Г. Во Христе противоположные черты характера гармонируют — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Г. Во Христе противоположные черты характера гармонируют



Восхищаться характером Христа подобно тому, как смотреть в калейдоскоп: просто не исчерпать образцов, которыми можно восхищаться. Меня более всего восхищает Его всесторонний характер — Его полная уравновешенность и систематическое сочетание в Себе противоположных характерных черт. Например:

1) Иисус сочетает в Себе силу и нежность. Многим людям очень трудно достичь золотой середины между строгостью и нежностью, мужеством и щедростью, негодованием и сдержанностью, властью и ответственностью. Неумение родителя достичь золотой середины может аннулировать его эффективность в воспитательных мерах.

Сила и мужество Иисуса ясно документированы в Евангелиях. Чрезмерно искажается картина, когда Его представляют как человека весьма мягкого, якобы бархатистого, полуженского характера. Он довел врагов до негодования, назвав их "безумными и слепыми" (Матф. 23:17) и детьми дьявола (Иоан. 8:44). Марк сообщает, что Он два раза разгневался — прежде всего, когда фарисеи негодовали на Него за то, что Он совершил исцеление в субботу (Марк. 3:5), и когда Его ученики не допускали детей прийти к Нему (Марк. 10:13—16). Не может быть сомнения, что Он проявил возмущение, когда выгнал продающих и покупающих из храма (Матф. 21:12).

Надо быть мужественным, чтобы разбить подлую торговлю в храме, нарушить традиционные правила соблюдения субботы, умалить мытье рук, связаться с женщинами неприличного поведения и с мытарями, отказаться от стараний некоторых сделать Его царем, заявить Себя Мессией перед синедрионом. Ясно, что люди видели в Иисусе человека сильной воли и страстного характера. Он с восклицанием обращался к злым духам и исцелял болезни. Люди утверждали, что Он говорил как власть имеющий. Когда римляне пришли арестовать Его, Он обратился к ним, сказав просто: "Это Я", а пришедшие тут же пали на землю (Иоан. 18:6).

В то же самое время Иисус знал, как быть столь нежным, добрым и щедрым, как снисходительный дедушка. Он знал и чувствовал, что значит заплакать об умершем друге, Лазаре (Иоан. 11: 52), ощутить и проявить любовь к богатому юноше, попросившему совета у Него (Марк. 10:21), любоваться детьми (Марк. 10:14), позаботиться о нуждах матери, вися на кресте (Иоан. 19:26—27). Он предупредил Петра не отмечать, сколько раз он прощает обидчика, а прощать его без ограничений (Матф. 18:22) Он дал нам такой совет: "Давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше" (Лук. 6:38). Он учил, что лучше давать, чем получать, и что никто в истории не проявлял этого принципа сильнее, чем Сам Иисус Христос.



Сочетание силы с нежностью, вероятно, яснее всего видно в том, как Иисус пользовался Своей силой. Как уже было отмечено, Он проявлял силу над любыми вещами: человеком, заболеваниями, природой, сатаной и его демонами. Но Он никогда не использовал этой силы для Своего возвеличивания. Его чудеса всегда были добродетельны, исцелительны, восстановительны и лечебны. Он никогда не боролся с проблемой развращенности, используя обладание великой силой. Когда солдаты арестовали Его, Петр сделал попытку защитить Христа, отсекши ухо у одного из пришедших. Христос сказал, что если бы Он нуждался в помощи, то мог бы призвать двенадцать легионов ангелов (т. е. приблизительно семьдесят тысяч ангелов — Матф. 26:53). Иисус исцелил и вернул отсеченное ухо пострадавшему. Что это за Человек, Который поддается несправедливому аресту, пользуется силой не в Свою защиту, а в помощь недругу, восстановив ему отсеченное ухо, и упрекает Петра за то, что он попытался защитить Его? Это качество сдержанности в сочетании с Его беспредельной силой получило соответствующее название: "шедевр Христа". [Во многих культурах бытует рассказ о человеке, который неожиданно приобретает большую власть с помощью волшебного кольца, тайного зелья или магической лампы. Некоторое время спустя эта власть развращает его, так что он пользуется ей для злых целей.]

2) Христос сочетает в Себе достоинство и смиренность. Принимающим гипотезу о мифическом происхождении Иисуса приходится объяснить, как выдумщик может быть столь непоследовательным, чтобы позволить описываемой им особе сделать весьма дерзкие заявления о своей божественности, а потом унизить себя в такой мере, чтобы как раб умыть ноги апостолам (Иоан. 13:1—20). По-моему, такой парадокс переходит пределы человеческой выдумки. Смиренность Иисуса произвела на апостола Павла особенное впечатление, и он посоветовал христианам подражать Христу, потому что Он не искал сохранения равности с Богом, "но уничижил Себя Самого, приняв образ раба" (Фил. 2:7).



Быть смиренным не означает заявить себя ничтожным, как принято думать. Это скорее всего означает быть готовым служить Другим, учиться, не хвалиться, забыть о своем положении и снизойти к людям низкого положения (Рим. 12:16). Иисус говорил,, что Он — Мессия и Божий особый Сын, тем не менее, Он общался со всякими типами и помогал им в их нуждах. "Кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом, так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих" (Матф. 20:27—28). Иисус был свободен от тщеславия, высокомерия, честолюбия, мечты об общественной известности и от стремления к власти, развращающей человека. Как духовные работники многих других культур, фарисеи того времени были тщеславными и высокомерными людьми, которые любили искать шумное одобрение толпы и сидеть на самых видных местах в синагоге, которые громко трубили о своих филантропических поступках.

3) Иисус сочетает в Себе набожность и доступность. Он обладал редкой способностью быть набожным, но в Своей святости не отделяться от людей. Он был чист, но не самоправеден. Он был безгрешен, но это качество не препятствовало Ему любить и сотрудничать со всеми типами людей. Марк говорит, что обыкновенные люди с удовольствием слушали Его (Марк. 12:37). Его понимание и симпатия к грешникам, по логике вещей, вытекали из Его специфичной доктрины о грехе. Если грех является определенным состоянием сердца, то все люди — грешники, и нельзя строго осуждать брата своего, потому что мы не знаем всего, что происходит в его сердце.

Хотя рассказ о женщине, взятой в прелюбодеянии, по всей вероятности не принадлежит новозаветному тексту (Иоан. 8:2—11), ученые в своем большинстве считают, что описываемое событие действительно произошло в жизни Христа. По всему известному из Евангелий, это событие в сущности соответствует характеру Христа. Когда группа мужчин привела женщину, захваченную в прелюбодеянии, и спросила у Иисуса, что Он сделал бы с ней, Спаситель что-то написал на земле и сказал: "Кто из вас без греха, первый брось в нее камень" (Иоан. 8:7). Они отошли один за другим, оставив Иисуса с женщиной. Он же отослал ее с предупреждением: "Иди и впредь не греши". Заметьте, пожалуйста, что Иисус простил ее грех, но также напомнил ей о действительности ее греха.

4) Иисус сочетает в Себе сдержанность и счастье. Зигмунд Фрейд утверждал, что в результате борьбы между личными желаниями и общественными обязанностями многие приходят к состоянию невроза и психоза, но Иисус избежал этой проблемы. Он показал, что ложной дилеммой является наше деление между этикой пуританина и жуира. Можешь быть сдержанным, остерегаясь аскетизма, — серьезным, остерегаясь угрюмости. Наоборот, можешь быть счастливым, избегая легкомыслия, — радостным, избегая опьянения.

Религия не сделала Иисуса угрюмым. Он не был бескровным святым, которого мы встречаем в картинах Эль Греко. Он обладал теплым ощущением, позволяющим Ему считать Себя человеком. Знакомясь с Его притчами, мы видим, что Он прекрасно наблюдал за природой и обществом и любил и то, и другое. Он без извинения наслаждался жизнью. Он предупреждал людей не поститься ради поста (Матф. 9:15). Монашеская особа не пожелала бы себе репутации, что она "любит есть и пить вино" (Лук. 7:34). Иисус всецело согласился бы с пожеланием, выражаемым при еврейских тостах: "За жизнь!".

Этот парадокс можно выразить другим образом: Иисус сочетал тело с душой, материализм с духовностью, реализм с идеализмом, эмпирическое со сверхъестественным, настоящий мир с невидимым миром. Он учил о превосходстве души и говорил: "Не беспокойтесь о завтрашнем дне", но Он также трудился для того, чтобы исцелять страдающие тела, и однажды Он накормил более пяти тысяч человек. По Его понятию, тело и душа составляют собой одно психофизическое целое, а Он пришел послужить им обоим. Небо и земля, естественное и сверхъестественное составляют одно соединенное целое под Божьим руководством. Те, у кого есть глаза, без особого труда обнаруживают сверхъестественный мир, смотря на мир, который воспринимается нашими чувствам (Иоан. 1:50—51).

Д. Заключение

Агнос, уверяю Вас, что Человек, Которого я изобразил в этой главе, действительно жил в прошлом и еще живет в настоящее время. Уверяю Вас, что хоть раз в истории человечества жил Человек, Который действительно любил; для Которого наибольшая радость, состояла в том, чтобы всегда давать людям, ничего не желая Себе; Который жил не для того, чтобы люди служили Ему, но чтобы служить им; Который испытывал благословение в отдаче Себя другим. Если бы этот Человек был даже призрачным идеалом, как Гамлет, придуманный умом выдающегося драматурга, то даже и в этом Он оказался бы наилучшим идеалом истории, самой ценной мечтой, придуманной человеком.

Но Вы знаете, что Он — более мечты; вы теперь знаете силу доказательств, показывающих Его действительной исторической личностью. Если бы Богу нужно было стать человеком, то отличался ли бы Он чем-нибудь от этого Человека? Разве могла бы какая-то другая историческая личность приблизиться к Вашему идеалу совершенства?

В самом деле, чем дальше мы отступаем от Христа, тем лучше оцениваем Его величие, ибо только находясь на некотором отдалении от Него, мы замечаем, как продолжается Его влияние на людей. Тем, кто пользуется простым образцом эволюционного мышления для того, чтобы уразуметь все происходящее, будет трудно объяснить, почему после Христа ничего значительного не было добавлено к своду этических принципов, и почему никакая другая личность с ясным понятием морали не превзошла Его. Не надо знать много из истории, чтобы оценить воздействие слов Иисуса на мир, но поверьте мне, Агнос, полностью оценить их влияние невозможно. Его слова стали законами, они стали святыми учениями, символами веры, доктринами, проповедями, словами утешения, стихотворениями, словами, написанными на поздравительных открытках, и многим другим. Но, более всего, как предсказал Сам Христос, Его слова не прейдут!

Иисус Христос довел каждое положительное качество человеческого характера до его крайности. В стараниях мы Его не обгоним; Он всегда будет впереди нас, вызывая к нам: "Следуйте за Мной". Какие слова мне заимствовать, чтобы в достаточной мере прославить Его? Он не только — "Великий" как Петр, Фридрих или Александр. Он — "Единственный". Он превосходит все наши стандарты классификации. Он разрывает все категории распределения. Его не поставишь ни на какой диаграмме. Он более человека!

Иисус Христос и пророчество

Мы нашли Того, о Котором писал Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова из Назарета" (Иоан. 1:45). Такими словами Филипп, один из первых апостолов Христа, сообщил Нафанаилу о пришествии Мессии. С того времени христиане верят, что Иисус Христос является лицом, обещанным Ветхим Заветом. Агнос, наши аргументы в защиту христианства частично основаны на пророчествах. Мы верим во Христа потому, что мы не можем объяснить исполнение Им столь многих ветхозаветных предсказаний, ссылаясь только на причины совпадения событий или осуществления какого-то обмана или на объяснения других гипотез. Чтобы полностью объяснить Иисуса Христа, нам снова приходится полагаться на сверхъестественное.

А. Христианский тезис

Допустим, Агнос, что кто-то дал Вам коробку с частями картинки-загадки и попросил Вас определить, принадлежат ли они к одной картинке или к нескольким. Как бы Вы разрешили этот вопрос? Вы взялись бы сложить части, чтобы увидеть, составляют ли они одну целую картину или нет. Если бы Вам невозможно было это совершить, то Вы сказали бы, что данные части не входят в одну картинку-загадку. Аргументы в защиту христианства на основании пророчеств подобны этому примеру.

В Ветхом Завете содержатся многие пророчества о Помазаннике, Который в свое время должен был открыть новую эпоху в духовной истории Израиля и всего мира. Среди духовных книг Библия уникальна, потому что в отличие от некоторых неясных предсказаний в ней содержатся довольно определенные пророчества. Все другие древние народы (как египтяне, вавилоняне, хананеи) воспринимали историю в ее циклическом виде, по которому история соответствует уважаемому людьми циклу выращивания овощей. Согласно этому взгляду, все повторяется ежегодно. Настоящего прогресса нет, все установленным циклом повторяется.

С другой стороны, иудеи воспринимали историю в ее линейном виде, по которому Иегова, действующий в истории, ведет события к великой будущей цели, когда осуществится Его воля, то есть будет установлено "Царствие Божие". Только иудеи направляли взор вперед, не назад, т. е. на будущий золотой век. Почему другие народы сами по себе не развили подобного подхода, как это сделал народ обетования? Почему никакой другой народ постепенно не вырабатывал подобного представления Грядущего? Иудеи отвечают: "Потому, что Иегова Сам говорил пророкам".

Христиане завершают свой аргумент утверждением, что мессианские предсказания Ветхого Завета становятся понятными только в лице Иисуса Христа. Как написал апостол Павел: "Все обетования Божии в Нем "да" (1 Кор. 1:20). Иисус складывает все части картинки-загадки в одно целое. Поэтому, дарование и исполнение пророчеств входят в главный план Разума, Который Сам руководит историей. Бог, Который дал пророчества, их также исполнил.

Мы утверждаем, что христиане не выдумали этого аргумента с апологетической целю после написания новозаветных книг. Можно проследить его ко времени самих апостолов и даже к более раннему периоду, — ко времени Самого Иисуса Христа. Иисус постоянно интерпретировал Свою миссию в свете мессианских пророчеств. После воскресения Он, идя по дороге в Эммаус с двумя учениками, сказал: "О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?". Лука добавляет: "И начав от Моисея, из всех пророков изъяснил им сказанное о Нем во всем Писании" (Лук. 24:25—27). [Смотрите также Евангелие от Иоанна 5:45—47, где Иисус говорит: "Не думайте, что Я буду обвинять вас пред Отцом: есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете. Ибо, если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал обо Мне. Если же его писаниям не верите, — как поверите Моим словам?".]

Неудивительно, поэтому, что Евангелия, книга Деяния апостолов и послания говорят о Христе, как Мессии, пользуясь терминологией Ветхого Завета. Они пользуются Ветхим Заветом для того, чтобы разъяснить, но не создать, доктрину о Христе-Мессии. Объясняя этот образец предсказаний и моменты исполнения их — дело, которое было начато Самим Иисусом, — Его ученики лишь дополняли то, что было сказано Им.

Апостол Павел был полностью убежден в том, что Иисус является Мессией, поэтому он обвинил иудеев в том, что они читали Ветхий Завет с покрывалом на лице. А как только кто из них обратился ко Христу, то покрывало спало с лица (2 Кор. 3:14—17). Апостол Петр уподобляет пророчество "светильнику, сияющему в темном месте" (2 Петр. 1:19). В этих заявлениях апостолы Павел и Петр используют терминологию научного анализа. Слабая гипотеза подобна покрывалу, лежащему на лице того, кто отказывается обратить внимание на другую теорию. Надежная теория в сущности подобна светильнику, сияющему в темном месте, т. е. направляющему свой луч на целый свод якобы несвязанных фактов.

Христианский тезис гласит просто: предположим, что Иисус Христос — Мессия, поэтому Ветхий Завет, особенно его мессианские предсказания, становится более понятными, чем при принятии любой другой теории.

Мы утверждаем, что Библия составляет одно неделимое целое. Мы утверждаем, что оба ее завета принадлежат к одному и тому же хору. Каждый завет принимает участие в антифоне, каждый из них исполняет одно и то же музыкальное произведение, написанное одним композитором. Мы отрицаем утверждение Ницше, что христиане "продолжают делать из Ветхого Завета невероятный филологический фарс". Мы отрицаем утверждение либералов, что христиане виновны в "произвольном толковании" текста всякий раз, когда они находят Христа в Ветхом Завете. Если Христос — Мессия, то Ветхий Завет действительно принадлежит тому, кто верит в Него, т. е. Церкви.

Со времени Христа евреи жалуются, что христиане "украли" их Библию и исказили ее, добавив к ней Новый Завет. Но, на самом деле, не оказывается ли просто удивительным то, что христиане полностью применили Ветхий Завет к своим целям при заявлении, что Иисус — конец закона, и избежали всяких плохих последствий этого? Как же мы, христиане, могли бы совершить, такое своевольное действие, если бы с самого начала наш тезис не оказывался вполне правдоподобным? Разве можно было бы сочетать "Mein Kampf" с "Подражанием Христу" и обмануть многих в такой мере, что они стали бы думать, что эти два произведения составляют одно целое? Почему даже миллионы людей со времени Христа верят, что Библия представляет собой одно целое?

Как же нам, тогда, доказать, что Христос — Мессия? Снова мы делаем это изучением различных мессианских предсказаний и дарованием Христу возможности истолковать их, т. е. предоставить нам ключ к правильному пониманию их. Если ключ подходит и отмыкает дверь, то наше утверждение установлено. Надеюсь, что, когда мы будем предлагать соответствующий материал Вам, Агнос, Вы постараетесь прочитать предлагаемые тексты в их контексте. Только при этом условии Вы сможете правильно оценить наше утверждение, основанное на пророчествах. Старайтесь быть подобным верующим, жившим в Верии, о которых Лука пишет, что они "были благомысленее фессалоникских; они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так" (Деян. 17:11).

Б. Мессия и Его век

Самое сильное доказательство того, что христиане не выдумали утверждения о Христе как Мессии, заключается в том, что еще задолго до пришествия Христа у иудеев существовала коллекция литературы, которая по содержанию в сущности соглашается с тем, что христиане говорят о Христе. Иудеи и христиане ожидали, что Мессия выйдет из племени Иуды и Давида, что Он родится в Вифлееме, будет исполнен Духа Святого, будет царем и священником, что Он будет царствовать справедливо, что Он принесет мир, что у Него будет славное и вечное царство, что Он заставит языческие народы повиноваться Божьему закону и т. п. В этом разделе мы рассмотрим общие ожидания касательно Мессии.

1) Родословная Мессии тщательно отмечена в Ветхом Завете. Иегова обещал Аврааму, что Он благословит мир через его потомков (Быт. 12:1—3), но это не означало, что любой иудей мог бы стать Мессией. Заметьте процесс тщательного выбора Мессии. У Ноя было трое сыновей, но Мессия должен был прийти через Сима (Быт. 9:26). У Фарры было трое сыновей, но Мессия должен был прийти через Авраама (Быт. 12:3). У Авраама было двое сыновей, но Мессия должен был прийти через Исаака, не через Измаила (Быт. 21:12). У Исаака было двое сыновей, но Мессия должен был прийти через Иакова, не через Исава (Быт. 28:14; Числ. 24:17). У Иакова было двенадцать сыновей, но Мессия должен был прийти через Иуду (Быт. 49:10). У Иессея было восьмеро сыновей, но Мессия должен был прийти через дом Давидов (2 Пар. 7:16; Ис. 11:1—5; Иер. 23:5—6; Амос. 9:1 — 15).

Новозаветные авторы приблизительно тридцать раз определенно заявляют, что Иисус Христос — Сын Давидов (например: Матф. 1:1; 21:9; Лук. 3:23—31; Рим. 1:3).

2) Казалось бы, Грядущий должен родиться в Сионе, т. е. Иерусалиме, столице Израиля и Иудеи, но вот пророк Михей выбирает Вифлеем (Мих. 5:1—3). А это не любой Вифлеем, а Вифлеем-Ефрафа, который отличается от Вифлеема, находящегося в пределах Завулоновых. Давид был вифлеемлянином (1 Цар. 20:6), а его отец — ефрафянином (1 Цар. 17:1.2). Ефрафа — регион, в котором находился Вифлеем (Руфь 1:2). Поэтому Михей определенно уточняет место рождения Мессии, т. е. Того, "Который должен быть Владыкою в Израиле, и Которого происхождение из начала, от дней вечных" (Мих. 5:2).

Когда Ирод спросил, где должен родиться Царь Израиля, иудеи ответили словами, записанными Михеем во втором стихе пятой главы его книги. Некоторые иудеи, которые думали, что Иисус родился в Назарете, использовали этот стих для того, чтобы опровергнуть его утверждение (Иоан. 7:42).

3) Было бы очень трудно обманщику притворяться Мессией потому, что ему нужно было бы сыграть весьма сложную роль. Ветхозаветные пророчества утверждают, что Мессия станет царем (Быт. 49:10; Пс. 2:6; Зах. 6:13). Эта роль должна была быть самой важной для Него. Но также говорится, что Мессия будет священником, что в мессианский век будут соединены в этой особе царское и священническое достоинства.

В довольно популярном мессианском сто девятом псалме говорится, прежде всего, о Мессии как царе, а потом добавляется: "Клялся Господь, и не раскается: Ты — священник вовек по чину Мельхиседека" (Пс. 109:4). Захария предсказал, что "Отрасль", общеизвестное название Мессии, будет владычествовать, как Божий царь, и построит храм Иегове, но также Он будет "священником на престоле Своем" (Зах. 6:9—15).

Мессия также должен был быть пророком. Моисей предсказал это: "Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь, Бог твой... и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю ему" (Втор. 18:15—18). Фарисеи послали священников и левитов к Иоанну Крестителю, чтобы спросить у него, является ли он тем обещанным пророком? На это Иоанн Креститель ответил: "Нет!" (Иоан. 1:21). Когда Иисус накормил пять тысяч человек, народ заявил: "Это истинно Тот Пророк, Которому должно прийти в мир?" (Иоан. 6:14).

Это сочетание должностей царя, священника и пророка показывает, что Мессия не будет каким-то обыкновенным царем. Бог поразил царя Озию проказой, когда он сделал попытку посягать на священническое право (2 Пар. 26:16—21). Как же Мессии быть царем и священником? Ведь Он должен был быть священником совсем иного типа, — вечным священником, а не только священником на протяжении своей земной жизни, священником по чину Мельхиседека, не Аарона. Никакой израильский царь не мог утверждать, что он исполняет все эти роли, не говоря уже о требовании ему сидеть одесную Бога и быть вечным князем.

Это троякое предсказание было исполнено только Христом. Он был царем, хотя не по политическому плану (Иоан. 18:36), священником по чину Мельхиседека (Евр. 5:4—6; 7:1 —12) и пророком (Деян. 3:22).

4) Мессия должен был стать сверхъестественной личностью с необычными дарами. Исайя имел самое ясное представление о Нем. Мессия должен был прийти от "корня Иессеева":

"И почиет на Нем дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия, и страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих, и не по слуху ушей Своих решать дела" (Ис. 11:1—3).

Моисей или Илия могли бы соответствовать этому в описании Его, но Исайя еще подробнее уточняет, кем является Мессия. Выходит, что только сверхъестественный человек может исполнить данные предсказания:

"Ибо Младенец родился нам, Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный Советник, Бог Крепкий, Отец вечности, Князь мира" (Ис. 9:6).

Обещанный этими словами Младенец, действительно, больше любого пророка, царя или священника, которого Иегова мог бы послать Израилю: Посмотрите на Его титулы: "Чудный Советник" — это указывает на Его сверхъестественную мудрость и постижение вещей; "Бог Крепкий" — эти слова относятся только к Иегове (Втор. 10:17; Неем. 9:32; Ис. 1:24. Иер. 32:18); "Отец вечности" — снова это относится только к Иегове (Ис. 63:16; 64:8).

Когда Иоанн Креститель послал своих учеников к Иисусу, чтобы спросить у Него, является ли Он истинным Мессией, Иисус, чтобы успокоить их, ссылается на книгу пророка Исайи 35:5—6: "Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отвергнутся, тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь". Исайя в сущности пророчествовал о чудесах Помазанника (Лук. 7:22).

Христиане убеждены, что только Христос может быть такой необычной личностью. Только Иисус Христос, — Богочеловек, — мог прийти от корня Иесеева и одновременно быть Богом крепким и Отцом вечности со сверхъестественным постижением всего и чудотворными силами.

5) Можно подумать, что все мессианские пророчества говорят о сильном политическом Мессии. Это так выходит, когда читаешь и знакомишься с одной линией предсказаний. Другая линия показывает, что многие пророки, как Иеремия и Иезекииль, пришли к сознанию, что не достаточно особе, принадлежащей к родословной линии Давида, явиться и восстановить Израиль. Суть вести о Мессии заключается в том, что люди должны стать новыми изнутри для того, чтобы пришло спасение к ним. Бог должен заключить новый завет с домом Израиля, — и не так, как было сделано в отношении завета Моисеева (Иер. 31:31—34). Иегова должен дать Своему народу "новое сердце" и "новый дух", чтобы он стал соблюдать закон (Иез. 36:26—27).

Этот новый завет не будут преподавать так, чтобы зазубрить его, но чтобы научиться ему сердцем и чувствами. Значит, послушание станет делом внутреннего человека. Люди уже более не будут учить друг друга, как "познать Господа", ибо все будут знать Его. Бог более не будет вспоминать грех, но это не потому, что люди будут приносить больше жертв, но потому, что все жертвоприношения в тот день прекратятся (Мал. 1:10—11). Люди более не будут вспоминать об изделиях, относящихся к эпохе Моисея, как ковчег завета (Иер. 3:16).

Эти пророчества были исполнены. Иудейские жертвоприношения прекратились и Иисус установил новый завет посредством Своей крови (1 Кор. 11:25). Автор Послания к евреям цитирует Иеремию 31:31—34 в подтверждение серьезно обдуманного утверждения, что Посредником нового завета является Христос (Евр. гл. 8—9).

6) Другая линия пророчеств подчеркивает всеобщую миссию Израиля и Мессии. Михей и Исайя представляют ее яркой образностью речи:

"И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор, и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. И пойдут многие народы, и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям; и будем ходить по стезям Его. Ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне — из Иерусалима..." (Ис.2:2—3; Мих. 4:1—2).

Придет тот день, когда весь мир поклонится Богу Израиля, как говорят пророки. Малахия предсказал, что, когда жертвоприношения прекратятся, имя Иеговы "велико будет... между народами" (Мал. 1:11). Захария дал пророчество, что Мессия "возвестит мир народам" и что "владычество Его будет от моря до моря и от реки до концов земли" (Зах. 9:10). Исайя предвидел, что даже египтяне в тот день поставят жертвенник Иегове (Ис. 19:16—24). Иоиль сильно удивил соотечественников предсказанием, что Бог когда-то в будущем изольет Своего Духа "на всякую плоть" и что Иегова воспользуется новыми необычными проявлениями: "И будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения" (Иоиль 2:28).

В Царстве Мессии спасение будет доступно всем людям независимо от их национальностей. Иоиль говорит, что тот, кто призовет имя Господне, спасется (Иоиль 2:32). Исайя предвидел, что Бог даже примет "иноплеменников" на своей святой горе и позволит им положить на Его жертвенник всесожжения и жертвы. Им только нужно будет сохранять субботу и жить по Его завету. Иегова желает, чтобы Его дом назывался "домом молитвы для всех народов" (Ис. 56:6—7).

Христос исполнил все эти предсказания тем, что принес и предложил евангельскую весть всем народам и людям, в которой "нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского; ибо все вы одно во Христе" (Гал. 3:28).

7) Другая линия пророчеств показывает, что Мессия будет мирной особой с определенной миссией, направляемой бедным и нуждающимся. Он будет более, чем только воин-победитель, Он "будет судить бедных по правде, и дела страдальцев земли решать по истине" (Ис. 11:4). Исайя говорит, что Он не будет пользоваться насилием, а путем убеждения Он осуществит справедливость:

"Не возопиет и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах. Трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит" (Ис. 42:2—3).

Мы уже отметили глубокую заботу Иисуса о покинутых и нищих. В четвертой главе Луки мы читаем о том, как Иисус использовал слова, записанные в книге Исайи 61:1—2, для того, чтобы определить главный характер Своего жизненного труда. Ему дано было "благовествовать нищим... исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение... отпустить измученных на свободу" (Лук. 4:18). Мы замечаем, что в мессианский век бедные все еще существуют, но они близки к сердцу Мессии-Царя; они занимают особое место в Его сердце.

Мессия также обезоружит народы и прекратит все войны. Исайя и Михей предсказывают, что когда слово Иеговы будет возвещаемо из Иерусалима, Мессия "будет судить многие народы и обличит многие племена в отдаленных странах; и перекуют они мечи свои на орала и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать" (Мих. 4:3; см. также Ис. 2:4).

Еврейские комментаторы всегда считали слова, записанные в Захарии 9:9—10, ясным мессианским текстом. Им трудно было понять, как это может быть, что Мессия станет и царем и униженным лицом:

"Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се, Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной. Тогда истреблю колесницы у Ефрема и коней в Иерусалиме, и сокрушен будет бранный лук; и владычество Его будет от моря до моря и от реки до концов земли" (Зах. 9:9—10).

Торжественным и победительным оказывается Царь-Мессия, но Он приезжает как кроткое лицо, сидя не на белой лошади, а на осле. Затем Он возвещает мир, истребив всякие инструменты войны. Матфей цитирует это место в своем Евангелии (21:4—5) при въезде Иисуса на осле в Иерусалим как во исполнение предсказанного. Иоанн также пользуется этим местом (12:15) и объясняет, что ученики не понимали исполнения данного пророчества, пока Христос не воскрес из мертвых.

Это пророчество о Мессии, прекратившем всякие войны, вызывает у христиан некоторые трудности. Ясно, что войны нас не оставили. Если принять пророчество в символическом плане, то Христос прекратил войны между народами в том смысле, что внутри Церкви Он прекратил национальные и международные дрязги. Некоторые комментаторы понимают такие пророчества в их буквальном смысле, хотя они добавляют, что войны прекратятся окончательно при втором пришествии Христа.

8) И иудеи и христиане знали, что перед пришествием Мессии придет необычный вестник, Илия. Это удивительное пророчество мы находим в последней книге Малахии. Этот вестник, прежде всего, описан и вначале не назван:

"Вот, Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною, и внезапно придет в храм Свой Господь, Которого вы желаете; вот, Он идет, говорит Господь Саваоф. И кто выдержит день пришествия Его, и кто устоит, когда Он явится?" (Мал. 3:1—2).

Заметьте, что "Господь" должен "внезапно" явиться при служении вестника-предтечи. А, ведь, как раз так и случилось, когда Иисус явился при служении Иоанна Крестителя. Также заметьте, что Малахия называет Мессию "Господом" и "Ангелом (или Вестником) завета". Эти именования связывают Его с новым заветом, предсказанным Иеремией. Иисус явился внезапно и принес новый завет (Евр, 8:6).

Заметьте также странное заявление Малахии: "Господь... идет, говорит Господь Саваоф". Оно напоминает нам о сто девятом псалме, где говорится: "Сказал Господь Господу моему". Господь грядет, но также Господь посылает Господа! Такое не совсем понятное заявление могло бы быть исполнено только божественной Личностью, подобной первой божественной Личности, пославшей вторую, т. е. заявление Могло бы быть исполнено воплощенным Сыном Божьим, Иисусом. Христом.

Но Малахия в предсказании также именует предтечу: "Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господнего, великого и страшного. И Он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их" (Мал. 4:5—6). И Матфей и Марк цитируют эти стихи, связывая их с Иоанном Крестителем (Матф. 11:13—14; Марк. 9:11 —12).

Не может быть сомнения, что Иоанн Креститель, проповедуя о необходимости крещения, вызвал пробуждение в израильском народе. Среди простых людей он стал столь популярным, что Иисус в споре с иудейскими властями заставил замолчать Своих критиков, ссылаясь на известность Иоанна Крестителя (Матф. 21:25—27). Никто не может утверждать, что Иоанн Креститель был Илией во плоти; ведь даже иудеи не принимали этого предсказания в таком буквальном смысле. Так как некоторые отожествляли Иисуса с Илией (Матф. 16:14), то это показывает, что они не ожидали полного перевоплощения Илии. Иоанн Креститель пришел "в духе и силе Илии" (Лук. 1:17), что и оказалось достаточным для исполнения пророчества.

Все как раз подходит, не так ли? Последний стих каноничесой части Ветхого Завета дает обещание о пришествии Мессии!

В. Скандальные пророчества

До этого мы рассмотрели мессианские пророчества, с которыми и иудеи и христиане в основном соглашаются. Давайте обратим внимание на те пророчества, которые нас разделяют. С самого начала истории церкви стало ясным, что иудеев сильно обижает понятие, что Мессия потерпит унижение, будет отвержен Своим народом и умрет на римском кресте (1 Кор. 1:23). Но от начала Своего земного служения Иисус готовил учеников к тому, что "Сыну Человеческому должно пострадать".

А где именно говорится ветхозаветным пророком, что Мессии нужно будет пострадать? В некоторых спорных местах книг Исайи, Захарии и Псалтыря мы находим свидетельства той "темной стороны" вопроса, относящейся к мессианской миссии. Эту негативную сторону большинство иудеев не хотели признать.

1) Вторая половина книги Исайи (гл. 40—66) особенно важна для истолкования миссии и вести Иисуса. Ученые двадцатого века приходят к сознанию, что "песни Божьего Раба", записанные в книге Исайи, представляют самый важный ключ к сознанию Христом Своей мессианской миссии. [Комплект четырех песен Божьего Раба составлены из следующих: Ис. 42:1—4; 49:1—9; 50:4—11; 50:13—53:12. Комментаторы расходятся по вопросу о том, какие стихи входят в состав первых трех песен, но соглашаются по составу четвертой песни. Если внимательно прочитать эти песни, то становится ясным, что они выделяются на фоне всей книги. Они не были составлены произвольно, как некоторые утверждают.] Иисус очень ясно отожествился со страдающим Рабом, упомянутым Исайей (например, смотрите Марк. 10:45; Лук. 22:37). Кем является этот Раб и на каком основании мы уверены, что Он является этим обещанным Мессией?

Разумеется, мы стопроцентно не уверены в этом, но для нас имеется авторитетное слово Самого Иисуса Христа,' что таким же образом нужно интерпретировать песни Божьего Раба. Но даже без Его авторитетного утверждения имеются некоторые свидетельства, показывающие упомянутого Раба особой, соответствующей Мессии. Слуга обладает характеристиками, приписанными Мессии: 1) Его называют отпрыском и ростком; 2) в Нем живет Дух Божий; 3) Он приносит свет и открывает Тору, то есть наставляет; 4) Он судит народы. До этого места в тексте о Нем не упоминается ничего, смущающего нас, но как раз после этого, во второй и третьей песнях, мы все более и более слышим о страд






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.04 с.