Правительственная политика и система печати в первой трети XIX века. Типология прессы первой трети XIX века. — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Правительственная политика и система печати в первой трети XIX века. Типология прессы первой трети XIX века.



Цензурный устав 1804 г. – первый в России свод правил по цензуре – вновь вводил предварительную цензуру, формально уничтоженную было указом 1802 г., причем она передавалась в ведение министерства народного просвещения (в XVIII в. наблюдение за печатью осуществлялось управами благочиния, т.е. полицией). Устав как будто расширял права писателей и журналистов, допуская обсуждение в печати общественно-политических вопросов, но в то же время подчеркивал, что «исследование всякой истины, относящейся до веры, человечества, гражданского состояния, законоположения, управления государственного или какой бы то ни было отрасли правления», должно проводиться «скромно и благоразумно», без всякого вольномыслия. С одной стороны, устав вроде бы защищал интересы авторов (цензорам давался совет: «Когда место, подверженное сомнению, имеет двоякий смысл, то в таком случае лучше истолковать оное выгоднейшим для сочинителя образом, нежели его преследовать»), с другой – строго запрещал печатать произведения, «противные правительству, нравственности, закону божию и личной чести граждан». Если в цензуру поступала рукопись сочинения с критикой официальной религии и действий правительства, цензор обязан был не только запретить его, но и принять меры «для отыскания сочинителя и поступления с ним по закону».

И все же первые годы XIX в. характеризуются заметным оживлением общественно-политической жизни страны. Ведущими вопросами времени стали государственное устройство и крепостное право; эти вопросы волновали умы современников, страстно обсуждались в общественно-литературных организациях (в частности, в Вольном обществе любителей словесности, наук и художеств), несмотря на цензуру, проникали на страницы периодических изданий.

Хотя в трактовке общественно-политических вопросов писатели и журналисты не могли выходить за пределы правительственного либерализма, разрешение обсуждать в печати эти вопросы положительно сказалось на состоянии журналистики. Не случайно в начале XIX в. в русской периодике очень заметной становится публицистическая струя, не случайно также к этому времени относится формирование таких видов журнальной публицистики, как политическое обозрение, публицистическая статья, публицистический очерк и др.

В первом десятилетии XIX в. возникло 84 новых периодических издания (в Петербурге – 47, в Москве – 34, в других городах – 3), Однако они были, как правило, недолговечны, существовали по году по два, если не прекращались уже на первых номерах; исключение представлял «Вестник Европы», выходивший в 1802–1830 гг. Объяснялось это строгостью цензуры, малым числом подписчиков, отсутствием издательского опыта. Труд журналистов не оплачивался литературным гонораром, и это мешало превращению любительских занятий журналистикой в профессию.



Заметным явлением в русской печати стало развитие отраслевой периодики. Возникают журналы, газеты и сборники, посвященные экономическим, административным, научно-техническим вопросам, издаются музыкальные, театральные и педагогические журналы, журналы для женщин, журналы с преимущественным интересом к вопросам критики и библиографии и другие виды отраслевой периодики.

В годы, предшествовавшие Отечественной войне, помимо продолжавших издаваться «Санкт-Петербургских ведомостей» и «Московских ведомостей», в России появилось несколько новых газет. Это были отраслевые издания, выпускаемые правительственными учреждениями. Наибольший интерес среди них представляет «Северная почта» (1809–1819), орган почтового департамента министерства внутренних дел.

Отражая потребности развивающейся русской экономики, «Северная почта» печатала довольно широкую русскую и зарубежную информацию по вопросам промышленности, сельского хозяйства ремесел, торговли, финансов. Настоятельно доказывая, что ведущей отраслью экономики России должна быть промышленность газета рекомендовала развивать в первую очередь те ее отрасли, которые могут быть обеспечены отечественным сырьем, например, производство сукон, красок, кож, фаянса и т.д. «Северная почта» имела штатных сотрудников и была тесно связана с периферией не только по линии министерства внутренних дел, но и через своих постоянных читателей, которые посылали в газету «местный» материал в форме «партикулярных» (т.е. частных, неофициальных) писем. Газета была рассчитана преимущественно на предпринимателей и промышленников; ее читали не только в Петербурге и Москве, но и в провинции, а тираж достигал 5000 экземпляров.



В начале XIX в. газетная периодика в России состояла из государственных и арендных изданий[35]. В течение первого десятилетия в России существовало всего две частные газеты – «Московские ученые ведомости», издававшиеся профессором Московского университета И.Ф. Буле в 1805–1807 гг., и «Гений времен. Исторический и политический журнал», который издавался в Петербурге в 1807–1809 гг. Ф.А. Шредером совместно с И. Делакроа (1807) и Н.И. Гречем (1808–1809). Несмотря на то что «Гений времен» назывался «журналом»[36], это была типичная для того времени газета – и по содержанию (небольшие газетного типа статьи и информационные заметки), и по форме (страница в четвертую долю листа, разбитая на две колонки), и по периодичности (выходила дважды в неделю). В «Гении времен» освещалась политическая, историческая, военная и экономическая жизнь преимущественно европейских государств; позиция газеты – умеренно-либеральная.

В 1811 г. возникает первая в России провинциальная газета «Казанские известия. Газета политико-учено-литературная», созданная по инициативе адъюнкта Казанского университета И.И. Запольского и при содействии содержателя казанской губернской типографии Д.Н. Зиновьева и вскоре переданная в распоряжение Казанского университета. Издавалась она до 1820 г. один раз в неделю. «Казанские известия» информировали читателей о состоянии промышленности и торговли, о просвещении своей губернии, помещали литературные произведения местных авторов, статьи и заметки по вопросам литературы. На базе этой газеты в 1821 г. был создан ежемесячный журнал «Казанский вестник», сухое официальное издание.

Вслед за «Казанскими известиями» газеты постепенно появляются и в других городах – крупных торговых центрах: Астрахани (1813), Одессе (1820) и др.

Рост газетной периодики в начале XIX в. не подорвал господства журналов. Несмотря на то, что подчас они не отличались твердостью позиций, а их редакторы – последовательностью взглядов, в русской журналистике этой поры можно наметить три основных направления: 1) умеренно-либеральная журналистика – «Вестник Европы» при H.M. Карамзине и журналы карамзинистов; 2) прогрессивная периодика – просветительские издания, связанные с Вольным обществом любителей словесности, наук и художеств; 3) открыто реакционная журналистика – «Чтение в беседе любителей русского слова», «Русский вестник».

Первый литературно-общественный журнал «Вестник Европы» (1802),

положивший начало русской журналистике 19 в. принадлежал Николаю Михайловичу Карамзину. Он во многом определил тип толстых журналов 19 столетия, ставивших политические вопросы. Журнал выходил почти тридцать лет, с 1802 по 1830 г., и направление его за этот срок, естественно, не раз изменялось. «Вестник Европы» был двухнедельным общественно-политическим и литературным журналом, рассчитанным на более или менее широкие круги дворянских читателей в столицах и провинции.При Карамзине «Вестник Европы» состоял из отделов: «Литература и смесь» и «Политика». Большой заслугой редактора было выделение «Политики» в самостоятельный отдел: Карамзин угадывал запросы читателя, желавшего видеть в журнале не только литературное периодическое издание, но и общественно-политический орган, способный объяснить факты и явления современности. В отделе помещались статьи и заметки политического характера, касавшиеся не только Европы, но и России, политические обозрения, переведенные Карамзиным или им самим написанные, речи государственных деятелей, манифесты, отчеты, указы, письма и т. д.Составление и редактирование политического отдела полностью лежало на Карамзине, и он делал все для того, чтобы этот отдел стал ведущим в журнале. Благодаря его стараниям статьи и сообщения отличались как свежестью и полнотой материала, так и живостью изложения. Необыкновенный для своего времени успех «Вестника Европы» В. Г. Белинский объяснял способностью Карамзина как редактора и журналиста «следить за современными политическими событиями и передавать их увлекательно.

Наряду с переводами из иностранных авторов и периодических изданий в отделе «Литература и смесь» помешались художественные произведения в стихах и прозе русских писателей. Карамзин привлек к сотрудничеству Г. Р. Державина, M. M. Хераскова, Ю. А. Нелединского-Мелецкого, И. И. Дмитриева, В. Л. Пушкина, В. А. Жуковского и часто сам выступал на страницах журнала (повести: «Моя исповедь», «Рыцарь нашего времени», «Марфа-посадница» и другие, а также публицистические статьи). Материалами этого отдела определялась литературная позиция «Вестника Европы» – защита сентиментализма.

В отличие от «Московского журнала» Карамзина в «Вестнике Европы» не было отдела критики. Редактор мотивировал его отсутствие, во-первых, нежеланием наживать врагов среди писателей, а во-вторых тем, что серьезная, строгая критика возможна только при богатстве литературы, в России еще не достигнутом.

В 1804 г. Карамзин, назначенный придворным историографом, отходит от руководства «Вестником Европы». В последующие семь лет редакторы журнала менялись: в 1804 г. «Вестник Европы» редактировал писатель-сентименталист П. П. Сумароков, в 1805– 1807 гг. – профессор Московского университета историк М. Т. Каченовский, в 1808–1810 гг. – В. А. Жуковский (в 1810 г. совместно с Каченовским). В 1811 г. Каченовский, оттеснивший Жуковского от редактирования «Вестника Европы», становится бессменным редактором журнала до самого его прекращения в 1830 г. (только в 1814 г. в связи с болезнью Каченовского его на посту редактора временно заменил беллетрист и переводчик В. В. Измайлов, при котором в печати дебютировали Пушкин, Грибоедов, Пущин, Дельвиг и другие молодые поэты).После Карамзина «Вестник Европы» утрачивает свои положительные журнальные качества – современность и злободневность. Политические обзоры и публицистические статьи теперь появляются крайне редко; отдел «Политики» сводится к простому перечню фактических известий.

С 1811 г., когда Каченовский стал единоличным редактором, в «Вестнике Европы» постепенно усиливаются элементы консервативности, так что в 1816 г., к началу формирования идей дворянской революционности, он окончательно переходит в лагерь реакционной журналистики. В 1816–1830 гг. «Вестник Европы» активно защищал самодержавно-крепостнические устои, поддерживал реакционные литературно-политические объединения («Беседу любителей русского слова»). Ратуя вместе с Шишковым за сохранение классицизма, Каченовский в «Вестнике Европы» постоянно выступал против всех передовых явлений в русской общественной мысли и литературе, против сентиментализма и романтизма, связывая эти литературные направления с политическим либерализмом. На страницах «Вестника Европы» жестоко преследовались произведения Пушкина, Грибоедова, писателей-декабристов. Передовые литераторы, прежде всего критики декабристского лагеря, Пушкин, Н. Полевой, вели последовательную, принципиальную борьбу с «Вестником Европы» Каченовского, вскрывая реакционную сущность журнала.

Совершенно растеряв читателей, «Вестник Европы» прекратил свое существование в 1830 г.

В начале 19 в. оппозиционные и либеральные настроения немногочисленной передовой дворянской интеллигенции нашли выход в организации ряда дружеских, литературных обществ, в издании ими периодических или непериодических печатных органонов - журналов, альманахов. Так, возникает «Вольное общество любителей сло-весности, наук и художеств», в которое входили и сыновья Радищева - всего более двадцати молодых поэтов и публицистов. Именно здесь раздалось первое слово горячего сочувствия умершему Радищеву. Никто более не откликнулся на трагическую гибель революционера.

Радищевцы в отличие от Радищева не признавали революционных методов борьбы за народное освобождение. Члены «Вольного общества» издавали ряд периодических изданий. В них много интересного с точки зрения развития типа журнала, отдельных жанров публицистики, приемов журнальной борьбы и полемики, но оптимальная форма журнала как общественно-политического издания в это время еще не сложилась. В числе изданий радищевцев - стихотворный альманах «Свиток муз» (1802—1803). Всего вышло две книги альманаха. Необычность содержания альманаха - наличие гражданских, патриотических стихов - определила его успех у современников. Альманахи на целое двадцатилетие стали равноправным типом в журналистике, хотя альманах, конечно, не журнал в собственном смысле слова, но прогрессивная общественная мысль удачно его использовала для выработки своих принципов литературы и журналистики. Многие достижения передовых альманахов были восприняты русской журналистикой. (В 30-40-е годы альманах с развитием журнальных форм отойдет за рамки журналистики.)

Члены «Вольного общества» издали также журнал под названием «Периодическое издание» (1804; вышел один номер). Наиболее ярким произведением этого издания является «Негр» В. Попугаева. В основе произведения Попугаева лежит взволнованный монолог негра Амру, захваченного работорговцами в плен. Монолог звучит предостережением всем угнетателям. Взволнованность, стремление сделать читателя активным участником событий - ценная и поучительная черта публицистики радищевцев. Желание активного воздействия на публику привело к широкому использованию жанров воззвания, письма, послания, диалога.

В 1805 г. в Петербурге «Вольное общество» начинает издавать «Журнал российской словесности». Здесь помещались статьи и политического характера.

Особое значение имеет участие в журнале Ивана Петровича Пнина — лидера «Вольного общества». В первом номере журнала помещена его ода «Человек» — гуманистическое и глубоко атеистическое произведение. В журнале были напечатаны также «Ода на правосудие», притча «Царь и придворный» Пнина и др. В номере 12 за 1805 г. посмертно (Пнин умер очень рано) был напечатан памфлет Пнина «Сочинитель и цензор», в котором, обращаясь к общественному мнению, поэт проводит мысль, что царская цензура - препятствие для развития прогрессивных идей, помеха для истины.

Журналом, близким «Вольному обществу», был «Северный вестник» (1804-1805). Его редактировал образованный чиновник министерства просвещения И.И. Мартынов. В журнале печатались некоторые члены «Вольного общества». В «Северном вестнике» была опубликована с измененным названием и без указания автора глава «Клин» из запрещенной книги Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву». Глава была напечатана под видом отрывка «из бумаг одного россиянина» и с пропуском слов «Клин», «клинский». Это был поступок по тем временам дерзкий.

Основной тематикой «Северного вестника» было просвещение и законодательство. Журнал выступал сторонником реформ того и другого. Он считал, что хорошие законы в руках монарха суть источник всех благ для человека. Благо государства, общества основывается на мудром законодательстве. Вся программа «Северного вестника» была рассчитана на либерализм молодого царя Александра I.

Издания радищевцев преимущественно были литературными. Тем не менее позиция их по отношению к текущей литературе не была определенной и последовательной. С одной стороны, они относились с сочувствием и уважением к Карамзину как «любимому писателю» своего времени, с другой - критиковали крайности сентиментализма, слепое подражание Карамзину. В большинстве журналов критика была теоретически беспомощна и больше занималась аннотированием, разбором стиля и языка, чем содержанием произведений, их связью с жизнью. Не существовала критика как профессия, не установились еще и многие жанры критики.

Таким образом, даже в период «либеральной весны» Александра I в творчестве левой части «Вольного общества» чувствуется оппозиционность к правительственному курсу, недовольство крепостничеством, но они не были убеждены в необходимости революционной борьбы с самодержавием.

Влияние журналистов «Вольного общества» ограничивалось исключительно средой просвещенного дворянства. Тиражи изданий колебались от 300 до 1000 экземпляров. Речь идет о развитии передовых традиций в самой журналистике, образованном обществе, а не о массовом влиянии или массовой пропаганде.

Отечественная война 1812 года и русская журналистика: «Русский вестник» С.Н. Глинки и «Сын Отечества» Н.И. Греча. Патриотические статьи А.П. Куницына.

Правительство Александра I, несмотря на весь свой либерализм, в условиях обострения международной обстановки в 1811 г. снова ввело ряд ограничений в области печати. А начавшаяся война 1812 г. сократила и без того незначительное число русских периодических органов. Подъем национального самосознания, вызванный войной 1812 г., позволил реакционно-монархической печати уйти от острых социальных проблем внутренней жизни. Тема патриотизма, защиты своего дома, своей страны от захватчиков выдвинулась на первый план. Поэтому нельзя отказать в патриотическом воодушевлении С.Н. Глинке, издателю «Русского вестника», Ф.В. Ростопчину, автору прокламаций для москвичей, и др. Однако и в защите идей патриотизма было достаточное различие между журналистами-монархистами и журналистами прогрессивного лагеря: первые стремятся воспитывать читателей в духе героического самопожертвования ради царя-батюшки и церкви православной, а вторые - чувство собственного достоинства граждан, больше всего ценящих свою свободу. Эти две тенденции ясно обнаружились в журналистике периода Отечественной войны 1812 г.

В октябре 1812 г. в Петербурге начал выходить новый журнал «Сын Отечества»,

вызванный к жизни событиями войны 1812 г. Редактором его был утвержден Николай Иванович Греч, образованный, грамотный и способный, хотя и неустойчивый в идейном отношении человек. Тираж журнала достигал 600 - 1000 экземпляров. Выходил он один раз в неделю и посвящался истории и политическим новостям. Журнал, созданный с одобрения царя и будущего министра просвещения Уварова, интересен тем, что в нем нашли яркое выражение идеи гражданского патриотизма, отразился общенародный патриотический подъем. На титульном листе «Сына отечества» значилось: журнал исторический, политический и литературный (последнее слово появилось в 1814 г.).

Как журнал исторический, «Сын отечества» обращался к знаменательным событиям прошлого России и прежде всего к «грозе двенадцатого года».

Как журнал политический «Сын отечества» обращался к событиям внешней и внутренней жизни страны.

Состояние литературной жизни России находило постоянное отражение в журнале. В статьях А. Бестужева, В. Кюхельбекера, К. Рылеева рассматривались магистральные вопросы развития отечественной словесности, утверждалась идея самобытности литературы.

В журнале сотрудничали многие передовые, прогрессивные деятели своего времени. Греч ищет авторитетных сотрудников, способных поддержать популярность журнала, практикует приглашение в помощники — соредакторами литераторов А.Е. Измайлова, затем А.Ф. Воейкова, П.А. Вяземского и даже Ф.В. Булгарина. Журнал наполняется стихами, много места отводится театральной и литературной критике, полемике.

Крестьянский вопрос в 1818-1820 гг. находит отражение в ряде статей А. Бестужева, Н. Тургенева. В своих выступлениях против крепостничества «Сын отечества» ведет целенаправленную полемику с реакционными изданиями. Но цензурные преследования и осторожность Греча заставили сократить политические выступления и сосредоточиться в 20-е годы на вопросах литературы. В журнале в канун восстания печатаются Рылеев, Бестужев, Кюхельбекер, Ф. Глинка. К активному участию привлекаются Пушкин, Вяземский — наиболее просвещенные люди России.

«Сын Отечества» много рассказывал о храбрости русских солдат, офицеров и партизан, показывал превосходство русских воинов над французами. По количеству информации журнал соперничал с газетами. При нем с 1813 г. издавался специальный «Политический листок», т.е. бюллетень последних новостей.

В журнале печатаются небольшие заметки из действующей армии, патриотические стихи песенного склада, воспевавшие гражданские и воинские доблести народа, рисунки и карикатуры, в которых запечатлен героизм русского народа, бесславное поражение французской армии. Многие жанровые формы рассчитаны на восприятие людьми, недостаточно образованными.

По сравнению с «Русским вестником», с его шовинистически-монархическим патриотизмом «Сын Отечества» является прогрессивным журналом, хотя Греч в это время печатал охранительные статьи, направленные против идей французской революции, материалистической философии, пытался подчас истолковать патриотизм и героизм русского народа как проявление верноподданнических чувств. Однако окончательный поворот Греча к реакции произойдет несколько позже, в год восстания декабристов.

С окончанием военных действий военная информация уходит со страниц журнала. Издание претерпевает реорганизацию. Литература и литературная критика вытесняют вопросы политики. Уже в 1813-1814 гг. в журнале публикуются литературно-критические статьи декабристов.

В журнале все шире защищается идея национальной самобытности русской литературы, горячо обсуждаются проблемы классической и романтической поэзии. Появляется жанр годового обозрения литературы и политики.

Активное и заметное участие в журнале принял прогрессивно настроенный профессор Царскосельского лицея и Петербургского университета Александр Петрович Куницын, юрист, профессор Царскосельского лицея, учитель Пушкина и многих будущих декабристов. Высокая образованность, эрудиция позволили ему стать неплохим журналистом. В 1818 г. Куницын - снова сотрудник журнала - печатает статью «О конституции», используя туманные обещания царя Александра I о введении твердых законов в Польше. В статье Куницын развивает мысль о полезности, благодетельности конституционного, парламентского правления.

Затем Куницын в статье «О состоянии иностранных крестьян» опровергает мысли реакционеров о том, что крепостному крестьянину в России живется лучше, чем свободному в зарубежных странах. В пятом номере журнала была напечатана его статья «Послание к русским». В ней Куницын выступает как патриот, призывая русское общество «сохранить единую только свободу», в результате чего «все бедствия прекратятся». Война — это вовсе не жизнь, отданная за царя.

После событий на Сенатской площади «Сын отечества» претерпел существенные изменения в направлении, составе сотрудников и сделался заурядным официозным изданием. «Сын отечества» становится рупором реакционной политики. Соредактором Н. Греча стал Ф. Булгарин, журнал постепенно растерял подписчиков (с 1200 до 300).

К числу новых газетных изданий принадлежал «Русский инвалид»,

основанный в феврале 1813 г. в С.-Петербурге П. Пезаровиусом. Члены императорской фамилии субсидировали частное издание П. Пезаровиуса. Число подписчиков на «Русский инвалид» быстро росло (к концу апреля 1813 г. их было 800), что объяснялось исключительной оперативностью, с какой освещался в нем ход войны. Видя огромный интерес читателей к военной информации, Пезаровиус стал выпускать «Чрезвычайные прибавления» к газете, в которых сообщалось о победоносных сражениях русской армии с наполеоновским войском. Издатель впервые применил необычную для России и популярную за рубежом форму распространения газеты: «Чрезвычайные прибавления» раздавались за наличные деньги (по 25 коп. медью за экземпляр) детям, преимущественно солдатским, которые продавали их на улицах и бульварах и получали, обыкновенно, вдвое или втрое более, тем самым Пезаровиус преследовал благотворительные цели.

По примеру французских изданий «Русский инвалид» первым завел у себя отдел. Однако это новшество не было принято русской периодикой. Критик «Сына отечества» упрекнул издателя «Русского инвалида» в непатриотичности. С 1816 г. газета под новым названием «Русский инвалид, или Военные ведомости» выходила ежедневно и публиковала, главным образом, приказы по армии, зарубежные и внутренние известия.

Новым жанром русской прессы стало обозрение – политическое и литературное. Оно появилось в «Вестнике Европы», «Сыне отечества», «Русском инвалиде». Под пером А. Бестужева жанр литературного обозрения обрел свою специфику: концептуальность, аналитичность, сюжетную стройность, четкие хронологические рамки. Литературные обозрения А. Бестужева открывали каждую из трех книжек альманаха «Полярная звезда» (1823–1825).

Журнально-публицистическая деятельность декабристов.

Декабристы были революционерами по своей программе и тактике: выдвинув два требования – отмену крепостного права и уничтожение самодержавия, они рассчитывали добиться этого через вооруженное восстание. 14 декабря 1825 г. В России создаются тайные политические организации. Одновременно декабристы усиливают свое участие в легальных литературных организациях, стремясь придать им желаемое направление. Прежде всего в сферу влияния декабристов попало литературное общество «Арзамас», куда в 1817 г. вошли три видные деятеля движения – Н.И. Тургенев, М.Ф. Орлов и H.M. Муравьев. В 1818 г. в Петербурге возникает тайная литературная организация «Зеленая лампа», которой руководит Союз благоденствия; членами «Зеленой лампы» были декабристы Ф.Н. Глинка, С.П. Трубецкой, Я.Н. Толстой и другие, входили в нее также Пушкин, Гнедич, Дельвиг. Из всех литературных организаций наибольшее значение имело Вольное общество любителей российской словесности, существовавшее в 1816–1825 гг. Членами Общества были К. Рылеев, В. Кюхельбекер, Н. Тургенев и другие передовые литераторы и критики.

Знаменательно, что в период подготовки восстания декабристы приступили к созданию нелегальной революционной публицистики. Сюда надо отнести и агитационные солдатские песни Рылеева и Бестужева, и такие серьезные документы, как «Русская правда» Пестеля — проект будущей конституции.

В 1818 г. строжайше запрещаются какие бы то ни было упоминания о крепостном праве; цензорам предписывается зорко следить за тем, чтобы в печать не проникало «никаких мыслей и правил, нетерпимых нынче правительством». В том же году Голицын ограничил выдачу разрешений на издание журналов: издателем мог выступить только человек, вполне благонамеренный и имеющий известность в ученых кругах, причем вопрос о новом периодическом издании решал сам министр.

В ходе подготовки восстания против самодержавия декабристы создали достаточно разнообразную сеть периодических изданий, использовали формы нелегальной публицистики и тем самым способствовали развитию революционной пропаганды следующих поколений борцов с самодержавием.

Они охотно использовали в своей публицистике исторические параллели, умели с помощью литературы и литературной критики заострить общественно-политические вопросы, успешно употребляли приемы ораторского красноречия, умели писать просто и понятно для солдат и народа. Широк и оригинален был их жанровый поиск.

С декабристами были связаны журналы: «Сын отечества» (1816–1825), «Соревнователь просвещения и благотворения» (1818–1825), «Невский зритель» (1820–1821) и альманахи: «Полярная звезда» (1823–1825), «Мнемозина» (1824–1825) и «Русская старина» (1825).

Альманах «Полярная звезда»

Самым замечательным, самобытным изданием декабристов стал альманах «Полярная звезда» (К.Ф. Рылеев, А.А. Бестужев. 1823-1825 гг). сборник литературных произведений, было легче издать по цензурным условиям.

Альманах представлял собой книжку карманного формата в 391 страницу. Иллюстраций в первой книге, кроме заглавной виньетки, не было. Цензурное разрешение помечено 30 ноября 1822 г. «Полярная звезда» состояла из двух отделов: прозы и стихов. Но в начале отдела прозы первого и последующих томов помещались обзорные статьи Бестужева о литературе.

Умно составленная первая книжка альманаха имела огромный успех. Ее распространение дало 2 тыс. чистого дохода издателям.

Разработка основ декабристской эстетики в литературных обзорах А.А. Бестужева

Альманах «Полярная звезда» за 1823 г. открывала статья-обзор Бестужева «Взгляд на старую и новую словесность в России». Обзор как бы организовывал всю книжку и был в известном смысле программой издания. Во второй книжке альманаха «Полярная звезда», вышедшей в 1824 г., Бестужев печатает очередной обзор под названием «Взгляд на русскую словесность в течение 1823 года». На первый план выдвигается анализ причин успехов и неудач текущей словесности. Спад литературы Бестужев связывает с окончанием Отечественной войны. Спустя некоторое время после войны общество перестало интересоваться своим, отечественным, как было в 1812 г., снова проявилось пренебрежение к русскому языку, словесности.

Характерно, что обзор литературы ведется через призму периодических изданий. 1823-й Бестужев признает самым бледным в истории русской литературы.

Обзор литературы, появившийся в 1825 г., был последним в этой серии. Он назывался «Взгляд на русскую словесность в течение 1824 и начале 1825 годов». Его пафос - в защите самобытности, народности русской литературы, в борьбе против подражательности. Истинной поэзией провозглашается поэзия свободолюбивая, поэт расценивается как апостол, носитель гражданских идеалов. Он не нуждается в меценатстве, в одобрении света, толпы, в убаюкивающих похвалах. Наоборот, гонения, трудности жизни порождают бессмертные творения.

Эти статьи-обзоры занимают важное место в истории русской демократической критики, в развитии самого жанра литературного обозрения, особенно если учесть их простой, чистый и меткий язык, доступный широкому кругу читателей.

Появление альманаха декабристов не прошло незамеченным не только в России, но и за границей. Переводы, выдержки из «Полярной звезды» появлялись в 20-е годы в немецких, польских, французских изданиях. Тираж альманаха составлял от 600 до 1500 экземпляров.

Рылеевым и Бестужевым была подготовлена и четвертая книга альманаха, правда, меньшего объема. Ее назвали «Звездочка». Однако уже отпечатанный тираж ее был конфискован правительством в связи с восстанием декабристов в 1825 г.

Успех первых книг «Полярной звезды», как отмечал сам Бестужев, породил подражания. В 20-е годы стали выходить альманахи «Мнемозина», «Русская талия», «Северные цветы»

В 1824 г. В.К. Кюхельбекер совместно с Владимиром Одоевским предпринял издание в Москве альманаха «Мнемозина».

Всего вышло четыре книги альманаха: три книги в 1824 г. и одна в 1825 г. Кюхельбекер активно использовал издание для пропаганды самобытной национальной литературы героического, тираноборческого характера. Его статья «О направлении нашей поэзии, особенно лирической в последнее десятилетие» призывала сбросить цепи подражательности, критиковала мистицизм, унылую элегичность нашей поэзии, в частности Жуковского. В духе декабристских установок Кюхельбекер защищал героические свободолюбивые республиканские мотивы в драматургии.

В рассматриваемый период активно формировалась отечественная отраслевая периодика. В качестве издателей специальных журналов выступали государственные учреждения: Министерство внутренних дел выпускало в свет «Санкт-Петербургский журнал» (1804–1809), Академия наук – «Технологический журнал» (1804–1815) и «Статистический журнал» (1806, 1808), временный артиллерийский комитет Военного министерства – «Артиллерийский журнал» (1808–1811). Среди частных изданий заявили о себе «Экономический журнал, издаваемый Васильем Кукольником» (1807), «Новый магазин естественной истории, физики, химии и сведений экономических» И. Двигубского (1820–1830). Последний представлял собой дайджест, в котором помещались перепечатки, чаще всего из французского журнала «Annales de Chimie et de Physique».

После восстания декабристов был принят новый цензурный устав (1826 г.),

прозванный современниками «чугунным». Согласно уставу запрещалось пропускать в печать места, «имеющие двоякий смысл», если цензор заподозрил намерение автора высказать крамольные мысли. Новый устав 1828 г., хотя и отменил этот казуистический параграф, существенно ограничивал права журналистов. Новый род полиции и корпус жандармов, преобразование особой канцелярии МВД в Третьего отделение тайной полиции, призванной следить за общественным мнением. Начальник Бенкендорф Александр Христофорович. Иерархия: во главе Главное управление цензуры, потом Верховный цензурный комитет из трех министров – МВД, Просвещения, Иностранных дел, потом Главный цензурный комитет в Питере и других городах. В состав главного управления цензуры кроме трех министров входит представитель третьего отделения.

Запрещается касаться политических видов его величества. Только перепечатка из официальных источников. Завуалирование. Эзопов язык, иносказание. На первый план выходят научные и литературные интересы. Цензура при многих учреждениях. Мед цензура, театральная и т.д. С 1830 в 3 отделение доставляются экземпляры абсолютно всех изданий России. 1831 – циркуляр, еще большая осторожность.

Разрешения на новые издания с 1832 г. утверждались Николаем I. В 1836 г., в соответствии с циркуляром министра просвещения, временно приостанавливалась выдача таких разрешений, что побудило журналистов перекупать право на издание частных журналов. Усилились позиции правительственной печати. С 1838 г. в губернских центрах России стали издаваться официальные ведомости по утвержденной правительством программе. Напуганные карательными мерами некоторые издатели частных газет и журналов открыто поддержали репрессивные действия правительства. В их числе были Ф. Булгарин и Н. Греч. После событий 14 декабря 1825 г. Булгарин сделался агентом Третьего отделения тайной полиции.

Газета «Северная пчела», которую он издавал с 1825 г., удостоилась привилегии, единственная из частных газет, публиковать политическую информацию и тем самым обеспечила себе широкий круг читателей (до 3 тыс. подписчиков). В 1829 г. журнал Греча «Сын отечества» слился с журналом Булгарина «Северный архив», а с 1831 г. они стали совместно издавать «Северную пчелу» и сделались монополистами в журналистике.

Становление энциклопедизма в журналистике

Русская периодическая печать испытывает в этот период тенденцию к разносторонности, энциклопедичности содержания. Раньше других запросы времени почувствовал Н. Полевой. Он объявляет целью своего журнала «Московский телеграф» «споспешествовать к усилению деятельности просвещения,... к сближению средних состояний с европейскою образованностию». В распространении просвещения, или в росте «невещественного капитала», заинтересованы «обладатели капиталов» и «производители капитала».

Приступая в 1825 г. к изданию «Московского телеграфа», Н. Полевой учитывал опыт европейской периодики, традиции отечественной печати и современные общественные потребности. Первые полтора-два года «Московский телеграф» имел научно-литературный характер, а затем стал энциклопедическим, благодаря усилению общественно-экономической проблематики, разнообразию и популярности изложения материала, интересу к практическим знаниям. «Московский телеграф» включал в себя следующие отделы: «Науки и искусства», «Словесность», «Библиография и критика», «Известия и Смесь», «Моды». Просветительская по своей сути программа была обширной, разнообразной и ориентированной на популяризацию научных знаний. В первом отделе журнала присутствовали история, археология, география, статистика, эстетика, изящные искусства. Во втором – новейшие произведения русских и иностранных писателей, переводы с арабского, китайского, английского, итальянского языков. В третьем – известия о новых русских и иностранных книгах, критические разборы и обозрения. В четвертом – коммерческие известия, научные открытия, заседания <






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.018 с.