Деятельность Губернских ученых архивных комиссий (ГУАК) — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Деятельность Губернских ученых архивных комиссий (ГУАК)



С 1884 года, по инициативе Н.В. Калачова начинают учреждаться Губернские ученые архивные комиссии (ГУАК).

Первые ученые архивные комиссии были открыты в Рязанской, Тамбовской, Тверской и Орловской губерниях. Позднее они были учреждены еще в 37 российских губерниях. К 1917 г. ГУАК существовали уже в 40 губерниях Российской империи.

ГУАК создавались «для сосредоточения и вечного хранения архивных дел и документов, не требующихся для текущего делопроизводства, но более или менее важных в историческом отношении», а также для «приведения в порядок означенных архивных дел и документов».

Губернские ученые архивные комиссии должны были разбирать дела местных учреждений, выделенные к уничтожению, составлять к отобранным материалам описи и указатели, располагать документы в таком порядке, чтобы они были доступны исследователям, т.е. создавать на местах исторические архивы.

Средства ГУАК складывались из членских взносов, пожертвований земств, городов, частных лиц. Лишь с 1914 г. ученые комиссии стали получать правительственные субсидии.

«Непременными попечителями» комиссий были губернаторы, научно-методическое же руководство осуществлял Петербургский археологический институт. С января 1912 г. постановлением Совета министров ГУАК были переданы в ведение Особой комиссии по сохранению местных архивных материалов Русского исторического общества.

Состав комиссий формировался на добровольных началах из чиновников, интеллигенции, духовенства. В работе отдельных комиссий участвовали также историки, писатели, общественные деятели: А.Д. Повалишин (Рязань), В.Н. Сторожев, С.А. Шумахов, А.А. Дмитриев (Пермь), И.П. Павловский (Полтава), В.Г. Короленко (Ниж. Новгород).

Члены ГУАК формировали архивы из отдельных дел и документов местных учреждений (губернских правлений, окружных судов и пр.). В отдельных случаях в архивы комиссий поступали фонды упраздненных учреждений XVIII – XIX вв., а также документы монастырских и дворянских архивов. Краеведческие архивы удалось создать Нижегородской, Саратовской, Тамбовской, Оренбургской комиссиям. Многие комиссии организовали местные музеи и библиотеки, проводили археологические раскопки, составляли археологические карты края, собирали этнографический и фольклорный материал, занимались реставрацией архитектурных памятников.

Большинство комиссий издавало «Труды», «Известия» или «Сборники», где печатались отчеты и протоколы заседаний, статьи, публиковались документы. Издавались также и отдельные труды членов комиссий.



В целом, всю деятельность ГУАК можно подразделить на внутреннюю, связанную с решением поставленных властью научными задачами и требованиями; и внешнюю, направленную на популяризацию местных исторических знаний. Широкая сеть этих общественно-исторических организаций стремилась свои достижения и проблемы обсудить, решить, донести до общественности через проведение областных археологических съездов. Всего их было проведено четыре: первый состоялся в 1901 г в Ярославле, второй — в 1903 г. в Твери, третий — в 1906 г. во Владимире и четвертый — в 1909 г. в Костроме. В 1908–1914 гг. стали проходить Всероссийские съезды ученых архивных комиссий, которые были призваны ставить и решать вопросы архивоведения в России.

Итак, заслуги ГУАК состояли в следующем:

· спасение большого количества дел, с последующим их разбором и приведением в порядок;

· создание на местах исторических архивов, в которых было собрано много ценных документов, особенно по местной истории;

· учреждение музеев: в Костроме, Симбирске, Твери, Ярославле, Владимире;

· создание ценных библиотек;

· выявление, собирание и охрана памятников старины;

· организация издательской деятельности;

· проведение курсов и лекций по археологии и архивному делу;

· организация областных историко-археологических съездов и участие во Всероссийских съездах ученых архивных комиссий;

· формирование кадров архивных работников, самоотверженно преданных своему делу.

Таким образом, возникновение и развитие ГУАК в конце XIX – начале XX вв. было связано с необходимостью проведения в России архивной реформы. Благодаря инициативе провинциальных архивистов, стремлению внести свой посильный вклад в изучение «старины», функции ученых архивных комиссий значительно расширились: комиссии стали научно-просветительскими краеведческими организациями.



Местные историки-краеведы пытались раскрыть проблемы региональной истории: их работа была основана на личном энтузиазме, патриотизме, понимании того, что в истории нет мелочей. Уникальная система провинциальных научно-просветительских обществ — губернских ученых архивных комиссий, дала толчок к развитию архивного дела, археографии, археологии, этнографии и др. в пореформенной России. Характеризуя работу

ГУАК, исследователи их деятельности Д.Я. Самоквасов, А.С. Лаппо-Данилевский, Н.В. Бржостовская, И.Н. Корнева, Е.М. Талызина, Д.М. Эпштейн в основном делали упор на слове «архивные». Но сами члены этих обществ подчеркивали слово «ученые».

Губернские ученые архивные комиссии осуществляли свою деятельность вплоть до начала 20-х гг. ХХ в.: деятельность комиссий была свернута в связи проведением в РСФСР архивной реформы.

«Калачовским архивным временем» называли ученые период активной деятельности Н.В. Калачова, вкладывая в эти слова возвышенный и благородный смысл. Его беспредельная преданность и увлеченность архивным делом, горячая пропаганда научного и практического значения архивов снискали глубокое уважение не только современников, но и последующих поколений архивистов. Он был выдающимся архивистом, который сумел привлечь внимание общественности к положению архивов, показать их научное значение.

5.4. Проект централизации архивного дела
Д.Я. Самоквасова

После смерти Калачева в 1885 г., уничтожение документов в стране возобновилось. Причем в 90-е гг. этот процесс приобрел такой размах, что даже правительство пришло в замешательство. По личному распоряжению Николая II, Московское археологическое общество в 1898 г. поручило своему члену Д.Я. Самоквасову, видному археологу и историку русского права, управляющему МАМЮ в 1892−1911 гг., провести анкетирование центральных и местных архивов. Ответы пришли от 714 архивов (1/40 от общего количества архивов страны). И снова ученая общественность страны остро осознала необходимость реформы в области архивного дела.

После анкетирования, Д.Я. Самоквасова командировали за границу для изучения зарубежного опыта. Приехав из командировки, в 1899 г. Дмитрий Яковлевич выступил с докладом на XI Археологическом съезде. Он настаивал на прекращении уничтожения документов, подчеркивал их научную, практическую и политическую ценность, подверг резкой критике деятельность Археологического института и ГУАК: так, по мнению Д.Я. Самоквасова, институт не выполнил задачи по подготовке архивистов. Поэтому архивы, особенно местные, по-прежнему оставались в руках невежественных чиновников, уничтожавших ценные материалы. «Архивы в загоне!» – восклицал Самоквасов. Еще большей критике он подверг деятельность ГУАК, – они не могли спасти от уничтожения ценные документы. Не хватало помещений для собираемых материалов, образовательный уровень представителей архивных комиссий был невысок. Характеризуя состав комиссий, он говорил: «Волею судеб, архивов дело в губернии вручено 150 − 200 «ученым» в лице чиновников, исправников, безграмотных попов, отставных козы-барабанщиков и недорослей». «Исторические архивы» ГУАК, писал Самоквасов, представляют собой лишь коллекции случайно собранных, разрозненных материалов. Члены ГУАК не несли ответственности за уничтожение документов, поскольку не было руководящего и контролирующего архивного органа.

Далее, Самоквасов предложил свой проект архивной реформы:

1) для управления архивами государственных и общественных учреждений создать центральный орган;

2) делопроизводство высших и центральных госучреждений до 1800 г. концентрируются в Московском архиве министерства юстиции, как центральном Архиве древних актов, за исключением делопроизводств тех министерств, которые обладают благоустроенными центральными архивами;

3) в центральных городах учебных округов учреждается областные архивы древних актов, которые хранят документы местных учреждений до 1800 г. ГУАКи вливаются в структуру областных архивов;

4) Делопроизводство с 1800 г. образует в столице единый «архив-регистратуру»;

5) В каждой губернии учредить губернский «архив-регистратуру», в который будут поступать материалы губернских, уездных и волостных учреждений.

В противовес этому представители губернских ученых архивных комиссий под руководством Археологического института разработали свой контрпроект, по которому центральные архивы должны были создаваться в каждой губернии, а ГУАК отводилась главная роль в организации и руководстве центральных губернских архивов.

Съезд принял компромиссное решение: в основу проекта были положены разработки Самоквасова, но с сохранением за ГУАК самостоятельности. Было принято постановление о необходимости добиваться создания Главного архивного управления, в ведение которого должны были находиться государственные архивы. Главное архивное управление должно было решать все вопросы о штатах, порядке хранения, описания и использования материалов, о контроле архивной службы.

Съезд предложил создать трехступенчатую систему архивов:

Архив 1-ой ступени должен был хранить дела высших государственных учреждений по 1825 г. – он получил название Единого центрального государственного архива.

Архивы 2-ой ступени должны были создаваться в 12 крупных губернских городах как центральные областные архивы. Для них предлагалось построить помещения «магазинного» типа. Они должны были хранить документы, созданные до 1775 г.

Архивы 3-ей ступени – губернские центральные архивы. В губернских центрах следовало создать губернские архивы, в которые поступали дела, созданные с 1775 г. до документов 25-летней давности.

Все исторические архивы должны быть открыты для исследователей.

ГУАК сохранили самостоятельное значение, и Съезд ходатайствовал об отпуске им ежегодного пособия.

Съезд предлагал прекратить уничтожение документов до того времени, пока не были выработаны общие правила уничтожения документов, не имеющих научной и практической ценности.

Проект был отправлен на рассмотрение правительства, которое отказалось от его реализации.

В последующем Д.Я. Самоквасов неоднократно настаивал на проведении архивной реформы, требуя создания центрального архивного органа, централизации исторических архивов, прекращения уничтожения дел, постройки новых помещений под архивохранилища. Для подготовки архивных кадров необходимо, по мнению Д.Я. Самоквасова, создание «… школ архивоведения при государственных архивах древних актов… в Москве и Киеве и профессур архивоведения при Московском и Киевском университете».

В дальнейшем, Д.Я. Самоквасов вынужден был пойти на уступки. В 1902 г., на XII Археологическом съезде, он предлагал создать 90 губернских архивов, которые можно было бы открывать постепенно (по 3-5 архива в год), что не потребовало бы больших материальных затрат. Но и этот проект был отклонен. Правительство, на словах признавая проект Д.Я. Самоквасова прогрессивным, считало, что его осуществление потребует много времени и больших затрат.

 

≈∙≈

Таким образом, к началу ХХ века реализовать архивную реформу в России не удалось. В связи с этим оставалась открытой проблема массового уничтожения архивных документов, что сильно волновало всю просвещенную общественность России.

Этот период в истории архивов России, может также быть обозначен как время появления в России такой науки как архивоведение. Происходит это благодаря деятельности таких замечательных отечественных архивистов, как Н.В. Калачев, Д.Я. Самоквасов. Появляется первый институт, который готовит архивистов (Петербургский археологический институт), регулярно проводятся Археологические съезды, но которых рассматриваются и актуальные вопросы архивного дела. Усилиями Н.В. Калачева учреждаются Губернские ученые архивные комиссии (ГУАК), которые, в конечном итоге, становятся центрами краеведения, поскольку собирая и сохраняя ценные архивные документы, представители этих комиссий привлекают огромное внимание местной интеллигенции к региональной истории.

 

 

Контрольные вопросы для самостоятельной подготовки

1. Охарактеризуйте состав архивных фондов новых высших и центральных государственных учреждений России во второй половине XIX в.

2. Состояние исторических архивов.

3. История создания и деятельности Московского архива министерства юстиции

4. Архивная деятельность Н.В. Калачева: основные итоги деятельности.

5. Охарактеризуйте деятельность Петербургского археологического института.

6. Проанализируйте деятельность Губернских ученых архивных комиссий, определите основные направления их развития.

7. Исследуйте содержание проекта архивной реформы Д.Я. Самоквасова и сравните его с проектом Н.В. Калачова. Найдите общее и частное в их содержании.

Глава 6.
АРХИВЫ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Главными особенностями состояния архивного дела в России на рубеже XIX – XX вв. были:

· устоявшаяся система исторических и текущих архивов – всего до 120 тыс. архивов;

· раздробленность, децентрализация архивов;

· неполнота комплектования дел в канцеляриях, текущих архивах, исторических архивов.

· отсутствие единой системы классификации документов;

· хранение дел преимущественно по тематике, с единым содержанием и внутренней хронологией;

· появление новых видов документов – кинофотодокументы, машинописная документация, научно-техническая документация.Началась разработка вопросов, связанных с их хранением.

6.1. Архивы правительственных учреждений

Ценные источники концентрируются в этот период в фонде Государственной думы (1906 – 1917). Хотя Думе принадлежали законодательные права, однако на деле ее законодательная инициатива была времена ограничена. В стенографических отчетах заседаний Думы и журналах заседаний комиссий получили освещение основные аспекты ее деятельности.

Архивные источники характеризуют аграрную политику начала ХХ века: проекты земельных законов 9 ноября 1906 г. и 14 июня 1910 г. и материалы к ним; дела о выдаче ссуд крестьян, выходящим на отруба; ликвидацию крепостничества в Закавказье и пр.

Финансовая политика нашла отражение в проекте ежегодной государственной росписи доходов и расходов, финансовых сметах ведомств и отчетах об их выполнении; в законопроектах об их введении.

Документы в архиве Государственной думы хранились по созывам. К ним были составлены описи. Научная общественность получила информацию о составе и содержании ряда комплексов дел этого учреждения, так как была издана «Опись дел архива канцелярии Государственной думы» (СПб., 1914 – 1915. Т. 1 – 2).

После упразднения в апреле 1906 г. Комитета министров, большинство его функций унаследовал Совет министров (1905 – 1917), который являлся, по существу, новым органом власти. В архиве Совета министров отлагались журналы заседаний, материалы об учреждении Государственной думы, преобразовании Государственного совета, отчеты ведомств; дела о местном управлении и самоуправлении; финансовых преобразованиях и введении новых налогов; состоянии отдельных отраслей промышленности; проведении столыпинской аграрной реформы; переселенческой политики правительства и пр. Многочисленные источники посвящены революционному движению, особенно в 1905 – 1907 гг. и 1912 – 1914 гг.

Бурное экономическое развитие вызвало необходимость создания
Министерства торговли и промышленности (1905 – 1917). В архив вновь созданного министерства передавались материалы из других ведомств, функции которых оно унаследовало: из Министерства финансов – дела об управлении и надзоре за рядом казенных и частных промышленных, а также торговых предприятий. Из бывшего Министерства земледелия и государственных имуществ – документы об управлении горной промышленностью. Из Министерства внутренних дел – бумаги о купеческих обществах, купеческих и ремесленных управах.

Ценная документация отлагалась в архивах охранных отделений.
«Охранки» в Петербурге, Москве и Варшаве были созданы еще в предшествующий период. Теперь их число возросло до 26, и они функционировали в наиболее крупных промышленных и культурных центрах. Среди документов «охранок» особый интерес вызывают отчеты о результатах агентуры наблюдения (филеров).

Исторические архивы находились в подчинении различных ведомств. Однако стали заметными пути к консолидации этих учреждений.

В ведении Министерства Юстиции находились два исторических архива: МАМЮ и Главный Межевой архив.

Министерству иностранных дел подчинялись такие исторические архивы, как МГАМИД и ГА МИД (бывший ГАРИ).

Военное министерство являлось учредителем Военно-ученного архива и Военно-исторического архива.

В ведении Министерства двора состоял Дворцовый архив.

Министерству народного просвещения подчинялись местные исторические архивы.

В связи с тем, что данные министерства обладали различными возможностями и авторитетом, положение архивов было далеко неоднозначно. Лучше обстояли дела дипломатических и военных архивов, гораздо хуже – местных архивных учреждений. Хотя о создании единого руководящего архивного органа вопрос неоднократно ставился Н.В. Калачевым, Д.Я. Самоквасовым и другими, однако общая архивная служба, которая бы уровняла положение архивов, так и не была учреждена.

6.2. Попытки улучшения состояния архивов
и архивного дела в начале ХХ в.

Со времени XI Археологического Съезда вопрос об архивной реформе уже не преставал волновать российскую общественность.

Даже самые непримиримые противники проекта Самоквасова не могли отрицать, что архивное дело нуждается в реорганизации. Собрав к 1904 г. отзывы ученых организаций и обществ, а также мнения губернаторов об архивных комиссиях, Министерство внутренних дел приступило к подготовке проекта архивной реформы, в проведении которой руководящую роль оно собиралось возложить на ученые архивные комиссии.

В 1905 г. Министерство внутренних дел создало специальную межведомственную комиссию, и поставило новый вопрос об охране не только письменных, но и вещественных памятников. Комиссией был составлен проект о создании особого органа по объединению, направлению и руководству деятельностью всех учреждений и лиц, которые будут привлечены к такой охране. Этот орган предполагался в виде «комитета по охране древностей», куда входили бы представители ведомств, ученых учреждений и обществ, представители археологических съездов. Комитету должны были быть подчинены все местные организации, причастные к собиранию и охране древних памятников, в том числе и губернские ученые архивные комиссии. Таким образом, губернским комиссиям была отведена теперь скромная роль.

Мало этого, в связи с постановкой проблем об охране памятников вообще и с включением в эту проблему архивного дела, правительство вынуждено было разрешить частичную реализацию одного из пунктов второго варианта проекта Д.Я. Самоквасова, а именно открытие в Москве второго археологического института.

Проект же об учреждении комитета по охране древностей должен быть внесен в Государственную Думу, но дело затормозилось до 1911 г. в связи с появлением нового проекта о губернских архивных комиссиях, к рассмотрению которого мы и переходим.

В 1908 г. Археологическим институтом было созвано совещание представителей ГУАКов. Результатом совещания явился проект «положения» о ГУАКах, в котором, в частности, была усилена зависимость комиссий от Министерства внутренних дел.

Пока шло согласование двух проектов – 1905 и 1908 гг. – независимо от них, в 1911 г. за реорганизацию архивного дела взялось Русское историческое общество (далее – РИО), которая опираясь на указание Николая II о том, «чтобы Общество подумало, и разработало меры, необходимые для сохранения местных архивных материалов».

Обществом была избрана «Особая комиссия», на которую было возложено: 1) приведение в ясность положения местных правительственных архивов и находящихся в них исторических материалов и 2) разработка мер к сохранению тех исторических документов, которые нуждались в охране.

Таким образом, вновь получился параллелизм работ по подготовке архивной реформы. Проект был отослан на рассмотрение в Государственную Думу, откуда вернулся только в 1916 г.

Также к 1908 г. относиться и появление еще одного проекта архивной реформы (по сути дела – он первый в ХХ столетии), правда, направленный исключительно на архивы Морского ведомства. Автором проекта являлся энергичный молодой офицер данного министерства Е.Н. Квашнин-Самарин, который возглавлял Историческую часть Морского генерального штаба. И собственно говоря, хотя преобразования, предложенные им, носили узковедомственный характер, но, тем не менее, методологически они были ценны для всей системы архивов. Для отработки основных пунктов своих предложений Квашнин-Самарин обратился к Д.Я. Самоквасову, который собственноручно внес ряд поправок в проект молодого офицера. В результате архив Морского министерства стал предположительно именоваться Центральным архивом Флота. Данному архиву должны подчиняться архивы портов, которые также должны были передавать в Центральный архив на хранение документы 25-летней давности.

Разработка проекта реорганизации морского министерства привела Квашнина-Самарина к осознанию необходимости преобразования архивного дела в общегосударственном масштабе, с чем не согласился Дмитрий Яковлевич. Не отвергая необходимости реформы отечественного архивного дела, он подчеркнул, что военные и морские архивы «часто содержат в себе тайны государственной самообороны» и поэтому «не могут подлежать публичному использованию» Проект Е.Н. Квашнина-Самарина был частично реализован (в отличие от других проектов). Архив Морского министерства подчинили непосредственно Морскому министру, портовые архивы ­ центральному.






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.02 с.