Своеобразие русской журналистики конца XVIII века. — КиберПедия


Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Своеобразие русской журналистики конца XVIII века.



XVIII в. – это время русского Просвещения, поэтому большая часть изданий этого периода носит ярко выраженный просветительский характер. Журналистике этого периода свойственно нести читателям идеалы гражданственности, патриотизма, гуманности и нравственности, высказывать враждебное отношение к абсолютизму. Эти идеи проводились в частной периодической печати, возникшей в 1759 г., когда частный капитал стал проникать в издательское дело. Появление частных изданий, дает выход оппозиционным настроениям общества и содействует расколу в едином лагере официальной периодики. Издаваемые частными лицами, частные журналы, в отличие от официальных журналов, часто носили оппозиционный по отношению к правительству характер.

В 1759 г. Александр Петрович Сумароков (1717 - 1777) начал издавать первый частный журнал в России под названием «Трудолюбивая пчела», наполненный очерками, эпиграммами, притчами. Сумароков намеревался издавать журнал «помесячно для услуги народной». Первый номер вышел в конце января 1759 г. тиражом 1200 экземпляров, последний — в декабре того же года. В журнале ощущалась оппозиционность правительству Елизаветы Петровны и поддержка находящейся в то время в опале Екатерины. Однако основным в сатирических очерках и фельетонах «Трудолюбивой пчелы», принадлежащих самому издателю, было обличение злоупотреблений, насилия, лихоимства и казнокрадства, процветающих в Российской империи. В журнале сотрудничали И. Дмитриевский, Г Козицкий, А. Аблесимов, А. Ржевский, А Мартов, В. Тредиаковский и другие авторы, но основная направленность журнала была связана с материалами Сумарокова, которые составляли большую часть в каждой Книжке «Трудолюбивой пчелы». Если в первые полгода издания в журнале встречаются статьи по философии, филологии, истории (например: «О первоначалии и созидании Москвы», «О истреблении чужих слов из русского языка», «Об остроумном слове» и др.), то в дальнейшем в журнале усиливаются обличительные тенденции.

К числу наиболее сатирически острых, злободневных очерков в «Трудолюбивой пчеле» можно отнести «Письмо о некоторой заразительной болезни», в котором обличается взяточничество; письмо «О достоинстве», в котором Сумароков вновь проводит свою мысль о том, что чины, богатство и знатность не составляют еще достоинства человека; очерк «О домостроительстве». В последнем автор негодующе клеймит жестокость и бессердечие помещиков по отношению к крепостным.



Будучи сторонником просвещенного абсолютизма, Сумароков резко выступал против монархов, которые, по его мнению, не выполняют своих обязанностей перед подданными. Об этом Сумароков не уставал напоминать в своих одах и трагедиях. Он то и дело становится в оппозицию к правительству.

«Трудолюбивая пчела» отличалась политической тенденциозностью. Сатирические очерки Сумарокова, которые часто направлялись против придворной верхушки, острые эпиграммы и притчи писателя способствовали тому, что цензура пристально следила за издателем «Трудолюбивой пчелы». В результате это привело к закрытию издания.

В канун и во время восстания Пугачева стали возникать произведения литературного и публицистического характера, вышедшие из народной среды. Наиболее сильное впечатление оставил «Плач холопов», написанный между 1767— 1769 гг., который явился откликом народа на Комиссию нового Уложения (1767-68) и указы Екатерины. «Плач холопов» раскрывает перед читателем ужасающую картину произвола господ и бесправного положения народа в самодержавно-крепостническом государстве. Это произведение, вышедшее из народной среды, полно не только скорби и отчаяния, вызванного сознанием безысходности положения, но и гнева против угнетателей, против рабства. Эта народная публицистика отразила классовую борьбу крестьян с помещиками и носила ярко выраженный агитационный характер.

Рост оппозиционных настроений, усилившееся воздействие литературы на формирование общественного сознания вынудили Екатерину прибегнуть к новой возможности оказать влияние на общественное мнение.

С начала 1769 г. она начинает издавать сатирический журнал под названием «Всякая всячина». «Всякая всячина» обильно черпала материал из английского сатирико-юмористического журнала «Зритель». Формально издателем журнала считался секретарь Екатерины Г.В. Козицкий, но фактически руководство журналом осуществлялось самой императрицей, и это не было секретом в литературных кругах.



В первом номере «Всякой всячины», который раздавался бесплатно, было написано: «Сим листом бью челом; а следующий впредь изволь покупать». Здесь же помещалось обращение «Ко читателю». Екатерина поощряла других литераторов к изданию подобных «сатирических» журналов, причем желающие издавать подобные журналы могли не открывать своих имен.

Так как «Всякая всячина» была объявлена журналом сатирическим, то Екатерина поспешила объяснить, что имеет она в виду под сатирой и «какой оная быть должна».

«Всякая всячина» не признавала критики социальных недостатков действительности, она порицала, и то в «улыбательном духе», явления, нежелательные для правительства, или такие пороки, как скупость, мотовство и щегольство дворянства, суеверия, неумение держать себя в обществе и т. д. Она показывала пример благо-намеренной журналистики, предлагая «не целить на особ, а единственно на пороки», т. е. на общечеловеческие недостатки. Журналистам надобно толковать о достоинствах правительства, а не писать о недостатках русской жизни.

«Улыбательный» тон сатиры сменяется на весьма резкий в тех случаях, когда обличается свободомыслие.

Большинство материалов в журнале принадлежало Екатерине, хотя помимо нее в нем принимали участие и другие авторы: Г.В. Козицкий, А.О. Аблесимов, А.П. Сумароков, И.П. Елагин и др.

Призыв «Всякой всячины» не остался неуслышанным. Один за другим в 1769 г. стали появляться журналы.

Второй по времени возникновения журнал 1769 г. «И то и се» издавал писатель Михаил Дмитриевич Чулков. Основными чертами его творчества являются интерес к фольклору, отчетливые национальные тенденции, борьба с классическими жанрами в литературе, стремление создать новые жанры бытовой повести и рассказа. Чулков был связан с демократической массой читателей и в своей литературной деятельности ориентировался именно на нее. Мировоззрение Чулкова политически неотчетливо, он избегает социальных обобщений и чуждается сатиры.

Еженедельник «И то и се», пародировавший название своего предшественника, не имел сатирического характера, стоял в стороне от политики и не касался наболевших тем. В частности, «И то и се» совсем не затрагивает вопросов крепостного права.

Страницы журнала заполнял почти целиком его издатель Чулков. Небольшое участие приняли лишь Сумароков (5 и 6-я недели составлены из его произведений) и М.И. Попов.

В феврале 1769 г. В.Г. Рубан, незначительный литератор, живший на средства знатных людей, которым он преподносил хвалебные стихи, начал издавать еженедельный журнал «Ни то ни се», где печатал преимущественно переводные произведения. Журнал был далек от сатиры, стихотворения издателя, во множестве появлявшиеся на его страницах, носят льстивый характер. В «Ни то ни се» есть переводы и статьи С. Башилова, В. Петрова, М. Попова, Я. Хорошкевича и некоторых других авторов.

Издание долго не просуществовало и в июле 1769 г. на двадцатом номере прекратилось.

Журнал «Полезное с приятным» издавался преподавателями Сухопутного шляхетного кадетского корпуса И.Ф. Румянцевым и И.А. де-Тейльсом с 24 февраля по 25 июля 1769 г. Он был задуман как полумесячное издание, но после двух первых книжек перешел на еженедельный выход. Материалом для него служили преимущественно переводы нравоучительных статей из заграничных журналов: «О воспитании», «О науках», «О обхождении и избрании друзей», «О ревности», «О одежде» и т.д

Материалы «Полезного с приятным» не касались вопросов русской жизни и не претендовали на ее сатирическое освещение, за исключением «Письма Фомы Стародурова» (полумесяц 2), в котором высмеивается скупость богача, жалеющего денег на приглашение в дом учителей. В завязавшейся между журналами 1769 г. полемике «Полезное с приятным» не участвовал.

С 28 февраля по 4 апреля 1769 г. офицер Василии Тузов издавал ежедневные листки под названием «Поденщина». Первые номера были разом выпущены вперед на неделю, а затем каждый день стали появляться номера «Поденщины», состоявшие из четырех страничек текста. Издание было наполнено случайным, разнородным материалом и через месяц прекратило существование.

Различные по степени своей социальности, по объему и периодичности, журналы сыграли положительную роль в развитии русской общественной мысли. Наиболее сатирически острыми из них были «Трутень», «Адская почта» и «Смесь».

Имя издателя еженедельного журнала «Смесь», выходившего с 1 апреля до конца 1769 г, точно неизвестно. В журнальной борьбе издатель «Смеси» держал сторону новиковского «Трутня» и насмешливо выступал против «Всякой всячины».

Сатирические материалы «Смеси» были направлены против недостатков дворянского сословия, в них высмеивались пороки духовенства, чиновничества. Издатель не раз с большим участием говорит о тяжелой судьбе простого народа и относится к нему с большой симпатией.

Использовав опыт европейских предшественников и первого русского сатирического журнала Сумарокова «Трудолюбивая пчела», русские сатирики Ф. Эмин и особенно Н. Новиков создали новый тип сатирического журнала, в котором на смену юмористически занимательному сюжету пришла сатира, насыщенная острым, социально-злободневным содержанием.

Однако вышедшие в 1769 г. журналы просуществовали недолго. Так, журнал «Поденщина» — всего около пяти недель. Остальные, кроме «Трутня» и «Всякой всячины», прекратили свое существование в том же 1769 г. Лучшие сатирические журналы быстро разгадали, что издание Екатериной литературного журнала еще один тактический ход в политике. Ф. Эмин сравнивал политику Екатерины с заигрыванием легкомысленной девицы, которая «всем понравиться хочет».

Журнал «Адская почта» был ежемесячным изданием одного автора, писателя-разночинца Федора Эмина. Эмин построил журнал в форме переписки двух бесов — Кривого и Хромоногого. В конце каждой книжки журнала (было выпущено шесть книжек с июля по декабрь 1769 г.) помещались «Ведомости из ада».

И «Адская почта», и в еще большей степени журнал «Смесь» публиковали материалы, в которых содержалась сатира на лица. В переписке бесов современники улавливали намеки на конкретные события и конкретных лиц русской жизни. Выбор фантастической формы издания придавал ему занимательность, делая более доступным для демократического читателя. Ведь даже бесы, духи зла, обличая пороки современного общества, возмущаются испорченностью людей.

«Адская почта» и «Смесь» сразу стали на сторону издателя самого остросатирического журнала «Трутень», который с первого номера вступил в полемику с псевдосатирической «Всякой всячиной».

Вскрывая смысл деятельности Екатерины во «Всякой всячине», журнал «И то, и сё» Михаила Дмитриевича Чулкова остроумно писал: «Ты исправила грубые наши нравы и доказала нам, что надобно обедать тогда, когда есть захочется. Твоя философия научила нас и тому, что ежели кто не имеет лошади, тот непременно пешком ходить должен».

Журнал Новикова «Трутень» появился 1 мая 1769 г. и сразу между ним и «Всякой всячиной» разгорелась ожесточенная полемика. Название новиковского журнала и эпиграф на титульном листе: «Они работают, а вы их труд ядите», взятый из притчи Сумарокова «Жуки и пчелы», раскрывали основную идейную направленность «Трутня». «Трутни» — помещики-тунеядцы, которые бессовестно грабят работающих на них крепостных крестьян. Проповедь на страницах «Всякой всячины» «человеколюбия» и «снисхождения» к людским порокам, поскольку людей без недостатков не бывает, призывы обличать порок вообще, а не его конкретных носителей вызвали резкую критику издателя «Трутня». Началась полемика по поводу сущности сатиры. Новиков был убежден, что только та сатира, которая писана «на лицо», может быть действенной. В предисловии к I листу «Трутня» издатель говорит о своем основном намерении — исправлять нравы, видя возможность оного в издании трудов «особливо сатирических, критических и прочих, ко исправлению нравов служащих».

Полемика «Трутня» со «Всякой всячиной» носила политический характер.

В ряде сатирических статей он показывает подлинное лицо «просвещенного» монарха. Так, в письмах Правдолюбова и Чистосердова (в том же VIII листе), в заметках издателя «Трутня» Новиков раскрывает сущность политической игры Екатерины II, объясняя читателю реакционность позиции официозного журнала, который распространяет вздорную и политически несостоятельную легенду о «просвещенном» характере самодержавного правления.

Тематика сатиры «Трутня» не ограничивается борьбой с «коронованным сотрудником» «Всякой всячины». «Трутень» резко ополчается на лихоимство, ханжество, невежество, внешнюю европеизацию дворянства, ложно понимаемое воспитание и образование молодого дворянства, рассматривая эти проблемы как проблемы социальные.

Но основная тема «Трутня» — тема взаимоотношений помещиков и крепостного крестьянства. В «Трутне» Новиков создает ряд сатирически острых, социальных портретов жестокосердных, невежественных крепостников. Таковы Змеян, Злорад, Недоум, Себялюб, Безрассуд и др., страдающие тщеславием, алчностью, корыстолюбием и другими пороками. Их имена говорят сами за себя.

Одним из наиболее социально острых выступлений Новикова явились «Копии с отписок» старосты помещику Григорию Сидоровичу, бедняка Филатки и ответы — «указы» помещика крестьянам («Челобитная старосты Андрюшки», «Челобитная Филатки» и «Копия с помещичьего указа»). Избрав форму документов, форму писем, Новиков с большой правдивостью и безыскусственностью передает ужасающую картину бедственного положения крестьян, их экономического бесправия, нищеты и безысходности.

«Всякая всячина», непрестанно следившая за сатирой «Трутня» и пытавшаяся угрозами воздействовать на издателя его, напоминая, что автор «не в свои садится сани», когда пишет сатиры на придворных господ, знатных бояр, дам, судей, именитых, не могла выдержать сатиры, прозвучавшей в «Отписках». «Трутень» был закрыт на месяц.

В 1770 г. «Всякая всячина» под названием «Барышек Всякий всячины», т. е. остаток, выпустила еще 18 номеров, с января по апрель, но интерес к журналу неуклонно падал, падал и тираж.

Перешел на 1770-й год и «Трутень» Новикова (17 номеров), но это возобновление после месячного перерыва потребовало от издателя отказа от острой и обличительной критики. Новикову приходилось быть очень осторожным. Возобновленный «Трутень» вышел с многозначительным эпиграфом «Опасно наставленье строго, где зверства и безумства много». Исчез со страниц журнала Правдолюбов со смелой и острой сатирой. От этого «Трутень» проигрывал в глазах читателя, да это прекрасно понимал и сам Новиков. Он напечатал ряд писем читателей, выражавших недовольство новым «Трутнем».

Тираж «Трутня», который раньше неизменно возрастал (с 626 экземпляров тираж поднялся до 1240 с XIII листа), теперь упал до 750 экземпляров.

На XVII листе «Трутень» прекратил свое существование: «Против желания моего, читатели, я с вами разлучаюсь». Обстоятельства, на которые намекал Новиков, крылись в правительственной цензуре.

Исчерпав возможности, которые могла представить ей форма еженедельного издания, и разочаровавшись в ней, Екатерина II, однако, не думала прекратить попытки командовать общественным мнением в России. Со свойственной ей энергией Екатерина II поспешно берется за перо драматурга, едва успев закончить издание «Всякой всячины». В 1771 г. писались и в 1772 вышли одна за другой на сцену придворного театра пять комедий императрицы: «О, время!», «Именины госпожи Ворчалкиной», «Передняя знатного боярина», «Госпожа Вестникова с семьею» и «Невеста невидимка». Художественный уровень этих пьес был весьма низок, но мысли и требования автора проступали в них вполне отчетливо. Комедии императрицы успеха на сцене не имели.

Новой попытке Екатерины II произвести влияние на умы с помощью наскоро изготовляемого театрального репертуара было оказано энергичное противодействие со стороны все того же Новикова. В половине апреля 1772 г. он приступил к выпуску еженедельного сатирического журнала «Живописец». Обличения помещиков, насмешки над дворянскими нравами, показ крестьянской нужды и горя, критика представителей правительственной администрации, суда раздались со страниц нового издания, сразу напомнив лучшие номера «Трутня». Журнал хорошо был принят читателем. Первая часть имела тираж 636 экземпляров, вторая – 758, но ее номера еще продолжали выходить, а уже первая часть была напечатана повторно. Это было большим успехом журнала, созданным остротой его содержания.Новиков воспользовался удачным началом и продолжал действовать в этом направлении. Он не забывал расточать похвалы императрице, в промежутках между ними печатая крайне резкие статьи разоблачительного характера. Внимательному читателю не представит никакого труда отделить в журнале то, что составляло истинную сущность взглядов Новикова, от похвальных обязательных статей и поздравительных стихов, которые поставлял «Живописцу» казенный какой-нибудь Рубан.

На втором году издания «Живописец» заметно снизил резкость своей сатиры. Видимо, Новикову дали понять, что ему действительно почаще нужно показываться «с тою прекрасною женщиной», которая называется Осторожность. В 1773 г. в журнале печатаются речи духовных особ, переводы писем прусского короля, семь номеров отведено для сатир Буало, и заканчивается издание сдвоенным 25 и 26-м листом, содержащим льстивую оду Екатерине II, сочиненную неизвестным автором. Но и в этих трудных цензурных условиях нет-нет да и мелькнут в журнале блестки новиковской сатиры в виде письма Ермолая, дяди памятного читателям Фалалея (1773, л. 5), или стихов «Похвала учебной палке», направленных против офицеров, избивающих своих солдат, – стихов, содержащих прямое осуждение палочной дисциплины, внедряемой в русской армии (1773, л. 7). Журнал прекратил свое существование в конце июня 1773 г.

После закрытия «Живописца» Новиков начинает крупное научно-историческое предприятие: он приступает к изданию письменных памятников русской старины – документов, грамот, княжеских договоров XIV–XVI вв., дипломатической переписки и др. Помесячно выходившие в 1773–1775 гг. книжки этой «Древней российской вивлиофики», т.е. библиотеки, пользовались вниманием читателей, и на свое издание Новиков получал денежные субсидии от императрицы.

Не ограничиваясь трудами по «Вивлиофике», Новиков в 1774 г. сумел выпустить 9 номеров (листов) нового еженедельного журнала «Кошелек».

Страницы новиковских журналов полны множеством верных жизненных наблюдений. Факты быта вводятся в литературу, накапливаются реалистические подробности, которые придают достоверность изображаемому и твердо прикрепляют его к социальной бытовой обстановке. Это было принципиально важным достижением Новикова-писателя.

В журнале Новикова мы встречаем чрезвычайное разнообразие жанров, многие из которых впервые им введены в русскую журналистику или заново перестроены – от миниатюрной повести до пародии на газетные объявления о подрядах и продаже

Новиков отлично понимает, что он издает журнал, орган периодический, злободневный и небольшой по объему. Он имитирует газетные жанры – «Ведомости», «Известия», печатает фельетоны – иначе не назовешь материал о пропаже у судьи золотых часов, в которой был обвинен честный подрядчик («Трутень», 1769, л. XIII). Испытанные жанры западноевропейской сатирической журналистики типа «портретов» – кратких характеристик носителей каких-либо пороков – превращаются у Новикова в критические заметки о конкретных людях, имена которых, наверное, легко угадывались современниками. Иногда такие портреты представляются в виде «исторических картин» – словесных описаний какого-либо персонажа.

Новиков составляет сатирические словари («Трутень», 1769, л. 5; «Живописец», ч. 1, л. 10), сатирические рецепты («Трутень», 1769, л. 23, 24, 26, 27, 31), высмеивая с помощью этих литературных приемов недостатки русской действительности и метя своей сатирой не на отвлеченные пороки, а «на лица», на конкретных носителей зла. Но, пожалуй, основным жанром журналов Новикова являются письма и корреспонденции читателей – как присланные со стороны, так и составленные в редакции, вероятно, в преобладающем своем количестве. Эти письма показывают блестящий литературный талант Новикова, умевшего немногими чертами воссоздать облик своих корреспондентов, передать их манеру думать и излагать свои пожелания.

Сатирические журналы Новикова представляют собой один из важнейших этапов развития русской журналистики XVIII в. и служат заметной вехой на пути движения великой русской литературы к реализму.

В 1775 г. в Петербурге Новиков вступил в ложу масонов. Участие в масонской организации дало ему новые средства и возможности, которые Новиков направил на развертывание издательской деятельности, на широкую и разумную благотворительность.

Журнал Новикова «Утренний свет», который он издавал ежемесячно с сентября 1777 по август 1780 г. включительно, сначала в Петербурге, а с мая 1779 г. в Москве, был нравственно-религиозным изданием с философским уклоном: читатели приглашались не только верить, но и размышлять об основаниях своей веры.

«Утренний свет» впервые в русской журналистике и литературе провозгласил самым важным и необходимым делом внимание к человеку, к отдельной личности, ее развитию и совершенствованию.

Новиков постарался привлечь к чтению и дам. Для них он в 1779 г. стал выпускать журнал «Модное ежемесячное издание или Библиотека для дамского туалета». С января по апрель этот журнал выходил в Петербурге, а с мая по декабрь – в Москве, куда переехал Новиков. Всего вышло двенадцать книжек. Журнал назначался «доставить прекрасному полу в свободные часы приятное чтение, почему и будут в оном помещаться только такие сочинения или переводы, кои приятны или забавны». Страницы его заполнялись сказочками, анекдотами, идиллиями, эклогами, песнями, эпиграммами, загадками, да прилагалось «и о том старание, чтобы сообщаемо было о новых парижских модах».

В апреле 1779 г. Новиков взял в аренду сроком на десять лет типографию Московского университета. Эту возможность предоставил ему директор университета M.M. Херасков, с которым Новиков дружил как писатель и, кроме того, был связан по масонской организации.

Издательские дела в Московском университете шли плохо, газета «Московские ведомости» расходилась тиражом пять-шесть сотен экземпляров, книг почти не печаталось. Новиков энергично принялся обновлять оборудование типографии, увеличил шрифтовое хозяйство набрал новых работников и в очень короткое время развернул огромную издательскую деятельность. Через пять лет бывшая убыточной университетская типография превратилась в мощное полиграфическое предприятие, выпускавшее журналы и книги, общее число которых к 1785 г. дошло до четырехсот! Для продажи печатной продукции были открыты книжные лавки в Москве, а в другие города – Петербург, Киев, Смоленск, Тамбов, Тверь, Ярославль – книги отпускались купцам на комиссию. Таким образом, широкая организация книжной торговли, проведенная Новиковым, позволила быстро доставлять книги читателю в далекие уголки российского государства.

Новиков вел дело не один. В конце 1779 г. вокруг него составилось «Дружеское ученое общество», в котором приняли участие видные московские масоны князья Трубецкие, князь Черкасский, И.П. Тургенев, профессор И.Г. Шварц и др. Все они внесли денежные средства в фонд общества, что вместе с доходами от издательских предприятий составило крупную сумму: годовой доход, в 1784 г. составлял свыше 40 тыс. рублей.

Один за другим из типографии Новикова выходили журналы – «Утренний свет», «Московское ежемесячное издание», «Вечерняя заря», «Покоящийся трудолюбец», печаталась газета «Московские ведомости» с разнообразными приложениями, тираж которой достиг четырех тысяч экземпляров – цифры для XVIII столетия весьма значительной. В этих изданиях сотрудничали многие русские писатели и большое число переводчиков. Новиков создал крупный коллектив литераторов, силы которого он направлял на содействие просвещению русских людей, распространял культуру, знания и снабжал множеством практических наставлений и рецептов.

После «Утреннего света» Новиков с января по декабрь 1781 г. выпускал «Московское ежемесячное издание» – журнал, служивший продолжением предыдущего, но отличавшийся от «Утреннего света» включением статей по истории, географии и политике. Предисловие к первой книжке «Московского издания», написанное, как следует полагать, Новиковым, выдвигало те же цели, которым был посвящен «Утренний свет».

«Московское издание» в ряде статей касалось вопросов современной действительности, нравоучения дополняло критическими наблюдениями над окружающей жизнью и не отвергало сатиры.

Новиков решительно перестроил газету «Московские ведомости»: кроме заметок, переведенных из иностранной прессы, стал печатать российские известия, присылаемые корреспондентами из разных городов, ввел отдел библиографии, начал публиковать статьи и стихотворения. Газета ожила, ее полюбили читатели.

К «В» Новиков стал прилагать ряд приложений: «Экономический магазин»(80-89), «Городская и деревенская библиотека»(82-86), «Прибавление к Московским В.», «Детское чтение для сердца и разума»(85-89).

Следующим периодическим изданием, выпускавшимся университетской типографией Новикова, был журнал «Покоящийся трудолюбец». Он издавался не помесячно, а частями, причем две части вышли в 1784 г. и две – в 1785-м.

В каждой книжке журнала сначала были помещены статьи религиозно-моралистического характера, молитвы в стихах, переложения псалмов, рассуждения на темы евангелия, призывы к добродетели. Но затем следовал развлекательный материал – небольшие повести, анекдоты, загадки, эпиграммы, статейки для детей. Встречаются сатирические выпады против пороков, правда, имевшие вид чрезвычайно общий и далекие от «личностей» и злобы дня.

Издательская и общественно-благотворительная деятельность Новикова и его друзей не переставала обращать на себя подозрительное внимание правительства. В 1785 г. Екатерина II приказала освидетельствовать все книги, изданные Новиковым, и самого его испытать в законах православной веры. Архиепископ Платон провел такое испытание, и после беседы с Новиковым доложил государыне, что он является истинным христианином. Книги также не внушили особых сомнений.

Попытка найти в трудах Новикова что-либо предосудительное, таким образом, Екатерине вовсе не удалась, расправу с ним приходилось пока отложить в надежде подыскать юридические к ней основания. Однако вскоре императрица решила и не стараться о соблюдении законности: Новиков превращался для нее в грозную силу.

Весной 1792 г. у Новикова был произведен обыск, его арестовали в имении и под конвоем команды гусар доставили в Москву, а затем тайно перевезли в Шлиссельбургскую крепость. Допрашивал Новикова сыщик и палач Шешковский, применяя пытку. Императрица читала протоколы допросов и руководила следствием.

Новиков был объявлен «государственным преступником», организатором заговора против правительства, руководителем тайного общества, опасного для православной религии, агентом иностранных держав, издателем «развращенных книг». И хоть все обвинения эти ничем не подтверждались, Новикова приговорили к смертной казни, замененной пятнадцатилетним заключением в Шлиссельбурге. Его огромное издательское предприятие было разрушено, тысячи книг сожжены, все имущество компании пущено с молотка.

Екатерина II добилась своего – уничтожила дело ненавистного ей Новикова. Он вышел из тюрьмы после воцарения Павла I в 1796 г. совершенно разбитым и больным человеком. До самой смерти, в 1818 г., Новиков жил в своем разоренном поместье, отчаянно боролся с нуждой и страдал от болезней.

Своеобразие журнала И.А. Крылова «Почта духов».

Иван Андреевич. Знакомство Крылова с И.Г. Рахманиновым, переводчиком и издателем сочинений Вольтера, способствовало сотрудничеству Крылова в журнале «Утренние часы» (1788—1789), где он напечатал свои первые басни. В типографии Рахманинова и при его содействии Крылов вскоре издает свой первый журнал «Почта духов» (1789).

Сатирическая журналистика Крылова — дальнейший шаг в развитии лучших традиций новиковской сатиры. В январе 1789 г. в Петербурге вышла первая книжка ежемесячного журнала «Почта духов», издателем и единственным автором которого был Крылов. «Почта духов» скорее не журнал в обычном понимании, а книга очерков или писем-фельетонов, выходящая по частям. На титульном листе сатирического журнала в письмах было написано: «Ежемесячное издание, или ученая, нравственная и критическая переписка арабского философа Маликульмулька с водяными, воздушными и подземными духами». Резкость критики крепостнического государства, публицистическая заостренность, отчетливо выраженная антидворянская направленность характеризуют «Почту духов».

«Философические письма» пишут арабскому волшебнику Маликульмульку гномы, сильфы, ондины, которые благодаря своей волшебной природе проникают везде и всюду, оставаясь часто невидимыми, что дает им возможность наблюдать жизнь без всяких прикрас.

«Почта духов» — целостное художественно-публицистическое произведение, которое по своему построению было близко «Адской почте» Эмина (1769). Эту преемственность Крылов подчеркивает уже названием журнала. При всем том, что построение «Почты духов» в значительной степени свободно, Крылов стремится объединить письма-фельетоны сюжетно, фигурами одних и тех же персонажей. Этому способствует «Вступление» к журналу и первое письмо от гнома Зора, которое является экспозицией к последующему повествованию.

В 48 письмах «Почты духов» можно обнаружить два плана: 1) резко сатирическое описание нравов и жизни столичного дворянства, строящего свое благополучие на страданиях народа, критика государственного аппарата и социальной несправедливости (письма Зора и Буристона — подземных адских духов); 2) рассуждения «сильфов», как исправить общественные пороки.

В «Почте духов» Крылов противопоставляет «третье сословие» разлагающейся дворянской аристократии. С большим сочувствием говорит он о людях искусства, чье положение в крепостнической стране безысходно (образ художника Трудолюбова). Крылов глубоко убежден, что «и самый низкий хлебопашец, исполняющий рачительно должности своего состояния, более заслуживает быть назван честным человеком, нежели гордый вельможа и несмысленный судья». Крылов сравнивает самодержавных правителей с «львами» и «тиграми»: «Львы и тигры менее причиняли вреда людям, нежели некоторые государи и их министры».

Аллегория «Почты духов» весьма прозрачна. Так, в одном из писем гнома Зора есть прямой намек на процветающий при дворе Екатерины II фаворитизм.

В августе 1789 г. «Почта духов» прекратила свое существование не по воле издателя. Хотя подписчиков журнал имел мало, но истинной причиной было недовольство правительства резким обличительным тоном журнала. Не помогла и написанная из тактических соображений хвалебная ода Екатерине II, помещенная в августовской, ставшей последней книжке.

«Московский журнал» Н.М. Карамзина как новый тип издания. Эстетическая позиция «Московского журнала» и альманахов «Аглая» и «Аониды».

возвращении из-за границы Карамзин приступает к изданию журнала, первая книжка которого вышла 1 января 1791 г. В программе «Московского журнала» Карамзин заявлял, и это свидетельствовало о расхождении Карамзина с масонами, что он отказывается печатать «теологические, мистические, слишком ученые, педантические сухие статьи». Однако, в 1792 г., во время разгрома московских масонов правительством, напечатал в «Московском журнале» оду «К милости» в защиту Новикова. Карамзин высоко ценил просветительскую деятельность Новикова. «Московский журнал» издавался ежемесячно на протяжении 1791 — 1792 гг., 12 книжек в год, соединенных в 4 части. Всего вышло 8 частей «Московского журнала», переизданного в силу успеха у читателей в 1801 —1803 гг.

Карамзинский журнал был журналом нового типа, в котором публиковались произведения оригинальные и переводные, отличавшиеся высоким эстетическим вкусом. Впервые в журнале появился регулярный отдел критики, библиографии, смеси. Разделы критики были следующие: «Разные небольшие иностранные сочинения в чистых переводах», «Критические рассмотрения русских книг», «Известия о театральных пьесах». Это было новое понимание задач критики: «Хорошее и худое замечено будет беспристрастно».

Самым обширным был отдел «Русских сочинений в стихах и прозе», в котором большая часть произведений принадлежала самому издателю. Самым главным для успеха журнала у читателей Карамзин считал «разнообразие» и «хороший выбор сочинений». Он стремился публикацией материалов в журнале способствовать нравственному и эстетическому воспитанию читателей. «Московский журнал» сразу был принят читающей публикой. Он имел 300 подписчиков. В журнале публиковались произведения Державина, Дмитриева, Хераскова, Нелединского-Мелецкого и др.

«Московский журнал» был литературным журналом, рассчитанным, прежде всего на вкусы дворянского читателя. Однако разнообразный материал, поданный живо и занимательно, легкий, изящный язык, явившийся отличительной чертой журнала, сделали его доступным и для людей низших сословий. Карамзин сознательно отказался от обращения к политическим вопросам, он предпочитал не вступать в полемику, в частности, с сатирическими журналами, которые неодобрительно отнеслись к новому журналу сентиментального направления.

На страницах «Московского журнала» Карамзин выступает с новым обоснованием задач искусства. В критических статьях, театральных рецензиях он отвергает условность и нормативность классицизма, извечного «нравоучительного педантства». В театральных рецензиях он показывал, как правила классицизма приводят к нелепым условностям, к нарушению жизненной правды, требовал простоты и ясности слога.

Проза и поэзия Карамзина, его библиографические обзоры, рецензии, литературно-эстетическая позиция журнала способствовали образованию вкуса читателя.

В.Г. Березина в статье «Карамзин-журналист» пишет о тех чертах, которые дают возможность считать Карамзина родоначальником «настоящего журнала». «Эти черты следующие: 1) определенное твердое направление, 2) строгий отбор произведений печати с учетом общего направления издания, 3) разнообразие материала, его познавательный характер, 4) чувство современности, 5) постоянные отделы и рубрики, 6) хорошая постановка отдела критики, 7) чистый литературный язык, 8) умение говорить с читателем «увлекательно», «занимательно и живо».

С Карамзина начинается и такой тип издания, как альманах. В 1794 г. Карамзин издал первую книжку альманаха «Аглая», который представлял собой литературный сборник, составленный из произведений прозаических и стихотворных. Здесь же помещались статьи по вопросам литературы и искусства. В 1795 г. была издана вторая книжка. Успех у читателей вызвал необходимость переиздания альманаха «Аглая» в 1796 г. (обе книжки). Следующий альманах — «Аониды» был стихотворным (1796, 1797, 1799). В нем напечатали свои произведения многие авторы, близкие по своим литературным взглядам Карамзину.

Последняя четверть XVIII в. – период интенсивных поисков новых идей и форм в русской журналистике. Появляются новые типы журналов: театральный – «Российский театр» (1786), литературно-критический – «Московский журнал» (1791–1792), исторический – «Российский магазин» (1792–1794). Возникают новые типы еженедельников: критико-библиографический – «Санкт-Петербургские ученые ведомости» (1777), медицинский – «Санкт-Петербур<






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.025 с.