможно, кто-то когда-то так с ним делал. Какая-то из его бывших стонала наверняка «О, Серж, ты был великолепен». Возможно. Но это был фейк. А у Софи было по-настоящему. Он точно знал, как она кончает. Какая она во время оргазма. Как она вздрагивает, выгибается. И как иногда негромко выдыхает его имя. Он никогда не просил ее делать это специально, никогда не сознавался, как его это заводит. Но когда это происходило – сердце едва не проламывало ребра навстречу этому тихому рокочущему, со стоном-придыханием… Серррж…

Познал ее всю. Как она пьет кофе, облизывая край чашки. Как любит сидеть, поджав под себя ногу. Какие у нее крошечные пальчики на ногах. Познал. И не уставал познавать. Ему хотелось это делать. Сержу в отношении Софи вообще много чего хотелось. Например, дарить ей подарки. Много. Разных.

_________

 

Серж начал заваливать ее подарками. Сначала она попробовала отказаться. Он надулся, но попытки не прекратил. А когда он явился с плоской продолговатой коробкой, перевязанной бантом и вручил ее со словами: «Карл передавал тебе привет» - Соня сдалась. Нет, если еще и сам Лагерфельд…

На самом деле, она не была уверена, что платье так уж и от Самого, и что он ей передавал привет. Но бледно-розовый крепдешиновый шедевр от Chanel сидел на Софье идеально. Серж восхищенно прищелкнул пальцами и заявил, что точно знает, какие сюда нужны туфли и сумочка. И в этот момент Соня поняла – бороться с ним бесполезно.

И понеслось. Сумочки от Louis Vuitton, туфли от Pollini, винтажное каре от Hermes. Для него в финансовом плане это пустяк. А для нее… Да и черт с ним! Она расслабилась и просто наслаждалась таким вниманием к себе и роскошными вещами. Окончательно смириться и даже начать получать от этого удовольствие заставил ее тот факт, что это были не просто безликие дорогие подарки. Это был подарки для нее. Персонально и только для нее.

 

Вот эта сумочка отлично подойдет к тому платью, которое я привез во вторник…

 

Я же говорил, что угадаю с размером, Софи. Не жмут? Вот и отлично. Прекрасно. Хотя на твоих ножках все смотрится идеально.

 

Мне кажется, расцветка на этом каре идеально подойдет к твоим глазам.

 

Эти духи выпущены ограниченным тиражом, всего 50 единиц. Флакон от «Lalic». Мне кажется, это твой аромат, Соф.

 

И каждый раз он оказывается прав.

 

_________

 

Он получал просто нереальное наслаждение, выбирая ей подарки. Практически каждый день – как шопоголик какой-то. Софи как-то сказала ему в сердцах, что он наряжает ее как куклу. Нет, это не так. Просто хочется… хочется, чтобы у его девочки было все самое лучшее. Пока он не слишком усердствует. Серж не сознавался ей, что уже заглянул в пару ювелирных и меховых салонов. Зимой они непременно будут ходить в оперу, и Софи нужна шубка. Он не хочет, чтобы его малышка выглядела золушкой рядом с той же Амандин. У Софи должно быть все самое лучшее. Но, наверное, шубку или манто лучше выбирать с ней. Кто лучше русских разбирается в мехе? И не стоит пока заикаться о том, что он подумывает о покупке машины для нее. Правда, Софи утверждает, что ей хватает муниципального транспорта, ведь живет она в центре и недалеко от работы. Но… Ладно, начнем с малого, а там посмотрим.

________

 

Звонит телефон. Короткий взгляд на экран. Это Софи. И ему становится все равно, что вокруг куча сотрудников, что у него совещание. Он не может ей не ответить.

- Да, Софи? Что-то срочное?

У него ровный голос. Такой ровный, что Соня понимает – он не один. Она позвонила… не знает - зачем. Чтобы просто знать, наверное. Что может позвонить ему в любое время.

- Нет, срочного ничего. Ты занят?

- Немного. Совещание. Точно ничего срочного, Софи?

- Нет-нет, извини, что отвлекаю. Позже поговорим. До вечера. Буду ждать. Целую.

- До вечера. Взаимно.

Кладет телефон на стол, в сторону.

- Продолжаем. На чем мы остановились?

У него там… работа, совещание, какие-то важные дела. Но он все равно взял трубку. Назвал Софью по имени. Все эти люди там, в офисе «Бетанкур Косметик», слышали ее имя. Будто Серж… она для него… она заняла какое-то место в его жизни. Немаловажное место.

_________

 

- Соф, какой у тебя размер? – он задал вопрос, едва она успела взять трубку.

- Чего размер? – она опешила. Он уже покупал ей туфли, платья. Что на сей раз?!

- Белья, - невозмутимо. – Точнее, размер бюстгальтера. «80С», так?

Соня едва не поперхнулась.

- «85» лучше, - а потом спохватилась. – Серж, прекрати!

- Что прекратить? – невинно полюбопытствовал Бетанкур, и она услышала, как он говорит кому-то: «И вооон тот черный, пожалуйста».

- Серж! Я тут пытаюсь работать, а ты со своими…. с бельем! А у меня эскизы Бакста в работе, между прочим!

- Что? Какой Бакст? Я его знаю? - и снова, явно не ей: «И вон тот с лиловыми вставками».

Софья не выдержала и рассмеялась.

- Эскизы к балету «Жизель» оформляю в качестве лотов. Тебе это о чем-то говорит?

- «Жизель»? Балет? Балет… - задумчиво. И, внезапно, с воодушевлением: - И вооон тот красный корсет, пожалуйста! – Последнее точно не ей.

- Корсет?! – хорошо, что на данный момент она в кабинете одна. – Ты с ума сошел?! Какой корсет?! Ни за что не надену!

- Да ты его просто не видела, - мурлыкнул он в трубку. – Вечером покажу. До встречи, сладкая. – И, снова явно не ей: - Да, все беру.

А она, отложив телефон, не может сдержать улыбку, представляя, какого шороху может навести Серж Бетанкур в бутике дамского белья. Похлеще, чем лис в курятнике.

 

________

 

Софи старается разумно смотреть на их отношения. Не забегать вперед. Не ждать чего-то сверхъестественного. Правда, она впервые вляпалась в отношения с таким мужчиной. С таким, в котором слишком много всего. Красота. Богатство. Нехилые такие мозги. А еще, ко всему прочему, он прекрасный собеседник и потрясающий любовник. Убийственное сочетание. Но Соня считает, что у нее все под контролем. Она все контролирует.

________

 

Он двигается в ней. Так, как умеет только он. В полумраке комнаты лицо над ней фрагментами: абрис скулы, длинные ресницы, приоткрытые губы. Хриплое дыхание. Он так старается сдерживаться, что даже иногда забавно – будто боится показать свои настоящие эмоции, старается выглядеть таким сдержанным и брутальным. Пытается молчать, не стонать и не говорить ничего. Но когда ему совсем хорошо – он уже не в состоянии себя контролировать. Вот и сейчас – начинает тихо постанывать, а когда она вдавливает ногти сначала в поясницу, а потом в идеальные мужские ягодицы, Серж теряет голову окончательно.

- Да, да, да, моя хорошая, да, вот так… - бессвязно шепчет он, уже почти на грани оргазма. И тут и у нее срывает все тормоза. Это ее мужчина. Ее! Великолепный, роскошный, самый лучший – и только ее!

Впивается зубами в кожу шеи – солоноватый вкус с ароматом можжевельника и сандала. Втягивает внутрь, сжать еще сильнее, наслаждаясь ощущением его кожи между своими зубами. Я поставлю тебе засос. Грубый, вульгарный засос, который завтра будет переливаться всеми оттенками синего и бордового на твоей безупречной шее. Это мой знак. Моя метка. Потому что ты принадлежишь мне, слышишь?!

Он вздрогнул, застонал еще громче. И, как только она отпустила его шею, повернул голову в противоположную сторону. Словно подставляя ей новое, другое место для клейма. Ты ж мой хороший… Да, мой, только мой, и пусть все это знают! И ее зубы снова впились в кожу с ароматом сандала и можжевельника.

__________

 

Серж с раздражением разглядывал свое отражение в зеркале. На шее красовались два синяка, почти симметрично по обе стороны от кадыка, один другого краше. Подарок от Софи.

Он ведь четко помнил этот момент. Более того, прекрасно понимал, зачем она это делает. Сержа всегда бесили эти попытки пометить его. Засосы, расцарапанная спина, помада на рубашке. Он знал, что за этим стоит, и отказывался это принимать. Он не принадлежит никому, и нечего его помечать!

Он понимал, что двигает Софи. Она такая же в этом отношении, как и другие. Хочет поставить на нем свою метку. Только вот ей он это позволил. Да что там говорить – он завелся как сумасшедший тогда от одной только мысли, что Софи считает, что он принадлежит ей. Счастье, что не ляпнул ничего. Зато шею подставил повторно. И вот вам результат. А у него сегодня заседание совета директоров, как назло.

Серж вздохнул и полез в тумбочку за тональным кремом. Софи, да и он сам, могли сколько угодно прикалываться, но правда состояла в том, что Серж разбирался в косметике не только теоретически. Несколько практических уроков от штатных визажистов «Бетанкур Косметик» тоже имелись в его арсенале. И тональный крем он мог наложить. Не так профессионально, как визажисты, конечно, но… Если у тебя наутро важная встреча, и тебе на ней нужно выглядеть прилично, невзирая на то, как и с кем ты провел ночь накануне – без косметики, хотя бы минимума, чтобы замаскировать чудовищные синяки под глазами, никуда. Белокурый Бетанкур должен быть всегда безупречен.

Спустя четверть часа безуспешных попыток затонировать синяки Серж отбросил тюбик с кремом и достал ватные диски. Еще спустя пять минут шею его украшали две нашлепки из пластыря телесного цвета. Заметно, конечно, все равно. Ну, в конце концов, кто тут председатель совета директоров и совладелец!? Не обязан он всем и каждому объяснять, что у него с шеей. Вампиры покусали, может быть. Серж вдруг усмехнулся. В первую очередь тому, что с «вампиром» они сегодня идут на выставку «Золотой век русского авангарда». И он уже успел по Софи ужасно соскучиться.

Но Серж считает, что у него все под контролем. Он все контролирует.

 






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...



© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.023 с.