Замечательные лица, бывшие в Перми — КиберПедия


Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Замечательные лица, бывшие в Перми



Пермь, несмотря на свою отдаленность от культурного центра, неоднократно видела лиц Царской фамилии. К числу таких посещений прежде всего нужно отнести пребывание в Перми Императора Александра I в 1824 году. Государь, обозревая восточные окраины России, проехал из Оренбурга в Пермь. К встрече Императора жители Перми приготовились заранее. Казенные и частные здания были обновлены, площади и улицы очищены, проведены по городу тротуары, построены обелиски застав Казанской и Сибирской, насажены четыре ряда аллей берез, или бульвар, устроен для встречи Государя павильон, называемый ныне ротондой. Император прибыл вечером 30 сентября 1824 года. Переодевшись с дороги в доме архитектора Свиязева, Государь отправился в Кафедральный собор, где был встречен епископом Дионисием. Отслушав молебствие в соборе, Его Величество отправился на свою квартиру[27].

Все прилегающие к зданию квартиры Государя улицы были усеяны народом, беспрестанно кричавшим «ура». В течение вечера Государь более пяти раз выходил на балкон и раскланивался с народом, благодаря за радушие. На другой день, 1 октября, в 5 часов утра Государь показался на балконе и раскланялся с народом. Пермские рыбаки поднесли ему живого осетра. Около 7 часов Его Величество отправился на развод местного батальона на площади, занимаемой теперь театром. Литургию и молебен Государь слушал в Преображенском летнем соборе. По окончании молебна Император один, без всякой свиты, по юго-западному крыльцу вышел из собора и мимо памятников направился к дому, выходящему в архиерейский сад, где жил на покое епископ Иустин. Выйдя от преосвященного Иустина, Его Величество в сопровождении губернатора и полковника Дибича прошел в теплый собор св. Стефана, а затем в домовую архиерейскую церковь. Затем Государь проехал на свою квартиру, где принимал епископа Дионисия с духовенством, чиновников, купцов и всех служащих по выборам, начиная с городского головы. Во время церемонии представления, длившейся до 4 часов, Император неоднократно выходил на балкон и раскланивался с народом, все время не перестававшим кричать «ура». К высочайшему столу, кроме членов свиты, были приглашены только губернатор и генерал Портнягин, командовавший утром парадом войск. После обеда Государь вместе с губернатором объехал несколько улиц города при звоне колоколов и несмолкаемом «ура», а затем, посвятив несколько времени кабинетным занятиям, в 10 часов вечер.)

лился в спальню.



На следующий день, 2 октября, Государь с 7 часов утра начал объезд казенных заведений, посетил дом губернатора, бывший тогда на Петропавловской площади, тюремный замок, богадельню приказа общественного призрении, военный госпиталь, место, на котором предполагалось построить городскую больницу и дом умалишенных с наименованием больницы Александровской, в память посещения Перми Императором, а затем Мотовилихинский завод. На другой день рано утром Государь покинул Пермь.

Через двенадцать с половиной лет Пермь посетил Государь Наследник Александр Николаевич, совершавший поездку по России вместе со своим наставником, известным русским писателем В. А. Жуковским.

Мысль о путешествии Государя Наследника Александра Николаевича принадлежит Императору Николаю I, желавшему, чтобы сын его закончил свое образование личным знакомством с Россией[28]. Для этого выработан был маршрут, в который были включены города центральной и восточной России и западной Сибири. Спутниками Цесаревича были его воспитатель, известный поэт В. А. Жуковский, генерал-адъютант Кавелин, действительный статский советник Арсеньев, лейб-хирург Енохин, полковники Назимов и Юрьевич и молодые адъютанты, подпоручик граф Вьельгорский и прапорщик и Паткуль и Адлерберг. Путешествие началось в конце апреля. За отсутствием железных дорог и пароходов весь путь почти исключительно совершался на лошадях. Через Тверь, Калязин, Углич, Рыбинск, Ярославль, Ростов, Суздаль, Шую, Иваново-Вознесенск, Кострому, Вятку, Ижевский и Боткинский заводы и Оханск Цесаревич прибыл в Пермь поздно вечером 23 мая. Автор «Летописи г. Перми» Прядильщиков днем прибытия Цесаревича считает 21 мая, но это ошибка, так как 2 мая, по словам Дмитриева, Государь Наследник был на Ижевском заводе.

Весь день 21 мая прошел для пермяков в томительном ожидании. При отсутствии телеграфов, при медленности и случайности езды на лошадях нельзя точно указать заранее времени прибытия Цесаревича. Толпы народа стояли по обеим сторонам дороги, по которой должен был следовать Его Высочество. «Солнце уже закатилось, весь город блистал тысячами плошек и фонарей. С высокой колокольни Кафедрального собора Пермь казалась утонувшею в море огней, а самая колокольня, собор, как и вся набережная, также залитая огнем, эффектно отражались в тихих водах могучей Камы»[29].



Только к 11 часам вечера поезд Цесаревича был замечен жителями пригородных деревень Гарюшек и Данилихи, которые первые приветствовали будущего своего Освободителя восторженным «ура». У Казанской заставы, построенной во время приезда Императора Александра I, экипаж; Цесаревича был встречен городничим Вайгилем, вручившим Его Высочеству рапорт. После вручения рапорта поезд тронулся дальше «довольно медленно». Медленность езды объясняется, вероятно, желанием администрации доставить народу наслаждение лучше рассмотреть царственного гостя, но это желание было парализовано обстоятельством, не делающим чести полиции, не догадавшейся сделать распоряжение о поливке улиц. Дело в том, что от двинувшейся за поездом многотысячной толпы поднялась такая пыль, что Цесаревич вынужден был закрыться шинелью и глубже надвинуть на лицо фуражку. От целой тучи пыли карету нельзя было видеть на расстоянии одного полуквартала и дышать было трудно.

Экипаж Цесаревича, запряженный восьмеро, и лошадей, проехав по аллеям, соединяющим заставы Казанскую и Сибирскую, направился по Сибирской улице к Каме. Аллеи берез, насаженные при Александре I и теперь, к сожалению, вырубаемые, были освещены четырьмя рядами плошек. Особенно эффектно была иллюминована ротонда бульвара. Поезд должен был направиться к Кафедральному собору, где Цесаревича ожидал архиепископ Аркадий с духовенством, но Его Высочество, утомленный дорогой и покрытый пылью, пожелал отложить посещение собора до следующего дня и прямо направился в приготовленную для него квартиру в губернаторском доме. Нужно заметить, что дом губернатора находился тогда на площади у Петропавловского собора. Здесь тогда был центр города. Только после опустошительных пожаров 1842 года и 1859 года город начал распространяться вдоль Камы.

На крыльце губернаторского дома Его Высочество был встречен вице-губернатором Кабритом, управляющим тогда губернией, и прочими властями. Здесь же стояли войска.

Умывшись и приняв ванну, Цесаревич оделся в другой сюртук и вышел в зал для приема рапортов от чиновников. В разговоре Его Высочество, между прочим, отозвался с похвалою о дорогах, устроенных умным и деятельным губернатором К. Ф. Модерахом. Затем Государь Наследник неоднократно подходил к открытому окну и отвечал поклоном на непрерывные восторженные приветствия народа; наконец, после ужина еще раз подошел к окну, поклонился народу и потом удалился в спальню. Свита Его Высочества поместилась в особо назначенных для нее пяти квартирах. Для Перми особенно замечательно то, что в числе этой свиты был один из корифеев отечественной литературы незабвенный В. А. Жуковский. Другое лицо свиты, К. И. Арсеньев, преподаватель отечествоведения, был, по словам Жуковского, сильно озабочен, чтобы Цесаревич «знал свою Россию и знал ее так, чтобы знание это возбудило в нем энтузиазм к великому делу царствования». Весьма возможно, что эти два лица, одаренные прекрасными качествами ума и сердца, имели благотворное влияние на своего питомца и способствовали развитию в нем гуманных чувств и любви к Родине и родному народу, выразившихся в великих реформах.

На другой день, 24 мая, в 9 часов утра, по принятии утренних поздравлений от свиты и рапортов должностных лиц, Цесаревич в гвардейском кирасирском мундире со звездою, но без ленты и шпаги, при колокольном звоне отбыл в Кафедральный собор, где литургия была уже окончена. Архиепископ Аркадий с духовенством встретил Цесаревича на крыльце (летнего) собора.

После провозглашения многолетия преосвященный приветствовал Его Высочество краткою, но выразительною речью со свойственным ему красноречием. Из летнего собора Цесаревич в сопровождении архиепископа, вице-губернатора и свиты прошел в зимний собор св. Стефана, а оттуда в Крестовую церковь. После посещения Крестовой церкви Его Высочество проследовал в губернаторский дом, где принимал духовенство, чиновников, купечество и служащих по выборам. Во главе купечества был городской голова И. Ф. Любимов, впоследствии пароходчик и отец известного коммерческого деятеля г. Перми И. И. Любимова. Цесаревич спрашивал его о состоянии города, о его промышленности, доходах, количестве выгонной земли.

После приема депутаций начался объезд города. Цесаревич ездил в коляске, запряженной четвёркою, имея рядом с собою генерал-адъютанта Кавелина, а против себя на передней скамейке вице-губернатора Кабрита. Его Высочеством последовательно посещены были почти все существовавшие тогда городские учреждения: тюремный замок, училище детей канцелярских служителей, Александровская больница, богадельни, дом умалишенных, губернская выставка изделий заводской, мануфактурной и домашней промышленности, устроенная в двух свободных флигелях при той же Александровской больнице. Выставка и, в частности, минералогическая коллекция привлекли продолжительное внимание Цесаревича. Неизвестно, насколько она была обширна, но весьма возможно, она была устроена исключительно для Цесаревича. Присутствующие давали посильное объяснение на вопросы Его Высочества. На дворе выставки Государю Наследнику были показаны английские лошади заводов Всеволожских и огнегасительные машины Невьянского завода. Затем Его Высочеством были осмотрены военный госпиталь и казармы батальона военных кантонистов, находившиеся в существующих и до сих пор желтых домах около Казанской заставы и Данилихи. Отсюда Цесаревич поехал в мужскую гимназию, а из гимназии мимо гауптвахты, находившейся тогда на том месте, где теперь церковь женской гимназии, на набережную Камы и и четыре часа возвратился в свою квартиру.

К обеду, начавшемуся в пять часов, были приглашены архиепископ Аркадий, вице-губернатор Кабрит, городской голова И. Ф. Любимов и отставной флотский майор Голенищев, случайно находившийся в Перми проездом из Камчатки в Петербург. Этот майор в 1825 году перевозил через Неву семилетнего Цесаревича. С ним-то Цесаревич беседовал почти все время о далеком пути через Сибирь. По окончании обеда Его Высочество вручил архиепископу Аркадию 5000 руб. для бедных духовного звания, а вице-губернатору Кабриту столько же вообще для бедных г. Перми. Отставным нижним чинам, собравшимся перед губернаторским домом, Цесаревич пожаловал унтер-офицерам по 2 рубля и рядовым по 1 рублю.

Вечером Цесаревич выразил желание совершить прогулку по реке. Вечер 24 мая 1837 года был особенно хорош. Спустившись к реке к большому взвозу (вероятно, к тому месту, где выходит Соликамский переулок), Цесаревич сел в роскошно декорированный катер. Его сопровождали вся свита и именитые граждане Перми. По словам очевидца, Его Высочество сам правил рулем, присев на борт с левой стороны. На Каме тогда много было караванов с уральскими металлами и судов с солью. Народ, находившийся на них и на берегу, приветствовал Цесаревича криками «ура». Целых два часа продолжалась прогулка. Когда Его Высочество после прогулки сел в коляску, то еще раз проехал по набережной, любуясь эффектной картиной иллюминации. С 9 */2 часов весь город заблистал бесчисленными огнями. Тысячи огоньков отражались в темных водах реки; сотни разноцветных флагов украшали мачты судов. Особенно Цесаревичу понравился вид на Каму от спуска, т. е. от того места, где теперь находится почтовая контора[30]. В 10 часов вечера Цесаревич возвратился в свою квартиру, где после ужина еще раз показался в открытом окне народу и поклонился ему, после чего занялся письменной работой и более не выходил.

Таким образом, весь день 24 мая 1837 года Цесаревич всецело посвятил Перми. На другой день рано утром, в седьмом часу, Цесаревич вышел из квартиры в дорожной шинели, чтобы сесть в поданный дорожный экипаж. Здесь Цесаревич принимал от народа просьбы и к каждой из них он относился с полным вниманием. В числе просьб были, между прочим, прошения ссыльных поляков о возвращении их на родину и раскольников об избавлении их от преследований[31].

При отъезде Цесаревич подарил майору Голенищеву бриллиантовый перстень в 2000 рублей. Наконец, поезд тронулся по Сибирскому тракту, сопровождаемый криками «ура» и колокольным звоном всех городских церквей.

В 1868 году 5 и 6 августа в Перми был проездом Великий Князь Владимир Александрович, а 9, 10 и 11 июля 1873 года Великий Князь Алексей Александрович. В память пребывания в Перми последнего было открыто Пермское Алексеевское реальное училище. 11 и 12 июня 1887 года Пермь посетил Великий Князь Михаил Николаевич с своим августейшим сыном Сергеем Михайловичем. Высокие гости, ехавшие в Екатеринбург на открытие Уральской научно-промышленной выставки, присутствовали на открытии здания Пермской Мариинской женской гимназии. Памятником их посещения осталась Михайловская слободка.

27 апреля 1909 года через станцию Пермь II, не останавливаясь в Перми, последовал Великий Князь Константин Константинович. В 1845 году Пермь посетил герцог Максимилиан Лейхтенбергский30, а 21 и 22 мая 1866 г. его сын, Николай Максимилианович Лейхтенбергский.

С 23 сентября 1812г. по сентябрь 1814 года в Перми отбывал ссылку известный государственный секретарь Императора Александра I Михаил Михайлович Сперанский[32].

23 сентября 1912 г. исполнилось ровно сто лет, как Михаил Михайлович прибыл в Пермь. Дом, занимаемый теперь почтово-телеграфною конторой, против Набережного сада, является единственным и молчаливым памятником пребывания Сперанского в Перми. В этом доме, принадлежавшем тогда купцу И. Н. Попову, и поселился столичный изгнанник. Он занял верхний этаж этого дома. Пермское общество отнеслось к новому члену очень недружелюбно. Ссылка его в Пермь была истолкована как подтверждение его измены, в которой его обвиняли враги. На визиты Сперанского администрации города он не дождался ответных визитов. Появление Сперанского в Рождество-Богородицкой церкви во время архиерейского богослужения вызвало смущение тогдашнего епископа пермского Иустина. Мало того, в переднюю Михаила Михайловича были посажены будочники. Городничему (полицмейстеру) с частными приставами вменено в обязанность посещать без церемонии, во всякое время, квартиру Сперанского, и о том, что они там увидят и услышат, рапортовать кому следует. Надзор особенно был тяжел для Сперанского еще и потому, что ему подвергался не один он, а его дочь, теща и брат. Кроме этого оскорбительного надзора Михаил Михайлович часто подвергался и личным оскорблениям, когда гулял по улицам. Иногда его сопровождали уличные мальчуганы, крича ему вслед: «изменник». Случалось ли проходить ему по галерее гостиного двора, гимназисты бросали в него грязью. Один чиновник, выгнанный со службы за пьянство и ябедничество, позволял себе сидеть на тумбе против окна Сперанского и петь «На реках Вавилонских тамо седохом и плакахом». Полиция, видя все это, бездействовала.

Нужно принять во внимание, что все эти оскорбления особенно угнетали Сперанского, так как при его чуткости, деликатности, корректности и воспитанности заставляли его сильно страдать за себя и родных.

Уличные оскорбления побудили Михаила Михайловича избегать оживленных пунктов города и гулять на окраинах. Ежедневно он гулял по Монастырской улице и всегда любил садиться на скамейке на том месте берега, где теперь находится семинарская кухня. Автор труда «Великопермская и Пермская епархия» протоиерей Евгений Попов говорит, что эта скамья, на которой он вырезал однажды свою фамилию, долго оставалась памятником о нем. Мимо идущие семинаристы всегда кланялись ему. Они, вероятно, по примеру наставников, смотрели с благоговением на человека, поднявшегося из их среды[33].

Недолго прожил Сперанский в доме Попова. Вскоре он приискал себе более теплую квартиру в доме Ипанова на углу Торговой улицы и Верхотурского переулка, против нынешних главных мастерских железной дороги. Этот дом еще в 1837 году сломан за ветхостью. Здесь Сперанский прожил до выезда своего из Перми.

Несмотря на неприязненное отношение к нему пермского общества, Сперанский имел в Перми знакомых. Это были: хозяин первоначальной квартиры И. Н. Попов, квартировавший во флигеле дома Попова инспектор семинарии игумен Иннокентий, купец Д. Ё. Смышляев, В. А. Василевский и X. Я. Лазарев33 Попов и о. Иннокентий были постоянными собеседниками Сперанского, а Смышляев дал ему в долг 5000 руб. в трудное для Сперанского время, когда он принужден был занимать деньги у собственной прислуги. В Перми посетил Сперанского друг его Аркадий Алексеевич Столыпин, который довольно долго прожил в Перми. Скучая от безделья, Михаил Михайлович весь ушел в книги. В семинарской библиотеке, по словам прот. Е. Попова, не осталось ни одной книги, которой бы не прочитал Сперанский. В благодарность за это Сперанский пожертвовал бедным воспитанникам семинарии 50 руб. Епископ Иустин впоследствии подарил ему на память о Перми из семинарской библиотеки библию на нескольких языках (полиглотту).

Живя в Перми, Сперанский часто стал посещать церковь, читать святое писание и докончил перевод с французского мистической книги Фомы Кемпийского «О подражании Христу».

Из Перми Сперанский отправил два письма к Государю, одно через министра полиции Балашева, другое через дочь. Через два года Сперанскому предоставлено было право жить в своем имении Великополье Новгородской губернии. 19 сентября 1814 года Сперанский простился с Пермью. Незадолго до отъезда он примирился с пермскою администрацией, явившейся к нему на дом во главе с губернатором Гермесом и тем старавшейся загладить прежние отношения. Сперанский принял их в шлафроке и, привстав со стула, пригласил губернатора сесть; остальные не получили этого приглашения и должны были оставаться на ногах во все время приема, правда, очень непродолжительного. Этим только Сперанский дал понять свое неудовольствие к прежним оскорбительным отношениям. Уезжая, он сказал постоянному своему собеседнику игумену Иннокентию: «Прощайте, добрейший отец. Если со временем я буду счастлив, то и вы будете счастливы». Впоследствии этот Иннокентий всегда бывал в Петербурге у Сперанского и умер в сане архиепископа Волынского.

Через пять лет после своего отъезда из Перми Сперанский снова посетил Пермь, уже будучи генерал-губернатором Сибири.

Пермь изредка посещали министры и другие государственные сановники. Так, 17 и 18 июля 1890 года в Перми был обер-прокурор св. Синода К. П. Победоносцев и управляющий канцелярией г. обер-прокурора св. Синода, нынешний обер-прокурор св. Синода В. К. Саблер, присутствовавшие на литургий в Успенском женском монастыре и осмотревшие многие губернские и городские учреждения. С 10 по 12 июня 1900 г. в Перми находился товарищ министра финансов В. Н. Коковцев, ныне председатель совета министров. Особенно часто посещали Пермь министры государственных имуществ, так как в Пермской губернии много таковых, например, П. Д. Киселев (1844 г.), П. А. Валуев (26 и 27 июня 1875 г.), М. Н. Островский (18-20 июня 1884 г.). В 1863 г., 15 июня, и в 1864 г., с 20 по 25 июня, в Перми был Тимашев, впоследствии министр внутренних дел. С10 по 14 сентября 1876 г. в Перми находился министр народного просвещения и обер-прокурор св. Синода Д. А. Толстой, посетивший духовные и министерские средние учебные заведения и присутствовавший при открытии Пермского Алексеевского реального училища. 25 июля 1886 г. Пермь посетил министр путей сообщения Посьет. Особенно много времени уделил Пермской губернии и, главным образом, Уралу министр земледелия и государственных имуществ А. С. Ермолов (8 августа 1895 г. и 27 июля 1898 г.), посвятивший почти целый месяц ознакомлению с Уралом и его заводами. Поездка его описана в особой брошюре П. Вологдиным. Сравнительно долгое время пробыл также на Урале министр торговли и промышленности Д. А. Философов, бывший в Перми с 21 по 25 сентября 1900 г. и особенно внимательно знакомившийся с состоянием промышленности Урала.

21 августа 1896 г. Пермь посетил министр финансов, впоследствии председатель совета министров, С. Ю. Витте, при этом осматривал казенный винный завод и склад. 18 июня 1897 г. через Пермь проехал для открытия судебных учреждений в Сибири министр юстиции Н. В. Муравьев. 19 июня 1898 г. и 14 мая 1902 г. Пермь посетил министр путей сообщения М. И. Хилков. 7 сентября 1910 г. в Перми были председатель совета министров П. А. Столыпин и главный управляющий государственным землеустройством А. В. Кривошеий. К их приезду Пермское губернское земство открыло выставку кустарных изделий и сельскохозяйственных машин37.18 апреля 1911 года в Перми был военный министр Сухомлинов. Поездка его была связана с постройкой в Перми громадных каменных казарм. 21 июля 1911 г. через станцию Пермь II проехал министр путей сообщения С. В. Рухлов, при этом депутация от Перми поднесла ему доклад о необходимости сооружения в Перми Мулянской гавани и подъездной ветки, с чем министр вполне согласился.

Из выдающихся духовных лиц, бывших в Перми, нужно отметить апостола Америки — Митрополита Московского и Коломенского Иннокентия — единственного из митрополитов, бывшего в Перми с 16 по 20 мая 1868 года и здесь получившего белый клобук, и известного Кронштадтского пастыря о. Иоанна Ильича Сергиева, посетившего Пермь 25 июня 1904 г. и служившего литургию в Пермском кафедральном соборе.

Из лиц военного ведомства нужно указать на приезд в Пермь в 1874 году для приема новобранцев по новому уставу всеобщей воинской повинности флигель-адъютанта М. Д. Скобелева, впоследствии известного героя русско-турецкой войны.

Пермь видела также и людей науки и известных русских писателей. Так, в 1829 году известный ученый А. Гумбольдт производил физические опыты на ротонде бульвара. 18 и 19 июля 1899 г. в Перми был проездом знаменитый русский химик Д. И. Менделеев, командированный на Урал для изучения металлургической промышленности и для изыскания мер к поднятию ее производительности. 24 июня 1902 года в Перми видели известного писателя Алексея Максимовича Пешкова (Максима Горького). С 21 по 23 июня 1900 г. в Перми был известный литературный критик Н. Н. Михайловский, которого пермская интеллигенция чествовала обедом в Благородном собрании.

Кроме того, в Перми отбывали ссылку Александр Иванович Герцен и Владимир Галактионович Короленко. В Пермской мужской гимназии с 1837 по 1839 г. состоял преподавателем Павел Иванович Мельников-Печерский, автор «В лесах» и «На горах». В 60-х годах в Пермском уездном училище учился и служил в Пермском окружном суде и Казенной палате Федор Михайлович Решетников, автор «Подлиповцев», а в начале 1870 годов в Пермской духовной семинарии обучался Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк.

В 1890 году, проездом на Иньву, в Перми был профессор Казанского университета И. Н. Смирнов. Результатом его поездки явился обширный и единственный в этом роде труд «Пермяки». В 1893 году Пермь проездом же посетил другой профессор Казанского университета Сорокин, исследователь флоры Пермского края. В 1899 г. через Пермь проехал также профессор геологии Казанского университета Штукенберг для извлечения и отправки мамонта, найденного в пределах Пермской губернии.

В июле 1909 года в Перми был проездом же известный экономист-статистик профессор Озеров с инженером Митинским, командированные на Урал для обследования экономического положения и выяснения причин кризиса уральской промышленности. В июле 1911 г. на учительских курсах, бывших в Перми, читал десять лекций о Л. Н. Толстом профессор Петербургского историко-филологического факультета Бороздин, автор многих статей по истории литературы.

В Перми же неоднократно читал лекции профессор Петербургского психоневрологического института Жаков. 10 августа 1897 года Пермь посетили экскурсанты по Уралу — члены VII Международного геологического конгресса для исследования Пермской горной породы. Среди них знаменитый геолог, профессор Берлинского университета фон Рихтгофен, американец Голль, аахенский профессор Арцруни, Стоноэр (из Австралии).

Большинство посещений падает на летние месяцы и особенно на июнь. В последнее время ежегодно летом Пермь посещают много туристов, экскурсий учащих и учащихся.

 

II. СОСТОЯНИЕ ПРОСВЕЩЕНИЯ

Средние учебные заведения






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.016 с.