РАЗРУШИТЕЛЬНИЦА И МСТИТЕЛЬНИЦА — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

РАЗРУШИТЕЛЬНИЦА И МСТИТЕЛЬНИЦА



 

Богиня Артемида не останавливалась перед наказанием тех, кого считала неправедными. Архетип Артемиды дает нам чувство уверенности в собственной правоте — безо всяких сложных обоснований, просто как факт, однажды принятый. Он же ведет к тому, что мы начинаем видеть мир в черно-белой гамме, делить людей на «своих» и «чужих», «правых» и «неправых». Это тот рычаг, о котором хорошо известно любым создателям, вдохновителям и вождям негосударственных, неофициальных и достаточно активных, агрессивных организаций и сообществ, от феминисток и лесбиянок до, к сожалению и ужасу, участниц террористических организаций. Женщина, отстаивая какую-то свою правду (или ту, о которой поведал ей Вождь; мы еще вернемся к фигуре Вождя в истории женщин-Артемид), может стать разрушительницей и убийцей, не рассуждающей и не способной на эмоциональный отклик. Тогда она идентифицирована с Артемидой-убийцей.

Но мы можем видеть эти черты архетипа и в более безобидных формах, когда они вполне употребимы в благих целях. Например, популярный японский мультфильм, который воплощает сценарий и архетип Артемиды, — «Сейлор Мун». Лозунг главной героини: «Я — борец за добро и справедливость. Я, Сейлор Мун несу возмездие во имя Луны!» Упоминание Луны не случайно' Артемида была лунной богиней, на ее головной повязке блестел полумесяц (как и у героини Сейлор Мун). И девочки, которые смотрят этот мультфильм и любят его, учатся смелости, решимости, храбрости, настойчивости, принципиальности — по примеру такой же юной, но совершенно волшебной героини. В конце концов, знание и умение воплощать в себе Артемиду — это важная часть развития женской личности. И к подростковому возрасту уже имеет смысл познакомиться с полезными качествами этого архетипа.

 

 

Артемида как Анима мужчины

 

Артемида, как нам кажется, — достаточно характерная Анима в юношеском возрасте. Это время, когда мальчика привлекают подруги-соратницы, у которых схожие интересы, которые зачастую умеют все «не хуже». Собственно, обожание некой смелой, самостоятельной и сильной девицы случается еще до подросткового возраста. Оно может и не иметь какой-либо эротической окраски: просто восхищение и восторг у мальчика будет вызывать женщина, не похожая на заботливую и опекающую маму, а другая — независимая, самостоятельная и сильная. Это образ Старшей Сестры (вспомним, что Артемида и Аполлону приходилась старшей сестрой). Собственно, в том возрасте, когда у девочек ярко активизируется Артемида, мальчики начинают этой Артемидой любоваться... сохраняя, разумеется, изрядную дистанцию или вовсе не думая о каком-то ином сближении[130].



В подростковом возрасте, уже в ожидании и желании эмоциональной близости, встреча с Артемидой (как Анимой и девушкой, похожей на Артемиду, на которую эта Анима будет спроецирована) может превратиться в первую любовь. И, вероятнее всего, она вызовет совершенно холодное непонимание со стороны такой девочки (потому что Артемида обычно либо «не готова открыться», либо начинает испытывать претендента и выяснять, кто из них быстрее, выше, сильнее). Это девочка (или девушка), согласная на дружбу, но не понимающая любовь. Чаще всего, однако, и мальчики (юноши) не решаются на какие-то активные действия, завоевания... Они предчувствуют поражение и превращение в дичь, Оленя, разорванного собаками. Метафорически собаки Актеона — это его чувства, с которыми он не может справиться. Понятно, что в этом мы также видим проекцию архетипической Анимы, потому что в реальности молодой человек (если он не вызывает однозначного отвращения) в принципе способен разбудить в девушке других «богинь». Но вряд ли ему понадобятся другие, если потребность он видит в Артемиде-Аниме.

Образ прекрасной, девственной и неприступной Дианы (Артемиды) не зря очень любим поэтами и художниками, безусловно знакомыми с архетипом Аполлона. Вот характерное стихотворение Генриха Гейне:

Эти сладостные формы,

груды женской красоты –

воплощением мечты

предо мной лежат покорно.

Если б, страстью одержимый,

я приблизился к ним смело,

то расстроилось бы дело

иль увечьем разрешилось.

О, какие губы, шея!

(Выше заглянуть не смог.)

Прежде душу примет Бог,

чем отважусь на сближенье.

Мы видим, что лирический герой не собирается сокращать дистанцию и, может быть, даже не хочет «сближения»: весь эмоциональный накал — именно в «восторге и невозможности».



Кстати, Артемида-Анима способна возвращаться к мужчине уже в зрелом возрасте. Во-первых, когда растет его дочь, если она достаточно активна и самостоятельна, — и он все делает, чтобы она была такой. При этом не столько определяет ее путь, как отец Афины, сколько позволяет быть достаточно свободной. Во-вторых, когда он становится дедом и уже растут внучки: некоторые мужчины не способны терпеть вольнолюбивых детей, но согласны на таких внуков.

Мужчины способны не только проецировать свою Аниму, но и воплощать ее в реальной женщине, «лепя» ее и — на самом деле — активизируя в ней архетип той или иной богини. Это особенно заметно, когда речь идет о девственных богинях, чьи активизация и развитие не связаны с биологическим циклом женщины (как ни парадоксально, но мужчина способен осознанно «сотворить» в женщине любую богиню, кроме Деметры и Гекаты[131]). Артемида — это дикая Весна жизни, и, пестуя, просто поощряя или любуясь юной Артемидой, даже старики вспоминают свою молодость. Собственно, похожая история рассказана в фильме «Малышка на миллион» Клинта Иствуда, в которой престарелый тренер делает из странной, замученной жизнью женщины чемпионку по боксу. Так они оба возрождают Весну Артемиды.

 

Ролевая модель

 

РОДИТЕЛИ И ВОСПИТАНИЕ

 

Архетип Артемиды легко активизируется в девочках из многодетных семьей, где первенство и превосходство отдается мальчикам или же они сами — старшие сестры, неважно, братьев или сестер. Тогда девочка может просто подражать и копировать наиболее успешные (или обладающие силой) модели поведения — мужские. Или с детства может быть приучена к тому, что это она должна заботиться о младших, а то и о самой матери. Измотанная многочисленным семейством мать не в состоянии уделять много времени дочери и служить для нее привлекательным образцом.

В других случаях отец сам, не дождавшись сына-наследника, воспитывает девочку как мальчика, обучая ее всяким «мужским» занятиям. Если, в свою очередь, мать (или заменяющая ее женщина) не обращает внимания на дочь, например, отдавая предпочтение другой, более хорошенькой или более желанной, то девочка может вырасти, не ощущая особых преимуществ традиционной женской роли. На просторах нашей родины во множестве вырастают девочки-Артемиды в семьях, где мать необходимо защищать от пьющего отца. Отсюда и привычная для архетипа Артемиды забота о женщинах, и защита слабых (мать ведет себя как слабая жертва!), и соперничество с отцом, а порой гнев и месть. Вспомним песню очень характерной в этом смысле группы «Ночные снайперы»:

Мой отец бывал пьян,

Он приходил по утрам

И бил маму кнутом,

А я ее защищал

И по щекам получал,

Гордился разбитым ртом.

Прошло так много лет,

Отца уж с нами нет,

Он отбыл в пьяной драке[132].

Когда отец оказывается чересчур властным и жестоким человеком, подавляющим своих близких и вместе с тем буйным и неуравновешенным, тогда единственный способ выжить и сохранить чувство собственного достоинства для дочери в такой семье — играть роль мужчины или хотя бы мальчика. Потому что быть мужчиной в таком семействе означает быть сильным. Даже просто предпочтение мальчиков перед девочками («вообще-то мы ждали мальчика... но раз уж ты родилась...») может побудить девочку играть мужскую роль и конкурировать с реальными мужчинами.

 

ДЕВОЧКА-СОРВАНЕЦ

 

Вы всегда без труда узнаете девочку, в которой с детства силенн архетип Артемиды. Это такая «девочка-мальчик», активная, хулиганистая, любительница мальчишеских игр. Ей определенно интереснее исследовать окружающий мир, нежели сидеть в песочнице и лепить куличики или же кормить с ложки непонятливую куклу. Она не удовлетворится набором покорных оловянных солдатиков или цветных разборных индейцев, как Афина, а предпочтет пойти в лес и наблюдать за жизнью муравейника. Или найдет гадюку... С ней постоянно случаются всякие истории, которые часто счастливо заканчиваются («Могло быть хуже!» — думают родители). Зато детский лагерь с его спортивными соревнованиями, экскурсиями, групповой активностью оказывается ее любимым местом отдыха. Пытливый ум и любознательность, готовность к активным действиям, при дальнейшем развитии этого архетипа она может сохранить на всю жизнь.

Вместе с тем, у такой девочки, выражаясь «по-цветаевски», — «душа спартанского ребенка». Это постоянное стремление к аскетичности и причинению себе ущерба как к испытанию. Это опасные и действительно болезненные опыты и эксперименты. К ним подталкивает необходимость выяснить, «на что я способна», вправду ли «ни на что». Она снова и снова доказывает свою состоятельность как личности, соревнуясь наравне с мальчиками или же нападая и избивая девочек и более слабых и младших мальчишек. Девочка-«хулиганка» в своих опытах и проверке мира как своеобразном его исследовании может действительно попасть в беду и ловушку. Она окажется диким зверем в клетке или капкане, если ей не помогут другие богини.

Задиристость Артемиды, при сохранении — и вместе с тем отсутствии развития — этого архетипа, может проявляться до вполне зрелых лет. Тогда женщина будет бесцельно конкурировать с кем ни попадя, «подкалывать», утверждать свое превосходство (обычно физическое, например, подчеркивая фигуру[133]) или «хулиганить». Моя старшая сестра, когда я ей похвасталась о том, что вышла моя пятая книга, сказала: «Ну, ты и писучая стала... на старости лет». Не думаю, что она осознанно хотела меня обидеть, просто у нее так получилось.

 

ПОДРОСТКОВЫЙ БУНТ

 

В старшем детском возрасте Артемида дает некий дух бунтарства, агрессию и даже склонность к мести по отношению к другим детям. Это может быть спровоцировано социальной незащищенностью ее семьи и социальной же завистью. Тогда ребенок вырастает, чтобы «сделать жизнь лучше», искоренив то или иное. В других случаях это просто время Дикой Весны, когда можно все, за что не поймают и не съедят.

Это самое время для подросткового бунта. Девушки, в которых проявился архетип Артемиды, пытаются узнать новое и неизведанное, знакомятся с разнообразными компаниями, политическими или духовными течениями, окунаются в приключения. Сфера их интересов лежит вне области отношений между мужчиной и женщиной (как у Афродиты), а в области отношений человека со всем миром, окружающей природой или государством. Они тоже пускаются в авантюры, но не любовные или сексуальные, как девушки, в которых пробудилась Афродита. Их тянет в многодневные походы на байдарках, они ездят автостопом по всей Европе, отправляются на Алтай. Знакомятся не с красивыми и богатыми молодыми людьми на дорогих иномарках, а с неопрятными безумными идеологами чего угодно, которые напоследок «стреляют» у них сигаретку. Часами рассуждают о верности и предательстве, долге каждого и смысле жизни.

Друзья и приятели этого периода могут восприниматься самой девушкой как «братья» или «просто знакомые». Она обычно не вкладывает в общение с ними никакого эротического или матримониального смысла. Секс для нее часто — еще одно приключение, исследование мира.

Я помню и ностальгически вспоминаю свою «дикую весну», которая началась с развода отца и мачехи (и я стала жить совсем в других условиях и при других правилах) и пришлась на конец 1980-х с их перестроечными волнениями и тихими еще бунтами, бурлением и брожением умов, безусловно — «неформальными объединениями молодежи». Великолепное время, давшее мне чувство свободы и автономности. Я научилась идти на риск и просчитывать варианты побега, обходить ловушки и пугать врагов, блефовать и идти ва-банк. Я пробовала свои силы и обнаружила их у себя.

Это было счастливое время и вполне естественное для юности состояние, когда мир кажется достаточно простым и открытым, котором для определения своего пути достаточно просто его убрать. Сейчас я иногда хожу по улицам и пытаюсь возродить в себе это чувство интереса и любопытства к миру как к чему-то новому. Честно сказать, удается с трудом, поэтому я обдумываю и теперь пробую другие способы. Необходимо уметь возрождать в себе Дикую Весну.

 

ПРЯМОЛИНЕЙНОСТЬ

 

Архетип Артемиды дает женщинам определенную прямолинейность. Это может быть откровенность и грубоватость, открытость или бесхитростность — проявляться она будет по-разному, в зависимости от индивидуальных особенностей и воспитания. В этом ощущается и какая-то «подростковая», «юношеская» непосредственность. Женщины, в которых достаточно силен архетип Артемиды, ценят в себе и окружающих эти черты. Это дает им возможность доверять самой себе и окружающему миру, в котором все по-честному, а также определенную независимость. Для женщины возможность не быть скованной условностями, признанными или негласными, это тоже свобода. Потому опыт и способность архетипа Артемиды говорить «Да», когда хочешь и думаешь «да», и «Нет», когда хочешь и думаешь «нет», — это огромная ценность.

Мы по капле выдавливаем из себя «послушную девочку» или «рабыню», когда учимся говорить правду о своих чувствах и желаниях тем, с кем находимся рядом. И в этом тоже есть смелость Артемиды, отказ от притворства или уступок. Как, например, от самоубеждений: «Ну, мне не сложно, а ему приятно»[134], или «Я ему уступлю, а он мне потом должен будет». Все эти «игры» не для Артемиды, для нее они унизительны и неинтересны.

Приведем отрывок из интервью с Ольгой Корбут (знаменитой гимнасткой 1970-х, она рассказывает о своей работе в спорткомитете):

«Я — такая, какая есть! Никогда не притворялась и в игры служебные не играла. И “ура” Леониду Ильичу или кому-то другому не кричала. Да и не смогла бы, наверное, характер — судьба. Вот надела бы фуфайку и сапоги, пошла бы картошку окучивать — из меня бы героя сделали. Или хотя бы на работу в черном строгом костюме приходила, говорила бы осторожно, в рот начальству смотрела, на совещаниях бы чинно сидела, поддакивала; главное — быть управляемой, верноподданной, прогнозируемой — и порядочек, и все довольны. Но — не могу! Я — другая, из другого теста. Я хочу делать то, что по силам, к чему предрасположена, что дается легко и в удовольствие и пользу

приносит всем...»[135]

 

ДОСТИЖЕНИЕ ЦЕЛИ

 

Суть охоты состоит в том, чтобы наметить себе цель и точно попасть в нее. Женщине-Артемиде не обязательно на самом деле добывать себе в лесу пропитание или трофеи. Охота — это своеобразный способ достижения своих целей. Нацелившаяся лучница поражает любую цель, близкую или далекую. Так и современная женщина, в которой оказывается особенно силен этот архетип, может выполнить любую намеченную задачу, вне зависимости от срока ожидания. Женщины-Артемиды умеют как выжидать, так и действовать быстро и стремительно, даже жестоко. «Вижу цель — не вижу препятствий» — это о них, Артемидах, а вовсе не об Афинах. (Афина хорошо видит препятствия и всегда их учитывает.) Впрочем, намечать конкретную ближайшую цель и достигать ее, а затем выбирать другую для женщины, в которой активизировался архетип Артемиды, все-таки легче, чем ожидать слишком долго.

«Маленькие победы каждый день» не привлекут женщину «в состоянии Артемиды». Она не будет ждать внезапного крупного выигрыша, как Афродита. Или неожиданностей, которые все изменят, как Кора-Персефона. Не станет рассчитывать на заслуженный успех, как Афина. Она стремится к победе в ситуации борьбы, соперничества с конкурентами. Противник для нее — лучший стимул для действия. «Я никогда не проигрываю! Я только выигрываю, — говорит она окружающим. — Приготовься к поражению...» Она нацелена на победу просто потому, что поставила себе такую задачу. Потому так ценно для нас уметь «включать» этот архетип именно тогда, когда все вокруг кажется каким-то расплывчатым и неясным, старые приоритеты уже не имеют большого значения и жизнь, как кажется, прошла... неизвестно точно зачем. Артемида способна вновь зажечь нас и раззадорить, показать новую цель и помочь наплевать на условности.

 

СПОРТСМЕНКА

 

Среди различных профессий больше всего характерных женщин-Артемид мы найдем среди спортсменок, особенно тех, кто занят в групповом спорте или там, где важны прежде всего физические показатели выносливости, быстроты и силы. Неудивительно, что они живут от соревнований к соревнованиям, от шанса на победу — к другому. Цель всегда ясна и понятна, и способы ее достижения тоже четко определены.

Современная тенденция женщин начинать тренироваться в прежде сугубо профессиональных и (или) мужских видах спорта характеризует усиление архетипа Артемиды в обществе. Сегодня не обязательно посвящать себя спорту с детства (и под напором желания родителей): выбор в ту или иную пользу теперь можно делать самостоятельно и в любом зрелом возрасте. Так возникают и развиваются клубы женских единоборств, безусловно относящиеся к сфере Артемиды. Обратим внимание хотя бы на стиль восприятия и описания «женских боев» в этом «внутреннем кругу»[136]:

«Сорокашестилетний Буттафьюко весит 111 кг при росте 181 см. Этот здоровяк сумел выжать максимум из дутой славы, которую он когда-то неожиданно приобрел. Буттафьюко изображал свирепость, кривлялся, и не было заметно даже и следа смущения от того, что ему предстоит драться с женщиной. Его соперница держалась на удивление достойно, заявив перед боем, что хочет крепко надавать этому выскочке. Контраст между плотной, но стройной дамой с формами и здоровенным стокилограммовым мужиком, всю жизнь занимавшимся физической работой, был разительным... Буттафьюко держался грамотно... и сразу стало ясно, что у Лорер очень мало шансов достать до его физиономии. Никаких поддавков не было и в помине, и в первом же раунде Буттафьюко в полную силу стал мутузить Лорер... Видно было, что женщина смущена и деморализована. Во втором раунде мужик схватил ее двумя перчатками за шею и как котенка бросил на пол. Она была справедливо возмущена и расстроена, а судья не принял никаких мер. В третьем раунде бычина еще раз сильно ударил женщину и завалил ее за канаты. Побагровевшая Лорер нашла силы подняться и закончить поединок. ...Со счетом 2:1 победа была присуждена Буттафьюко. Надо сказать, что не то что женщина, а не всякий мужик осмелился бы драться с таким здоровенным детиной. ...Публика разделилась — многие недовольно поднимали руки с большими пальцами вниз, а группа размалеванных девиц бурно радовалась, видимо тому, что нечего бабе с мужиком драться — так, мол, ей и надо...»[137]

Обратим внимание на то, что описывается бой между профессиональной рестлершей (уже посвятившей свою жизнь Артемиде!) и мужчиной-непрофессионалом, автомехаником большого роста и веса: и в этом мы уже видим намеренный контраст «высокого стиля» женщины и «грубого животного естества» мужчины. Это типично женский намек: Артемида — все-таки женщина, и женщины такого типа тоже умеют воплощать и пестовать свои мифические фантазии. Также заметим, что упор в рассказе сделан по очередности на вульгарность и несовершенство мужчины; на стойкость, смелость и хорошую фигуру женщины; совершеннейшую необходимость поставить мужчину на место; абсолютно нечестное превосходство грубой силы[138]; на смелость и крепость духа женщины; на то, что это была «нечестная игра», и на последнюю сволочность размалеванных косметикой девиц. Удивительное по своей яркости описание типичного «артемидского» внутреннего мифа, разделяемой иллюзии. Мы не раз говорили и еще будем говорить о том, что превосходство одного архетипа дает искаженное восприятие реальности.

 

ВЕРНАЯ СОРАТНИЦА

 

Множество женщин, в которых архетип Артемиды является главенствующим, активно участвуют в общественных движениях.

Они ведут политическую борьбу (в отличие от женщин-Афин — не ради себя, а для «блага народа») и вступают в различные общественные организации. Здесь такая дама чувствует себя на своем месте: у нее есть четкие и часто простые цели, ей предоставляются способы добиться своего, и объясняется все стремлением к справедливости и борьбой за правое дело. Она способна стать верным другом и соратником, не обращая внимания на слабости своего пола, и выносить все тяготы партийного или социального служения.

Множество подобных «боевых подруг» мы знаем по революционеркам XIX-XX веков, общественным и партийным активисткам наших дней, радикальным феминисткам и яростным участницам экологических движений. Как обычно для Артемиды, женщинам этого типа, ко всему прочему, необходимо доказывать, что они умеют все не хуже, а порой и лучше мужчин. (Для Афины, которая тоже играет на «мужском» поле, вопрос так вовсе не стоит. Она просто делает то, что считает нужным, с мужчинами на равных; для нее нет в этом вызова.)

 

ПРЕДАННАЯ ВОЖДЮ

 

Активная, сражающаяся за справедливость девушка легко может увлечься идеологом, лидером того или иного общественного или политического движения. Она будет уважать его и преклоняться перед ним, не стремясь стать «его женщиной». Если же они сближаются, то «верная подруга» все равно останется соратником по борьбе. Когда в ней не разбужена Гера, женщина-Артемида может воспринимать близкую связь или брак с вождем просто как приближение к лидеру и доказательство ее истинной верности делу. Она попытается оправдать такое доверие. И не станет попрекать мужа или любовника его изменами, флиртом с другими женщинами.

Если в ней пробудилась Деметра, то она станет ему скорее «мамочкой», чем женой. Впрочем, на примере Н.К. Крупской мы видим, что жена вождя может так и остаться вечной Артемидой-соратницей, смотрящей в рот своему мужу, неумелой хозяйкой и тенденциозным теоретиком педагогики. Можно сказать, что ее душа так и осталась в ссылках и лагерях, а самыми большими праздниками по-прежнему были скромные вечеринки с пельменями в обществе старых партийцев. Современные подруги народных лидер08- разделяющие их политические взгляды (часто это и молоденькие подруги), являют собой Артемид наших дней. За своим вождем Артемида пойдет в огонь и в воду. Не удержусь и приведу мое любимое «артемидское» стихотворение:

Стояла жизнь моя в углу

Заряженным ружьем –

Но вот хозяин взял меня –

И мы ушли вдвоем.

Теперь мы бродим по лесам –

Выслеживаем дичь –

Лишь только крикну я — холмы

Подхватывают клич.

Я улыбнусь — и теплый свет

Все осветит вокруг –

Как будто бы Везувий сам.

Сюда явился вдруг.

Когда же мой Хозяин спит –

Я в головах лежу –

Надежнее подушки я

Тогда ему служу.

Его врагу я — лютый враг.

Смеется только раз

Тот оскорбитель — на кого

Кладу я желтый глаз.

Мой век длиннее — не дано

Нам заодно стареть –

Могу я только убивать –

Не в силах умереть.

(Эмили Дикинсон, перевод А. Гаврилова)

 

БЛИЗОСТЬ К ДИКОЙ ПРИРОДЕ

 

Как мы помним, богиня Артемида проводила время в охоте и прогулках по диким местам природы. Лесная глушь и горные тропинки — это ее территория (так же, как города — территория Афины). Женщинам, которые ярко воплощают в себе архетип Артемиды, милы туристические походы, альпинизм, просто велосипедные путешествия. Многие из них увлечены конным спортом — ухаживают за лошадьми и с удовольствием ездят верхом. Любовь к дикой природе проявляется у них в участии в экологических движениях. Активность «зеленых» дает им возможность заботиться о животных и об окружающей среде, путешествовать, реально действовать в этом мире, утверждая свою правоту.

Яркой женщиной, воплотившей в своей жизни принципы Артемиды, была Джой Адамсон. Она занималась исследованием, описанием, спасением и выхаживанием животных в Африке. Примечательно, что она опровергла теорию о том, что однажды прирученное животное уже не сможет жить в дикой природе. На свои собственные средства Джой Адамсон основала четыре национальных парка в Кении: Меру, Шаба, Самбуру и Хеллз Гейт. Ее книга «Рожденная свободной» о львице Эльзе и одноименный фильм повлияли на взгляды целых поколений. А энтузиазм вдохновил движение «зеленых»[139]. Думается, что все женщины, участвующие ныне в экологических движениях, безусловно воплощают в себе яркие черты архетипа Артемиды.

 

ДРУЖБА С ЖЕНЩИНАМИ

 

Богиня Артемида более всех других бессмертных предпочитала общество женщин. Она постоянно находилась в окружении подруг. Говорят, что она требовала от своих спутниц, чтобы те хранили девственность, так же, как она, не отдаваясь ни одному мужчине. Когда же Зевс соблазнил одну из них — Каллисто (по одной из версий — в образе самой Артемиды) — и та забеременела, то разгневанная Артемида прогнала подругу, превратила ее в медведицу и спустила на нее собак. Виновник этой некрасивой истории — Зевс — поспешил превратить несчастную Каллисто в созвездие Большой Медведицы.

Женщина, в которой силен архетип Артемиды, порой чем-то напоминает богиню. Она любит общаться с девушками, может быть хранительницей чужих тайн и верной помощницей. Она всегда предоставит приют ушедшей из дому подруге и сделает все от нее зависящее в сложной ситуации. Она долго сохраняет лояльные отношения с другими женщинами. Ее раздражает только одно — мужчины этих женщин. Она не завистлива к «женским успехам» других, но может быть чрезвычайно ревнива к женской дружбе. Если старая подруга вышла замуж и теперь общается с ней не так часто, то она воспринимает это как предательство. Если встрече с ней подруга предпочла свидание с мужчиной, то она вознегодует. Впрочем, скорее всего, даст несчастной женщине шанс «исправиться»... и будет ожидать покаянного возвращения вне зависимости от реального положения дел.

Не столь категоричные женщины с сильным элементом Артемиды в душе способны на верную и крепкую женскую дружбу, которая переживает и любовь, и замужество, и рождение детей, и их воспитание, и возню с внуками. «Мы друг другу как сестры!» — говорят они окружающим. А дети и внуки этих женщин могут считать себя одной семьей.

 

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ДИСТАНЦИЯ

 

Так же, как мужчина, Анима которого приняла облик Артемиды, боится приблизиться к девушке, так и сама женщина, подобная Артемиде, стремится сохранить дистанцию, физическую и (или) эмоциональную даже с любимым и дорогим человеком. Легче быть отстраненной и «любить издалека», нежели решиться на сближение. Может быть, потому в позднеримской мифологии Диану (Артемиду) отождествляли с Селеной, которая все время смотрит на спящего Эндимиона — смотрит и наслаждается лишь этим. Слишком страшно подойти ближе и открыться, страшно самой оказаться раненой. Поэтому Артемида покарала Актеона, который «подошел слишком близко»; поэтому она стала анонимно-безликой, вымазав вместе с девушками себе лицо белой глиной, когда ее преследовал речной бог Алфей. Легче остаться неузнанной, чем пойти навстречу, — так безопаснее. Так и в песне уже цитированных «Ночных снайперов»:

Я боюсь

открыть лицо

перед тобой. Балласт

становится кольцом

логическим для нас.

Тревожные черты со мной.

Но ты,

мой праздник, мой судья,

приносишь боль пустых волнений

и ненужность бытия.

И только жест,

Последний, как арест,

как выстрел воробья.

Я, тобою дорожа,

уже давно

хожу по лезвию ножа.

В объятьях темноты

готова умереть с тобой.

Но ты,

мой омут, мой Париж,

не для меня построил город,

не ко мне туда спешишь.

И только рта

глухая немота,

как звук железных крыш.

(Группа «Ночные снайперы», альбом «Детский лепет», песня «Париж»)

История Актеона, как мне кажется, рассказывает еще о страхе Артемиды быть разорванной чувствами, как собаками. Охотник сам превращается в дичь под стрелами Эрота, и его разрывают собственные друзья, помощники, прежде служившие ему, псы — инстинкты, чувства.

 

МУЖЧИНЫ КАК БРАТЬЯ

 

Женщины, в которых архетип Артемиды оказался самым главным, чаще всего воспринимают мужчин либо как братьев, друзей и соратников, либо как заслуживающих презрения и ничтожных или опасных животных. Вспомним, что на охоте есть либо товарищи и помощники, либо дичь.

У богини Артемиды был любимый брат — Аполлон. Они были очень похожи в своей любви к охоте, равно как и в приязни к своему полу. Оба любили соревноваться и хвастаться друг перед другом. Но однажды у Артемиды появился возлюбленный и тоже охотник — Орион. И Аполлон приревновал сестру. Как-то он улучил момент и поспорил с Артемидой, что та ни за что не подстрелит «вон ту штуку», которая виднеется в воде. Стрелы Артемиды не знали промаха. Но мишенью оказалась голова Ориона, вышедшего поплавать. Так стремление Артемиды к соперничеству оказалось сильнее ее любви к мужчине.

Эта история очень хорошо показывает отношения женщины, в которой особенно силен архетип Артемиды, с братьями или возлюбленными, с которыми она ведет себя как сестра. А также с друзьями, которых она воспринимает как братьев. Вообще, это самые распространенные ее отношения с мужчинами. У такой женщины может быть брат, с которым она проводит все свободное время и чьими делами и интересами живет. А всех своих молодых людей сравнивает с братом или выбирает по его образу и подобию. Но даже если у такой женщины нет и никогда не было брата, она строит со своими мужчинами братско-сестринские отношения соратников, а иногда и соперников.

К примеру, девушка и парень могут заниматься боевыми искусствами, стрельбой, конным спортом — словом, одним делом. Временами они разбегаются, потом сходятся вновь. Причем, что интересно, после разрыва «официальное» появление у второй половины другого возлюбленного или возлюбленной становится знаком для лихорадочного возобновления отношений. Как если бы появление соперника возбуждало готовность с ним (или с ней) конкурировать. Вне какой-либо конкуренции женщина-Артемида может просто не видеть смысла в этой связи. (Понятно, что с другой стороны так подыгрывать Артемиде может только ее брат-близнец Аполлон.)

С другими мужчинами женщина-Артемида может вести себя ровным счетом как сестра. И лучше им не нарушать сложившихся правил. «Братьям» она готова помогать, заботиться, по-своему любить... Иногда конкурировать — она вообще любит агрессию и конфликты, это ее стихия. Но вот влюбленный почти наверняка станет ее «жертвой». Впрочем, «братья», не согласные с генеральной линией партии и самим Вождем, также могут оказаться в глазах такой женщины «виновными», если не врагами.

Наиболее известна трагичная история охотника Актеона, который был настолько хорош в своем деле, что начал соперничать с Артемидой. Как-то раз ему удалось случайно подсмотреть за купанием богини и ее свиты. Актеон не стал скрывать от друзей, что видел бессмертную обнаженной, и это разъярило Артемиду еще более. Она превратила болтливого охотника в оленя, и его разорвали собственные собаки.

Эта история напоминает взаимоотношения женщин, в дуще которых царит Артемида, с теми, кого они считают своими обидчиками или просто виноватыми. Они могут бороться до победного конца, стремясь уничтожить соперника, если не физически то морально, или вообще убрать его с поля. Подобным образом Н.К. Крупская убирала из детских библиотек книги А. Дюма или Л.Н. Толстого, считая их вредными для подрастающего поколения.

Такая женщина может подпустить к себе мужчину достаточно близко (как Артемида во время купания — вряд ли она не заметила пялящегося во все глаза охотника), например, стремительно сойдясь с ним или просто приблизив к себе. При этом человек может увидеть ее такой, какая она есть на самом деле, — нежная, игривая, ранимая... Но при малейшем отступлении мужчины хотя бы на шаг (кратком отстранении, или неверном поступке, или просто при излишней медлительности и неуверенности) Артемида его накажет. Она постарается его унизить в глазах друзей, рассказывая его интимные тайны или просто что-то придумывая. Она будет говорить о нем с презрением и негодованием. Она не простит ему того, что он видел ее беззащитной.

В нее легко влюбляются мужчины — она привлекает своей стремительностью, силой, независимостью, самодостаточностью. И она легко подпускает их к себе. Но может не давать им возможности выразить себя по-мужски, вечно конкурируя и показывая, как на самом деле должен поступать мужчина. Слишком часто подспудной задачей такой женщины оказывается демонстрация своего превосходства над мужчинами.

 

ПОБЕГ ИЗ ОТНОШЕНИЙ

 

Эта тема становится время от времени очень актуальной. Артемида дает возможность женщине убежать из отношений, которые ее больно ранят:

...Проще все начать сначала,

Проще вновь пуститься в путь,

Чем остаться у причала

И учить, в чем жизни суть.

Проще замереть у старта

И вернуться — близко ведь,

Тяжело огонь азарта

Разжигать, но не гореть.

Проще взять колчан и стрелы –

Вновь Дианой — на коня,

Чем выращивать омелы,

Ждать, как Веста у огня.

Проще разорвать и снова

Быть свободной, вдаль смотреть,

Вынырнуть со дна морского

Чайкой в небо улететь[140].

(Группа «Вербный мед», песня «Средство от ревности» )

Из всех рассматриваемых нами греческих богинь уходят от мужчин только Гера (покидая Зевса, она оставляет и их совместную территорию, сферу влияния, но это, скорее, демонстративный шаг, знак для Зевса), — но не навсегда, и Артемида — а она именно сбегает и исчезает навсегда, возвращается к своей вольнице. Поймать ту, которая убежала со стремительностью (и силой!) Артемиды можно только тогда, когда она «превратится в другую богиню». Для самой же такой женщины побег может оказаться важным и значимым поступком, дающим ей силу и решимость жить дальше и самостоятельно.

Кстати сказать, однажды[141]я сбежала от мужчины в прямом смысле слова. Мы тихо и мирно посмотрели вместе мой любимый тогда фильм «Плоть и кровь» (много сильных людей и решительных поступков, вдобавок чарующая меня эпоха Возрождения). А потом, когда мы отправлялись на прогулку, пока он запирал на сложные замки все входные двери, до меня вдруг дошло, что путь открыт. И я — точно не понимая, зачем, — помчалась вниз по лестнице. Сообразив, что он все еще не знает, где именно я нахожусь, спряталась в кустах за домом, откуда наблюдала, как он меня ищет, и испытывала при этом острое и восхитительное удовольствие. Догадаться, что я могла именно спрятаться, ему дано не было. (Способность к игровому поведению мы часто теряем, становясь взрослыми.) Он куда-то ушел, а я довольная отправилась к себе домой... И вдруг осознала, что это свобода и что я могу от него уйти... И вскоре ушла. Этот первоначально игровой побег стал для меня знаком, напоминанием о реальной независимости Артемида тогда пришла мне на помощь.

Причины для побега могут быть разными. Женщины, в которых главенствует архетип Артемиды, вообще могут сбегать от мужчины при первом удобном случае, когда отношения становятся слишком — по их ощущению — близкими и дорогими, или же если мужчина вдруг сам проявляет свою слабость, или просто потому, что «пора бежать». В остальных случаях неожиданное «включение» Артемиды может дать именно шанс на спасение — уход из травмирующих, ранящих, тяжелых и подавляющих отношений.

 






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.031 с.