Шаг двадцать третий. Ответные меры. — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Шаг двадцать третий. Ответные меры.



 

Какой же это крест? Это больше похоже на букву «хе».

 

Главное, что ему необходимо, срочно просто – это телефон. Учитывая неадекватность Дамьена, счет мог идти на минуты. Серж разрывался между желанием самому отправиться к Софи и здравым смыслом. Здравый смысл победил. Серж – не супермен, и если игра пойдет действительно по-крупному, и где-то уже в пути пара-тройка таких, как ЭудароЭтьены – он не сможет защитить Софи сам, непосредственно. Как бы ни было это обидно для собственного эго. Более того, его присутствие рядом с Софи может спровоцировать Русси. Нет, рисковать Серж не будет, ему требуется обезопасить Софи быстро и со стопроцентной гарантией. И поэтому – ему нужен телефон.

Первый же попавшийся по дороге салон сотовой связи, автомобильные права, как документ, подтверждающий, что он – именно Серж Бетанкур. За то время, что ему оформляли дубликат sim-карты и покупку телефона, Серж, наверное, раз пятьсот пробарабанил пальцами по поверхности стойки, постучал туфлями друг о друга и предпринял еще массу таких же абсолютно бессмысленных действий – лишь бы хоть как-то унять все нарастающее беспокойство. Его поведение было таким откровенно нервным, что на него стали коситься не только девушка, оформлявшая покупку, не только парень – второй продавец-консультант, но и даже охранник – причем последний с явным подозрением. Серж с опозданием сообразил, что причина такой реакции – нет только в его беспокойном поведении, но и во внешнем виде. Ну да, в измятом пиджаке, заросший, лохматый – белокурого Бетанкура просто не узнать. А, кстати, может, и, наоборот, узнали, но Сержу – плевать.

- Не надо упаковывать! - он практически вырвал из рук девушки телефон, свои права и банковскую карту. – Спасибо!

До машины практически бегом, там, в бардачке, кажется, валялись его визитки. Адресная книга нового телефона девственно чиста, но это поправимо – как только он доберется до своего ноутбука и синхронизирует учетные записи. Но только вот ему надо ой как срочно и сейчас.

Ага, визитка есть. Набирает телефон своей приемной, постукивает пальцами по рулю. Ну же, Моник, какого черта ты не берешь трубку?!

- Приемная президента «Бетанкур Косметик», - безукоризненно вежливо пропел из телефона голос Моник.

- Я сам знаю! – рявкнул он. И, поскольку ему никто не ответил, сказал, чуть мягче. – Моник, это Серж Бетанкур.

А дальше были бессвязные крики, кажется, Моник даже плакала. Видимо, не все поверили в историю с романтическим замком на Гаронне.



- Так! Успокойся, Моник, слышишь, меня? – проговорил он раз в пятый.

- Я… да… простите, – она икнула. – Где вы, мсье Бетанкур? Мы вас потеряли!

- Неважно, - и, услышав протяжный вздох: - Со мной все в порядке, правда. Моник, мне срочно нужен Алекс. Срочно, понимаешь?

- Понимаю.

- Найди его и скажи, чтобы он сам мне позвонил. Срочно!

- Сию минуту сделаю, мсье Бетанкур! - Моник всхлипнула на прощанье и отключилась.

Звонок Алекса настиг его, едва Серж успел проехать пару кварталов.

- Ты помнишь, где живет и работает мадемуазель Софи? – вместо приветствия.

- Да.

- Руки в ноги, бери столько человек в службе безопасности, сколько нужно, но глаз с нее не спускать!

Из трубки донеслось невнятное «Эээ…».

- Чтобы ни один волос с ее головы не упал! Есть вероятность, что ей угрожает опасность. За безопасность Софи отвечаешь своей головой, понятно? Но ее без крайней необходимости не беспокоить. Задача ясна?

- Так точно! – к Алексу вернулась его обычная невозмутимость. – Я пошел?

- Не пошел, Алекс – побежал!

- Так точно. Побежал, - ответил Алекс и отключился.

С первой задачей справились – в вопросах безопасности Алексу Жерве Серж верил больше, чем себе. Теперь ему нужен ноутбук. Соответственно – домой. Но едва Серж открыл дверь своей квартиры – как попал «под раздачу». Сначала Катиш, в нарушение всякой субординации, кинулась на шею своему работодателю – с нечленораздельными возгласами обливала слезами ему ухо и обнимала совсем не по-женски крепко. На шум в прихожую высыпали последовательно – Алекс, Вивьен, Клоди, мадам Нинон и какой-то неизвестный Сержу немолодой господин с узкими седыми усами.

От объятий Катаржины удалось отделаться далеко не сразу – но это было только начало. От тисканья его тела отказался неизвестный седой. Даже Вивьен соизволил прижать Сержа к себе – коротко и неловко. Серж терпел пять минут, и, наконец, дождавшись паузы в общем гомоне, произнес.



- Я все объясню и расскажу! Дайте выдохнуть хоть!

Чудо чудное, но в прихожей стало тихо. Лишь негромко всхлипывала Клоди.

- Серж, мальчик мой… - по праву старшинства первой в разговор вступила мадам Нинон. – Что случилось? Где ты был?

Ответить он не успел – зазвонил телефон. Это тот звонок, которого он очень ждал. Алекс.

- Мсье Бетанкур, мадемуазель Софи дома. Одна.

- Точно одна?

- Да. Мы проверили квартиру под видом работника коммунальной службы. Одна, - Алекс помолчал и добавил. – Люк сказал, что девушка выглядит грустной. Но в остальном с ней все в порядке.

- С ней и дальше должно быть все в порядке, ясно, Алекс?

- Так точно.

«А с «грустно» я разберусь позже», - это Серж сказал уже себе и не вслух. А потом по очереди оглядел всех, кто сейчас с нескрываемым любопытством смотрели на него – мадам Нинон, Клоди, Вивьен, Катаржина и этот неизвестный с усами. Кроме любопытства, во взглядах читалось еще и не схлынувшее беспокойство. Дожил…

- Полчаса, а? – улыбнулся примирительно и устало. – Страшно хочу в душ и переодеться… А потом я весь ваш. Катаржина?

- Кофе?

- Кофе, - кивнул. - И чего-нибудь вкусного и домашнего.

- Идите в душ, мсье Бетанкур. Все сейчас будет.

___________

 

Он почему-то решил одеться неформально, вместо привычного, как униформа, делового костюма – джинсы, подаренная Софи футболка. Его внешний вид если и удивил родственников, то комментариев не вызвал. Им было что обсудить помимо провокационной надписи на его футболке. Разговор за большим обеденным столом в столовой начался сумбурно. После части рассказа Сержа, посвященной его не совсем добровольному пребыванию в доме Русси, Клоди снова заплакала.

- Я вам говорила! Что это все неправда, и не мог наш Серж выбрать эту крысу Амандин!

- И я говорил, что Русси нельзя верить ни не йоту! – поддержал Клоди Вивьен.

- Но он был так убедителен…И потом, ведь мы это обсуждали, - неловкость мадам Нинон заметна. – Серж ведь мог ради тебя на это пойти, Вивьен… Ведь тебя надо было спасать, а Дамьен высказался довольно откровенно. Серж мог решиться на этот брак добровольно, чтобы спасти тебя, Вивьен.

- Он не должен был!

- А ведь Алекс вычислил как-то, что машина Сержа находится у дома Русси! И уже не один день!

- Но ведь все выглядело очень достоверно. Хотя и странно.

- Да какая разница! – прервал Серж начавшийся гвалт. Ощущение, что до его благополучия есть какое-то дело целой прорве народу – странное. Приятное, наверное. Нет, точно приятное. – Я же здесь.

- Как? – деловито поинтересовался тут же Вивьен. – Ты сбежал?

- Ты считаешь меня суперменом? – усмехнулся криво. – Нет, там такая охрана – не сбежишь. Меня отпустила… Амандин.

- Как?! Это же ради нее Дамьен все и затеял? Или нет?

- Не совсем ради нее. И да, и нет. В общем, так вышло. А я… я смог ее убедить. Я могу быть очень… убедителен. С женщинами.

Тут Клоди снова кинулась его обнимать со словами «мой бедный мальчик», и ему снова пришлось терпеть.

- Мсье Бетанкур, позвольте, я выскажу свое мнение, - подал голос неизвестный седоусый, едва Серж освободился от объятий матери.

- А вы кто? – об это следовало спросить раньше, но что уж теперь.

- Не помните меня?

- Должен?

- Серж, это полковник Бриссон, - вмешалась мадам Нинон. - Он старинный друг твоего деда и… Господи! – она смахнула слезу. – Теперь я понимаю, как много мы потеряли времени. Надо было сразу бить тревогу – как предлагал Вивьен. Но Русси клялся, что все именно так, и все выглядело похожим на правду. И я сначала поверила. Прости меня, мой дорогой!

- Не стоит, - Серж через стол протянул руку и пожал ладонь бабушки. – Все в порядке.

- Ты всегда так говоришь, - сквозь слезы улыбнулась мадам Нинон. – В конце концов мы все-таки сообразили, что что-то не так. И я позвонила…

- Паскаль Бриссон, - мужчина поднялся с места, щелкнули невидимые каблуки. – Полковник Сюртэ Насиональ в отставке.

Серж хмыкнул. О нем даже национальная служба безопасности печется – вот честь-то. А полковник Бриссон сел и невозмутимо продолжил.

- Вы с вами виделись как-то раз. Вам тогда было лет восемь, и вы умудрились стащить мой MAS, пока мы разговаривали с вашим дедом.

Серж нахмурился, а потом вдруг улыбнулся.

- Дядюшка Паскаль! Вас не узнать. И усов тогда не было.

- Все мы не молодеем, - ответно скупо улыбнулся Бриссон. – Вы тоже изменились с тех пор, Серж. Надеюсь, вы больше не воруете чужое оружие?

- Выводы сделал, - Серж все еще улыбался. – Всыпали мне тогда по первое число. Правильно сделали, в принципе, понимаю.

- Рад. К делу, однако, Серж, если вы не против.

Серж перестал улыбаться и кивнул.

- Из того, что я узнал – от вашего отца и от вас, в первую очередь, хочу вам сказать, что у вас есть неплохие шансы предъявить обвинения господину Русси по целому ряду позиций. Смотрите, - Паскаль начал загибать пальцы: - Намеренное введение следственных органов в заблуждение – это раз. Угрозы жизни и здоровью – это два. Похищение удержание в неволе – это три.

- А еще он хотел заставить Сержа жениться на своей страшной дочери! – выкрикнула Клоди.

- Боюсь, мадам, это не относится к уголовно наказуемым деяниям, - серьезно ответил полковник. – Но вот все остальное… Серж, это нельзя так оставлять. За такое надо наказывать.

Серж какое-то время молчал, разглядывая редкие переплетения темных полос на поверхности стола. Потом поднял голову.

- Все правильно. Наверное… Но… Он угрожал Софи. Я не могу рисковать Софи!

- Софи? – нахмурился Бриссон. – Кто это?

- Это…

- Его невеста, - безапелляционно ответила за Сержа мадам Нинон. Серж бросил изумленный взгляд на свою старшую родственницу, но промолчал. – Настоящая невеста, в отличие от Амандин Русси. Бедная девочка… Серж, ты уверен в Алексе?

- Да, - коротко ответил внук. – Не Сюрте, конечно, но Иностранный легион за плечами. И вся служба безопасности «Бетанкур Косметик» в его распоряжении. Тебе назвать сумму их годового бюджета?

- Нет. Верю тебе на слово.

- Иностранный легион – это хорошо, - кивнул Паскаль. – Теперь понимаю… да… ваши слова… и этот звонок. Все верно. Но, Серж, вы же не можете всю жизнь прикрывать девушку... тем более что у вас такие серьезные планы в ее отношении.

- И что мне делать? - Серж запустил пальцы в волосы. Кажется, накатывала запоздалая реакция на стресс. И наваливалась душная усталость и апатия.

- Нужно припереть Русси к стенке. Напугать. Чтобы он понимал, что стоит лишь ему дернуться – и вы засадите его самого за решетку, - уверенно ответил Бриссон. – Понимаю, вам безопасность дорогого человека важнее абстрактных интересов справедливости. Для этого нужны доказательства.

- Он будет все отрицать, - голос Вивьена мрачен.

- Вы знаете, у меня есть пара мыслей, - полковник деловит. - Надо кое-что проверить в плане доказательной базы. Ведь это ваш Алекс смог как-то по компьютеру отследить, где находится ваша машина, Серж. Я несколько отстал от этих новых технологий, но, кажется, знаю, что…

- Точно! - Серж вдруг неожиданно хлопнул по столу ладонью. Какое-то время молчал под удивленными взглядами, а потом вдруг улыбнулся, широко и как-то не совсем добро. Хищно, что ли. – Новые технологии. А я же ведь подстраховался… Я же ведь… Как из головы вылетело-то? – спросил сам себя. Усталость мгновенно сменилась охотничьим азартом. Повернулся к Клоди. - Мама, скажи, что твой сын – умница!

- Ты – умница! – с готовностью подтвердила Клоди.

- Вот и я так думаю! – он резко встал. – Пара минут, дамы и господа. Мне нужен мой ноутбук. А потом, возможно, нам будет что обсудить.

_________

 

А потом им действительно стало, что обсудить. Патрик Бриссон похвалил Сержа за предусмотрительность – сам Серж теперь и объяснить не мог внятно, на каком ресурсе интуиции и скорости принятия решений он это тогда сделал. Воистину, если тебе очень надо – ты способен на многое. На неожиданное, в первую очередь, для себя. Но и для Русси тоже сюрприз будет.

Сержу теперь хотелось бежать, сворачивать горы, раз уж нельзя свернуть шею Русси, что-то делать. Но торопиться нельзя – полковник Бриссон прав. И поэтому он вынужден был ждать – пока бывший сотрудник национальной безопасности позвонит, кому нужно, выяснит все подробности, подготовит дополнительную «доказательную базу». И надо ждать. Этого Серж не любил, да и кто любит. Но терпел.

Еще смертельно хотелось позвонить Софи. Но запретил себе. Что он скажет ей? Что сам вляпался в дерьмо, и ее за собой утащил? Что из-за него ее жизни, здоровью, угрожает серьезная опасность? Нет. Пугать не стоит. А что-то внятное и определенное он сказать не может. Пока не может. Вот когда он все решит… а он решит, у него нет иного выбора… вот тогда он приедет к своей девочке. И они поговорят. Как надо поговорят – долго и обстоятельно. Ему многое нужно сказать Софи.

Вместо этого Серж устроил допрос мадам Нинон. Его ожидания не оправдались – мадам Нинон понятия не имела о причинах вражды между Рене Бетанкуром и Дамьеном Русси.

- Единственное, что я знаю точно, мой мальчик, - мадам Бетанкур безупречно и бесшумно размешивает травяной отвар, приготовленный Катаржиной, - так это то, что они поссорились, крепко, примерно за полгода, или даже чуть раньше, до смерти Рене. Твой дед был просто в ярости. Но я не знаю, что они не поделили с Дамьеном – Рене мне так ничего и не рассказал. Зря, конечно, - вздохнула мадам Нинон, пригубила чай. – Но он же был очень упрямый.

- Послушай, - начинает Серж осторожно. Но события последних дней заставили его не исключать ничего и предполагать невозможное. – А не могло так случиться… если уж они так сильно поссорились… - он слегка замялся, а потом, на одной ноте выдоха: - Что это Дамьен причастен к смерти деда?

Мадам Нинон невесело покачала головой. Сейчас видно, какие у нее глаза уставшие и печальные, как тяжело дались ей потрясения последних дней. Серж протянул руку, погладил кисть, пальцы с парой старинных колец, улыбнулся - как мог, ободряюще.

- Нет, дорогой мой, - мадам Нинон ответно сжала руку внука. – Ты разве забыл – твой дедушка умер у меня на руках. Это был инсульт, мой мальчик. Просто сердце не выдержало. Если Дамьен и стал причиной смерти твоего деда – то опосредованно.

Серж вздохнул. Прошлое упорно хранило свои тайны.

Полковник Бриссон объявился только к девяти вечера – к тому моменту Серж успел уже окончательно смириться с тем, что в его квартире, в его личном, персональном холостяцком логове поселились все его родственники - временно, как он искренне надеялся. Несмотря на наличие собственных парижских квартир, и мадам Нинон, и Вивьен с Клоди, не выказали ни малейшего желания оставить его одного. Да кто бы ему сказал о таком еще неделю назад – что он будет ужинать у себя дома со своей… семьей? Самой счастливой выглядела Катиш – у нее не так часто выпадал шанс блеснуть своими кулинарными талантами при таком количестве народу.

Патрик Бриссон принес хорошие новости. Все, вроде бы, складывалось. Похоже, Сержу есть чем прижать Русси и убедить его отступиться от своих планов. Главное, правильно разыграть доставшиеся им карты. Хотелось вот прямо сейчас – приехать к Русси, бросить ему все это в лицо и посмотреть, как тот запоет. Когда сам столкнется с риском оказаться в роли обвиняемого. Утереть нос и отомстить - за себя, Вивьена, деда, да за все - хотелось просто до нетерпеливой дрожи, но Бриссон быстро остудил его горячую голову, мадам Нинон дополнила полковника русской поговоркой «Утро вечера мудренее», и Сержу пришлось смириться.

Уже проваливаясь в сон, Серж услышал странные звуки. Недоуменно сел на кровати, прислушался. Шумоизоляция в его квартире отличная, но, похоже, за стеной, в мятной спальне, кому-то плохо. Он успел скинуть одеяло, в два шага оказаться у двери комнаты. Фантазия уже услужливо рисовала ему картины задыхающейся в сердечном приступе мадам Нинон. А на пороге собственной спальни он резко остановился. К женским задыхающимся стонам добавился мужской голос.

Мадам Нинон легла спать в серебристой спальне. А за стенкой – Клоди. И явно не одна. Серж зажал рот ладонью, чтобы не расхохотаться. Ай да Вивьен!

Впрочем, спустя какое-то время ему стало не до смеха. Как подростки, честное слово! Он накрыл голову подушкой, чтобы не слышать, как за стенкой, похоже, совершенно забыв об окружающей обстановке и приличиях, «мирятся» его родители. Плюс в этом только один: судя по звукам, о собственном сексуальном долголетии можно не переживать - наследственность у Сержа хорошая.

Неожиданно, но заснуть он сумел даже до того, как утихомирились любовники в мятной спальне.

_____________

 

Утром он позволил себе выспаться - раз уж отложили разговор на сутки, можно и нужно выспаться, чтобы быть максимально в форме. А потом снова начались проволочки – Бриссон что-то там отправился дополнительно выяснить, Нинон, Вивьен и Клоди, объединившись, докучали Сержу детскими воспоминаниями, Катиш квохтала вокруг них, словно наседка. А ему уже хотелось немедленно и сиюминутно - в бой.

Наконец-то явился Бриссон. А потом был еще полуторачасовой инструктаж в лучших традициях агентов национальной безопасности – как говорить, что говорить, как блефовать, как себя вести. Можно подумать, Серж и сам не знает! Хотя полковник научил его кое-чему полезному. Ведь им надо было не просто напугать Русси. Надо было добиться от него полной капитуляции. Чтобы он и думать забыл о том, чтобы предпринимать хоть что-то против Бетанкуров. В общем, Русси надо было грамотно обработать, а это задача похлеще вербовки. И поэтому Серж уже второй час внимательно слушал Паскаля Бриссона. Слушал, кивал, задавал вопросы. Хотя действовать хотелось до покалывания в пальцах. Ну, вот, наконец-то, можно!

К делу внезапно подключилась Клоди. Она забраковала два костюма, три рубашки, пять галстуков. Серж с мученическим видом стоял посредине гардеробной, пока Клоди потрошила шкафы с целью выбрать ему идеальный look. Радоваться оставалось только тому, что он уже достаточно большой мальчик, чтобы самому выбрать себе трусы по вкусу. А если бы даже и нет – все равно белье у него все одинаковое!

Но, в конце концов, и придирчивая Клоди осталась довольна. Сержу уже было настолько плевать, что он даже не посмотрел в зеркало.

- Ты такой красивый, мой мальчик, - Клоди удовлетворенно хлопнула в ладони. – Внушаешь уважение и трепет. Настоящий финансовый воротила. Акула. Дамьен испугается. Посмотри! – потянула его за руку.

Серж мельком глянул на свое отражение в зеркале. Ну да, Русси испугается, ага. Он же в жизни не видал серых костюмов от Хендерсона, Ив-Сен-Лорановских шелковых рубашек и жаккардовых галстуков в тон. Однако, нельзя не отметить, с годами вкус у Клоди стал просто превосходный. Будем надеяться, что выбранные Клоди вещи – на удачу. А она ему понадобится.

___________

 

- Мсье Русси занят! – наперерез к нему кинулась секретарша. Но не успела.

- Теперь - точно занят, – Серж нажал на ручку массивной темной двери. – Два кофе, милочка. А потом – не беспокоить! – И под изумленным взглядом секретарши дверь за красивым и наглым посетителем с мягким щелчком захлопнулась.

- А ты не очень-то торопился, - Русси медленно встал из-за стола навстречу Сержу.

- Уже успели по мне соскучиться, Дамьен? – Серж, не дожидаясь приглашения, непринужденно устроился в кресле напротив. – Если честно, меня несколько утомило общество ваших цепных псов. Эдуар и как там второй… Этьен? Они очень надоедливы, знаете ли.

Русси смерил его тяжелым взглядом.

- Смеешься? Смейся, пока можешь. Радуешься, что задурил Амандин голову? Да, это ты умеешь. Бабы – твое сильное место. И, одновременно, - тут Дамьен вдруг усмехнулся, - слабое. Уязвимое.

Несмотря ни на что – ни на веру в Алекса, ни на его отчеты о том, что Софи находится под неусыпным контролем, Серж вздрогнул. Внутренне. А внешне остался все тем же самодовольным и невозмутимым улыбающимся типом.

- Это так мило, - прихватил со стола стоявшую в малахитовом с бронзой письменном наборе ручку, принялся вертеть в руках, пощелкивая ею. И с удовольствием отметил, как дернулась щека у собеседника. – Вы знаете мои уязвимые места. Я знаю ваши уязвимые места. Мы с вами стали так близки, что не можем не договориться…

Русси просканировал его еще одним взглядом. Серж безмятежно щелкал золотым «монбланом».

- Выкладывай.

- Извольте, - и Серж действительно выложил на стол свой мобильный, предварительно нажав на «Воспроизведение». И в кабинете зазвучал голос его хозяина. Только доносился он из динамика смартфона.

 

Да просто все. В один прекрасный день… например, сегодня… Сегодня прекрасная погода, ты не находишь? Так вот, в один из дней трое-четверо крепких ребят повстречаются с твоей Софи. Может быть, по дороге с работы. А, может, домой к ней придут. Под видом водопроводчика. Мне, знаешь ли, детали не особенно интересны, я доверяю своим людям и их фантазии. А с фантазией у них все в порядке. Вот и покажут они твоей девочке, как умеют любить простые парни из предместий. Может, ей понравится, а, Серж? – его собеседник молчал. - Она у тебя горячая штучка? А вдруг, ей и вправду понравится? И она тебя потом чему-то новому научит, чего ей парни покажут? Новый жизненный опыт, Серж… Он, знаешь ли, бесценен.

 

Дамьен выслушал запись молча, не дрогнув лицом. Все так же стоя. А потом тяжело опустился в кресло.

- У меня один вопрос – как?

- Ответ лежит перед вами, - Серж позволил себе легкую снисходительную усмешку. – Я записал наш разговор на телефон. Почти весь – я включил запись в машине, чтобы не упустить ничего важного.

- Но твой телефон остался у Амандин! Неужели она… Тупая курица!

- Зря вы так о своей дочери. Мозгами она в вас. Это другой телефон.

- Но как?!

- Вы слегка отстали от современных технологий. Дамьен, как мне кажется. Я отправил запись с телефона на свой электронный адрес.

- Когда ты это успел?! Мы же были в одной комнате, друг напротив друга.

- Не стоит оборачиваться ко мне спиной, Дамьен - вот что я вам скажу. Это ваша ошибка. А ошибка Амандин – в том, что она не проверила мою почту с мобильного. И я успел забрать файл. И сменить пароль.

Русси какое-то время молча смотрел в стену. А потом обернулся.

- Это слабое доказательство. Я буду все отрицать.

- Не сомневался в вас, Дамьен, - Серж широко улыбнулся, памятуя о том, как бесят его улыбки Русси. – Но доказательств у меня в избытке. Желаете заслушать весь список?

- Ты же за этим пришел. Давай сюда свои доказательства.

Серж не смог не восхититься – Дамьен Русси умел биться до конца.

- Пожалуйста. Во-первых, мои собственные показания – о том, что вы удерживали меня у себя дома против моей воли.

- У тебя бурная фантазия, мой мальчик.

- Данные с компьютера моей машины свидетельствуют о том, что автомобиль все это время простоял в вашем гараже.

Русси фыркнул.

- Согласен, это не очень весомо. Само по себе. Но вы складывайте все в одну кучку. И поймете потом, как крепко влипли.

- Ну-ну, - хмыкнул Дамьен. – Я просто весь уже в ужасе.

Серж вспомнил их разговор – тогда, возле комиссариата, в тот день, когда арестовали Вивьена. Теперь он и Русси словно поменялись ролями. Но роли все те же. И исполняются безупречно.

- Наш с вами разговор, ваши угрозы Софи – это уже весомый аргумент, - Серж кивнул на лежащий на столе смартфон. – От этого просто так не отмахнешься. Вы будете отрицать? Воля ваша. Но мы будем ходатайствовать об экспертизе – на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов.

- А какое ты вообще имел право записывать частный разговор? Закон о защите частной жизни уже не действует?

- Я действовал в целях самозащиты, - невозмутимо парировал Серж. – Это будет признано в суде, как мера самозащиты, Дамьен, я вас уверяю. Но ведь и это еще не все.

Он намеренно тянул паузу. Молчал и Дамьен. А потом не выдержал.

-Ну?!

- Какое нетерпение, - сладко улыбнулся Серж. – Спешу поделиться самыми свежими новостями. Вы такой умный, прозорливый, так обстоятельно подошли к делу. Как же вы допустили такой досадный промах, Дамьен?

- О чем ты?

- Вы приходили к Вивьену.

- И что?

- Вы хотели надавить на него и говорили с ним довольно откровенно. Вы помните, о чем шел разговор?

- Только не говори мне, что и Вивьен тоже записал наш разговор! – Русси расхохотался, но смех звучал несколько принужденно. – В это я не поверю. Это невозможно! Это же полицейский комиссариат, у него забрали все.

- Вы совершенно правы, - Серж вдруг мгновенно подобрался, стал серьезен. А Дамьена кольнуло нехорошее предчувствие. – Это комиссариат полиции. Неужели вы не знали, что комнаты для встреч с задержанными оборудованы видеокамерами? В целях безопасности. Неужели не знали?

- Ну и при чем тут видеокамера? Мы просто разговаривали с твоим отцом, в это нет ничего противозаконного!

- А вы очень удачно сели, Дамьен. Лицом к камере. Знаете, есть такое выражение – «Читать по губам». Так вот, теперь существуют специальные технологии и компьютерные программы, которые позволяют восстановить сказанные слова по движениям губ. И, предупреждаю – эта запись уже у меня. Не только у вас есть нужные люди в полиции.

Русси молчал. Он явно был потрясен, но не торопился с ответом – чтобы не сказать лишнего.

- Я буду с вами откровенен, Дамьен, - продолжил Серж негромко. – Все эти факты по отдельности не имеют слишком уж серьезного веса. Но вместе… вместе они потопят вас. – Помолчал и добавил: - Зря вы все это затеяли, Дамьен. Зря.

Русии продолжал молчать. Молчал он долго. И Сержу не хотелось нарушать это молчание, давить на нервы, щелкая все так же остававшимся в его руке золотым «монбланом».

- Чего ты хочешь? – после долгой паузы вопрос прозвучал как-то устало.

Серж едва слышно выдохнул. Вот он, момент истины. Его личный Рубикон.

- Мира, - ответил ровно.

- Мира? – Дамьен вздернул густую черную бровь. - Мира? Не возмездия?

- Мира, - кивнул уверенно.

- Зачем же ты мне тут так упорно распинался, что можешь прижать меня к ответу? А теперь тебе нужен какой-то «мир», а не засадить меня за решетку?

- Я хочу жить, Дамьен. Спокойно жить, не опасаясь за тех, кто мне дорог. Хочу спокойно жить, работать, растить детей и не переживать, что в любой момент могу получить удар в спину. Я отдаю себе отчет в том, что вы даже из-за решетки можете серьезно навредить мне. Не хочу жить в страхе.

- Дети? – усмехнулся Русси. – Ты говоришь о детях?

- Мне почти тридцать, - пожал плечами Серж. – Я думаю о будущем. И не хочу, чтобы над ним нависали тени из прошлого. Я не знаю, что вы не поделили с дедом – и пусть это останется вашей тайной. И вашим прошлым. Я хочу жить. Сейчас. Сегодня. Завтра.

Дамьен внимательно разглядывал своего собеседника, буквально буравил взглядом темных, глубоко посаженных глаз. Потом усмехнулся.

- Как во времена холодной войны. У тебя есть ядерная кнопка. И у меня есть ядерная кнопка.

- Можно сказать и так.

- Если… если я останусь на свободе. Ты не боишься, что я реализую свои угрозы относительно этой девушки, Софи? Это же убьет тебя, мальчик.

«Мальчик» не дрогнул.

- Убьет. А я в ответ уничтожу вас. Вас, Амандин, «Русси глобал» – все, что попадется мне под руку. Если что-то случится с Софи – терять мне будет уже нечего. Вы хотите тотального уничтожения всего, что дорого вам и мне, Дамьен? Я думал, вы мудрее. Во время ядерный зимы не выживет никто.

Русси откинулся в кресле. Сцепил руки в замок, смотрел на собственные пальцы какое-то время. А потом поднял взгляд на собеседника.

- Ты так похож характером на Рене, Серж. Вивьен не похож. А вот ты – вылитый Рене. Такой же упертый и принципиальный. У тебя есть его решимость, хватка, ты умеешь отстаивать свое до конца. Но у тебя еще есть кое-что, чего не было у твоего деда. Ты умеешь играть от обороны. Перестаивать свою игру. Умеешь обмануть противника и ударить неожиданно. Такой… гибкий и мудрый. Как змея. Это, - усмехнулся, - если что – комплимент, а не оскорбление. Я завидую Рене. Хотел бы я, чтобы у меня был такой сын. Или… внук. Который будет так сражаться за свою семью.

Так неожиданно прозвучали эти слова – и смыслом, и тоном, интонацией, что Серж не сразу нашелся с ответом.

- Надеюсь, Амандин вскоре порадует вас внуками, - и тут вдруг, осознав, как двусмысленно прозвучали его слова, Серж смутился – совершенно не к месту для этого важного разговора, но факт – смутился. – То есть, я имел в виду, что вы еще успеете…

- Нет, - качнул головой Дамьен. – Не успею.

- Вы недооцениваете Амандин, - Серж изо всех сил пытался сгладить свою неуместную неловкость от последних слов. – Она очень привлекательная девушка и…

- Я прекрасно знаю цену Амандин. Но чего стоят некоторые медицинские слова, я знаю еще лучше.

Серж смог лишь нахмуриться. Он и в самом деле не понимал.

- Саркома, - голос Дамьена прозвучал тихо. Серж не сразу смог вспомнить, что означает это слово, но само его звучание ему не понравилось. А потом вспомнил – и охнул.

- Как?! Не может быть! Давно?!

- Диагностировали полтора года назад, - ровно ответил Дамьен.

- Неужели ничего нельзя сделать? Вы же… можете позволить себе все – лучшие клиники, какие-то… - Серж запнулся под насмешливым взглядом Русси. И закончил как-то совсем тихо. – Передовые технологии…

- Есть тот порог, за которым медицина бессильна. Все, что могут мне предложить - это по сути лишь продление агонии и оттягивание неизбежного. Четвертая стадия. Метастазы уже в позвоночнике. Я все жду… когда не смогу ходить. Но пока еще на ногах, как видишь. И даже, в общем-то, неплохо себя чувствую – для смертельно больного. Но, думаю, это уже ненадолго.

Серж выдохнул – глубоко, шумно. Намерение скрывать свои эмоции почему-то утратило свою актуальность.

- Мне очень жаль, Дамьен…

- Не ври, - усмехнулся Русси. – Ни черта тебе не жаль. Моя смерть решит все твои проблемы. Тебе не должно быть жаль. Знаешь, - голос его зазвучал доверительно – как раньше, в те времена, когда Серж думал, что Дамьен – надежный партнер. – Я считал, что должен успеть. Успеть до. Расквитаться с Рене. Или как-то обеспечить счастье Амандин. А теперь… Знаешь, что я думаю теперь?

- Что?

- Через полгода, самое большее, через год мы увидимся с твоим дедом. Там… и решим наши дела. А ты – иди. Ступай с миром, Серж Бетанкур. Живи, отстраивай свою компанию, женись, заводи детей. А с твоим дедом мы разберемся сами, без тебя, вдвоем. Уже скоро. Я подожду.

Ушел Серж, не попрощавшись. Вместо чувства удовлетворения был комок в горле.

Дома он скупо, в коротких словах рассказал мадам Нинон, Вивьену, Клоди, полковнику Бриссону и Катаржине – куда без нее? – о результате своих переговоров. Терпеливо выслушал охи и прочие потрясенные возгласы. А потом вежливо, но непреклонно попросил оставить его одного. Мне нужно. Нужно побыть одному, понимаете? Его поняли.

Он пил вино, не различая вкуса. Первый раз смерть показалась перед ним во всей своей неотвратимой мощи. Когда умер дед, Серж этого не понимал – был слишком молод. А вот теперь…

Он пил за человека, который был другом, а позже - врагом его деда, за того, кто был его собственным партнером. Потом, в последние дни этот человек стал и его смертельным врагом. А в последние часы – просто смертельно больным человеком.

Серж провалился не в сон – в забытье. И не слышал, как ближе к полуночи разрывался звуками его телефон. Лишь утром, проснувшись с гудящей головой и обнаружив на мобильном десяток непринятых звонков от Алекса, Серж снова ощутил, как сердце уходит в пятки.

 






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.031 с.