Представители духовной власти — пермские иерархи — КиберПедия


Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Представители духовной власти — пермские иерархи



 

При самом учреждении Пермской губернии она вошла в церковном отношении в состав соседней Вятской епархии. 16 декабря 1799 г. по указу Императора Павла I учреждена была самостоятельная Пермская епархия, при этом епископы ее получили наименование Пермских и Екатеринбургских. Резиденцией епископа и центром епархиального управления новой епархии назначен был г. Пермь. В1833 г. в Пермской епархии учреждено было Екатеринбургское викариатство, при этом местопребыванием викарного епископа назначен был г. Екатеринбург, а епископ Пермский начал именоваться Пермским и Верхотурским. С основанием самостоятельной Екатеринбургской и Верхотурской епархии (в 1885 г.) епископам Пермским Высочайше повелено было именоваться Пермскими и Соликамскими.

Первосвятителем Пермской епархии был Иоанн (Островский), открывший Пермскую епархию, духовную консисторию (4 марта 1800 г.) и духовную семинарию (11 ноября 1800 г.). О нем среди пермского населения до сих пор сохраняется память, как о строгом подвижнике и молитвеннике. Он скончался в Перми 24 декабря 1801 года и погребен перед алтарем Пермского Кафедрального собора.

Его преемником был Иустин Вишневский — человек ученый, лингвист, знавший греческий, латинский, еврейский языки, а из новых немецкий и особенно итальянский, которым владел как вторым природным. Он составил грамматику славянского языка, долго бывшую учебником в духовно-учебных заведениях. Пред службою в Казани, откуда он был назначен в Пермь, долгое время провел за границей настоятелем посольских церквей в Венеции и Вене. Как человек образованный, преосвященный Иустин, естественно, главное внимание обратил на духовное просвещение. Духовная семинария сделалась его любимым детищем. Ей он пожертвовал свою ценную библиотеку, многие книги которой были на иностранных языках. Сам он зорко следил за семинарским образованием и часто посещал семинарию,, особенно во время экзаменов. При нем низшие классы семинарии по уставу 1818 г. отделились как особое низшее духовное учебное заведение, хотя и поместились в одном и том же здании. Общедоступность, снисходительность и незлобие преосвященного Иустина вошли в пословицу. «Иустин всех распустил», - говорило про него духовенство Пермской епархии. Этою крайнею добротою епископа Иустина злоупотребили некоторые лица епархиальные и преимущественно секретарь консистории для своих корыстных целей. На их злоупотребления последовали доносы, следствием которых была ревизия Пермской епархии, произведенная Вятским епископом Амвросием в 1822 г. В следующем 1823г. епископ Иустин по преклонности лет и слабости зрения был уволен на покой. Почти всеми забытый последние годы он жил в каменном архиерейском флигеле, выходящем на Каму и построенном в саду. В конце своей жизни преосвященный Иустин плохо видел и страдал шумом в голове. Незадолго до смерти большое утешение старцу доставило посещение его императором Александром I 2 октября 1824 года. Никем не предваренный о высочайшем посещении он сначала не узнал Государя и принял его за одного из генералов свиты, но когда начал благословлять, узнал его, и слезы радости покатились из его глаз. Государь пригласил сесть его на софу, а сам сел против его на стул и спрашивал его о летах и о местах его рождения, образования и службы; затем со стороны императора последовали вопросы, доволен ли он положенным ему содержанием, чем нездоров и не нужны ли ему какие-нибудь пособия.



Погребен епископ Иустин под алтарем Пермского Кафедрального собора.

Его преемником по Пермской кафедре был епископ Дионисий (Цветаев). Им открыто попечительство о бедных духовного звания. При нем же заложено было каменное здание духовной семинарии. «Он был чужд гордости и обходителен с меньшими братьями»[20]. О его щедрости составилась поговорка: «Дионисий всех повысил». В 1828 году он был уволен на покой в Московский Богоявленский монастырь, имея всего 52 года; здесь он и скончался в 1844 г.

С 1828 по 1831 г. Пермской епархией управлял Мелетий (Леонтович), впоследствии архиепископ Иркутский, а с 1835 г. Харьковский, где и скончался в 1840 г. Он был небольшого роста, брюнет, брови имел густые и сросшиеся, а волосы до того покрывали его щеки, что все почти лицо его было покрыто волосами -- вообще, это был типичный южанин. Это был строгий подвижник и постник. Память о нем особенно свято чтится в Харькове — последнем месте его служения, где над его гробом часто служатся панихиды. Строгий к себе, преосвященный Мелетий был строг и к другим. «Мелетий многих пометил», т. е. исключил из духовного звания за поступки, несвойственные духовному сану. Строгостью управления он напоминал современного ему известного Московского митрополита Филарета. При нем была учреждена миссия для обращения в православие раскольников и окончен каменный корпус для духовной семинарии.



В 1831 г. в Пермь приехал новый епископ Аркадий (Федоров), возведенный вскоре в сан архиепископа. Это был один из выдающихся архипастырей не только Перми, но и всей русской церкви. Деятельность его по отношению к миссионерству изумительна[21]. Он Пермскую миссию сделал первою в России и в продолжение почти двадцатилетнего управления его Пермскою епархиею присоединено из раскола к православию до 30 000 и к единоверию до 70 060, а всего свыше 100 000 человек. Кроме того, просвещено христианскою верою до 3000 человек из евреев, магометан и язычников. Такой поразительный успех миссии отчасти объясняется крутыми мерами против раскола того времени, когда по предложению архиепископа Аркадия дозволено было запечатывать ветхие раскольнические часовни, другие обращать в единоверческие церкви, уничтожать скиты и часовни, в которых староверы скрывали беглых беспаспортных людей или делали что-либо запрещенное. Людей, зарекомендовавших себя миссионерскою деятельностью, архиепископ Аркадий щедро награждал. Особенно много было при этом преосвященном массовых обращений в христианство еврейских мальчиков-кантонистов, отбиравшихся у евреев-родителей в военную службу. Некоторые их этих крестившихся кантонистов живы и сейчас. Заслуживает также большого внимания и церковно-строительная деятельность архиепископа Аркадия как в Перми, так и во всей Пермской епархии. В этом отношении он обладал замечательной способностью располагать людей к жертвам. По отношению к духовно-учебным заведениям деятельность этого преосвященного выразилась в устроении особого деревянного дома для Пермского духовного училища, в основании духовных училищ в Екатеринбурге и Соликамске, в построении для Пермской духовной семинарии особой деревянной больницы, каменной столовой и помещения для ректора. Входя во все сам, он лично просматривал письменные работы воспитанников духовно-учебных заведений. Помимо всего этого архиепископ Аркадий был неутомим в совершении богослужения и проповедничестве. Ни одного праздника не пропускал он без совершения литургии. Часто служил он и в будни, особенно когда много было ставленников; бывали случаи, что он служил две недели подряд ежедневно. При этом ни одной литургии не совершал он без проповеди. Историк Пермской епархии протоиерей Е. А. Попов говорит, что однажды он за одной литургией сказал три проповеди. Епархию архиепископ Аркадий обозревал ежегодно, при этом в день иногда успевал обозреть до семи церквей. Во время объезда останавливался для ночлега не только у священников, но и у причетчиков, при этом спрашивал только капусты и квасу, да с собой в экипаже возил в запасе сушеную рыбу. Архиепископ Аркадий обладал феноменальной памятью, зная по именам не только священно- и церковнослужителей обширной Пермской епархии и их семейных, но и многих из простого народа, особенно чем-нибудь замечательных раскольников, знал и состояние каждого причта и каждого прихода. Этим он обратил на себя особенное внимание Государя Наследника Александра Николаевича и герцога Максимилиана Лейхтен-бергского при посещении ими Перми. Своим практическим умом, способностью сразу видеть суть дела и глядеть в корень вещей и красноречием он изумлял современников и даже членов св. Синода. «Если бы преосвященный Аркадий, - говорил М. М. Сперанский Д. Е. Смышляеву, - не избрал себе монашескую карьеру, он мог бы быть министром. Его отчетами любуются в Синоде». Наружность архиепископа Аркадия тоже была очень внушительная: при высоком росте и необыкновенно крупных, быстрых и проницательных глазах, румяном лице, он обладал полнотою, физическою силою и богатырским здоровьем. После 20-летнего управления Пермскою епархиею он был переведен в Петрозаводск; впоследствии он был уволен на покой и скончался в глубокой старости 82 лет. Причиною перевода его из Перми были ревизия духовной семинарии, где обнаружились некоторые беспорядки, и жалобы Пермского духовенства на не совсем справедливое отношение преосвященного к местному духовенству. Дело в том, что архиепископ Аркадий не раз вызывал на службу в Пермскую епархию из других епархий, где окончившие курс семинарий долго ожидали священнических мест, так как при приезде в Пермь он нашел много последних не замещенными, а кандидатов было очень мало. Такой вызов объясняется недостатком кандидатов священства в Пермской епархии, где в первый год пребывания в Перми архиепископа Аркадия число священнических вакансий достигло 78, а число кончивших семинарию 30. Пермское духовенство было недовольно пришельцами из чужих епархий, тем более что им преосвященный оказывал более внимания, желая, очевидно, удержать их в Пермской епархии. Благосклонность архиепископа Аркадия к пришельцам, может быть, объясняется и тем, что они, будучи всецело обязаны преосвященному, были более послушными исполнителями его воли, чем аборигены. Комиссия, назначенная для расследования жалоб на архиепископа Аркадия, нашла, что и последний слишком благоволил к пришельцам, непомерно награждая их, тогда как многие из пермского духовенства оставались в опале, несмотря на их труды. Протоиерей Е. А. Попов говорит, что при архиепископе Аркадии установились такие порядки, что если нужно было кому получить лучшее место и повышение по службе или быть помиловану за проступки по должности — на все это не требовалось иных заслуг и каких-либо оснований, как только быть приезжим.

С 1851 по 1868 г. Пермскою епархиею управлял архиепископ Неофит (Соснин), представлявший во всем почти полную противоположность своему предшественнику[22]. Насколько тот был оратор, представителен на вид и деятелен, настолько последний не обладал даром слова, ясным выговором и самим голосом, не был словоохотлив и находчив для разговора во время приема духовенства и светских, вообще не поражал своими способностями. Во время приемов в архиерейских покоях царило иногда неловкое молчание, происходившее от ненаходчивости хозяина и несмелости гостей. Обременительность этих приемов увеличивалась еще и от того, что лица, получившие священнический сан или награду, или в первый раз являвшиеся по службе, должны были подносить преосвященному хлеб-соль с прибавлением плодов. Подобные подношения тем более были тяжелы для духовенства, что тут большую роль играло соревнование. Вообще все сводилось к тому, чтобы суметь представиться своему архиерею, а не в трудах по пастырству. Те же хлеб-соль духовенство подносило преосвященному во время объезда его по епархии. Любил также архиепископ Неофит принимать подарки от духовенства в виде икон, особенно в именины. Икон накоплялось очень много, так как причт каждой городской церкви подносил в день именин ему икону. Ими архиепископ Неофит наделял учебные заведения, новобрачных и т. п. Роста он был небольшого, лицо имел продолговатое и черты лица крупные, бороду длинную, но не густую, волосы черные, телосложение худощавое. Насколько его предшественник обладал широким взглядом на жизнь, настолько его занимала более внешняя, чем внутренняя и жизненная сторона дела. Отличительные качества архиепископа Неофита - аккуратность и благовидность, особенно последняя. В богослужении он любил величие и строгую до педантизма аккуратность во всем, например: в поклонах, выходах. Внешнюю обстановку богослужения он довел до художественности. Прежде всего он озаботился улучшением хора певчих. Его предшественник любил громкое пение, и оно при нем доходило до крикливости. Благодаря старанию преосвященного Неофита пение поставлено было настолько высоко, что крестовая церковь не могла вместить молящихся. До сих пор в Перми живут старожилы, восторгающиеся этим пением, доведенным до виртуозности. В самом богослужении внешний порядок и благообразность доведены были до мелочей. В этом отношении архиепископ Неофит доходил до таких мелочей, что писал по несколько писем к Вятскому кафедральному протоиерею Шиллегодскому об одном кадиле, которое употреблялось в Вятке и подобие которого желал иметь преосвященный. В богослужении все было заранее предусмотрено: и длина стихаря жезлоносца-мальчика и размеренный шаг священнослужителей на выходах. Сам архиепископ Неофит в отношении торжественности подавал пример. При нем Крестовая (домовая) церковь была соединена с Кафедральным собором коридором, защищавшим от ветра, так как владыка так боялся простуды, что иногда по целым зимам не выезжал из дома. Пред литургией обычно хор певчих с иподьяконами отправлялся в покои преосвященного, и последний, облаченный в мантию, медленно и величественно спускался по широкой чугунной лестнице в собор при торжественном пении тропаря св. Стефану, при этом владыка старался шествовать в такт пению. Обозрение епархии архиепископ Неофит производил только летом, при этом брал с собой ректора семинарии или другого архимандрита и целый хор певчих. Церкви обозревал он нескоро и преимущественно те, к которым было не трудно проехать. Обозрение заключалось во взгляде на утварь, ризницу и библиотеку и в просмотре церковных документов. В одну из этих поездок он скончался 5 июля 1868 года в селе Невьянском и похоронен, согласно завещанию, в Верхотурском Николаевском монастыре. Протоиерей Е. А. Попов говорит, что известный писатель Н. С. Лесков в одном из своих рассказов в «Мелочах архиерейской жизни» описывает поездку архиепископа Неофита к помещику П. Д. Дягилеву. Самое описание составлено на основании рассказов, так как Н. С. Лесков никогда в Перми не был 22.

В 1868 году в Пермь приехал седьмой по счету Пермский архипастырь Антоний (Смолин), переведенный из Пензы и впоследствии возведенный в сан архиепископа. Он прибыл в Пермь уже престарелым и вскоре потерял зрение. При нем было открыто в Перми отделение Православного миссионерского общества и возник Успенский женский монастырь, устроенный на средства братьев Каменских. По причине старости и слабости зрения он не отличался энергичною деятельностью, только обращал большее внимание, чем его предшественник, на дело церковного проповедничества; в 1876 году он был уволен на покой в Московский Данилов монастырь, где и скончался в декабре того же года. При отъезде из Перми на пароходе, совершавшем последний рейс, преосвященный был огорчен смертью игумена, сопровождавшего его, который, выйдя на обледеневшую палубу парохода, вероятно, поскользнулся и упал в воду. Вследствие темноты и шума идущего парохода его падение не было замечено, и о. игумен утонул.

Преемником архиепископа Антония сделался его викарий, епископ Екатеринбургский Вассиан (Чудновский). Сделался он епископом Пермским уже в преклонных летах (71 г.), после долгой службы в духовно-учебных заведениях. Будучи инспектором Волынской духовной семинарии, он первенствовал в священнослужении пред экономом семинарии священником Рафаэльским, впоследствии митрополитом Петербургским Антонием, умершим в 1848 году, когда преосвященный Вассиан был еще архимандритом. Епископ Вассиан был небольшого роста, с седой клинообразной бородою, с малороссийским акцентом в выговоре; он был прост в обращении, доступен для всех, добродушен и незлобив. Преклонностью лет, а также чрезмерною добротою и излишнею доверчивостью преосвященного пользовались некоторые лица, нередко торговавшие священно- и церковно-служительскими местами. Бесцеремонность этих лиц и игнорирование в этом отношении владыки выводили иногда из терпения этого добродушного преосвященного так, что на докладах консистории о предоставлении доходных мест кандидатам консистории он однажды написал следующую резолюцию: «Изволением Господа нашего Иисуса Христа по преемству св. апостолов в иереи рукополагают епископы, а не консисторские секретари»[23]. Епископ Вассиан очень любил носить рясы светло-голубого цвета, что очень шло к его сединам. Его юмор, столь свойственный малороссам, особенно сказывался, по словам старожилов, на экзаменах мужской гимназии, где его рассказы об очень многом пережитом им приводили в веселое настроение экзаменующихся, а добродушный смех владыки заражал гимназистов, что несколько шокировало присутствующих тут же строгого директора гимназии И. Ф. Грацинского и законоучителя. Епископ Вассиан скончался в Перми 3 января 1883 г. и погребен под алтарем Кафедрального Спасопреображенского собора.

Епископ Ефрем (Рязанов), преемник преосвященного Вассиана (1883—1888), резко отличался от последних трех своих предшественников своим всесторонним образованием и деловитостью. Правда, он довольно редко служил и был вообще самозамкнутым и кабинетным человеком, но в то же время был строг к исполнению долга, справедлив, беспристрастен и питал отвращение ко лжи и обману, хотя подчас был вспыльчив и взыскателен. Будучи требовательным, он от ищущего священнического сана не только требовал полного богословского образования, но иногда и получившие его экзаменовались. По епархии он ездил один и был полным ее хозяином. Это заставляло Пермское духовенство быть более внимательным к исполнению своих обязанностей, чтобы не навлечь на себя немилости владыки. При нем расширено здание Пермского духовного училища, возникло братство св. Стефана, преобразованное из имевшего узкие цели общества для поддержания чистоты нравов в народе, открыты в Перми миссионерские собеседования. Преосвященный Ефрем, по слабости здоровья, в 1888 г. уволен на покой в Белгородский Троицкий монастырь Курской епархии, где и скончался 15 января 1891 года.

С 1888 по 1892 г. Пермскою епархиею управлял Владимир (Никольский). Высокого роста, красивый . по внешности, умный, находчивый в разговорах и предупредительно вежливый, он держался с достоинством и в то же время просто и за свою корректность был особенно любим пермским светским обществом и духовенством. Служения его были проникнуты важностью и величественностью, хотя, желая придать богослужению большую торжественность, он несколько затягивал службу и чрезвычайно протяжно произносил слова, что было особенно тяжело во время проповеди или во время чтения первого евангелия в великий четверг. Проповеди, впрочем, он говорил очень редко. За сравнительно короткое четырехлетнее управление Пермскою епархиею преосвященный оставил по себе память в Перми постройкою каменного здания епархиального женского училища, учреждением епархиального свечного завода, расширением деятельности братства св. Стефана, постройкою каменного пристроя к часовне св. Стефана, устроением религиозно-нравственных чтений в зале братства св. Стефана, основанием псаломщического класса для приготовления псаломщиков, увеличением числа церковно-приходских школ (от 61 до 253), основанием церквей-школ в инородческих приходах и 40 складов в епархии с книгами религиозно-нравственного содержания.

В 1892 г. преосвященный Владимир был переведен в Нижний Новгород, где и скончался 29 декабря 1900 г.

Преемником преосвященного Владимира был епископ Великоустюжский, викарий Вологодской епархии, Петр (Лосев). Среднего роста, полный, с русою окладистой бородой, с румяным лицом, дышавшим здоровьем, епископ Петр, несмотря на свою полноту, был очень подвижен. При встречах в церквах он так поспешно поднимался на крыльцо, что иподьяконы едва успевали следовать за ним. Служил он только по большим праздникам, всенощные совершал очень редко. Пермской публике на первых порах не нравилось в нем многое, по ее мнению, несвойственное архипастырскому сану, именно: быстрое шествие в церковь, оглядывание публики с кафедры и даже оборачивание назад, чрезмерно высокое поднятие рук при осенений свечами, некоторую хлопотливость при богослужении, не обличавшие благоговейной настроенности. За богослужением он говорил очень длинные проповеди, иногда около часу, которые тем не менее охотно слушались, так как чужды были схоластики, отличались современностию тем, интересною постановкою злободневных вопросов и легким тщательно обработанным языком. Они очень напоминают проповеди другого современного ему проповедника, архиепископа Харьковского Амвросия, у которого он был викарием. Говорил он громко, внятно, отчетливо, обращаясь ко всем и иногда с небольшой жестикуляцией, вообще он имел все данные хорошего оратора. В последние годы он в своих проповедях громил интеллигенцию, называя ее «пустоцветной», с которою резко разошелся во взглядах на народный театр и увеселения. Стоя на строго церковной почве, он не признавал театр народною школою, высказывался против устройства елок и запретил служить всенародную панихиду по А. С. Пушкину на площади в день 100-й годовщины со дня его рождения, не запрещая служить таковую в церкви. Епископ Петр обладал прямым и открытым характером и свои суждения высказывал прямо и открыто, не стесняясь иногда их резкостью. Добродушие, приветливость и общедоступность преосвященного приобрели ему расположение купечества и низшего класса общества, особенно рабочих Мотовилихинского завода, которые однажды поднесли ему посох и везли на себе вагон, на котором находился епископ. Любя общество, преосвященный посещал купеческие дома, а после служения в церквах не отказывался от приглашений и по русскому обычаю долго беседовал за столом. Преосвященный был практичным хозяином и умножил доходы Пермского архиерейского дома постройкою домов в соборной ограде для частных квартир. Преосвященный Петр — первый из пермских архипастырей был вызываем в качестве члена св. Синода на летнюю сессию 1901 г. Петербургский климат ухудшил его здоровье, и он приехал из столицы больным и через три с небольшим месяца скончался в Перми 30 марта 1902 года от водянки и перерождения сердца. После его смерти остался капитал в 80 000 рублей, завещанный им на благотворительные дела в Пермской епархии и у себя на родине — в селе Климентах Рязанской губернии, что и было исполнено его дочерью. Погребен он под алтарем Пермского Кафедрального собора. Во время его управления Пермскою епархией в Осинском уезде Пермской губернии стараниями епархиального миссионера протоиерея С. А. Луканина был устроен мужской миссионерский монастырь на Белой горе, открыты Соликамский Красносельский женский монастырь и женская же обитель среди иньвенских инородцев в селении Пеш-нигорте Соликамского уезда, присоединено в православие несколько раскольничьих начетчиков, значительно увеличилось в епархии число церквей-школ и церковно-приходских школ, расширен Пермский Кафедральный собор двумя приделами, капитально перестроена Крестовая церковь и сооружены церкви: Никольская деревянная на Слудке, Софийская при епархиальном женском училище, Михайловская - при училище слепых и Николаевско-Александровская при Мариинской женской гимназии.

Преемником преосвященного Петра был епископ Чебоксарский, викарий Казанской епархии, Иоанн (Алексеев). Это был архипастырь по своей кипучей деятельности, напоминавший архиепископа Аркадия. Всего только два с половиной года управлял он Пермскою епархиею, из них более полугода в 1904 году пробыл в Петербурге в качестве члена летней сессии св. Синода, но и в эти два года он сделал очень много. Тотчас по приезде в Пермь он приступил к поднятию умственного и нравственного уровня духовенства и паствы. Никогда до тех пор в Пермской епархии не строилось столько церквей, как при этом преосвященном. Почти все церкви города были подновлены. Возникло три новых прихода. Среднего роста, в очках, владыка держался как-то особенно сановито. Богослужения его охотно посещались пермскою публикою. В служении он любил торжественность и порядок. Богослужение он, несмотря на свою болезненность, совершал очень часто, иногда даже в будни. Проповеди его были кратки и содержательны. Особенно преосвященный Иоанн был неутомим при обозрении епархии, при этом всегда посещал квартиры всех членов причта. Дом его всегда был открыт для всех, и прием был во всякое время. Особенно близко стоял владыка к корпорациям и учащимся духовно-учебных заведений. Всех окончивших курс он принимал у себя и угощал. Он же в духовно-учебных заведениях более сблизил между собою учащих и учащихся. При нем в Перми был прекрасный хор регента Потеряйко, дававший духовные концерты. При нем воспитанники духовной семинарии приобрели светскость и сделались гостями общественных вечеров. Простота и общедоступность епископа Иоанна приобрели ему всеобщее уважение. Неприятным качеством в нем была раздражительность, в пылу которой он, не помня себя, позволял себе многое. Эта раздражительность была следствием его болезненности. Он скончался очень молодым, всего 42 лет от роду, 1 января 1905 года и погребен на кладбище пред алтарем Кафедрального собора рядом со своею матерью.

С 1905 по 1908 г. Пермскою епархией управлял епископ Никанор (Надежин), бывший Якутский, а в 1908 году переведенный в Петрозаводск.

22 декабря 1908 года в Пермь прибыл новый архипастырь Палладий (Добронравов), бывший епископ Вольский, викарий Саратовской епархии.

Церковное строительство[24]

Церковное строительство г. Перми начинается одновременно с возникновением Ягошихинского завода, зародыша нынешней Перми. В 1723 году по указу Государя императора Петра I главный управляющий Сибирских казенных заводов В. И. Геннин сделал распоряжение приступить к сооружению медеплавильного завода при устье реки Ягошихи, впадающей в Каму, т. е. на том самом месте, где теперь расположены мастерские и другие здания Пермской железной дороги. Естественно, что одновременно с основанием завода начали строиться дома для рабочих и их семей; таким образом, возникло первое селение. Количество жителей этого селения было уже настолько многочисленно, что явилась потребность в построении храма, и в следующем 1724 г. приступлено к сооружению деревянной церкви во имя апостолов Петра и Павла, в честь тезоименитства императора Петра I, которая и освящена 12 ноября 1726 года.

Так как освящение церкви совершилось в царствование Императрицы Екатерины I, то в честь ее тезоименитства постановлено ежегодно праздновать день св. великомученицы Екатерины 24 ноября. Кроме того, в этой же церкви празднуется 20 сентября -день св. великомученика Евстафия Плакиды, начало которому положено за несколько лет до построения Ягошихинского завода в деревне Горки, в память явления этого святого одному из крестьян вышеупомянутой деревни; на месте явления тогда же поставлен деревянный столб с иконою св. Евстафия. После построения Петропавловской церкви образ был перенесен в нее. Очевидно, это первоначальная церковь была мала и не могла вместить всех желающих молиться, а поэтому через 30 лет, в 1757 году рядом с деревянной по правую сторону ее заложена была ныне существующая каменная церковь во имя святых апостолов Петра и Павла с приделом св. великомученицы Екатерины, которая освящена 23 ноября 1764 г., причем Екатерининский придел освящен раньше, именно 22 ноября 1762 года. Куда исчезла деревянная церковь, неизвестно. Вероятно, она впоследствии была сломана вследствие ветхости. В 1779 году Екатерининский придел был обновлен и в нем устроен новый иконостас, а в 1801 году обновление было совершено и в главном Петропавловском приделе.

В 1781 году Ягошихинский медеплавильный завод был закрыт, а селение, находившееся при нем, преобразовано в губернский город Пермь и сделано резиденцией Пермского и Тобольского наместника (по-нынешнему генерал-губернатора). Ввиду сосредоточения в Перми главного административного центра края, вновь возникший город Пермь начинает быстро принимать физиономию губернского города: в нем появляется целый ряд административных учреждений, увеличивается число жителей, преимущественно чиновников, и город начинает быстро расти. Вследствие увеличения населения в Перми строится вторая по счету церковь(деревянная) во имя Всех Святых на городском кладбище (старом), освященная 10 декабря 1784 г., а в 1789 г. 23 декабря освящен каменный храм Владимирской Божией Матери, теперь называемый Рождество-Богородицким, на углу Покровской и Оханской улиц 26. В сооружении последнего особенное участие принимает купец Лапин.

Одновременно с учреждением Пермского наместничества 31 марта 1781 г. состоялся Высочайший указ о перенесении ставропигиального27 Преображенского монастыря, находившегося тогда в селе Пыскор Соликамского уезда, во вновь учрежденный город Пермь. Заботы о перенесении его и устройстве на новом месте возложены были на епископа Вятского, в состав епархии которого входил тогда г. Пермь, и на пермского наместника Е. П. Кашкина. Первый, вероятно, за дальностью расстояния не принимал в этом деле активного участия. Что же касается Е. П. Кашкина, то он избрал местом для будущего монастыря Ягошихинскую гору, где ныне расположена деревня Горки. Туда и была поднята с большим трудом часть строительных материалов. В 1788 году Е. П. Кашкин был переведен в г. Ярославль, а его место занял генерал-поручик А. А. Волков. Новый наместник не согласился с мнением своего предшественника относительно места для монастыря, а решил устроить его на Слудской горе, что и было исполнено. Находившийся здесь густой еловый лес был вырублен, и 25 мая 1793 г. на месте, очищенном от леса, произошла закладка церкви во имя св. Стефана Пермского, освященной 24 ноября того же года. Но эту церковь тотчас после освящения пришлось перестраивать, так как по ошибке архитекторов алтарь был выведен на северную сторону, по направлению к тому месту, где теперь помещается соборная колокольня. Пришлось здание переделывать вновь, на что потребовалось пять лет, и только 2 марта 1798 г. было совершено вторичное освящение церкви во имя св. Стефана, выстроенной уже, согласно уставу, алтарем на восток. Выведенное же на север алтарное полукружие оставалось в прежнем виде до постройки Кафедрального собора и колокольни, когда оно было разобрано.

Таким образом, к началу XIX века в Перми было уже четыре церкви, одна из которых, Петропавловская, считалась соборною. 16 декабря 1799 г. по указу императора Павла I была учреждена самостоятельная Пермская епархия, при этом Преображенский мужской монастырь обращен в архиерейский дом. Мысль о постройке Кафедрального собора возникла еще ранее учреждения епархии, именно каменный собор был заложен в 1798 г., но постройка его тянулась свыше двадцати лет, вероятно, вследствие недостатка средств. Только в 1819 г. освящен летний храм Кафедрального собора во славу Преображения Господня, а в следующем 1820 году и теплый во имя св. Стефана Пермского 28. В летнем соборе поставлен иконостас, взятый из Пыскорского монастыря, а в тёплом таковой же сделан из мрамора на Екатеринбургской гранильной фабрике по заказу Пермского вице-губернатора Борноволокова, для его деревенской церкви, но потом он был секвестрован начальством и долго лежал без употребления. В настоящее время последний иконостас лишен своего верхнего яруса, отчего вид его сильно проигрывает. Иконы в теплый собор были пожертвованы президентом Императорской академии художеств графом А. С. Строгановым. В 1823 г. на паперти собора заложена массивная каменная колокольня, сооруженная на частные пожертвования и занятые у Верхотурского монастыря 7000 рублей, освященная в 1831 г. и тоже лишенная своего верхнего яруса.

В 1829 году Пермь обогатилась еще одною церковью, построенною внутри тюремного замка и освященною во имя Божией Матери «Всех скорбящих радости», но особенно усиленная постройка церквей в г. Перми замечается во время двадцатилетнего (1831 —1851) управления Пермскою епархиею известного своею деятельностью архиепископа Аркадия. «Преосвященный, — по словам историка г. Перми А. А. Дмитриева, — обладал в высокой степени умением и путем личного убеждения и при помощи переписки располагал состоятельных людей на богоугодное дело построения храмов Божиих». Так, в конце 1831 года в Перми была освящена деревянная единоверческая церковь, стоявшая против Богородицкой церкви, в ограде дома, ныне принадлежащего купцу Сорокину. Она была обращена в церковь из часовни при доме купца Соколова. Это единственная из церквей г. Перми, которая сгорела в страшный пожар 1842 года. В следующем 1832 году происходила закладка каменной церкви во имя Всех Святых на Новом городском кладбище. Церковь же на Старом кладбище во имя Всех Святых переименована в Успенскую. Церковь эта во имя Всех Святых была сооружена иждивением купца Д. Е. Смышляева и освящена в 1837 году[25].

В 1833 году состоялось освящение церкви во имя св. Александра Невского при Александровской больнице, сооруженной в память проезда через Пермь государя императора Александра I в 1824 году, а в следующем 1834 году происходила закладка на Сенной площади каменной единоверческой Свято-Троицкой церкви, главным строителем-жертвователем которой был купец Н. К. Крылов, каменный дом которого, теперь составляющий собственность Окружного суда, находится на той же площади против церкви. Единоверческая церковь строилась девять лет и освящена в 1843 году.

В 1836 году была основана Крестовая или домовая церковь при архиерейском доме, переименованная по мысли архиепископа Аркадия в честь новоявленного тогда угодника Божия Митрофана Воронежского, так как во имя св. Стефана Пермского, которое прежде носила эта церковь, освящен был стоящий рядом теплый Кафедральный собор.

В 1845 году происходила закладка каменной Свято-Троицкой церкви на Слудской площади на средства, оставленные по духовному завещанию купца Е. И. Шавкунова. Главный престол посвящен имени св. Троицы, правый придел - св. великомученику Георгию, а левый - св. пророку Илии. Постройку совершал сын завещателя П. Е. Шавкунов, впоследствии городской голова г. Перми. В последнем деле большое участие принимал сам преосвященный Аркадий, писавший несколько собственноручных писем к разным лицам фамилии Шавкуновых, из которых видно, что он умел подчинять людей силою своего слова неотразимому нравственному влиянию и направлять их волю своеобразно своим архипастырским целям. При этом же архипастыре расширена четырьмя приделами Рождество-Богородицкая церковь, переименованная в таковую из церкви Владимирской иконы Божией матери. Еще в 1816 году этот храм был увеличен вторым этажом и освящен во славу Рождества Пресвятой Богородицы. Придел во имя св. Николая Чудотворца освящен 30 января 1840 года, трех святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста - 30 июля 1840 г., св. мученицы Агриппины — 8 июля 1847 г. и в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня 11 июля 1848 г. Таким образом, во время двадцатилетнего управления архиепископа Аркадия Пермскою епархиею в одном только городе Перми построено пять церквей или 11 приделов.

В 1847 году холодный храм Петропавловского собора украшен вновь живописью, при этом кругом храма поставлена новая каменная ограда усердием соборного старосты Е. И. Еремеева, а в 1849 г. освящен придел Свято-Троицкой Слудской церкви во имя великомученика Георгия.

Во время управления Пермскою епархией преемника преосвященного Аркадия архиепископа Неофита (1851—1868) появляются Воскресенская и две домовые церкви при духовной семинарии и мужской гимназии. Первая является памятником освобождения крестьян от крепостной зависимости 19 февраля 1861 года и сооружена исключительно на средства крестьян и по их инициативе. Закладка ее происходила 30 августа 1863 года, а освящение — 1 октября 1869 года.

Церковь внутри духовной семинарии во имя св. Иоанна Богослова, к устройству которой приступлено в декабре 1851 года, а освящение совершено 10 мая 1853 года, сооружена отчасти благодаря указанию ревизора, отчасти энергии и усердию нового ректора семинарии архимандрита Антония (Радонежского), впо<






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.014 с.