Архивный проект барона Г.А. Розенкампфа — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Архивный проект барона Г.А. Розенкампфа



Для нормальной работы государственного аппарата управления архивные материалы были нужны постоянно. Для этого необходимо было эти архивные материалы упорядочить. К сожалению, в России в этот период времени большая часть документов, хранящихся в архивах, пребывала в состоянии далеком от понятия порядок и систематизация. Розыск и использование архивных документов, в связи с этим, был весьма затруднен.

8 апреля 1820 г. старший член совета Комиссии составления законов действительный статский советник Г.А. Розенкампф представил главноуправляющему этой Комиссии князю П.В. Лопухину «План о приведении в лучшее устройство архивов вообще». Г.А. Розенкампфу, по роду его службы, приходилось бывать в московских исторических архивах, и тот беспорядок, который он наблюдал в их стенах, навел барона на мысль о необходимости улучшения состояния исторических архивов в Российской империи.

Г.А. Розенкампф считал, что: «Порядочное устройство государственных архивовесть предмет не только немаловажный, но, можно смело сказать, один из полезнейших и необходимых, на который правительство должно обратить свое внимание.

Истина сия признана всеми просвещенными европейскими державами. В Англии, Франции и Германии устройство архивов приведено в самое цветущее и сообразнейшее с их целью положение. Но в России часть сия еще далека от своего совершенства».

В основной части своего проекта Г.А. Розенкампф предлагал следующее:

· объединить в особый государственный архив исторические архивы Москвы и Санкт-Петербурга (кроме МАКИДа);

· в новом едином архиве должны работать люди, «кои бы могли усовершенствовать себя в так называемой Архивной науке»;

· разработать единую опись на все дела нового Единого государственного архива, что облегчило бы работу комиссии по составлению законов в выявлении документов;

· архив должен был находиться в ведении Главного управления архивами, которое подчинялось бы Государственному совету.

В данном проекте были учтены последние тенденции европейского архивного дела, подчеркнута большая значимость архивов для государства и общества. К сожалению, проект Г.А. Розенкампфа не был осуществлен.

≈∙≈

Таким образом, в первой половине XIX века произошли значительные изменения в области архивного дела. Документы ведомственных и исторических архивов стали уничтожатся, начинают формироваться критерии экспертизы ценности документов. К сожалению, процесс экспертизы ценности документов вышел из-под контроля правительства, в результате это привело к гибели целых комплексов ценных исторических документов. Пострадал архивный фонд страны и в Отечественную войну 1812 г.



Создание новых органов государственной власти и государственного управления привело к созданию новых архивов при этих учреждениях, в которых хранились важные в государственном и политическом отношении документы. Продолжается процесс создания новых исторических архивов (Государственный архив Российской империи), реорганизуются уже существовавшие исторические архивы (Московский государственный архив МИД, Межевой архив, Петербургский государственный архив старых дел). В исторических архивах появляются первые исследователи.

Контрольные вопросы для самостоятельной подготовки

1. Охарактеризуйте состав архивных фондов новых высших и центральных государственных учреждений России в первой половине XIX в.

2. Перечислите правительственные меры, направленные на разгрузку архивов от накопившихся документов.

3. Опишите систему экспертизы ценности документов, которая складывается в России в этот период.

4. Архивы России в период Отечественной войны 1812 г.: потери и уроки.

5. Охарактеризуйте основные изменения в деятельности исторических архивов.

6. Государственный архив Российской империи: история создания, состав документов.

7. Проект улучшения состояния архивов Г.А. Розенкампфа: основное содержание.

 

Глава 5.
АРХИВНОЕ ДЕЛО В РОССИИ
ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.
И ПОПЫТКИ ЕГО РЕОРГАНИЗАЦИИ

В результате реформ 1860-х гг. произошло упразднение огромного количества дореформенных учреждений. Вместо них создавалась сеть новых учреждений. Наконец, ряд дореформенных учреждений подверглись преобразованию. Архивная работа оживилась. Стала производиться массовая сдача и приемка архивами делопроизводственных материалов упраздненных или преобразованных учреждений; началась организация архивов при новых учреждениях. Реорганизовывались существующие и образовывались новые исторические архивы.



Так, основанный в 1834 г. Государственный архив Российской Империи был объединен с Петербургским главным архивом МИД и, с 1864 г., стал называться Государственным и Петербургским архивом МИД.

5.1. Архивы правительственных учреждений

В этот период возникает ряд новых высших государственных учреждений.

В 1861 г. законодательно было утверждено начало деятельности Совета министров. Его председателем являлся император, а членами – крупнейшие сановники и министры. Совет министров рассматривал вопросы общегосударственного значения, что придает большое значение его документации. В его архиве отложились годовые отчеты и обзоры о деятельности министров; материалы комитетов и комиссий, разрабатывающих проекты реформ 60-х гг. XIX в.; «всеподданнейшие» доклады с предложениями различных преобразований; записки и доклады о студенческих волнениях в 1861 – 1862 гг. и др. В основном это документы, созданные в кон. 50 – 60-х гг., так как в 70-е годы деятельность Совета министров затухает, а с 1882 г. прекращается.

В архиве Верховной распорядительной комиссии по охране государственного порядка и общественного спокойствия (1880), возглавляемой М.Т. Лорис-Меликовым, концентрировались в основном материалы, направленные из Министерства юстиции и III отделения с.е.и.в. канцелярии. Это источники об обвиняемых в принадлежности к революционным организациям, печатных изданиях организаций «Народная воля» и «Черный передел», о революционной пропаганде, стачках рабочих, а также дела о политических ссыльных, донесения жандармских офицеров о производимых ими «дознаниях» и др.

Перемены затронули также архивы центральных учреждений.
В 60 – 70-е годы в большинстве министерств (за исключением Военного и Министерства финансов) были созданы единые архивы. Однако концентрация ведомственных архивов не была последовательной, так как архивы департаментов и других структурных подразделений министерств упорно возрождались. Намного были сокращены штаты в архивах центральных учреждений и несколько уменьшены ассигнования на их нужды.

В 1880 г. в составе Министерства внутренних дел был создан Департамент государственной полиции (с 1883 г. – Департамент полиции), который унаследовал в основном функции III отделения с.е.и.в. канцелярии. В его архив поступали материалы о разработке полицейских законопроектов и инструкций, о борьбе с революционным и общественным движением, ходе политических дознаний, гласном и негласном надзоре за подозреваемыми в «неблагонадежности» лицами. Заслуживает внимания распорядительная документация: приказы, предписания, инструкции и циркуляры Департамента полиции.

В целом же, сеть архивов высших и центральных архивов изменилась незначительно. Их положение было гораздо лучше, чем у архивов местных.

Многочисленные комплексы дел по местной истории создавались в результате деятельности губернских правлений: дела присутствий по крестьянским делам (1861 – 1889), по городским делам (1886 – 1917), по воинской повинности (1874 – 1917) и др.

По Судебной реформе 1864 г. были введены должности мировых судей, созданы такие учреждения, как окружные суды и судебные палаты. В их фондах концентрировались материалы о разборе судебных дел по заявлениям крестьянства и пр.

В это же время были созданы органы земского и городского самоуправления. Так, в фондах губернских и земских управ (1864 – 1918) отлагались материалы о состоянии крестьянских хозяйств и дворянских имений, кустарных промыслах, организации школ и пр.

В архивах Городских дум и управ (1870 – 1918) концентрировались документы о городском хозяйстве, росте числа торговых и промышленных предприятий, деятельности учреждений просвещения и здравоохранения, а также ведомости о ценах, материалы о положении различных слоев населения и др.

Исторические архивы

В этот период значение исторических архивов сильно возрастает. Это связано с тем, что данный период является период расцвета российской исторической науки. Архивные документы активно используют в исторических, экономических, культурных трудах и исследованиях, архивные материалы интенсивно публикуются в различных сборниках.

Московский главный архив
Министерства иностранных дел (МГАМИД)

Новое положение о МИД, утвержденное в 1868 г., привело к сильному сокращению штатов, как в самом министерстве, так и в его историческом архиве. Это осложняло работы по описанию архивных материалов.

До 1873 г. архив возглавлял опытный архивист и большой энтузиаст М.А. Оболенский. Но после его смерти вплоть до Октябрьской революции 1917 г. директорами архива были люди, далекие от архивного дела. Однако в конце XIX в. архив фактически возглавил замечательный архивист С.А. Белокуров, постоянно замещая директоров во время их отпусков, командировок или смены руководства. Директором архива С.А. Белокуров стал лишь в 1918 г.

Архив испытывал трудности с помещением. Старое здание в Хохловском переулке, где он размещался около 100 лет, из-за сырости стало непригодным для хранения источников. В 1868 г. архиву передали здание бывшего Горного правления (угол Воздвиженки и Моховой), куда архив переехал в 1874 г. Но и это здание не отвечало условиям хранения архивных документов: в здании постоянно стоял туман от сырости. Оби быстро гнили. Знаменитый российский историк С.М. Соловьев, который много лет работал с документами архива, по этому поводу острил, что последний том «Истории России с древнейших времен» не может быть сух, поскольку работал он над ним в архиве.

Комплектование архива продолжалось: сюда были переданы некоторые материалы из Петербургского архива МИД и документы ряда миссий (Венской, Лондонской, Парижской и др.). В результате этого, к концу 80-х гг. архив был переполнен до предела.

В МГАМИД разрабатывались квалифицированные справочники: к концу века здесь был создан разветвленный и добротный научно-справочный аппарат – 380 описей, реестров и алфавитов.

В 1882 г. было получено разрешение на перевозку материалов Государственного древлехранилища (кроме монет и медалей): в архив поступили на хранение ценнейшие исторические источники, такие как подлинник Соборного Уложения 1649 г.

Межевой архив

Архив находился в ведении Министерстве юстиции. В пореформенный период архив принимал ежегодно около 6 – 7 тыс. дел. Особенно следует отметить передачу в архив крупного комплекса источников, который возник в результате работ по составлению атласа России (30 – 60-е гг. XIX в.).

В Межевой архив также передавались дела по специальному и коштному межеванию. Кроме того, с 1868 г. на местах стали создаваться межевые архивы при губернских чертежных, в которых концентрировались копии планов и межевых книг, плановые материалы периода реформы 1861 г. и последующих десятилетий. Большинство из этих документов хранились на местах, а в Межевой архив отправлялись в основном обобщающие источники, так называемые, специальные дела.

В 1895 г. в чертежном отделении находилось более 530 тыс. планов и свыше 488 тыс. межевых книг.

В писцовом отделении хранилось около 595 тыс. дел.

В архиве был неплохо налажен учет. Имелась широкая система справочников (описей и алфавитов), что позволяло хорошо ориентироваться в огромном документальном массиве.

В 90-е гг., в виду важности хранящихся здесь документов, архив получил наименование Главный межевой архив.

«Государственное древлехранилище хартий,
рукописей и печатей»

Под этим названием получила известность коллекция документов, которая была выделена в 1851 году в качестве особого отделения архива Оружейной палаты и передана в ведение управляющего Московского главного архива Министерства иностранных дел (МГАМИД). Согласно «Положению», утвержденному в 1853 г., в Древлехранилище «хранятся такие грамоты и другие бумаги времен, предшествовавших преобразованиям Петра Великого, которые имеют сами по себе важное в истории России значение и могут быть названы истинно государственными актами». Документы поступали в Древлехранилище на хранение из Московского главного архива иностранных дел, Московской Синодальной библиотеки, архива Оружейной палаты и других хранилищ. В процессе комплектования, в состав Древлехранилища поступили духовные и договорные грамоты великих и удельных князей, договорные грамоты великих князей с Новгородом, жалованные грамоты, акты, относящиеся к утверждению царской власти, клятвенные и поручные записи князей и бояр в верности государям, чины венчания на царство, обряды великокняжеских и царских бракосочетаний, юридические памятники, летописи, рукописные книги, акты и грамоты разного содержания.

Вместе с тем, дальнейшее комплектование архива не отличалось строгой научной последовательностью. Так, в Древлехранилище не были включены ряд «розыскных» дел XVI – нач. XVII вв., но были расширены хронологические рамки коллекции: наряду с древнейшими документами, самый ранний из которых относится к 1264 г. («Договорная (докончальная) грамота Новгорода Великого с великим князем Владимирским и Тверским Ярославом Ярославичем») были включены материалы, относящиеся ко второй половине XVIII века. Согласно описи Древлехранилища, составленной архивариусом Оружейной палаты А.Е. Викторовым в 1873 г., в нем числилось 920 ед. хр.

В 1882 г. Древлехранилище было перевезено в помещение МГАМИД. При перемещении в архиве Оружейной палаты осталось 7 документов, в том числе столбец 1589 г. об учреждении в России патриаршего престола.

В 1920 г. коллекция Древлехранилища вместе с другими материалами бывшего МГАМИД была включена в состав Государственного архива РСФСР. При этом часть рукописей была передана в Румянцевский музей, а затем – в состав Московского отделения Юридической секции Единого Государственного архивного фонда, которое в 1925 г. было преобразовано в Древлехранилище Московского исторического архива. С 1931 г. «Государственное древлехранилище хартий и рукописей» в качестве самостоятельного фонда вошло в состав Государственного архива феодально-крепостнической эпохи, с 1941 г. получившего название Центрального государственного архива древних актов. При этом Царские письма (274 ед.хр.) за 1623-1737 гг. были исключены из состава Древлехранилища и образовали самостоятельный фонд ЦГАДА – «Царские подлинные письма» (ф. 142), 49 рукописных книг – кормчие, летописи, степенные книги, исторические сборники и хронографы включены в состав коллекции РО Библиотеки МГАМИД (ф. 181), 32 старопечатные славянские книги, в том числе первое издание «Апостола» 1564 г., были переданы в библиотеку ЦГАДА.

В настоящее время в коллекции «Государственное древлехранилище хартий и рукописей» в РГАДА (б. ЦГАДА) числится 470 ед.хр. за 1264-1775 гг., в том числе духовные грамоты Ивана Калиты и Дмитрия Донского, утвержденная грамота об избрании на царство Михаила Федоровича Романова, «Русская Правда» в списке второй половины XIV в., Судебники 1497 и 1550 гг., Соборное Уложение 1649 г., и т.д. 46 документов написано на пергамене, один – на бересте, один – на шелковой ткани, остальные на бумаге в столбцах, книгах и тетрадях.

Московский архив Министерства юстиции (МАМЮ)

МАМЮ был создан в 1852 г. путем объединения трех архивов: Разрядно-Сенатского, Поместно-Вотчинного и Московского государственного архива старых дел. МАМЮ вскоре стал научно-методическим центром исторических архивов, а также ряда архивов правительственных учреждений. Это обусловлено тем, что архив возглавляли видные российские архивисты. С 1852 по 1864 гг. его управляющим был П.И. Иванов, член ряда научных обществ, выступавший за расширение возможностей использования архивных документов в научных целях. В 1865-1885 гг. архив возглавлял Н.В. Калачов, сыгравший заметную роль в развитии отечественного архивного дела. Затем управляющим стал профессор Московского университета Н.А. Попов, также немало сделавший для архива. В 1882 по 1911 г. во главе архива находился Д.Я. Самоквасов, автор наиболее последовательного проекта реорганизации архивного дела, известный археолог, профессор Московского университета. Последним руководителем МАМЮ являлся профессор Д.В. Цветаев.

Руководители архива стремились привлечь на службу выпускников вузов, квалифицированных специалистов.

Первоначально архив размещался в Кремле, в старом здании бывших присутственных мест. Однако в связи с большим поступлением документов эти помещения вскоре оказались переполненными. К тому же здание не отапливалось. Поэтому в середине 1870-х гг. Архив был перемещен в здание Константиновского межевого института на Старой Басманной улице. Однако и в этом помещении не было обеспечено необходимых условий для хранения документов. Для того чтобы приспособить его под Архив, по смете требовалось свыше 450 тыс. рублей.

Управляющий МАМЮ Н.В. Калачов взялся построить новое здание за меньшую сумму. Он заручился поддержкой московских городских учреждений и под строительство здания для архива был выделен участок земли на Девичьем поле.

Чтобы ускорить строительство, Н.В. Калачов из собственных средств выделил деньги на премии за лучший проект здания архивохранилища. Лучшим был признан проект академика архитектуры А.И. Тихобразова. Строительство было завершено в 1886 году. Сам Н.В. Калачов не дожил до завершения работ. Новое здание МАМЮ на Большой Царицынской улице в торжественной обстановке, в присутствии научной общественности и представителей городских властей открыл 28 сентября приемник Калачова − Н.А. Попов. Один из чиновников архива посвятил этому событию шутливое стихотворение, в котором так описал «многоярусное» хранилище:

«…шкафы, истые гиганты, документами набиты, чуть не до неба стоят…

Рельсы между них лежат…

А по рельсам в высоте…

Что не видано нигде…

Испуская гром и свисты, разъезжают архивисты».

Действительно, в проекте не были предусмотрены полы в хранилище, а «для сообщения со шкафами по всей высоте их устроено три ряда рельс, с подвижными на них платформами…». Делалось это для равномерного естественного освещения шкафов (при отсутствии электричества) и свободной вентиляции воздуха. Но уже в начале ХХ века между «ярусами» появились ажурные полы-решетки, так как «разъезжать» на платформах по рельсам на многометровой высоте было опасно.

После судебной реформы 1864 г. Н.В. Калачев выступил с инициативой о передаче дел упраздненных судебных учреждений в МАМЮ. В итоге от гибели было спасено около 1 млн. дел.

В 1872 г. после упразднения 6 и 7-го департаментов Сената к МАМЮ был присоединен Московский Сенатский архив.

В конце 1880-х гг. архив принял фонды ряда московских учреждений: Московской управы благочиния за 1783-1862 гг., шестигласной думы за 1782-1861 гг., московской городской полиции за 1822-1880 гг. и др. В 1887 г. в МАМЮ из Петербургского Сенатского архива была передана Литовская метрика – архив бывшего Великого княжества Литовского XIV-XVIII вв. На этом, архив в основном закончил свое комплектование.

Н.В. Калачов стремился привлечь в архив молодых людей, окончивших высшие учебные заведения, потому что, как он считал, с их помощью, «ученое систематическое описание может быть ведено успешно». Это дало плоды. С 1869 г. стал выходить периодический орган «Описание документов и бумаг, хранящихся в МАМЮ».

В 1892 г. в должность управляющего вступил Д.Я. Самоквасов. Несмотря на то, что МАМЮ считался одним из лучших архивов в отношении упорядочения и описания документов, действительное положение дел было далеко не идеальным. Самоквасов пришел к выводу о необходимости завершить к 1894 г. работу по составлению «Обозрения» и переключить всех сотрудников на составление лаконичных архивных описей. Таким образом, все силы МАМЮ Самоквасов направил на описание материалов.

В МАМЮ была обширная библиотека, основанная в 1865 г. Н.В. Калачовым. Она комплектовалась за счет покупки книг, пожертвований исследователей и научных общества. Кроме того, управляющие Н.А. Попов и Д.Я. Самоквасов завещали свои научные библиотеки архиву 9400 книг (Н.В. Калачов, как известно, завещал библиотеку Петербургскому археологическому институту, директором которого он являлся). В 1925 г. МАМЮ вошел составной частью в Древлехранилище Московского отделения Центрального исторического архива РСФСР, которое затем было переименовано в Государственный архив феодально-крепостнической эпохи. С 1941 г. все его фонды вошли в состав Центрального государственного архива древних актов, ныне – Российского государственного архива древних актов (РГАДА).

Военные исторические архивы

Первый в России военно-исторический и топографический архив основан по указу Павла I от 8 августа 1797 г. Первоначальное название: «Собственное его императорского величества Депо карт». В Депо были приняты на хранение комплекс картографических материалов Генерального штаба, текстовые документы военно-исторического характера: их кабинета Екатерины II, канцелярии генерал-прокурора Лопухина и др. В самом начале XIX в. в Депо были включены материалы географического департамента Академии Наук. В 1804 г. Депо карт переведено в специально построенное здание на Дворцовой площади.

В 1812 г. утверждено Положение о Военном министерстве, согласно которому при министерстве создавались военно-топографические депо. Депо карт включалось в состав Военного министерства и получило наименование «Архив военно-топографического депо». По новому Положению, военно-топографическое депо учреждалось для собирания, составления и хранения карт, планов, чертежей, топографических и статистических описаний, журналов и донесений о военных действиях, проектов и диспозиций наступательной и оборонной войны и особенно для сочинений из всех собираемых материалов основательных записок и таблиц из исторических военных сведений».

В 1863 г. Архив ВТД был переименован в Военно-исторический и топографический архив, а с 1867 г. носил название Военно-ученый архив (ВУА).

Для упорядочения дел ВУА в 1867 г. при Главном штабе была создана комиссия под председательством известного военного историка генерала М.Н. Богдановича. В ВУА поступало значительное количество дел с театра военных действий. Крупный массив дел принят после русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

Второй военно-исторический архив – Московское отделение архива инспекторского департамента (Военно-исторический или Лефортовский архив) – учрежден 7 февраля 1819 г. Он создавался для хранения документов учреждений Военной коллегии и Военного министерства, потерявших практическое значение, а также канцелярий и дежурств русских военачальников, штабов, воинских соединений и частей.

Эпоха реформ внесла также существенные изменения в историю Лефортовского архива. Дореформенные документы архива Главного штаба и ряда других учреждений Военного министерства отделялись от текущих дел и были переданы в Московское отделение. В 1863 г. оно стало именоваться Московским отделением общего архива Главного штаба. В 1865 г. его документы были переведены в помещение бывшего дворца Лефорта. В Лефортовском дворце архиву выделили 130 комнат, переоборудовав их под хранилища документов. Это создавало благоприятные условия для комплектования архива.

Например, в 1883 г. сюда было переведено 10 тысяч пудов документов.

В Лефортовский архив передавались также материалы Военного министерства, его структурных частей, бывших военных поселений, военных округов, крепостей и частей. При Лефортовском архиве было создано Центральное хранилище военно-исторических дел действующей армии.

В 1925 г. документальный и картографический комплекс ВУА вместе с Лефортовским архивом огромным массивом документов времен первой мировой войны и Московским военно-окружным архивом, составили современную основу Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА).

Московский дворцовый архив

Фонды архива Оружейной палаты в 1869 г. были переданы в специально учрежденный для хранения архивов Оружейной палаты и других московских дворцовых учреждений XVI-XVIII веков Московский дворцовый архив (в официальных документах XIX века называется «Московское отделение Общего архива Министерства императорского двора»).

В документах архива имеются сведения об оружейных мастерах, граверах, резчиках, часовщиках. Так, несколько дел посвящены рассказу об устройстве и ремонте в 1623-1626 гг. часов на Спасской башне.

Среди других материалов XVII века – переписные книги московских дворов, торговых рядов, лавок, книги сбора налогов с населения. Имеются также описи царевой казны (платья, посуды, драгоценностей, мехов, книг), отчеты о расходах на содержание царского двора и дворцовых садов, царском конюшенном хозяйстве, материалы о ремесленниках Бронной, Хамовной, Кадашевской и других слобод, поставлявших изделия ко двору, о строительных и живописных работах во дворцах и соборах Кремля и подмосковных дворцовых селах Воробьеве, Измайлове, Коломенском, Семеновском, в Новодевичьем и других монастырях.

В документах архива содержатся сведения об известных иконописцах и живописцах XVII века С.Ф. Ушакове и Ф. Козлове, мастерах Золотописной палаты Посольского приказа Г.А. Благушине и К.И. Золотареве, а также о придворных театрах царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича.

Среди сохранившихся дел – документы о состоянии медицины («аптекарского дела»), а также обширное дело «О прибытии в Москву подлинного от персидского шаха в подарок слона», которого везли из Астрахани в Петербург с августа 1736 по июнь 1737 года.

В 1870-1872 гг. все дворцовые архивы были сконцентрированы в специально для этого отремонтированной и оборудованной Троицкой башне Кремля. Сюда, в частности, был переведен архив Московской дворцовой конторы и архив Главной дворцовой канцелярии за 1722-1786 гг.

К началу ХХ в. в Московском дворцовом архиве сконцентрировались практически все материалы дворцовых учреждений и дворцового хозяйства Москвы с древнейших времен до начала ХХ в.

Во время Октябрьской революции 1917 г. архив, находившийся к тому времени в Троицкой башне Кремля, сильно пострадал от артиллерийского обстрела. Часть документов погибла. Только к лету 1918 г. архив был разобран, хотя 60% его материалов по-прежнему не имели описей.

В 1920-1924 гг. из Троицкой башни его переместили в здание бывшего Московского архива Министерства юстиции на Большую Пироговскую улицу. В настоящее время его фонды хранятся в составе РГАДА.

5.3. Архивная деятельность
Николая Васильевича Калачова

В начале 60-х годов архивы губернских правлений, казначейств, казенных палат стали быстро заполняться документами и делами упраздненных учреждений. Поступление документальных материалов оказалось столь велико, что обычно удваивало или утраивало общее количество дел того или иного архива. Выходом из этого положения была сдача фондов местных учреждений, неиспользовавшихся в текущем делопроизводстве, в крупнейший исторический архив Московский архив Министерства юстиции (1852).

Но, переполнение местных архивов повлекло за собой усиление в них работы по уничтожению документальных материалов. В этом отношении весьма показательны те ответы, которые были получены от работников местных архивов посредством анкетирования, проводившегося в 1873 г. директором МАМЮ Н.В. Калачовым. Анкетирование проходило с целью обследования состояния архивного дела на местах, и один из ключевых вопросов в анкеты был сформулирован так: «Какие меры и средства необходимы для лучшего устройства архива?». Большинство местных учреждений ответили следующим образом: «Так как дел и документов имеется много таких, в коих не может быть надобность, а потому таковые могли быть уничтожены»; «…для приведения архива в надлежащий порядок необходимо назначить особую комиссию для разбора и уничтожения дел». Как мы видим их этого, в 1860-1870-х гг. по архивам звучал своеобразный клич: «Уничтожения!». Таким образом, можно сделать вывод, что «эпоха реформ» явилась в то же время периодом наиболее массового уничтожения архивных материалов. Формально разбор и уничтожение дел должны были производить особые комиссии, но фактически, особенно в провинции, после судебной реформы, в организации комиссий наступили затруднения, так, как были упразднены должности губернских стряпчих и товарищей прокуроров и до 1892 г. комиссии функционировали в неполном составе. В некоторых местах документы уничтожались совсем без комиссий. Перечень дел, подлежащих к уничтожению, не ограждал от гибели материалы, имеющие большую научную и практическую значимость. Например, по «Учреждению губернских правлений» 1845 г. к уничтожению выделялись следующие категории дел:

· «все производства ревизионного стола»;

· «запросы и справки»;

· «об арестантах»;

· «по рекрутским наборам»;

· «формуляры чиновников».

Спорность выделения этих документов к уничтожению очевидна. Скоро, однако, некоторые представители чиновничества стали признавать свои ошибки в этой области, в частности, вот, что писал один из сотрудников Варшавского архива: «Опытом доказано, что некоторые из признанных комитетом для разборки дел негодными к хранению и за сим уничтоженных или проданных дел оказались впоследствии нужными».

Кроме того, немало количество дел в 60-70-е гг. погибли в результате перевозок и перебросок документальных материалов. Вот что вспоминал Калачев о перевозке документов архива Главного штаба: «…перевозка документов в Лефортовский дворец была до такой степени небрежной, что многие из них в это время утратились совершенно, многие испорчены так, что не могли быть годны к употреблению, многие же проданы, как излишние, без всякого предварительного осмотра».

Если так обращались при перевозке со столь важными архивами в центре, то легко представить, что же творилось на местах. Н.В. Калачов писал: «В провинции документы гибнут, можно сказать, ежечасно и от небрежности их хранения и от умышленного их истребления, то вследствие непонимания их важности, то по другим еще менее похвальным причинам».

Итак, те угрожающие размеры, которых достигло уничтожение и гибель дел, ставили очень важный вопрос о реорганизации архивного дела в Российской империи.

В газете «Голос» в 1875 г., была помещена передовая статья, посвященная архивному делу в России. В ней писали: «Вопрос о преобразовании архивных управлений и о возвышении архивной службы на принадлежащую ей степень ученого труда равняется вопросу о развитии исторической науки в России».

Усиление интереса к архивному делу также содействовал рост русской исторической науки (а точнее – ее историко-юридическое направление). И если раньше «… Жизнь обыкновенного архивного чина была бесцветна и … бесцельна… тиха и спокойна. Меньше известности, меньше столкновений, а ему меньше горя», то теперь рядовые работники стали привлекаться на службу исторической науки.

Итак, перечислим основные предпосылки начала разработок проектов архивной реформы в России:

· гибель документальных материалов, достигшая громадных размеров;

· рост в рядах общественности интереса к историческим первоисточникам;

· усиление разработки русской истории на основе изучения архивных материалов.

С 1869 г. в России начинают регулярно проводить Археологические съезды − российские научные съезды археологов, историков, архивистов, искусствоведов, этнографов и пр. Проводились они в период с 1869 по 1911 (один раз в три года) по инициативе Московского археологического общества. Археологические съезды рассматривали вопросы изучения историко-культурного наследия, меры по охране памятников древности, проведения реставрационных работ, развития архивного и музейного дела. Финансировались съезды Министерством народного просвещения. Съезды способствовали развитию исторической науки в России, пробуждению интереса к памятникам старины в широких кругах общественности, возникновению новых археологических обществ и музеев. Всего в дореволюционной России состоялось 15 Археологических съездов. Последний, 16-й, намеченный на 1914 г., не состоялся в связи с началом Первой мировой войны.

Именно на I Археологическом съезде с докладом о необходимости улучшения состояния отечественных архивов выступил профессор Н.В. Калачов, выдающийся русский архивист, историк и источниковед, возглавлявший в 1865­ − 1885 гг. Московский архив Министерства юстиции.

В своем докладе он предложил следующее:

· ввести в архивное дело научные приемы систематизации материалов;

· улучшить описание архивных дел;

· прекратить бесконтрольное уничтожение архивных документов;

· расширить допуск исследователей в архивы;

· создать в губерниях центральные исторические архивы;

· улучшить качество подготовки архивных кадров, т.е. дать им университетское образование.

В докладе был поднят вопрос о моральном облике и чести российского архивиста, который по мнению Калачова, должен отличаться честностью, порядочностью, т.к. «иногда оказывается, что ученые, знающие вполне архивное дело, до того пристрастны к документам, что желают … важнейшими их них не только пользоваться, но и обладать».

Доклад был только заслушан, но не рассмотрен, в связи с чем, по нему не было принято решения. После съезда Калачов выпустил печатный вариант своего доклада в виде брошюры под названием «Архивы», дабы общественность могла обсудить его.

На II Археологическом съезде в 1871 г., Н.В. Калачов вновь выступил с докладом о реорганизации архивного дела. Он предложил создать в стране следующую сеть архивов:

· текущие, справочные при учреждениях;

· центральные исторические.

Последние, всвою очередь, делились на центральные исторические в каждой губернии и центральные исторические при высших правительственных учреждениях и министерствах.

В будущем предусматривалось создание Единого центрального архива.

Дела, потерявшие практическое значение, передавались в губернские исторические архивы. В этих архивах работали комиссии, состоявшие из чиновников учреждений и местных знатоков старины, которые отбирали дела для постоянного хранения. Такие дела концентрировались в центральных архивах при высших правительственных учреждениях и министерствах.

Документы могли уничтожаться только с разрешения Главной архивной комиссии, находившейся в Санкт-Петербурге и подчиняющейся Министерству народного просвещения. Главная архивная комиссия должна была возглавить всю архивную сеть, т.е. был поставлен вопрос о создании единого руководящего архивного органа.

Таким образом, возможность гибели ценных источников, по мнению Н.В. Калачова, сводилась до минимума.

Съезд одобрил проект архивной реформы, предложенный Н.В. Калачовым. Было принято решение приступить к его реализации.

В феврале 1873 г. была создана и начала действовать Временная «Комиссия об устройстве архивов» при Министерстве Народного Просвещения. Она состояла из 28 представителей различных ведомств и ученых учреждений, председателем был избран Н.В. Калачов. Задачи Комиссии были следующими:

1) составление «Положения о Главной архивной комиссии» как правительственном учреждении;

2) обследование при помощи специальных анкет состояние и содержание отечественных архивов;

3) изучение зарубежного опыта в деле реформирования архивного дела и архивов;

4) составление новых правил уничтожения архивных документов.

Комиссия под руководством Н.В. Калачова действовала в период с 1973 по 1885 г. В ре






Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.03 с.