Глава 18. Книга: Тайна танца — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Глава 18. Книга: Тайна танца

2024-04-16 79
Глава 18. Книга: Тайна танца 0.00 из 5.00 0 оценок
Заказать работу

Около 9 утра, я уже звонил в квартиру Митрофанова, настроение у меня было под стать погоде – дождливой и прохладной. Шеф открыв мне дверь ушёл в комнату, даже толком и не поздоровавшись со мною. Ну, что же, я приблизительно такой прием и ожидал. Раздевшись и пройдя в гостиную, я уселся на диван. Что-то Влады не видно! Куда это она могла уйти в такую рань?

- А, где Влада? – спросил я, когда Василий Фёдорович вышел из кухни с чайником в руках.

- А, зачем тебе Влада? - шеф с усмешкой посмотрел на меня, - я отправил её с водителем домой, у неё свадьба на носу!

- Да, это дело хорошее…, свадьба есть свадьба,- я с тревогой смотрел на шефа, - не нравится мне его приготовление к чаепитию!

- Расставив чашки, Митрофанов кивком головы пригласил меня к столу.

- Ну, рассказывай, как прошла вчерашняя работа с Виктором Николаевичем? - Что нового, ты ему рассказал по поводу «бесконтактного» боя?- он с усмешкой смотрел на меня.

- Поднявшись со стула, я подошел к дивану и вынул из портфеля рулон бумажной ленты от самописца.

- Вот, отчёт о моей работе!

- Что это?,- Митрофанов мельком взгляд на кривые.

- Это «РВХ» Влады! Первая характеристика была снята с неё около 8 утра, а вторая, через час!

- Почему такие… изменения?  

- Я рассказал Василию Фёдоровичу, про нашу с Владой задумку! Он слушал меня не перебивая, но как мне показалось и без особого интереса.

- Значит, что она там вытворяла, ты естественно не знаешь?- Митрофанов разлил чай по чашкам.

- А, как бы я мог знать, если она ушла в другую комнату и закрылась? – я отхлебнул горячий чай, и от волнения чуть не обжегся им.

- Ну, ведь не танец же она там исполняла?- Митрофанов размял свою «беломорину»,- тем более, что мы снимали с нее характеристику после танца, и ничего существенного не увидели!- Значит, она делала, что- то, что внесло в её «РВХ» такие значимые изменения!- Но, что?

- Я только пожал плечами! А, что я мог ему ответить, если действительно ничего не знал! Вот пусть сам и спрашивает у своей «племянницы», что она там такое вытворяла!

- Ну, хорошо!- Митрофанов поднялся из за стола,- и ты полагаешь, что Виктор Николаевич… падёт к ногам нашей юной красавицы, забыв свою Ирину Юрьевну? – А, как же тогда твои «ритмы»? – Ведь они, как цепи сковали их! – Или, я чего- то не понимаю?

- Василий Федорович! – я тоже поднялся из за стола,-  сейчас ничего не могу сказать вам по поводу всего этого, пока не будет получен, хоть какой то результат. - И, ещё…, мне нужно снять «РВХ» с Виктора Николаевича! Я хотел это сделать ещё тогда, но он, чуть ли не послал меня…. – Вы можете уговорить его?

- И, под каким предлогом я это сделаю?- Митрофанов с неудовольствием посмотрел на меня,- ты хоть понимаешь, что это не тот человек, которому можно наврать с «три короба», и он все это враньё проглотит! – Да, он раскусит и тебя, и меня практически мгновенно, если уже не раскусил…!

- А, что он мог раскусить?- волнение выдало меня,- я ведь вам сказал, что Влада ничего вообще не делала, разве, что спросила пару раз…с чем он пьет чай, а я так вообще рассказывал ему про характеристики его «бесконтактников»!

- Ну, ладно… попробую уговорить его, но ничего тебе не обещаю!- Да, и вообще, я категорически запрещаю тебе любую «вольность» в этом направление, без согласования со мною! – Ты меня хорошо понял?

- Так точно, товарищ командир! Понял!

- Ну, а сейчас … давай дуй в лабораторию и сиди там! Возможно, что я что ни будь придумаю…, тем более, что у меня с ним через пару часов встреча!

- А, сколько мне ещё быть в Москве Василий Фёдорович?

- А, сколько надо, столько и будешь,- Митрофанов зыркнул на меня своими глазищами,- раз сам заварил всю эту кашу с Владой и Виктором Николаевичем…., сам её и расхлебывай! Следующий раз будешь советоваться, прежде чем проявлять всю эту самодеятельность!

 Всю дорогу, пока ехал на метро до лаборатории, я с тоской думал - и действительно…чего я влез во все это? Кому это надо? Мог бы уже спокойно улететь домой, а так сиди в этой «базарной» Москве неизвестно сколько? Приехав на место, я уселся на диван и задремал, всё равно – делать было нечего! Разбудил меня телефонный звонок. Подняв трубку, я услышал голос шефа!

- Ты на месте?

- Да, Василий Фёдорович!

- Ну тогда подготовь установку, мы с Виктором Николаевичем будем, где то через час! – И, еще.., проверь всё до … мелочей, чтобы всё работало, так как Виктор Николаевич хочет забрать установку на пару дней и поработать со своим ребятами!

- А, кто будет делать замеры?- я окончательно проснулся.

- А, тебе то, что? – голос шефа звучал… немного не так,- объяснишь ему, как с ней работать – ничего сложного в этом нет, да и Алексей с вами работал, так что справятся и без тебя!

Положив трубку, я подошел к установке! Так – всё понятно…, после проведения замера «РВХ» Виктора Николаевича, я должен буду незаметно…нажать вот этот малюсенький «микрик»! Где он там…? Вот он…мой хороший! – Ну, теперь только ждать!

Когда Митрофанов и Виктор Николаевич вошли в лабораторию, всё было готово к проведению замеров.

- Я не могу понять Вася, что ему даст этот замер?- Виктор Николаевич даже не смотрел в мою сторону.

- Виктор Николаевич, мы хотим убедиться, что на вашем «Контуре» нет никаких последствий работы с «бесконтактом», так как мог произойти «переброс» «РВХ» одного из ваших ребят на ваш «Контур», вот и всё! – Митрофанов посмотрел на меня, словно бык на красную тряпку,- видимо не так уж и просто ему оказалось притащить сюда своего друга!

- Ну, хорошо… пусть делает свои замеры!- Виктор Николаевич уселся на стул рядом с установкой.

- Я подключил электроды и нажал кнопку «Пуск»! Когда из под перьев самописца поползла лента, я не мог ничего понять… всё было, как и прежде, ничего не изменилось!!! – Эх…Влада, Влада… ни хрена, ты не можешь, и зачем я только действительно всё это затеял? Оторвав кусок бумаги, я отложил ее на стол.

- Ну, и что там у тебя получилось? – Виктор Николаевич с усмешкой посмотрел на меня,- есть влияние «бесконтактного» воздействия на мой «Контур»?

- Ну, я пока не знаю? Надо будет её расшифровать,- показал я на бумагу, - а пока ничего не могу сказать!

- Ладно! Митрофанов подошел ко мне,- расшифровывай свою «бумагу», вечером жду тебя у себя, а сейчас подготовь установку для Виктора Николаевича - рассказывать, как с ней работать – не надо, Алексей сказал нам, что полностью в курсе этого, так что иди… и готовь!

Подойдя к установке, я выключил питание, и незаметно наклонив корпус нащупал… встроенный «микрик»!

Когда Митрофанов вместе с Виктором Николаевичем ушли, я сел за стол и развернул бумажную ленту! Пока, я ничего не мог понять? Вот передо мною прежняя характеристика Виктора Николаевича ( она была снята раньше, как только пошла измененная методика замера), а вот две характеристики Влады, включая и крайнюю, где чётко выявлены изменения! Я еще раз внимательно посмотрел на «РВХ» Виктора Николаевича, снятую только что!

- Нет! Ничего не понятно? – Может прошло время? Жаль, что он не дал тогда же снять его «РВХ»! Единственное, что меня насторожило, так это… один небольшой «бросок» в «паутине» кривых самописца! – Что он мог означать? Если вообще, что- то значил? Нет… так гадать безсмысленно, надо всё просчитать и только потом делать, хоть какие то выводы. Я достал из портфеля его «хронокарту», теперь надо просчитать, какая «Лидирующая» система открыта у него сегодня. Углубившись в расчеты, я даже не заметил, как наступил вечер! Нет… надо всё таки переводить эти вещи на программу для ЭВМ, иначе ничего серьезного не сделаешь. Вон… сколько ритмов надо просчитать, и не только его, но и Влады! Какие у нее были данные на день и время, когда она «работала» по Виктору Николаевичу? Снова затрезвонил телефон.

- Ты, что ещё в лаборатории?- голос шефа был явно недоволен,- я же тебе сказал, чтобы вечером был у меня.

- Василий Фёдорович, прежде чем ехать к вам, я должен выполнить некоторые расчеты и сделать анализ всего этого, а так какой смысл? Я сегодня даже в гостиницу не поеду, а заночую прямо здесь!

- Что? Что- то проясняется? – Митрофанов видимо заинтересовался всерьез.

- Пока, я ничего не могу вам сказать! Надо выполнить работу.

- Ну, хорошо делай, что считаешь нужным! Завтра утром созвонимся!

Вернувшись к столу, я опять углубился в расчёты. Когда я всё закончил, часы показывали… начало пятого утра! Теперь я знал, что я буду докладывать Митрофанову! Спать мне совсем не хотелось! Ну, Влада! Ну, молодец! Как только ты всё это сделала? Вот, в чём вопрос? Да…, не завидую я твоему будущему мужу! Хотя, может всё и к лучшему, во всяком случае, на «сторону», он точно уж не побежит! Да, и какой в этом смысл, имея такую красавицу жену, да ещё и … «кудесницу»? Теперь оставалось ждать, когда откроется метро, а это больше часа, так что можно немного и подремать! Как я не пытался сон не шёл, сказывалось волнение от проделанной работы. Одевшись, я вышел из лаборатории и решил просто не спеша прогуляться. Около 8-ми утра я уже звонил в дверь к Митрофанову. Он видимо уже ждал меня, как всегда гладко выбритый, чего нельзя было сказать обо мне, и благоухающий «Красной Москвой».

- Проходи на кухню, и выпьем кофе, все разговоры потом!

Несмотря на то, что мне хотелось как можно быстрей доложить ему о работе, спорить я не стал- чашка крепкого кофе, было как никогда кстати после бессонной ночи.  Закончив с легким завтраком, мы перешли в комнату. Я достал из папки рулоны с графиками, как по Владе, так и по Виктору Николаевичу. Разложив всё это хозяйство на столе, я отошел к приоткрытому окну с дымящей сигаретой.

Шеф тоже закурив свою «беломорину» наклонился над графиками.

- Интересно!- подумал я ,- обратит он внимание на этот небольшой всплеск или нет?

Я уже докурил свою сигарету, а Митрофанов всё рассматривал графики.

- Неужели сработает?- он ткнул карандашом в почти незаметное для неискушенного взгляда небольшое отклонение от привычной характеристики!

- Я думаю…, нет я уверен, что это то, что мы искали!- я подошел к столу и сел рядом с ним.

- Ну, и как ты можешь объяснить связь твоих «хроноритмов» с этим?- Митрофанов задумчиво посмотрел на меня,- ведь ни у кого из них (он имел ввиду людей Тихона Ермолаевича), а также у Виктора Николаевича и Влады –ритмы абсолютно не совпадали ни по одному параметру, включая и материнские!

- Василий Фёдорович, я могу пока только предположить, что сами по себе «хроноритмы», при достаточно высокой степени  совпадения между людьми могут формировать неизвестную нам «РВХ- резонансно волновую характеристику», которая и определяет само поведение и привязанность этих людей. Но, для того, чтобы убедиться, что это действительно так, мне надо провести дополнительно серию экспериментов. А, для этого мне надо помощь Тихона Ермолаевича.

- И, в чём она будет проявляться?- шеф взял из пачку новую папиросу.

- Мне нужны его люди, которые действительно знают технику танца, как и Влада! – А, тех, что он прислал тогда, можно смело отметать! Они этим искусством не владеют! – Кстати это подтвердила, пусть и косвенно, но и Влада!

- Ты же собирался домой?- Митрофанов посмотрел на меня,- и как же тогда ты сможешь всё это сделать?- Это же работа не на день или два!

- Естественно! – я вздохнул, но другого пути к познанию всего этого у нас нет!

- Вы можете переговорить с Тихон Ермолаевичем по этому поводу?

- Да поговорить то я могу! Да, вот захочет ли он пойти тебе навстречу? – И, кроме того, еще ведь толком неизвестно, чем закончится твой с Владой эксперимент! – А, вдруг – снова «пустышка»?

- Нет, не пустышка! – я показал на лежащий рядом неприметный график,- я вам даже могу предположительно сказать, когда будет результат!

- Вот даже как!- теперь уже Митрофанов с интересом смотрел на графики. – Ну, и когда же?

Взяв карандаш, я молча написал сбоку от графиков дату! – Ну, плюс-минус 3-4 дня!

-Хорошо!- Митрофанов от волнения зашагал по комнате. – Допустим, что все о чем ты говоришь – так и есть! - Но, что это по большому счёту дает нам? – Ведь мы же не знаем с тобой, что именно они делают для достижения этого результата, и здесь Тихон никогда не пойдет нам навстречу! – Я уже понял его политику! – Тогда, как мы сможем сами всё это повторить?

- Для этого нужно ускорить работу по созданию аналога этому танцу,- я тоже встал со стула и подошел почти вплотную к шефу!- Мы ведь с вами уже говорили на эту тему! Если всё получится, как я задумал, то полностью буду форсировать работу по своему «СПРУТу»! – Ничего другого, нам не остается!

В комнате воцарилось какое то тягостное молчание, каждый из нас думал о чем то своем.

- Василий Фёдорович,- я первым его нарушил,- а скажите… нужен ли нам  вообще этот танец? Вы же лучше меня знаете, что попади он в грязные руки и столько может натворить бед! Вот Тихон Ермолаевич, это понимает, и абсолютно прав.

- Дело уже даже не в том, нужен он нам или нет?- в голосе шефа опять появились нотки раздражения,- мне просто хочется наконец то прояснить всё с этим! Ведь столько лет…. и все впустую! Нет! Так не пойдёт господа хорошие,- Митрофанова словно подменили,- я всё равно буду знать его тайну- это уже дело чести! И, мне наплевать хочет того Тихон или нет! Я решал куда более сложные задачи, чем какой то танец! Ты понимаешь, о чем я говорю?

Я сидел словно ошарашенный, и ничего не мог понять? Чем был вызван такой резкий перепад его настроения?

Митрофанов вышел в соседнюю комнату и вынес от туда довольно пухлую папку, которую бросил на стол!

- Что ты на меня уставился, как бык на новые ворота? – он пододвинул папку ко мне,- познакомься с её содержимым, а потом я тебе кое что расскажу.

Я открыл папку, и с удивлением увидел там старые пожелтевшие от времени фотографии на которых были изображены какие то мужчины и женщины в балетных костюмах, которые исполняли видимо балетные партии. Ничего, не понимая, я продолжал листать страницы. А, вот здесь всё исписано математическими формулами, от которых у меня зарябило в глазах. Причём здесь балет и математика? Я с недоумением смотрел на шефа! Он видимо понял, что я ничего не понимаю, и молча закрыл папку.

- Слушай меня внимательно,- теперь шеф был абсолютно спокоен, словно и не было несколько минут назад вспышки этой непонятно ненависти и агрессии к кому то неведомому мне. –Это было в конце 1950 г. Страна готовилась к встрече Нового года, настроение у всех было праздничное. В это утро я немного задержался дома, так как Тимофеев попросил меня купить для отдела ёлку и ёлочных игрушек. Выйдя из подъезда дома, я обратил внимание на чёрную машину, которая стояла недалеко. Когда я поравнялся с ней, то открылась задняя дверца и плотного телосложения мужчина вышел из неё. Внутри меня – всё словно оборвалось! Я даже толком не успел разглядеть удостоверение, которое он почти вплотную поднес к моему лицу! Взяв меня под руку, он буквально втолкнул меня в машину, которая тут же сорвалась с места. Я сидел зажатый с двух сторон двумя громилами, и тупо пытался понять… за что??? Когда попытался спросить, что всё это значит? – то мне было приказано сидеть и молчать! Машина пронеслась через весь город и выехала на какую то проселочную дорогу, петляющую между деревьями начинающего леса. Несмотря на то, что в машине было довольно холодно, пот буквально лил с меня! Проехав примерно с десяток километров, мы подъехали к небольшому старинному особняку, который был почти незаметен среди деревьев. Тяжёлые деревянные ворота распахнулись сразу же, как только мы к ним подъехали. Открыв дверцу, незнакомец с легкостью буквально выдернул меня с сиденья, и крепко взяв под руку, повёл в сторону дома. Ноги словно налились свинцовой тяжестью, а перед глазами всё плыло. Какой то животный страх сковал всего меня! Когда мы вошли в дом, то к нам сразу же подошел другой человек и показал мне рукой подняться по лестнице ведущей на второй этаж. Громила отпустил мою руку и слегка подтолкнул вперед. Еле держась от страха на ногах, я подымался по довольно крутым ступенькам, пока не оказался в просторной прихожей устланной коврами! В самом углу я увидел массивный стол и человека сидящего за ним, который не обращая на меня никакого внимания, что то писал. Только сейчас до меня стало доходить, что новый 1951г., я вряд ли смогу встретить на свободе, если вообще я его смогу …встретить! Наконец незнакомец оторвался от своей работы и посмотрел на меня! Наверное, кролик испытывает меньший ужас перед удавом, чем я испытал под взглядом этого человека! Поднявшись из за стола, он подошел ко мне почти вплотную, и словно впился в меня своим тяжелым взглядом, будто вынося мне приговор! Эта пытка длилась наверное минуту, но мне тогда показалось, что прошла целая вечность! Наконец подобие улыбки тронуло его лицо, и он жестом указал мне на кресло, стоящее у стены. Я буквально без сил, не сел, а рухнул в это мягкое кресло! На какое то мгновение промелькнула мысль, что если бы хотели пустить в «расход», то усадили бы на что- то другое, но уж точно не в кресло! Какая- то слабая надежда на то, что меня с кем-то перепутали, билась в моей раскалывающей от боли голове!

- Ну, что подполковник…сам расскажешь, как ты дошел до жизни такой? –Или, мне тебе помочь?- незнакомец подошёл вплотную к креслу!

Митрофанов, хотел подняться, но тот довольно чувствительным толчком в грудь буквально пригвоздил его к спинке кресла.

- Что молчишь вояка?- язык проглотил, так мы сейчас тебе его достанем.

- А, о чём говорить?- прошептал Митрофанов так тихо, что даже сам не услышал своего голоса.

- О, чём?- незнакомец расхохотался,- а, вот об этом!

В следующее мгновение куча фотографий, брошенная незнакомцем ударила ему в лицо, он даже не успел отклониться.

- Смотри сюда подполковник! Чьи то сильные руки схватили его сзади за шею, и буквально переломив пополам, наклонили голову к полу, на котором веером были рассыпаны эти фотографии. Только глянув на них, он всё понял! Это были «свастичные» укладки и элементы танца, которыми он с разрешения Тимофеева занимался в отделе, пытаясь восстановить танец «Чёрной Рыси»! Но, кто тогда сделал все эти фото? Ведь он занимался этой работой с очень ограниченным кругом людей, который входили в его группу! Теперь ему стало всё ясно,  надежда на то, что он когда ни будь сам выйдет отсюда, испарилась так же быстро, как капля воды брошенная на раскаленную сковородку! Странно, что как только он это понял, то вместе с надеждой, так же быстро испарился и страх! В голове промелькнула только одна мысль - ничего не отрицать, всё признать, и это возможно ускорит конец без мучений! Пусть, что хотят, то и пишут - он согласен со всем!

Видимо незнакомец дал кому- то команду, и тот который стоял за спиной вернул его в прежнее положение!

- Что испугался вояка? В штаны не наложил от страха? – расхохотался он, пристально смотря на моего будущего шефа!

Митрофанов замолчал на время, словно опять погрузился в далекое прошлое! Я молча сидел, не в силах задавать ему никаких вопросов. Даже мне, не знавшему ужасов того времени…стало страшно! Достав из пачки папиросу, он затянулся несколько раз и потушил ее, раздавив о пепельницу.

- И, что же дальше Василий Фёдорович?

- Дальше…,- шеф опять словно погрузился в прошлое,- а дальше, когда я понял, что это конец, то мне всё стало безразлично. Я словно перенесся в 1943г. и видел перед собой рожу того борова из особого отдела, который пришел взять Тихона! Да только «хрен» ему тогда достался, а не Тихон! Жаль!,- подумал я,- что теперь уже вряд ли смогу ему помочь, ведь наверняка они уже взяли и его, да и не только! Мелькнула шальная мысль броситься мгновенно на эту сволочь и придушить её, но… было понятно, что сделать это, я вряд ли успею, ведь за спиной стоит кто- то, и возможно, что не один!

- Словно, откуда то из далека до меня донесся вопрос незнакомца:- Люблю ли я балет?

- Ты понимаешь,- Митрофанов посмотрел на меня,- я даже сперва, и не понял, что он обращается ко мне!

- Тупо уставившись  на него, я только замотал головой, пытаясь понять суть его вопроса! При чем тут люблю или не люблю я балет?

Незнакомец наклонился к Митрофанову и похлопал того по щекам, приводя в чувство.

- Так, я еще раз спрашиваю тебя подполковник, как ты относишься к нашему советскому балету?

- А, как я к нему должен относиться?- Митрофанов потихоньку возвращался к действительности,- я его терпеть не могу!

- А, что же так?- незнакомец расхохотался,- чем же он тебе так не нравится?

Какая то злость, словно обуяла Митрофановым. Он понимал, что выхода у него нет, а раз так, то хотя бы послать, куда подальше эту сволочь, а там …будь, что будет! Повернувшись к своему мучителю лицом, Митрофанов достал из кармана кителя пачку папирос, и не обращая на того больше никакого внимания- закурил.

Незнакомец, не сказал не слова, и с интересом смотрел на Василия Федоровича! Единственное, что когда Митрофанов полез в карман за папиросами, тот напрягся, но глазами сделал знак кому- то за спиной, ничего не делать! Видимо был уверен, что никакой опасности от Митрофанова не идет! Пепел падал на мягкий ковер, но Василию было всё это безразлично, в конце концов прожженная дырка на ковре, не стоит пулевой дырки, которая скоро появится в его теле! Докурив папиросу, он бросил ее на ковер, и растоптал сапогом. А, чего теперь терять?

Незнакомец с возрастающим интересом посмотрел на него, и только улыбнулся!

- Придется подполковник вычесть стоимость испорченного казённого имущества из твоей зарплаты!

- Это прозвучало так нелепо, что Митрофанов расхохотался!

- Как я понимаю, зарплата мне больше не пригодится, так что сам заплатишь за свой паршивый ковер!

Страх прошел, словно его и не было! Да, разве он боялся тогда, когда форсировал Днепр, и вокруг его хилого плота рвались снаряды, готовые разнести всё в клочья? А, сколько было всего потом? И, что теперь они ждут от него, что он будет ползать перед ними на карачках, и лизать им подошвы их ботинок? Не дождутся сволочи, никогда!

Митрофанов, уже спокойно посмотрел на особиста, на его губах играла улыбка, но это не была улыбка психа, который тронулся умом от страха, это была улыбка фронтовика, которому больше нечего было терять, который всё уже решил! Теперь только действовать!

- Я не знаю, кто ты там по званию, да и вообще…кто ты? – так что давай задавай свои вопросы, или что там тебе надо подписать - я всё сделаю, но запомни только одно,- Митрофанов рассмеялся,- я не назову ни одного имени,- всё, что я делал, как враг народа в твоем убогом понимание, - я делал сам, по собственной воле! Тебя это устраивает? Тогда давай ручку!

Видимо особист ожидал от него все, что угодно! Даже то, что Митрофанов мог броситься на него…, но этого, явно не ожидал!

Поднявшись со стула тот, прошел к столу и открыв его ящик, достал две папки! Пока он рассматривал их содержимое, Митрофанов уже принял план. Когда -то, Ян показал ему тайную технику уничтожения самого себя, воздействуя  всего на две точки!

- Смотри сюда Вася,- словно услышал он голос друга,- если придёт момент, когда у тебя не останется никакого выбора, то ты сделаешь следующее….! Он тихонечко дотронулся пальцем руки до нужной зоны на теле Митрофанова, а потом сделаешь … это! И, снова, но на сей раз даже не притронувшись показал Митрофанову запретную «точку» (зону)!

- И, это всё? – задал вопрос удивленный Митрофанов!

- Нет, не всё…,- глаза Яна словно впились в лицо Василия,- теперь остается твой враг, который сразу не убил тебя, значит тем самым подписал приговор и себе…! – Когда он подойдет к тебе поближе, то ты ничем себя не раскрывай…, он ведь хочет, что- то от тебя? К примеру, чтобы ты, подписал какую ни будь бумагу, или что ни будь ещё? – Ты, урони невзначай эту ручку на пол, и наклонись, чтобы её поднять!

- И, что дальше?

- А, дальше сделаешь… вот это! Ян наклонился к ногам Василия!

- И, ничего Вася не бойся! Только не забудь с годами, всё о чем я тебе рассказал!

Уже, в конце 40-х работая в отделе у Тимофеева,  он приехал в гости к Тихону Ермолаевичу, и рассказал ему об этом! В тот вечер они вдвоем вспоминая войну немало выпили знаменитой самогонки Тихона, но услышав это Тихон изменился в лице! Увидев такую метаморфозу, Василий даже расхохотался, честно говоря, он тогда не очень то и поверил Яну, что всё это так просто и действенно, поэтому как курьез и рассказал своему старшему другу!

- А, почему, он не рассказал тебе вторую часть этой методики?- Тихон без улыбки смотрел на Василия,- почему он дал тебе билет только… в один конец?

- Не, понял?- Василий тогда с удивлением глянул на Тихона,- да ты что действительно веришь, что такое возможно?

- Он, показал тебе одну из самых закрытых методик школы «Чёрной Рыси»,- Тихон Ермолаевич затянулся крепчайшим самосадом,- которая применялась только в самых крайних случаях! – Я, о ней слышал еще от наших стариков -«хранителей» танца, но сам ничего не могу об этом сказать, на моей практике использования её – не было никогда!

-А, что это за вторая часть, о которой ты Тихон сказал?- улыбка также слетела с лица Митрофанова.

- Второй частью служила техника нейтрализации первой части, если вдруг…ситуация поменялась! В запасе у того, кто применил первую часть на себе, или на другом было не так уж и много времени…. всего…28- 30минут!

- А, после этого? Что…всё?- Митрофанов даже встал со скамьи!

- Да! – Тихон разлил по стаканам остатки самогона!- потом…всё!!!

- Ну, ты же сам говоришь, что не знаешь последствий этой методики! – А, вдруг –это всё вымысел? – Митрофанов подошел к Тихону, - как тогда всё это можно проверить?

- А, ты рискнул бы проверить это на себе?- Тихон чуть заметно улыбнулся,- вот и весь сказ! Так, что очень тебе не советую пробовать это!

- Ну, хорошо!,- Василий нервно заходил по избе,- ведь, ты сам говоришь, что есть вторая часть, которая снимет последствия первой! – Чего же тогда бояться?

- А, если то, что передали в легендах - миф? – А, если в этой части вкралась ошибка? – Что тогда? На, кого будешь пенять? – Нет, Вася…в эти игры, мы уже не играем! Конечно…, если не останется выбора, то можно и попробовать, но…, только, если действительно больше ничего не останется!- Тихон Ермолаевич снова сел на скамью,- давай Василий лучше выпьем за память, о тех ребятах, которые так и не вернулись с той страшной войны!

- Скажи, Тихон!- Митрофанов закурил папиросу,- эта техника применялась в танце?

- Нет, Василий! Если ты имеешь ввиду третий вариант…танец «Возмездия», то в нем использовались совсем другие техники, а эту… можно было применять только по решению «Круга Черной Рыси», и никогда более! Это был приговор тому, кто совершил злодеяния против школы, или против хранителя «танца»! Особенно карались те, кто совершал злодеяния против наших детей, женщин и стариков! Им не было пощады! Приговор приводился в исполнение без срока давности, хоть через день, хоть через год, или даже несколько лет! Уйти от заслуженного возмездия у супостата не было никаких шансов! Никакая охрана или заборы уже не могли спасти его, если только «Круг» - не отменял приговор, но это было крайне редко, потому что ошибок (виновен –не виновен) – не было никогда. Шла очень тщательная проверка, прежде чем выносился вердикт!

- Хорошо! Ты покажешь мне вторую часть этой методики? – Митрофанов смотрел на Тихона Ермолаевича!

- Я бы никогда этого не сделал, но раз тебе известна первая ее часть, то должен знать и вторую…! Идём к реке, там и покажу!

 


Поделиться с друзьями:

Археология об основании Рима: Новые раскопки проясняют и такой острый дискуссионный вопрос, как дата самого возникновения Рима...

Таксономические единицы (категории) растений: Каждая система классификации состоит из определённых соподчиненных друг другу...

Семя – орган полового размножения и расселения растений: наружи у семян имеется плотный покров – кожура...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...



© cyberpedia.su 2017-2024 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.084 с.