Публицистика и публицисты периода ВОВ. — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Публицистика и публицисты периода ВОВ.



Великая Отечественная война явилась самым трудным испытанием для Советского государства. С первых дней она стала всенародной борьбой за свободу и независимость нашего народа, который и внес решающий вклад в разгром фашистских агрессоров. Длившаяся почти четыре года война увенчалась величайшей в истории человечества победой, в достижении которой невозможно приуменьшить роль советской журналистики.

ПЕРЕСТРОЙКА ПЕЧАТИ И РАДИОВЕЩАНИЯ

Война сразу же изменила весь облик советской печати: более чем в два раза сократилось число даже центральных газет – было 39, осталось 18. Перестали выходить многие центральные отраслевые газеты,. Некоторые специализированные центральные газеты были объединены. Так, вместо «Литературной газеты» и «Советского искусства» стала выходить газета «Литература и искусство».

Значительно сократилось число местных изданий. В результате подобных мер к 1942 г. в стране осталось 4560 газет, в то время, как в предвоенном 1940 г. их насчитывалось около 9000, а общий тираж прессы с 38 млн. уменьшился до 18 млн. экземпляров.

Кроме «Комсомольской правды» и ленинградской «Смены» были закрыты все комсомольские газеты, а республиканские, краевые и областные партийные газеты стали выходить пять раз в неделю на двух полосах. Двухполосными стали и районные газеты, переведенные на еженедельный выпуск. Сокращению объема подверглась даже «Правда», выходившая в годы войны вместо шести на четырех полосах.

Принятые меры по перестройке печати были вынужденными: они позволили в значительной степени преодолеть трудности в организации печатной пропаганды на фронте. К концу 1942 г. задача создания массовой прессы в Вооруженных Силах в соответствии с требованиями военной поры была решена: к этому времени выходило 4 центральных, 13 фронтовых, 60 армейских, 33 корпусных, 600 дивизионных и бригадных газет. На фронтах и в армии было немало газет на языках народов СССР: на восьми языках издавалась газета 2-го Прибалтийского фронта «Суворовец», на семи языках – газета 3-го Украинского фронта «Советский воин»[2].

Огромное количество газет и листовок издавалось в тылу врага. В 1943–1944 гг. число республиканских, областных, городских, межрайонных газет и газет отдельных партизанских отрядов достигало трехсот названий. Только на оккупированной территории Белоруссии, справедливо считавшейся в годы войны Партизанской республикой, издавалось 162 газеты, в том числе республиканских – 3, областных – 14, межрайонных и районных – 145.



Кроме «Красной звезды» и «Красного флота», возникли еще две центральные военные газеты: с августа 1941 г. стал издаваться «Сталинский сокол», с октября 1942 г. – «Красный сокол». Кроме того, Главное политическое Управление Советской Армии полуторамиллионным тиражом выпускало листок «Вести с Советской Родины», который постоянно информировал советских людей на захваченной временно врагом территории о положении на фронте и в тылу.

Значительные изменения произошли и в журнальной периодике. Были созданы журналы «Славяне», «Война и рабочий класс», литературно-художественный журнал «Фронтовая иллюстрация». Особое значение имели журналы для отдельных родов войск: «Артиллерийский журнал», «Журнал автобронетанковых войск», «Связь Красной Армии», «Военно-инженерный журнал». Только в Москве выходило 18 военных журналов, в том числе самый популярный военной поры журнал, имевший тираж 250 тыс. экземпляров, «Красноармеец». Неизменным успехом пользовались сатирические журнальные издания «Фронтовой юмор» (Западный фронт), «Сквозняк» (Карельский фронт) и др.

В связи с необходимостью более оперативной передачи событий на фронте и в тылу, 24 июня 1941 г. было создано Советское информационное бюро. В задачу Совинформбюро вменялась оперативная и правдивая информация не только для советских людей, но и для зарубежных стран. 25 июня в советской печати появилась первая сводка Совинформбюро, а всего за годы войны их было передано свыше 2,5 тысяч.

В годы войны особенно незаменимым стало самое оперативное средство информации – радиовещание, первые военные передачи которого появились одновременно с правительственным сообщением о вероломном нападении на Советский Союз фашистской Германии. Неизменными стали по радио передачи «Письма на фронт» и «Письма с фронтов Отечественной войны». В них было использовано свыше двух миллионов писем, благодаря которым более 20 тысяч фронтовиков нашли своих близких, эвакуированных в восточные районы страны[4].



На заключительном этапе войны советская журналистика пополнилась еще одним видом печати: были созданы газеты для населения освобожденных от фашистских захватчиков государств, о чем свидетельствуют уже названия этих изданий – «Свободная Польша», «Венгерская газета». Выходили также «Новый голос» на румынском, «Ежедневное обозрение» на немецком, «Новая жизнь» на польском языках.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВОЕННЫХ КОРРЕСПОНДЕНТОВ.

Антисоветская гитлеровская пропаганда на временно оккупированной территории еще настоятельнее требовала перестройки всей советской журналистики, укрепления ее кадров самыми квалифицированными работниками. В этой связи впервые в истории отечественных средств массовой информации, в редакции газет, радиовещания, информационных агентств были направлены сотни и сотни советских писателей. Уже 24 июня 1941 г. на фронт отправились первые добровольцы-писатели, в том числе Б. Горбатов – на Южный фронт, А. Твардовский – на Юго-Западный, Е. Долматовский – в газету 6-й армии «Звезда Советов», К. Симонов – в газету 3-й армии «Боевое знамя». В соответствии с постановлениями ЦК ВКП(б) «О работе на фронте специальных корреспондентов» (август 1941) и «О работе военных корреспондентов на фронте» (сентябрь 1942) писатели честно выполняли служебный воинский долг, нередко рискуя собственной жизнью. Корреспонденту газеты 18-й армии «Знамя Родины» С. Борзенко за мужество и отвагу, проявленные при захвате плацдарма на Керченском полуострове, было присвоено звание Героя Советского Союза. В кадрах Красной Армии и Военно-Моского Флота в годы Великой Отечественной войны находилось 943 писателя. Из них – 225 погибли на фронте, 300 – награждены орденами и медалями Союза ССР[8].

Яркую страницу в историю советской печати периода Отечественной войны вписали «Известия». Двести сорок известинцев ушли на фронт. Сорок четыре из них погибли.

С первых же дней войны редакционному коллективу пришлось пережить немало трудностей. 24 июля в здание редакции попала фашистская бомба. Немецкое радио немедленно сообщило, что «отважные ассы» сравняли с землей здание редакции ненавистной им газеты. Но на следующий день читатели снова получили «Известия». Нередко известинцам приходилось тушить зажигательные бомбы на Пушкинской площади. Когда линия фронта проходила по Подмосковью, редакция «Известий» стала общежитием военных корреспондентов, которые на рассвете выезжали на передовую, а вечером возвращались, чтобы сдать материал в номер.

В октябре 1941 г. издательство «Известий» было эвакуировано в Куйбышев. Здесь печатали газету с матриц, присылавшихся из Москвы. В самый критический момент сражения за столицу известинцы проявили исключительную выдержку, порой не прекращая своей работы даже во время воздушных тревог. Какие бы временные успехи не были у врага, все равно Москва останется «свободным сердцем страны», писала газета в эти дни.

Впечатляюще о подвигах защитников советской столицы, а также о героях обороны Ленинграда, Киева, Одессы, Севастополя, Сталинграда рассказывала «Комсомольская правда». Регулярно публиковала газета полосы писем с фронта и на фронт. За время войны таких полос вышло свыше ста. Специальные номера газеты были посвящены Зое Космодемьянской, Лизе Чайкиной, Александру Матросову. Одной из первых «Комсомольская правда» поведала о бессмертном подвиге Юрия Смирнова. Незабываемые события войны ярко запечатлены на страницах прифронтовых газет «Ленинградской правды», «Московского большевика», «Сталинградской правды». В самые тяжелые дни сражений за столицу публикации, выступления «Московского большевика» помогли ее защитникам не только выстоять, но и обратить вспять вражеские полчища. Газета ежедневно писала о необходимости превратить каждый завод, фабрику и дом в неприступную крепость. В поднятии боевого духа оборонявших столицу особенно велика роль материалов, печатавшихся под рубрикой «Мы с тобой, родная Москва». Под ней помещались письма воинов других фронтов, внимание которых, как и всего советского народа, было приковано к Москве. Авторы писем восхищались мужеством тех, кому выпала честь защищать столицу, и призывали их сильнее бить врага.

Когда полыхало пламя войны над Невою, сильным ударом по врагу был каждый номер «Ленинградской правды»: «Стоять до конца», «Организованность и революционная бдительность – прежде всего», «Всю мощь нашего города на защиту Отечества!» – эти и подобные призывы не переставали звучать со страниц газеты, в которой активно сотрудничали Всеволод Вишневский, Николай Тихонов, Ольга Берггольц, Виссарион Саянов. Небывалое мужество проявили в годы войны ленинградские журналисты, отдавая все силы любимой газете. Газета жила, продолжала выходить, случалось, что из-за недостатка бумаги она издавалась на двух полосах, но не было дня, чтобы не вышел очередной номер газеты, за исключением единственного – 25 января 1942 г. Но и этот номер был подготовлен редакцией: набран, сверстан и вычитан. Однако в ночь на 25 января осажденный город остался без электричества, замерли типографские машины, газета не могла быть напечатана. Это – единственный случай за все 900 дней блокады, когда читатели не прочли очередного номера.

В пору самых суровых военных испытаний незаменимым средством воздействия на героических защитников Родины были газеты Вооруженных Сил, возглавляемые «Красной звездой», которая с 11 декабря 1941 г. в течение всей войны выходила под девизом «Смерть немецким оккупантам!» В этом девизе лучше всего выражено основное направление выступлений газеты военного периода. О массовом героизме советских воинов – пехотинцев, моряков, летчиков, танкистов, артиллеристов рассказывали в «Красной звезде» писатели и поэты, считавшие за высокую честь носить имя ее военного корреспондента. «Родной полк», так называл газету работавший в ней с первых дней войны писатель П. Павленко. Кроме него, «Родной полк» представляли К. Симонов, Ф. Панферов, В. Ильенков, Б. Лапин, Б. Галин и многие другие. 26 июня 1941 г. в газете появилась первая статья И. Эренбурга «Гитлеровская орда», которая положила начало его четырехлетнему сотрудничеству в «Красной звезде». 24 июня, во втором военном номере газеты, была напечатана «Священная война» В. Лебедева-Кумача, ставшая гимном военного времени.

Формируя высокие патриотические чувства советских воинов, «Красная звезда» и красноармейская фронтовая печать рассказывали о благородных, освободительных целях Отечественной войны, показывали человеконенавистнический характер идеологии гитлеровского фашизма, его расовую теорию, под флагом которой оккупанты творили свои кровавые дела. Много писали военные газеты о невиданном вандализме гитлеровцев, устроивших массовые лагеря смерти на временно захваченной ими территории: в Майданеке, Бежице, Треблинке и других местах. Правдиво отражая трудовые достижения в тылу, советские журналисты успешно использовали многие формы массовой работы. Особенно эффективной была деятельность выездных редакций. Около 30 выездных редакций «Правды» и около 40 «Комсомольской правды» действовали на строительстве домен в Магнитогорске и Нижнем Тагиле, на шахтах Караганды, Кузбасса, на восстановлении Сталинградского тракторного завода. Достойно в годы Великой Отечественной войны была продолжена традиция издания красочных сатирических «Окон РОСТА», по примеру которых советские художники и поэты незамедлительно приступили к выпуску «Окон ТАСС». Когда враг лез к самым московским заставам, стены Москвы провожали идущих на фронт призывами: «Ребята, не Москва ль за нами?», «Ни шагу назад!», «Огнем истреби врага!». Это были первые «Окна ТАСС», появившиеся в столице уже 26 июня 1941 г., а всего за годы войны их издано около 1,5 тысяч. Вслед за московскими «Окна ТАСС» появились в Ленинграде и других городах. Всего в издании «Окон ТАСС» принимало участие примерно 80 поэтов и 130 художников. Выходившие тиражом до нескольких тысяч экземпляров «Окна ТАСС» распространялись в основном по подписке, а также рассылались в действующие армии, вывешивались в витринах на улице. Уже в годы войны осуществлялись выставки лучших «Окон ТАСС» в Англии, Швеции, Китае, странах Южной Америки.

Не ослабевала в годы войны и связь редакций с читателями: около 400 тысяч писем получила в военную пору «Правда», многие сотни откликов приходили в редакции на взволновавшие читателей письма.

ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ПУБЛИЦИСТИКА А.Н. ТОЛСТОГО В смертельной борьбе с фашизмом чувство Родины возобладало в его статьях над всеми другими, стало «пронзительно дорого нам». Уже в первой своей статье «Что мы защищаем», появившейся в «Правде» 27 июня 1941 г., писатель последовательно проводил мысль о том, что героизм и мужество русского народа складывались исторически и эту «дивную силу исторического сопротивления» еще никому не удавалось одолеть. Патриотическое звучание статей А. Толстого еще более усиливается оттого, что свои мысли он подтверждает конкретными историческими фактами, высказываниями о доблести русских воинов известных историков, полководцев, государственных деятелей.

Каждая страница военной публицистики А.Н. Толстого проникнута мыслью о небывалой мощи Советской России. В полную силу мотив величия нашей страны прозвучал в его статье «Родина», опубликованной 7 ноября 1941 г. одновременно в «Правде» и в «Красной звезде». Пророческие слова писателя «Мы сдюжим!» стали символом борьбы советских воинов.

Особенно активно выступал А.Н. Толстой в центральной печати в дни сражений за Москву. Его статьи появлялись также в республиканских и областных газетах: «Ленинградской правде», «Горьковской коммуне», многократно издавались отдельными сборниками. Очерк «Смельчаки», напечатанный 24 июля 1941 г. в «Красной звезде», за время войны был издан 35 раз на 17 языках народов СССР общим тиражом 2720 тыс. экземпляров. О воздействии на читателей статей А. Толстого «Москве угрожает враг», «Нас не одолеешь», «Кровь народа» свидетельствуют многочисленные солдатские письма в адрес писателя. Неоднократно встречался писатель с участниками боев. Нередко стойкость и мужество советских людей пытались «объяснить» их пассивностью и равнодушием к жизни. Развенчивая эти измышления, А.Н. Толстой каждым очерком и статьей показывает, как истинные патриоты отстаивают свободу своего Отечества. Апофеозом героям Великой Отечественной и стал его рассказ «Русский характер», написанный, как известно, на документальной основе, изданный 7 мая 1944 года в «Красной звезде». Переданная в рассказе услышанная писателем история о танкисте, обгоревшем до неузнаваемости в своем танке и нашедшем силы вернуться в строй, послужила основой для воссоздания образа героя, Эта «человеческая красота» присуща бесчисленным героям военных очерков, всем, кого война «со всей яростью укусила за сердце». Раскрывая духовную красоту советского человека, писатель делает вывод, что именно идейно-нравственные категории имели решающее значение в победе над гитлеровцами.

Публицистический цикл Б. Горбатова «Письма к товарищу»

Лиричностью, беспредельной любовью к жизни, к Родине и той же ненавистью к фашистам проникнуты знаменитые «Письма к товарищу» Б. Горбатова: Одна из основных тем военной публицистики - освободительная миссия Красной Армии. Военная советская публицистика вдохновляла на борьбу за освобождение все народы Европы, над которыми опустилась черная ночь фашизма. В пламенных словах, обращенных к партизанам Польши и Сербии, Черногории и Чехии, не смирившимся народам Бельгии и Голландии, растерзанной Франции, суровой и гордой Норвегии, звучал призыв как можно скорее очистить родные земли от фашистских насильников и засеять их «никем уже более, отныне и до века, непопираемой национальной культурой». Особенность публицистики Великой Отечественной войны и в том, что традиционным газетным жанрам - статье, корреспонденции, очерку - перо мастера слова придавало качества художественной прозы.

«О жизни и смерти» (из цикла «Писем к товарищу») - о том, что фашистское иго порабощает людей и сгибает их волю, о расстреле дезертира («моя судьба в моей шкуре» - критикуется эгоизм), мечта о победе.

Тема боя в большинстве случаев прописывается не с позиций кровавого натурализма, а приобретает большое нравственно-психологическое значении. Бой пропускается человеком, через его внутренний духовный мир, где формируется убежденность в необходимости ратного деяния и его справедливости. Яркий образец подобного отношения, мы можем видеть в цикле Б. Горбатова «Письма к товарищу» печатавшихся в период с 1941 по 1945 гг.

Военная публицистика И. Эренбурга

Илья Григорьевич Эренбург (1891--1967) -- советский писатель, поэт, публицист, фотограф и общественный деятель. В годы Великой Отечественной войны был корреспондентом газеты «Красная звезда», писал для других газет и для Совинформбюро. Прославился пропагандистскими антифашистскими статьями и произведениями. Значительная часть этих статей, постоянно печатавшихся в газетах «Правда», «Известия», «Красная звезда», собраны в трёхтомнике публицистики «Война» (1942-44). В 1942 году вошёл в Еврейский антифашистский комитет и вёл активную деятельность по сбору и обнародованию материалов о Холокосте.

Статьи И. Эренбурга "О ненависти" (мерзость фашизма, изобличение чёрных культов, ими движет злоба, нами же- ненависть, «мы ненавидим потому, что умеем любить») , "Оправдание ненависти", "Киев", "Одесса", "Харьков" и другие вытравляли из сознания советских людей благодушие, обостряли чувство ненависти к врагу. Достигалось это за счет исключительной конкретности. Главной задачей писателя было дать оружие борющемуся народу. Статьи тех лет неотрывны от самого времени, есть в них и преходящее, но нет отступлений от человеческих идеалов, от веры в победу человечности. За годы войны опубликовано около 1,5 тыс. статей и памфлетов писателя, составивших четыре объемистых тома под общим названием «Война».

В октябре - ноябре 1941 г. в «Красной звезде» одна за другой появились статьи писателя: «Выстоять», «Дни испытаний», «Мы выстоим», «Им холодно», в которых он прозорливо писал о неизбежном разгроме фашистов под советской столицей: «Москва у них под носом. Но до чего далеко до Москвы. Между ими и Москвой - Красная Армия. Их поход за квартирами мы превратим в поход за могилами! Не дадим им дров - русские сосны пойдут на немецкие кресты». По короткой энергичной фразе, которая по словам редактора «Красной звезды» Д. Ортенберга, «по накалу чувств, тонкой иронии и беспощадному сарказму звучала, как «строфы стихов», безошибочно угадывалось авторство его статей.

Военные очерки М. Шолохова

Шолохов писал с первых же дней войны статьи и очерки зажигавшие в сердца советских людей ненависть к врагу призывал беспощадно громить фашистские полчища. Он писал о неразрывном единстве фронта и тыла («На Дону», «В казачьих колхозах»), рассказывал о трудной кровавой войне советских людей с фашистами, о неизбежном процессе разложения гитлеровской армии («По пути к фронту», «Первые встречи», «Люди Красной Армии», «На Смоленском направлении», «Гнусность», «Военнопленные», « На юге»). Шолохов раскрывал характер русского человека, оторванного войной от мирного труда, прослеживал возмужание и закалку советского воина. Воля к жизни, желание жить, чтобы сражаться, высокий воинский дух героя Шолохова, неистребимая уверенность в победе предстают в рассказе как особенности русского народа, раскрывшиеся со всей силой в годы тяжкой и великой битвы с фашизмом.

В мае 1943 года на страницах «Правды» началось печатание нового романа Шолохова «Они сражались за Родину». Главы этого романа вводили читателя в атмосферу фронтовых будней, напряженных боев летнего отступления на втором году великой народной битвы. Динамично развёртываются события на фоне словно вымершей от зноя донской степи -- идут кровопролитные бои с превосходящими силами противника. Суровыми и горькими красками рисует писатель отступление нашей армии. Бойцы выбиваются из последних сил, но сохраняют свою часть как боевую единицу.

Среди статей и очерков, призывавших к мести гитлеровцам, особое значение имел очерк М.А. Шолохова «Наука ненависти», появившийся в «Правде» 22 июня 1942 г. История военнопленного лейтенанта Герасимова, которого фашисты подвергли жесточайшим пыткам (он потом бежал из плена).

Военная публицистика Н. Тихонова

Человеческая красота защищавших Родину и испепеляющая ненависть к ее поработителям - главное в военной публицистике Н. Тихонова, регулярно присылавшего в центральные газеты статьи, очерки, стихотворные произведения из блокадного Ленинграда. В статьях, очерках, рассказах Н. Тихонова воссоздан немеркнущий подвиг героев-тружеников города-фронта, чье беспримерное мужество вошло в историю, как «чудо Ленинграда».

«Города-бойцы» («Известия 1942г) - статья Тихонова об обороне советских городов. За девятьсот дней блокады Тихонов, бывший начальником группы писателей при Политуправлении Ленинградского фронта, кроме поэмы «Киров с нами», книги стихов «Огненный год» и «Ленинградских рассказов» написал свыше тысячи очерков, статей, обращений, заметок, которые публиковались не только в центральных газетах, но и часто печатались в «Ленинградской правде», в ленинградской фронтовой газете «На страже Родины».

К. Симонов - военный корреспондент и публицист «Красной звезды»

Публицистика военной поры отличалась глубокой лиричностью, беззаветной любовью к родной земле.

В первый месяц войны Константин Симонов работал во фронтовой газете Западного фронта «Красноармейская правда», а затем, с июля 41-го до осени 46-го служил военным корреспондентом «Красной Звезды». Задача К. Симонова как военного корреспондента - показать дух Армии, вот почему его произведения строятся на детальном описании того, что приходилось переживать и солдатам, и офицерам на фронтовых дорогах. в дни войны К. Симонов впервые выступает как прозаик, но стремление писателя расширить жанры, в которых он работал, найти новые более яркие и доходчивые формы подачи материала очень скоро позволили ему выработать свой индивидуальный почерк.

В очерках К. Симонова, как правило, находит отражение то, что он видел своими глазами, что сам пережил, или судьба другого конкретного человека, с которым свела автора война. Его статьи и очерки насыщены реальными фактами, они всегда жизненно-правдивы. Особое место в очерках К. Симонова занимает тема дружбы, разрабатываемая автором в нескольких планах. В ряде очерков мы читаем о дружбе личной, о солдатской выручке и взаимной поддержке в бою, в других - о дружбе советских людей с народами других стран. Рассказывая о фронте и фронтовиках, К. Симонов отмечает то особенно развитое чувство товарищества, дружбы, взаимопомощи и выручки, которое стало в нашей Армии одним из ведущих установлений. Очерки К. Симонова проникнуты идеями уважения к родной стране, непоколебимой верности патриотическому долгу, безграничной самоотверженности в борьбе за правое дело.

Очерк «Дни и ночи» («Красная Звезда» 1942г) - об осаде Сталинграда (переправа через Волгу фельдшерского батальона); точные детали, трагедия войны через трагедию отдельных людей, чёткая «картинка» с поля боя.

Василий Гроссман.

С первых же месяцев войны писатели берутся и за большие эпические жанры. Уже в конце 1941 г., в самый тяжелый период войны, Василий Гроссман работает над романом «Народ бессмертен» (напечатан в 1942 г.).

Через все повествование В. Гроссмана проходит мысль о народных массах как о движущей силе истории, о народности Советской Армии, о единстве партии и народа, которое является источником победы над фашизмом.

В романе показано, что правильное управление боем — это наука, основанная на конкретном знании окружающей обстановки и законов исторического движения.

Книга Гроссмана не скрадывает горьких и страшных сторон военной действительности, глубины народной трагедии в годы тяжких испытаний. Писатель говорит о «великой печали», переживаемой его современниками.

Эта книга сыграла роль боевого оружия в борьбе с фашизмом.

Радиопублицистика осажденного Ленинграда

Ольга Федоровна Берггольц (1910г. — 1975г.) В Ленинградский Дом радио она пришла в первые же дни войны. в Доме радио, Ольга Берггольц прожила всю блокаду. Ее негромкий голос стал голосом осажденного города, голосом веры в победу. Почти каждый день она садилась к микрофону и… успокаивала, и вдохновляла, отогревала оцепеневшие от голода и холода души, поднимала их к высотам жизни: как сестра и мать, требовала: будь сильнее страха смерти, живи, борись и побеждай! Своё гордое и мужественное «я» она переплавляла в «я» каждого своего слушателя.

Выступая по радио, Берггольц всегда видела пред собой именно рядового земляка своего, чаще всего женщину, дежурную МПВО на крыше во время воздушной тревоги.

Радио было едва ли не единственной нитью жизни, соединявшей замерзшие, без света и тепла, простреливаемые дальнобойной артиллерией и осыпаемые бомбами квартиры и их голодных обитателей с городом, согражданами, властью, фронтом, далеким тылом, Родиной… Измученных, на грани жизни и смерти, но так и не сдавшихся врагу.

Являясь «нитью жизни» для горожан, оно имело и несколько специальных направлений: для партизан и населения оккупированных районов области, для воинов фронта и моряков Балтики, работал в эфире театр, существовала редакция иновещания, говорившая со слушателями на немецком и финском. Особую историю имело и детское вещание той поры. В начале войны Политуправлением Ленфронта было предложено его прекратить. Но под давлением самих детей, оставшихся в блокадном городе, его пришлось восстановить.

Передачи шли не только на осажденный Ленинград, но и на страну. И даже на весь мир. В невыносимых условиях Ленинградское радио с честью выполнило свой нравственный, культурнический, просветительский, пропагандистский и организаторский – профессиональный долг.

Радио во многом регламентировало жизнь осажденного города (сигналы воздушной тревоги и «отбоя», объявления об артобстрелах, о нормах продуктов, инструкции о поведении при тревоге ночью, о противопожарной обороне, о разведении огородов в городских скверах). Без регламентаций, высказанных и в форме приказа и в доверительных беседах с «Дарьей Власьевной, соседкой по квартире». Иначе, чем при помощи радио, нельзя было бы собрать огромные аудитории. Оно объединяло людей в единую и монолитную цепь обороны.

Писатели пришли на радио. Кто на журналистские должности, на ежедневную корреспондентскую работ, кто частым участником программ. Вс.Вишневский, М.Шолохов, Н.Тихонов, А.Толстой, В.Кетлинская, Вс.Азаров, Л.Успенский. Б.Лавренев, А.Прокофьев, М.Дудин и другие благодаря микрофону не только значительно расширили палитру своего творчества – они породили новый жанр —«радиоречи», своеобразное открыто-пафосное и в то же время камерно-интимное конкретное обращение к каждому радиослушателю персонально. Беллетризируя репортаж, они придавали журналистике образность – ее изначальное национальное качество.

Правдивой летописью войны стала фотопублицистика.

Зрительное восприятие всего, что происходило на фронте и в тылу, оказывало самое сильное воздействие. Снимки Д. Бальтерманца, М. Калашникова, Б. Кудоярова, В. Темина, П. Трошкина, А. Устинова, Я. Халипа, И. Шагина навсегда сохранят, через какие испытания, лишения, утраты шел к победе советский народ. Корреспондент фотохроники ТАСС Я. Халин увековечил подвиг советского солдата Алексея Еременко всего за несколько мгновений до его гибели. «Комбат», так он назвал свой снимок, который побывал на всех крупнейших фотовыставках мира, стал символом Великой Отечественной и отлитый в бронзе поднялся у того украинского села, где погиб ставший всемирно известным герой.

 

 

Билет №9 вопрос 1 Журналистика периода хрущевской "оттепели".Особенности содержания и форма редакционной работы. В 1956 г. состоялся ХХ съезд КПСС, на котором Н.С.Хрущев в своем докладе разоблачил культ личности Сталина, осудил репрессии и другие перегибы в партийной политике сталинских времен. Это повлекло за собой изменения в политической жизни и в работе СМИ. Печать, радио, телевидение во второй половине 50-х гг. начинают более достоверно освещать реальное положение в стране, хотя по-прежнему они остаются под диктатом административно-командного управления. Журналистика стремится освободиться от прежних стереотипов, шаблонов, штампов, Журналистика периода хрущевской "оттепели". Разоблачение культа личности Сталина породило в нашей журналистике особый период, который называется "оттепелью" шестидесятых, а его участников - "шестидесятниками". В данный период происходит смягчение цензурных и идеологических ограничений. Наиболее яркие произведения этого периода были ориентированы на участие в решении злободневных для страны общественно-политических вопросов - об отношении к сталинскому прошлому, о пересмотре роли личности в государстве. В обществе активно шел процесс освоения пространства открывшейся свободы, прощупывания и уточнения ее границ. Вырабатывалась самоцензура, которая сосуществовала наряду с внешним идеологическим контролем. Внутренний цензор подсказывал автору, где можно позволить себе смелость, а где лучше промолчать, какие темы можно поднимать, а какие не стоит. Отдельные элементы идеологии воспринимались как формальность, условность, которую необходимо учитывать. В результате изменений в общественно-политической жизни страны произошла реабилитация многих деятелей литературы. Стали доступны произведения, незаслуженно забытые или просто неизвестные. Проводились литературные вечера известных писателей и поэтов.

Особенно заметно "оттепель" проявилась в литературе и искусстве. Восстанавливается доброе имя многих деятелей культуры - жертв беззакония: В. Э. Мейерхольда, Б. А. Пильняка, О. Э. Мандельштама, И. Э. Бабеля и др. После долгого перерыва стали издаваться книги А. А. Ахматовой и М. М. Зощенко. Широкая аудитория получила доступ к произведениям, незаслуженно замалчиваемым или ранее неизвестным. Публиковались стихи С. А. Есенина, распространявшиеся после его смерти преимущественно в списках. В консерваториях и концертных залах зазвучала почти забытая музыка западноевропейских и русских композиторов конца XIX - начала XX в. На художественной выставке в Москве, устроенной в 1962 г., были выставлены картины 20-30-х гг., долгие годы пылившиеся в запасниках. Оживлению культурной жизни общества способствовало появление новых литературно-художественных журналов: "Юность", "Иностранная литература", "Москва", "Нева", "Советский экран", "Музыкальная жизнь" и др. Второе дыхание обрели и уже известные журналы, прежде всего "Новый мир" (главный редактор А. Т. Твардовский), превратившийся в трибуну всех демократически настроенных творческих сил в стране. Именно там была в 1962 г. напечатана небольшая по объему, но сильная по гуманистическому звучанию повесть бывшего узника ГУЛАГа А. И. Солженицына о судьбе советского политзаключенного - "Один день Ивана Денисовича". Потрясшая миллионы людей, она ясно и впечатляюще показала, что наиболее пострадал от сталинизма тот "простой человек", чьим именем власти клялись на протяжении целых десятилетий. На рубеже 50-60-х гг. появляются бесцензурные издания ("самиздат"), немало сменявших друг друга машинописных журналов ("Синтаксис", "Феникс-61" и др.). По меткому замечанию А. А. Ахматовой, начался "догутенберговский период советской литературы". Невзирая на жесткое преследование властей, зародившееся в хрущевское время движение диссидентов (инакомыслящих) продолжало развиваться и в последующие годы.

Основным направлением поисков художественной интеллигенции, наряду с осмыслением драмы народа в годы Великой Отечественной войны, было стремление показать жизнь такой, какая она есть, без "лакировки", парадности и шумихи, без надуманного и "идеологически выдержанного" героизма - т. е. жизнь обыкновенных людей с их повседневными заботами, огорчениями и радостями. В числе лучших художественных произведений разных жанров той поры были: стихи Е. А. Евтушенко, Б. А. Ахмадулиной и А. А. Вознесенского, поэмы А. Т. Твардовского "За далью - даль" и "Теркин на том свете", песни Б. Ш. Окуджавы и А. И. Галича, рассказ М. А. Шолохова "Судьба человека", повести В. П. Аксенова, роман В. Д. Дудинцева "Не хлебом единым", первая часть трилогии К.М.Симонова "Живые и мертвые", фильмы "Летят журавли" (режиссер М. К. Калатозов), "Баллада о солдате" (режиссер Г. Н. Чухрай), "Весна на Заречной улице" и "Застава Ильича" (режиссер М. М. Хуциев), спектакли новых московских театров "Современник" (гл. режиссер О. Н. Ефремов) и Театра драмы и комедии на Таганке (гл. режиссер Ю. П. Любимов). В годы "оттепели" происходит заметное духовное возрождение страны, повышается интерес к внутреннему миру человека. Материалы газет и журналов стали гораздо психологичнее, "человечнее". Цикл очерков В. Овечкина "Районные будни" стал "фактом поворотного значения", открыл новый этап в развитии очеркистики. Правдивое и яркое отображение жизни деревни было продолжено А. Калининым, Г. Троепольским, В. Тендряковым, Е. Дорошом и другими авторами. В отечественной публицистике возникло целое направление "деревенщиков", в чьем творчестве постановка острых проблем сельского хозяйства страны сочеталась с тонким психологизмом, глубиной образов, художественной отточенностью формы.

Очерки и проблемные статьи А. Аграновского были посвящены совсем другой тематике - производству, науке, образованию. Его материалы не тяготели к беллетризированности, а стиль отличался простотой и даже сухостью. Но, как и "деревенщиков", А. Аграновского отличали актуальность и масштабность поставленных проблем, новое отношение к человеку. Герои его публицистики - не просто борцы за план и технический прогресс, а живые люди, со своими характерами, думами и сомнениями, со своей борьбой за правду и справедливость. Обращение не только ко всем, но и к конкретному человеку, зашита и представление перед властями интересов отдельной личности - эти тенденции начинают проявляться именно в годы "оттепели". Огромной популярностью пользовалась среди читателей "Известий" публицистика Т. Тэсс, которая искала темы своих очерков в письмах читателей, рассказывала истории жизни, раскрывала душевные драмы "простых" советских людей. Лиричность, теплота, искренняя любовь к родной земле, к русской природе отличали публикации В. Пескова, которые были изданы в 1963 г. отдельной книжкой "Шаги по росе".

В начале 1950-х на страницах литературных журналов стали появляться статьи и произведения, сыгравшие роль возбудителя общественного мнения. Главной платформой сторонников "оттепели" стал литературный журнал "Новый мир". Следует отметить особую роль журнала "Новый мир", который в период "оттепели" стал флагманом развития литературы, публицистики и общественного сознания в целом, символом духовной оппозиции. На протяжении многих лет (первый номер вышел в свет в 1925 г.) это издание продолжало лучшие традиции русского "толстого" журнала, знакомя читателей с наиболее интересными произведениями литературы, открывая новые имена в критике и публицистике. Однако самым ярким и значимым периодом в истории "Нового мира" стали 50-60-е гг., когда журналом руководил А.Т. Твардовский. Популярнейший советский поэт дважды назначался главным редактором (1950-1954 гг., 1958-1969 гг.) и дважды отстранялся от работы, прич<






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.016 с.