Шаг первый. Незнакомец Серж. — КиберПедия 

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Шаг первый. Незнакомец Серж.



Шаг второй. Первая встреча.

 

Вы привлекательны, я чертовски привлекателен. Чего зря время терять?

 

- Софи?

Номер не определился, а голос в трубке был незнакомый. Но отрицать очевидное смысла не имело, поэтому Соня ответила:

- Да, это я.

- День добрый. Это Серж Бетанкур.

Ей пришлось поморщить лоб, прежде чем она вспомнила. Ах, да, друг Васьки Литвинского.

_____

 

- Бас, назови мне хоть одну причину, по которой я должна это сделать?

- Нууу…

- Предупреждаю – глазки котика из «Шрека» не канают. Это только на Машу действует.

- А из природного человеколюбия и истинно женского мягкосердечия?

- Что?!

- Софочка, парень редкостный задр*т и ботаник. Он эту встречу с тобой будет помнить всю свою жизнь. И будет частенько перед сном вспоминать твой… светлый образ.

- Ты ужасный циник, Литвинский.

- Зато честно. Таких, как ты, Серж видел только по телевизору. Пожалей парнишку.

- Я не подаю по понедельникам.

- А возможность посетить неделю высокой моды, потусоваться с кутюрье и модным бомондом?

- С каких это пор ботаники тусуются с модным бомондом? – недоверчиво хмыкнула Соня.

- Серж отнюдь не бедствует. Мальчику просто нужно доказать своей богатенькой семье, что он в состоянии закадрить привлекательную девушку.

- Ай, как нехорошо обманывать папу и маму.

Бас вспомнил свое краткое знакомство с родителями Сержа и ухмыльнулся, невидимый своей телефонной собеседнице. Да таких грех не обмануть!

- Можно, подумать, тебе в первый раз. Зато лучшие места на показе, модели, платьюшки там всякие…

Соня не выдержала и рассмеялась. Литвинский и «платьюшки» – это вместе даже представить трудно. Но, с другой стороны, что-то в этом предложении есть – за то время, что Соня прожила в Париже, она ни разу не бывала на легендарной неделе высокой моды. Почему бы не сейчас – тем более что планов на четверг особых нет.

- Ладно, черт с тобой. Пусть он мне позвонит, а я подумаю. Только скажи мне, Василий, как на духу – он адекватный? Вменяемый?

- Верх адекватности!

Того, кто хорошо знал Василия Литвинского, крайне насторожило бы выражение его конопатой физиономии в момент произнесения последних слов.

_______

 

- Мне дал ваш номер Базиль Литвинский, - продолжил ее собеседник. А у ботаников бывают крайне приятные, уверенно звучащие голоса. Интересно, долго тренировался и с духом собирался, прежде чем позвонить?

- Да, он предупреждал. Здравствуйте, Серж.

- Рад вас слышать, Софи. А Базиль передал вам, что я рассчитываю на вашу помощь?



- Он изложил это вполне определенно, - Соня откровенно забавлялась этим чопорным диалогом.

- В таком случае, в четверг к шести я заеду за вами? Скажите адрес.

Только этого еще не хватало! Чтобы этот Серж знал, где она живет. Мало ли что там Литвинский говорил про адекватность… Лишний раз перестраховаться не мешает.

- У меня дела в четверг. Давайте встретимся в шесть… - Соня потерла висок, прикидывая, где лучше назначить встречу, и решила не мудрствовать лукаво, - на площади Этуаль.

- У Триумфальной арки? – хмыкнул ее собеседник.

- Вам неудобно?

- Почему же, вполне.

Они уточнили конкретное место, а потом Серж спросил:

- Софи, как я вас узнаю? Может быть, вы сбросите мне свое фото? – он, заодно, морально подготовится…

Соня удержала реплику о фото в бикини и ответила сухо и строго:

- Думаю, узнаете по описанию. Я невысокого роста, брюнетка, волосы до плеч, одета буду… погодите, дайте сообразить… в синий шанжановый плащ и туфли на шпильке.

- Отлично, - курица выпендривается и набивает себе цену. Смешно. – А я буду на синем «ламборджини гальярдо» - чтобы не выделяться на вашем фоне.

Ну, просто юморист! Ей надоел этот разговор, а в кабинет заглянул шеф.

- Тогда до встречи, - и, не дождавшись ответа, нажала «отбой».

______

 

Курица, она же синий чулок, не просто набивала себе цену – она еще и нещадно опаздывала! Серж уже пожалел о сделанном: о том, что согласился на встречу с незнакомым человеком, да еще и оказался теперь в зависимом положении – если эта Софи не придет… Он в очередной раз достал из кармана пиджака телефон. И в очередной раз положил его обратно. Не будет он ей звонить и показывать, как ему важно, чтобы она пришла. По крайней мере, еще десять минут. Господи, чем он думал, когда соглашался на это?!

Он сунул руки в карманы брюк и резко крутанулся вокруг своей оси, развернувшись спиной к порыву мартовского ветра – нетипично теплого в этом году. Стоящая в паре метров от него девушка хмуро посмотрела на его нервные метания и снова отвернулась. Нет, вот почему такие феи ждут кого-то другого, а к нему на встречу опаздывает страшное чучело! Он принялся разглядывать фею. И чем больше разглядывал, тем больше ему нравилось то, что он видел. Его любимый цвет, его любимый размер. Истинная парижанка: точеная фигурка - «песочные часы», тонкая, перетянутая поясом талия, изящные щиколотки, туфелька о туфельку нетерпеливо – стук-стук, раздраженно смотрит на часы на запястье, кисть тоже на диво изящная. Темные волосы небрежными локонами прячутся за поднятым воротом синего плаща из матово-переливающейся ткани. Что-то щелкнуло в голове … одета буду в синий шанжановый плащ и туфли на шпильке…



Он обошел ее, чтобы взглянуть в лицо. Аккуратный нос, гордо вздернутый маленький подбородок, розовые губы, едва тронутые блеском, фарфоровая безупречная кожа. И огромные, фантастические, нереальные синие глаза. Оттеняемые синей переливчатой тканью поднятого воротника. Смутное подозрение заворочалось с удвоенной силой. А на него уставились эти самые фантастические глаза.

- Мсье, я вам загораживаю вид на Триумфальную арку?

Он узнал голос. И подозрения превратились в уверенность. В реальность, в которую было невозможно поверить.

- Софи?!

Сначала она смотрела на него как на дурачка, городского сумасшедшего. А потом огромные глаза распахнулись еще больше и она выдохнула:

- Бетанкур?!

Они хохотали так, что прохожие обходили их по широкой дуге, опасливо косясь. А потом, когда они наконец-то утихомирились, Серж протянул Софи шелковый носовой платок из нагрудного кармана, чтобы она промокнула выступившие от смеха слезы. Софи церемонно кивнула ему, благодаря за любезность. А потом вновь вдруг принялась смеяться.

- Ооох… - она возвращает ему платок. – Благодарю. Чем вы так досадили Литвинскому, Серж?

- Представления не имею. До недавнего времени полагал, что мы друзья, - он отнюдь не расстроено улыбается. – Интересно, что он вам рассказал обо мне?

- Что вы ботаник и не в состоянии познакомиться самостоятельно с привлекательной девушкой.

Бетанкур в ответ лишь широко улыбнулся.

- А что он вам обо мне наплел, Серж?

- Что вы страшная как смертный грех, - его собеседница шумно выдохнула. – И что вы лесбиянка.

Софи угрожающе сузила глаза.

- Я его убью. Медленно. Овощерезкой.

- Пожалуй, уступлю очередь даме, - галантно склонил голову Бетанкур. – Заодно опыт перейму.

- Нет, ну каков… - Софи недоверчиво покачала головой. – Вредная, мстительная и злопамятная конопатая сволочь!

- Шутка вышла несколько чрезмерной, - дипломатично согласился Серж. – Но ведь все обернулось к лучшему, не так ли, Софи?

- Вы о чем?

- Лично я нисколько не разочарован, что вы, Софи, не совсем… соответствуете моим ожиданиям.

- В самом деле? – идеальная темная бровь идеально выгнулась.

- Безусловно.

- Значит, наша договоренность о показе в силе?

- Более чем, - он подхватил ее под локоток. – Не могу я отпустить такую красавицу просто так. Прошу.

- Оу… - Софи остановилась перед припаркованным хищником. – Она и в самом деле синяя.

- Она и в самом деле «ламборджини гальярдо», - он распахнул перед ней пассажирскую дверь. – Я никогда не обманываю женщин, Софи.

Софи хмыкнула и села в машину.

______

 

Соня изо всех сил пыталась делать вид, что ничем не удивлена. Но это было сложно – она впервые оказалась на мероприятии такого уровня. А вот Серж и не пытался делать вид, что не заинтересован тем, что обнаружилось под синими шанжановым плащом. Платье-бюстье, показывающее все, чем природа одарила Софи – точеные плечи, идеальные ноги, изящные руки. Длина до колена и довольно высоко поднятый лиф оставляли место для воображения и вопросов – есть ли на ней бюстгальтер, например. И что облекает эти дивные ножки – чулки, возможно? Да, хотелось бы, чтобы это были именно чулки. И никакого бюстгальтера – эта грудь в нем явно не нуждается. И тогда, если снять с нее это сине-черное платье, то под ним обнаружится…

- Эй, Бетанкур! – Софи пощелкала у него перед лицом пальцами. – Показ будет прямо здесь? Или мы все-таки пойдем куда-нибудь?

- Да, конечно, - он подал ей руку, и даже прижиматься не стал. Всему свое время. И они рука об руку церемонно пошли вверх по лестнице.

_______

 

- Позвольте представить. Софи, это мадам Нинон Бетанкур, моя… старшая родственница.

- Серж, прекрати паясничать, - женщина напротив протянула Софи руку. – Он мой внук. И хватит об этом.

- Рада знакомству, мадам Бетанкур, - Софи ответно протянула ладошку. Рукопожатие вышло сухим и крепким.

- Вы позволите, Софи, я украду у вас моего внука, буквально на пару минут, - несмотря на форму просьбы сам тон варианта отказа не предусматривал, поэтому Соня великодушно кивнула. И принялась разглядывать «старшую родственницу» Бетанкура. Дай Бог Софье так выглядеть в эти годы! Спина ровная, как по линейке, взгляд такой, что и самой хочется вытянуться по стойке «смирно», элегантное черное платье. Есть женщины, которые умеют стареть с достоинством. Мадам Нинон Бетанкур определенно относилась именно к этой категории – даже седина придавала ей эффектности.

- Серж! – прервал размышления Софи голос мадам Нинон, стоявшей теперь чуть поодаль. А потом началось странное, потому что далее беседа между бабушкой и внуком продолжилась… на русском языке! – Что за балаган ты устроил?! Зачем привел эту девушку?!

- А разве она не хороша? – Серж безмятежно пожал плечами в великолепно сидящем на нем светло-сером костюме, явно сшитом на заказ.

- Девочка - красавица, но дело не в этом! – отрезала мадам Нинон. – Ты прекрасно знаешь, что я собиралась тебя кое с кем познакомить. Здесь Амандин Русси с отцом. И Аврора Жирар. И…

- Достаточно, - Серж рискнул перебить родственницу. – Чувствую себя принцем в сказке про Золушку.

- Принц – так принц, тебе виднее. Ты прекрасно знаешь, что это важно. Брак с Амандин будет нам со всех точек зрения выгоден.

- Я как-нибудь справлюсь и без прекрасной Амандин и ее семейства.

- И их денег?

- И их денег.

- Не упрямься, дорогой мой. Сплавь девочку кому-нибудь и пойдем.

- Я не могу оставить Софи.

- Тогда не стоило ее приводить сюда! – судя по тону, терпение мадам Нинон было близко к тому, чтобы иссякнуть.

- Что поделать, если я влюбился, - этот наглец умудрился изобразить на своем безукоризненно красивом лице мечтательное выражение. – Не хочу с ней расставаться ни на мгновение.

- Ты хоть в клозет ее отпускаешь? – видно, что мадам Нинон не поверила в этот спектакль. И пока еще терпела выходки внука. А вот терпение самой Сони лопнуло. Сколько можно обсуждать ее, будто самой Софьи тут нет! Она сделала пару шагов и подошла к милой парочке.

- Простите, но если вы хотели, чтобы я вас не услышала, то… - дальше можно было не продолжать. Эти слова, сказанные по-русски, заставили невозмутимую мадам Нинон охнуть, а Сержа досадливо поморщиться. Черт, он и забыл, что девчонка - русская.

Мадам Бетанкур пришла в себя на удивление быстро.

- Боже мой, Софи, какой приятный сюрприз!

«Ну да, как же» - про себя прокомментировала Соня, а ее собеседница продолжила:

- Вы русская?

- Да, - к чему отрицать очевидное? – Неужели Серж вас не предупредил?

- Солнышко, ты же знаешь – в твоем присутствии я совершенно теряю голову, - Бетанкур притянул ее пальцы к губам. – Просто теряю голову от твоей красоты.

Удивительно, но Софи не нашлась с ответом. Мадам Нинон поджала губы.

- Ну что ж, не буду вам мешать наслаждаться обществом друг друга. А я пойду поздороваюсь с Русси.

Мадам Бетанкур удалилась с истинно королевским величием, несмотря на то, что при ходьбе опиралась на трость.

- Итак? – Софья уставилась на своего спутника. – Ничего не желаете мне сказать?

- Очень хочу, - Серж как-то совершенно по-кошачьи ухмыльнулся. – Вы великолепны, Софи. Достойны подиума.

- Спасибо, - Соня коротким кивком головы выразила свою благодарность. – Но я бы хотела узнать о предназначенной мне роли.

- А что… Базиль не потрудился объяснить? Странно… Мы вроде бы договаривались…

- Вы еще верите Литвинскому? После всего, что он нам наврал друг о друге?

- И в самом деле, - согласился Серж. – Все просто. На один вечер, Софи, вам нужно притвориться, что вы влюблены в меня. Притвориться. На один вечер. А я вам, - еще одна ослепительная улыбка, - подыграю.

- Влюблена? Это как?

- Ооо… - с искренним удивлением протянул Бетанкур. – Неужели вы не знаете, как это бывает? Неужели прекрасная Софи ни разу не была влюблена?..

- Оставьте лирику, Бетакур, - Соня передернула плечами. – И прекратите на меня пялиться!

- Именно это и должен делать влюбленный мужчина, - парировал с усмешкой Серж.

- А что должна делать влюбленная женщина?

- Нежно смотреть мне в глаза. Смеяться моим шуткам. Прижиматься… ммм… хотя… - он замолчал, разглядывая скромный лиф ее платья.

- Так, - Софья решительно взяла Сержа под руку. – Идемте. Буду импровизировать. А шампанского тут наливают?

- Еще как наливают, - он накрыл ее руку своей.

- А это обязательно - руками меня трогать?

- Терпите, Софи, терпите. Помните – вы в меня влюблены.

Софья лишь вздохнула в ответ. А Серж, стоя рядом с ней, с высоты своего роста пришел к однозначному выводу относительно отсутствия на Софи бюстгальтера. Литвинский, конечно, сволочь, но почему-то Серж на друга совершенно не сердился.

_______

 

А вечер, несмотря ни на что, удался – к такому выводу пришла Софья, возвращаясь домой. Отличного качества шампанское сделало девушку благосклонной. Да и ее новый знакомец вел себя на редкость прилично. А уж показ… показ определенно стоил того, чтобы его посетить. Соню даже познакомили с Карлом Лагерфельдом, который в реальности производил еще более ошеломительное впечатление, нежели с экранов телевизора и фото! Правда, Софья не питала иллюзий по поводу того, что великий кутюрье запомнил ее имя, но она зато удостоилась благосклонного комплимента своей внешности от Самого! Софью еще с какими-то людьми знакомили – Бетанкур весь вечер не отпускал ее от себя ни на шаг. И Соня точно знала, что у него на это есть причины – спасибо мадам Нинон, просветила. Софья даже в каком-то смысле понимала Сержа и его желание любым способом отделаться от нежелательных поползновений в свой адрес. Что же, она послужила ему «живым щитом», а он подарил ей прекрасный вечер: вряд ли Соне бы выпал когда-либо шанс побывать на мероприятии такого уровня в такой компании – она реально смотрела на вещи. Каждый из них получил то, что хотел, и это было замечательно. Соня любила такую простоту во взаимоотношениях между людьми. И сейчас вполне довольная собой, спутником и ситуацией в целом, наслаждалась поездкой в роскошном авто, негромко мурлыкая в такт музыке. Она решила, что Бетанкур вполне адекватен для того, чтобы отвезти ее домой.

Серж вышел проводить Соню до подъезда ее дома на По де Фер. Самое сердце Латинского квартала, жилье безумно дорогое, но Софья не могла представить, что живет где-то на окраине. Именно поэтому безропотно платила сумасшедшие деньги за маленькую квартиру – одна комната, она же гостиная-спальня, небольшая кухонька, крошечный санузел, в котором только душ. А ей много не нужно. Зато – пять минут пешком до Люксембургского сада. И до метро и автобусной остановки, что тоже немаловажно. В общем, Соня любила свою квартиру. И вид из окна. И уютный зеленый внутренний двор.

- Прекрасное место, Софи, - Бетанкур, не торопясь, обошел машину и теперь стоял перед открытой дверцей, протягивая ей руку. Приятно, все же, иметь дело с воспитанными мужчинами.

- Благодарю, - улыбнулась она. Шампанское сделало ее и в самом деле чуточку благосклонней. Приняла протянутую руку и изящно выбралась из недр темно-синего кожаного салона. – Думаю, у вас жилье тоже не подкачало.

- Не жалуюсь, - в лиловых парижских сумерках сверкнула белоснежная улыбка. Он снова притянул ее руку к губам. – Не буду больше вас утомлять своим обществом, Софи. Благодарю за прекрасный вечер.

- Взаимно, - вежливо кивнула Софи, мужественно давя зевок. И, вправду, поздно, и завтра на работу. – Всего наилучшего, Серж.

- И вам, Софи, - и, когда она уже повернулась, чтобы идти к подъезду, добавил: - Я позвоню завтра.

Она замерла. Обернулась.

- Зачем?

- Договориться о встрече, - и снова это движение плечами, которое у него, как Софи уже поняла, означает недоумение. Встреча? Какая встреча?

- А зачем нам встречаться?

В серых в этот час глазах отразилось изумление.

- Как – зачем? Встретимся, поужинаем…

- У меня лечебное голодание.

- Сходим куда-нибудь…

- Мы уже сходили сегодня, мне достаточно, спасибо.

- Софи… - он уставился на нее с искрением недоумением. – Вы не хотите встречаться со мной?

Слава Богу, дошло!

- Нет.

- Почему?!

Она страшно не любит объяснять очевидные вещи. Ведь вроде бы умный парень, а, поди ж ты…

- Серж, послушайте. Вы очень красивы, привлекательны, богаты. Я уверена, вы пользуетесь огромным успехом у женщин…

Он кивал на ее слова, ничуть не удивленный.

- Вы привыкли к вниманию женщин, привыкли к тому, что вас обожают, ваши ухаживания ценят…

- Ближе к сути, Софи.

- Дело в том, Серж… что я привыкла к тому же самому. Я привыкла, что это мной восхищаются, меня добиваются, меня обожают и передо мной преклоняются.

- Софи…

- В этой связи не вижу между нами ни одной точки соприкосновения, Серж. Мы с вами просто не поделим зеркало. Всего наилучшего.

После этих слов она развернулась и направилась к двери подъезда. Какая осанка… какая походка… какой характер… какая стерва!

Направляя свой «гальярдо» к дому, Серж подпевал Milky Chance и в сотый раз прокручивал в голове план на завтрашний разговор с представителями «Societe Generale». О заносчивой синеглазой красавице он усилием воли заставил себя забыть. Подумаешь… Хоть и не курица, а все равно выпендривается. Ну и, как говорит Базиль Литвинский, флаг ей в руки и барабан на шею. Представив строптивицу Софи с барабаном на шее, Серж усмехнулся. Загорелся зеленый, Бетанкур выжал сцепление, надавил на газ и «гальярдо» с утробным ревом рванул в парижскую ночь.

 

Шаг третий. Заключение сделки.

 

Был неправ, вспылил. Но теперь считаю своё предложение безобразной ошибкой, раскаиваюсь, прошу дать возможность загладить, искупить.

 

Гадкая во всех отношениях выходка Литвинского требовала адекватного возмездия, но Соня решила не торопиться и растянуть себе удовольствие сладкой мести. Да, к тому же, говоря откровенно, не было времени. Зато было много работы.

К двадцати семи годам Софья Соловьева окончательно определилась с жизненными приоритетами. Она хочет добиться успеха. Что она вкладывала в это, Софья представляла не совсем четко, но точно знала, что узнает успех, когда он к ней придет.

Успех у противоположного пола Соня чем-то ценным давно не считала. Это всегда было с ней, с юности, давалось легко и ничего не стоило. Нет, Софья ценила свою внешность, холила и берегла свою девичью красу. Более того, собственная внешность считалась ею чем-то вроде актива для достижения поставленных целей. И этим активом она пользовалась – аккуратно, но все же.

А вот сомнения в правильности выбранной специальности у нее наличествовали. Когда, десять лет назад, родители говорили ей и сестрам: «Ваше образование – это ваш капитал. Пока у нас, родителей, есть финансовые возможности и силы – мы готовы вкладывать все это в ваше будущее» - это казалось просто замечательным. Им дали возможность выбирать любое будущее для себя. И Софья решила не мелочиться. Ей всегда нравился французский язык, она даже в школе, в рамках школьной программы, ездила по обмену на два месяца во Францию, где просто влюбилась в Париж. В общем, она сказала: «Хочу в Сорбонну». «Хорошо» - ответили ей родители. Тогда она была рада.

Отрезвление наступило гораздо позже. Учиться было интересно, весело, увлекательно. И, лишь встав «на крыло», Соня поняла, что с выбором профессии несколько погорячилась. Окончив университет, Софья решила, что пора слезать с родительской шеи и жить самостоятельно, на собственные доходы. Реальность быстро расставила все по своим местам. Помыкавшись по музеям, Соня поняла, что так она себе не заработает на тот минимум комфорта, с которым она не готова была расстаться. Это при том, что родители так и не сняли ее с довольствия – и несколько раз в год на ее счет поступали солидные по меркам ее доходов суммы в евро. Было ужасно стыдно, но она не отказывалась от этих денег.

В конце концов, она нашла работу, в которой сочетались и ее специальность, и приемлемый для Сони уровень оплаты труда. Для получения этой работы она как раз и воспользовалась своим ресурсом в виде эффектной внешности – согласилась на отношения с человеком, который оказал Софье нужную протекцию. Если бы не это, на Матье Лошанса она бы не обратила внимания – не ее полета птица. Но он помог ей, а она честно встречалась с ним еще три месяца после того, как устроилась работать в Парижский филиал «Кристис». Эти отношения так и не дошли до постели, но на этот счет Софья чувствовала четкий внутренний протест – это была бы уже торговля собой. Но Соня была, определенно, очень мила с Матье – только не позволила ему зайти дальше поцелуев. И у нее хватило ума за три месяца перевести отношения в область дружбы, и усердно поддерживала этот статус – регулярно делилась с Матье своими профессиональными успехами, интересовалась его делами. Они встречались с ним раз в месяц-полтора, абсолютно невинно, и Соня дала себе слово попробовать найти Матье подходящую ему подружку.

Правда, реализовать этот план было непросто – со временем было реально очень плотно. Шеф, мсье Рауль де Лиль, являл собой образец фанатика своего дела и трудоголика. Если ты хочешь удержаться на этом месте – работай на полную катушку. Если хочешь пробиться наверх – паши как проклятый.

Работа Соне, в принципе, была по душе. Ей нравилось иметь дело с предметами искусства, вообще, с чем-то красивым. Красота в самых разнообразных проявлениях всегда привлекала ее. Красивые вещи ее завораживали – от банально одежды и аксессуаров до предметов искусства – картин, скульптур, ювелирных изделий. Ей бы хотелось работать с живописью - специализировалась Софья именно на этом. И взяли ее как раз в Департамент Предметов Русского Искусства и Фаберже в должности ведущего специалиста – чему Соня была очень рада. Показала она себя, как сама Софья скромно оценивала, очень даже неплохо, и была на хорошем счету у начальства. Единственное, чего ей не хватало – свободы маневра. И, катастрофически - свободного времени. Зато она, наконец-то, обрела полноценную финансовую самостоятельность. По крайней мере, ей хватало честно заработанных средств на то, что было для нее важным: квартирку в центре - пусть крохотную, но именно там, где ей самой нравится жить, красивые брендовые вещи (пусть и купленные на сезонных распродажах) и периодические походы в любимые места – кафе, рестораны, выставки. А на все остальное можно смело забить – если на это не хватает денег. Или времени – как в случае с личной жизнью.

Наверное, ей просто это надоело – вся эта кутерьма вокруг себя, бесконечные просьбы о встречах, комплименты, попытки познакомиться. Сначала это льстит, потом нравится, а потом… потом надоедает. Слишком хлопотно. Именно поэтому сейчас в жизни Софьи на первом месте была именно она – Ее Величество Карьера. Именно поэтому Соня терпела навязанные ей приятельские отношения со стороны Мари-Лоран Тексье, ее старшей коллеги. Мари была милой женщиной, подругой тети Матье, и эти свои теплые отношения она перенесла и на Софи. Но уж очень она была зациклена на себе и своей неудавшейся личной жизни. Кроме того, являлась авторитетнейшим сотрудником, к мнению которого прислушивался директор департамента. И если она по какой-то причине взялась опекать новенькую сотрудницу Софи Соловьеву, то от этого так сразу не стоило отказываться. Правда, Мари-Лоран бурно интересовалась, как обстоит дело с личной жизнью у такой сногсшибательной красавицы, как Софи, и отделываться от подобных вопросов бывало непросто.

Интересно, что было бы с Мари, если бы она увидела Соню с ее вчерашним спутником? Софья усмехнулась, представив реакцию Мари-Лоран на лощеного Бетанкура с его пепельными локонами, бл*дскими светлыми то ли серыми, то ли голубыми глазами и кошачьей пластикой уверенного в себе на все двести процентов самца. Ах да, и еще его синий жеребец. Наверное, с женщиной приключился бы прилюдный оргазм. А если бы Серж заговорил с ней – то многократный. Что и говорить, Серж Бетанкур производил впечатление. Ну, вот и пусть производит его где-нибудь подальше от Софьи. Такие, как он, целуются взасос с собственным отражением в зеркале. Такие, как он, привыкли к тому, что женщины падают к их ногам без лишних разговоров. А в начале дня вместо «Доброе утро, милый» привыкли получать минет. Зачем ей такое счастье?

Хорошо, все-таки, что парень оказался действительно вменяемым и в достаточной степени самовлюбленным, чтобы уйти после того, как ему отказали. А Литвинскому все же стоит сделать внушение – как только у самой Сони времени будет побольше.

Девушка пригубила кофе – он остыл до идеальной температуры. Сделав приличный глоток, она снова уткнулась в монитор.

_______

 

Софи вернулась в его голову, как только Серж разрешил все свои срочные и сложные вопросы. А случилось это через неделю после той встречи. Он коротал одинокий холостяцкий вечер за бутылкой Шато О-Брион Руж урожая две тысячи одиннадцатого года. Устал просто смертельно за эту неделю от людей. Поэтому даже плазму включать не стал – компанию ему составлял лишь мелодичный американский рок в исполнении One Republic да свет фонарей с Фобур-Сент-Оноре.

Он прикрыл глаза, сделал долгий глоток. Две тысячи одиннадцатый – не самый удачный год, но, в целом, неплохо. Серж мурлыкнул, подпевая солисту американской группы, устроил поудобнее ноги на стеклянном столике. И позволил себе вспомнить фантастические синие глаза.

Почему он вспомнил ее? Ну да – хороша. Объективно хороша, и ведь принадлежит, чертовка, к его любимому типу – миниатюрных белокожих брюнеток. Единственное, что раньше ему все больше попадались черноглазые. А эти ее глаза синие – невозможные просто. В них дело, наверное, что он все забыть ее не может?

К своей красоте она еще неглупа – потому что общаться с ней было как минимум приятно. И избалована – если у нее хватило наглости повернуться к нему спиной и уйти. Может быть, она плохо его разглядела? Да, определенно, в этом дело. Серж поменял положение ног, сделал еще один глоток. Ладно, он даст девочке второй шанс – она явно этого стоит. Может быть даже, стоит ее поуламывать. Вспомнить бы еще, как это делается…

______

 

Софья не поверила своим глазам. Даже моргнула. Нет, картинка не рассеялась. Напротив выхода из здания офиса, на углу Понтье и Матиньон стоял ОН. В очередном безукоризненно сидящем костюме, опираясь спиной на синего монстра, у здания Парижского филиала «Кристис» стоял чертов Серж Бетанкур. Стоял явно по ее душу. Софи обернулась. Чего и следовало ожидать. Мари-Лоран застыла на полушаге.

- До завтра, Мари, - та не ответила. – Извини, за мной, - со вздохом, - приехали.

Серж оттолкнулся от машины ей навстречу. Во взгляде его было явное восхищение. Как назло, Соня была одета настолько нескромно, насколько позволял дресс-код – потому что у нее сегодня состоялась плановая встреча с одним весьма авторитетным внештатным консультантом, а по совместительству – большим ценителем женской красоты. Именно поэтому сегодня Софья сверкала платьем цвета мякоти папайи, в широком декольте «а ля сердечко» которого тоже кое-что «сверкало». Внештатный консультант открытыми ему видами полюбовался, одарил ее парой комплиментов и массой нужной Софье информации, чего она и добивалась. А вот Бетанкур… Соне хотелось застонать, вместо этого она лишь вздохнула, но, судя по тому, куда направил свои бесстыжие глаза Серж, это тоже было неправильным.

Он развел руки в стороны, словно призывая ее полюбоваться собой. И, одновременно, жест был каким-то… виноватым, что ли.

- Софи, я честно пытался забыть вас. Но, как видите, - он еще шире развел руки, предлагая убедиться в правдивости своих слов, - я здесь. Я здесь, потому что не смог забыть вас, Софи.

- Может быть, вы плохо старались Серж? - с надеждой спросила Соня, поправляя цепочку висящей на плече миниатюрной сумочки. – Давайте, вы попробуете еще раз? Дайте себе шанс, Серж.

- А, может быть, это вы дадите мне шанс, Софи? Я прошу вас.

Софья еще раз вздохнула, отвела взгляд в сторону. Мари-Лоран стояла в паре метров и из всех сил делала вид, что ничего не происходит. У нее это почти получалось, но и уходить старшая подруга намерения не выказывала. Нет, развлекать почтеннейшую публику - не конек Сони! Она перевела взгляд на машину, и Серж понял ее без слов. Улыбнулся широко, неподалеку Мари-Лоран совершенно отчетливо охнула. А Бетанкур открыл перед Софьей дверцу машины с пассажирской стороны. Вид у него был совершенно победоносный. Ну, разумеется, он ее понял настолько превратно, насколько это было в принципе возможно.

- Куда бы вы хотели поехать, Софи? – вопрос прозвучал, как только закрытые двери авто создали вокруг них уютный синий кожаный интим. – Простите, я сегодня не в тон с вашим платьем. Обещаю исправиться.

- А у вас есть машина в тон этому платью? – не удержалась, поддела его Софи.

Он наклонил голову, пристально разглядывая ее. Черт, и ведь она сама дала повод!

- У меня есть девятьсот одиннадцатый похожего цвета. Хотя… нет. Он больше красный. Не совсем в тон. От чего-то придется избавляться. Либо от «порша», либо от платья. Лично я, - тут голос его упал до хрипловатого интимного шепота, - предпочел бы избавиться от платья.

«И можно прямо сейчас», - добавил он про себя. Эта синеглазая чертовка оказывала на него какое-то странное возбуждающее действие.

- Не думаю, что ситуация стоит таких радикальных действий, - Софья нервно одернула подол платья на колени. Да что с ней? Чего она волнуется? – Итак, Серж, чем обязана вашему обществу?

- Исключительно собственной красоте, Софи, - он включил «обаяшку» на полную катушку. Соня выдохнула шумно, сдувая челку со лба. Так они с места не сдвинутся. Не в смысле передвижения вперед на машине – а в этом «пинг-понговом» диалоге. Она уставилась прямо ему в глаза. Черт… Какие они у него… красивые, все-таки.

- Зачем я вам, Бетанкур? – вопрос прозвучал резко.

- Из моей неизбывной любви к прекрасному, - он не растерялся с ответом.

- А конкретно? Хотите, я подарю вам свою фотографию? Повесите на стену и будете удовлетворять свою страсть к прекрасному.

- Согласен, дарите, - кивнул он. – Но в тяге к прекрасному я… ненасытен. Поэтому, боюсь, фото будет недостаточно.

- И чего же вам еще нужно для удовлетворения вашей страсти? - разговор становился все абсурднее.

- Ну, как же… Личного, так сказать, непосредственного общения…

- Ах, непосредственного? – Софья резким движением сложила руки под грудью. Взгляд Бетанкура рефлекторно «нырнул» в вырез. Боже мой, немного, но идеально – как он и любит! – И что же вы вкладываете в понятие «непосредственного общения»?

Серж не без труда перевел взгляд ей на лицо. Все в Софи идеально. Кроме характера, похоже.

- Что вкладываю? – он усмехнулся. - Ну… Непосредственное общение – это очень разнообразное понятие, которое многое в себя включает. Оно весьма широкое… и…

- … и глубокое – я поняла! – Софью порядком утомил этот обмен витиеватостями. Она устала, реально устала на данный момент - в первую очередь, от работы. Была зла на Литвинского, обеспечившего ее этой головной болью. И была совершенно не в восторге от необходимости объяснять очевидное. Послать бы его матом… Прямо очень хочется. Но это совсем некрасиво. А, главное, - неэффективно. - Значит, подводя итог: вы хотите личного непосредственного общения со мной – разнообразного, широкого и глубокого?

- Ну… - Серж выглядел слегка опешившим. Поэтому ответ его прозвучал осторожно: – Да. В общих чертах… так.

- Ну, а раз так – я расскажу вам, как мы поступим, - Соня как-то вдруг расслабилась, повела плечами – кресло чертовски удобное, анатомическое, практически.

Мальчик хочет ее и не скрывает. Что ж, сладкий мой. Хочешь? Получи. Только сначала ознакомься с условиями сделки.

- Весь внимание, - он тоже расслабленно облокотился на спинку ее кресла.

- Внимайте, внимайте, - кивнула Софья. – Запоминайте. А лучше – записывайте.

Бетанкур изогнул бровь, но не прокомментировал последнюю фразу

- Итак, - Соня постучала наманикюренными пальчиками по крышке бардачка. – Первый месяц мы будем встречаться один раз в неделю – по субботам. Выбор места встречи и формат оставляю на ваше усмотрение – верю в ваш вкус. И, - добавила она упреждающе, - в вашу порядочность.

- Польщен, - Серж усмехнулся самым краешком губ. «Дьявол так улыбается, - мелькнуло вдруг у Сони в голове. – Прежде чем душу купить».

- Не подведите, - в тон ему ответила она. - За это время – никаких посягательств на мое личное пространство. Допускается лишь: подать руку, придержать за локоть. Ну, или если я сама возьму вас под руку.

- Пресвятая Дева Мария! – Бетанкур утер скупую несуществующую слезу. – Софи, вы невообразимо жестоки.

- Вас никто не неволит.

- И то верно, - он демонстративно вздохнул. – Все, я взял себя в руки. Продолжайте.

- Спустя месяц, если меня все устроит, я позволю вам себя поцеловать.

- В губы? - оживился Серж.

- Ну что вы! – всплеснула руками Софья. – Разумеется, в щеку.

- И почему я не удивлен? Ладно, хоть что-то. Дальше?

- А дальше мы снова встречаемся еще месяц по субботам в том же формате, - продолжила Соня невозмутимо. – И если меня снова все устроит – я позволю вам поцеловать себя в губы.

- С языком? – опять воодушевился Бетанкур.

Софья ответила ему укоризненным взглядом, Серж вздохнул.

- Оптимист во мне неистребим. Понял – без языка. Что дальше? Ваша фантазия меня поражает, Софи.

- Вы же сами хотели разнообразного общения, Серж, - сладко улыбнулась она ему в ответ. – Итак, третий месяц мы встречаемся уже один-два раза в неделю – в зависимости от вашего и моего свободного времени. И, по итогам третьего месяца, если меня все будет устраивать в том, как проходили наши встречи…

- Ну, теперь-то, наконец, с языком?!

- Вы угадали, Серж.

- Черт, я бываю так прозорлив! Иии?.. Я заинтригован.

- По итогам четвертого месяца я… - Софья вошла в роль и выдержала драматическую паузу, заодно соображая, что бы ей такое сказать, - приглашу вас к себе домой.

- О Боже, дайте продышаться! – Бетанкур схватился за грудь. - Наконец-то секс?!

- Серж, сердце с другой стороны. И – нет, не секс.

- Дьявол, все время забываю, с какой оно стороны, - он скрестил руки на руле. – Так, стоп. Как – не секс?! А что тогда?

- На выбор – чай или кофе.

- Что?! И это все меню?

- Ну, и еще… - она слегка замялась, но, в конце концов, надо же доигрывать до конца: - Петтинг.

- Вау…

- Легкий! Выше пояса!

- И, тем не менее, я бы назвал это прорывом в отношениях.

Соня не выдержала и хихикнула. А забавный у них диалог выходит.

- Это при условии, что я буду всем довольна на предыдущих этапах! – предупредила она.

- В этом можете не сомневаться, Софи. Итак, что месяц следующий нам принесет?

- Еще более частые встречи.

- Иии?..

- И более глубокий петтинг в финале.

Бетанкур шумно выдохнул. И на следующей фра<






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.053 с.