Глава тридцать восьмая. Пещера гномов — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Глава тридцать восьмая. Пещера гномов



В кабинете Соломона Исаевича как всегда царили полумрак и тишина. Но сегодня тишина была тягучей и нервной. Собравшиеся за столом ждали Ашкенази. Кроме самого Соломона Исаевича, их было трое. Старый, со сморщенным лицом злого гнома Абрам Моисеевич Рубин — в прошлом ведущий специалист Минфина, несмотря на преклонный возраст, к финансовым аферам не охладевший и время от времени консультирующий ведущих биржевых игроков,

По левую руку от Соломона Исаевича сидел длинный, как жердь, Юхансон, потомок славного Густава Юхансона, через Стокгольмский банковский дом которого вождь пролетарской революции Ленин обстряпывал кое-какие делишки, наплевав на международную изоляцию Совдепии. Соломону Исаевичу молодой, но уже успевший подрастерять половину белесых волос Юхансон очень понравился. По-скандинавски флегматичный, он без видимых усилий переносил затянувшееся ожидание.

Кто раздражал Соломона Исаевича, так это последний из собравшихся, — Веня Ляшинский. Веня был из новой поросли банкиров, пришедших в мир финансов «прямо с институтской скамьи», имея в багаже лишь опыт мелкой студенческой фарцовки. Его банк, как и многие, был продуктом компромиссов и договоров основных кланов и негласных центров власти, бросившихся срочно конвертировать метафизику партийной власти в более осязаемые ценности. Военные, комитетчики, коммунисты, националисты Кавказа, Якутии и Прибалтики, профсоюзные боссы, нефтяники и валютчики, мэры и воровские авторитеты — все имели определенные интересы в банке Вени Ляшинского. Если бы не эта паутина интересов и негласная помощь общины, банк давно бы издох, как динозавр, — слишком уж не соответствовал объем мозга массе тела.

Веня с трудом оторвал от стула грузное тело, встал, представив на общее обозрение тугой живот, вылезший из бордового пиджака. На поясе, где горцы носят признак мужественности — кинжал, у Вени был современный признак успеха и власти — радиотелефон в кожаном чехле.

— Где его черти носят? — Веня тряхнул кистью, в приглушенном свете настольной лампы брызнули острые золотые лучики. — Уже полчаса прошло.

— Веня, золотко, — не выдержал Абрам Моисеевич. — Непоседой хорошо быть в детстве. С вашими формами и положением в обществе нужно быть спокойнее. Инфаркт молодеет, или вы не слышали?

— Вон, уже начали! — В кабинет донеслись первые такты прелюдии к «Щелкунчику». — В кои веки выбрался с женой на балет… Эх, пропал вечер!

— Дайте денег, вам все сыграют на бис, какие проблемы! — усмехнулся Абрам Моисеевич.



— Ой, только не надо про «новых русских»! — болезненно поморщился Ляшинский, покачиваясь с пятки на носок.

— И я говорю «не надо»! Между прочим, сегодня вечер Субботы, если вы еще помните, что это такое. — Голос Абрама Моисеевича стал строгим, как у учителя, отчитывающего зарвавшегося ученика. — Мне давно пора быть с семьей, а я любуюсь вашим костюмом и делаю вид, что он мне нравится. Сядьте, Веня, от вас у меня кружится голова.

Ляшинский обиженно засопел, но спорить не стал. Правда, в знак протеста сел не за стол, а на диван, скрывшись в полумраке, на свету остались лишь блестящие носки туфель.

Эти трое были узловыми звеньями цепи, сплетенной Соломоном Исаевичем за два дня. За каждым тянулась цепочка фирм, со счетов которых собирался капитал, достаточный для перекупки похищенных векселей. И каждый имел каналы, по которым капитал, обслужив сделку, рассыплется на мелкие суммы, чтобы уже никто, кроме самого Администратора и его трех партнеров, не мог отыскать концы в адовом водовороте финансовых потоков.

Самым слабым звеном, конечно же, был непоседа Веня. Но Администратор не был бы Администратором, если бы первым не знал, что дни Вени как банкира уже сочтены. Слишком уж выразительная внешность, якобы польской фамилией тут не открестишься. Еще куда ни шло демонстрировать ее в узком кругу. Но Веня полюбил публичность. Как подтвердили свои из Останкина, специально платил за мелькание собственной физиономии в репортажах со светских раутов и встреч чиновников с бизнесменами. Коллективными усилиями банк вывели на третье место, а Веня, паразит, десятью тысячами взятки втиснул свою фамилию на седьмое место в рейтинге самых влиятельных людей, публикуемом самой зависимой из всех «независимых» газет. В ответ кто-то тут же запустил шепоток о «сионистском капитале» и «жидомасонских банкирах».



Дожидаться, пока мысль об очередном «еврейском заговоре», успевшая разбередить не одну депутатскую голову, материализуется в конкретные действия Администратор не стал. Экстренно созвал совет стариков, на котором и вынесли приговор. Будь Веня умным человеком, он бы платил деньги за молчание газет, деньги любят тишину, а раз до этого не додумался, то пусть идет торговать газетками. Нет, ставить Веню в шеренгу пенсионерок у метро никто не собирался. Просто решили «перевести с понижением», как говорили старые кадровики, в руководители концерна, стряпающего и продающего новости.

«М-да. Малый он хоть и не дурак, но и дурак — немалый! — подумал Соломон Исаевич, щурясь на яркий блик света, играющий на лакированных туфлях Вени. — Разучился понимать намеки. А ведь Абрам на том совете был И сейчас вполне доходчиво объяснил суть претензий. Да что уж тут говорить… А Сашенька Ашкенази действительно опаздывает. Как бы чего не случилось».

Замигала лампочка на панели селектора. Соломон Исаевич нажал клавишу с надписью «служебный вход».

— Слушаю, Маргарита Юрьевна. — Память была феноменальной, всю многочисленную рать, обслуживающую вверенный ему театр, знал в лицо и по имени-отчеству.

— Добрый вечер, Соломон Исаевич. К вам пришли. Подойдете к нам или пропустить?

— Конечно же подойду, Маргарита Юрьевна. Мало ли кто придет, сами знаете, в какое время живем.

Он отбросил угол шали, закрывавшей лампу, круг света стал шире, полностью осветил стол. Обвел взглядом напряженные лица присутствующих.

— Забудем о личном, начинается дело. Приготовьтесь работать, господа.

Он шел по длинному коридору, и долетающие из зала звуки музыки становились все громче. Он постарался попасть в такт, и походка сразу же сделалась легкой, летящей.

У поворота к служебному входу его ждал молодой человек в неброском темном костюме. Свободного покроя брюки позволяли свободно использовать в драке ноги. А драться ему в жизни, насколько знал Администратор, пришлось немало. Не проучившись в университете и года, Женя угодил в армию, а из полковой школы связи, куда его удалось пристроить, прямиком попал в «ограниченный контингент». За всем не уследишь, пришел срочный запрос на связистов, и начальник школы, впопыхах забыв о договоренности, для круглого счета сунул Женю в отправляемую партию. Боевая нагрузка досталась мальчику из хорошей семьи двойная: днем он отбивался от душманов, ночами — от дед-состава, без анкеты определившего национальность молодого радиста.

Спас капитан, руководивший группой «охотников на караваны», забредшей в расположение Женькиного батальона. Потеряв в рейде единственного радиста, он вышел на связь со своим командованием и хриплым матом в эфире добился включения Женьки в состав своей группы. Служить легче не стало, но теперь приходилось отбиваться только от «духов», днем и ночью, но это легче, чем от озверевших своих.

Соломон Исаевич, чувствуя вину, специально пришел на праздник по случаю возвращения Жени из ада. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — Женя изменился и уже никогда не станет прежним. Научившихся жить по ту сторону смерти эта жизнь отвергает. Попытка прижиться в мире не знавших войны, как правило, кончается тюремной камерой или палатой психушки. Администратор решил дать Жене возможность найти себя, не ломая стальной стержень, выкованный и закаленный войной. Женя, привыкший рисковать и умеющий держать язык за зубами, стал «офицером по особым поручениям», как сначала в шутку, а потом всерьез стал называть его Администратор.

— Евгений? — Соломон Исаевич согнал с лица сдержанно-радостное выражение, предназначенное для вечно толпившихся у служебного подъезда случайных людей.

— Ашкенази не один. — Евгений встал так, что проход оказался наполовину закрытым. В этом он был весь: предупреждение сделано, решение за старшим. Риск решения брал на себя Администратор, весь риск исполнения — Евгений.

— Вот как! И кто с ним?

— Серьезный человек. Это я вам говорю.

— В каком смысле?

— В моем, естественно. Их машину, улицу и вход мои люди взяли под контроль. Мы прослушиваем милицейскую волну. На набережной у ЦДХ большой кипеш. Разбиты две машины, одна слетела в реку. Думаю, это связано с Ашкенази.

Соломон Исаевич провел ладонью по волосам. Евгений знал, у Администратора этот жест означает крайнюю степень раздражения.

— Сделаем так, Евгений. Я пойду посмотрю, кого приволок этот шаромыжник. Если проведу их за собой, значит, все в порядке. Если нет… — Он притянул Евгения к себе. — Только прошу, не здесь. И очень-очень тихо.

Евгений кивнул, достал из-под пиджака маленькую рацию:

— Внимание! Работаем «дубль-два».

Ни в глазах, ни на лице Евгения не отразилось ничего, отметил Администратор. Ни сомнения, ни азарта, ни страха.

Когти Орла

По лестнице бодрой походкой сбежал седовласый мужчина, чем-то неуловимо напомнивший Максимову Кротова. Остановился на последней ступеньке, посмотрел поверх голов толпившихся у стойки вахтерши людей на Максимова и прижавшегося к нему Ашкенази.

— Соломон Исаевич, вот те господа… — начала вахтерша.

— Вижу, вижу, дорогая Маргарита Юрьевна. — Легкий поклон в ее сторону. Потом руки широко распахнулись, словно он готовился принять в объятия всех жаждущих контрамарок, набившихся в служебный подъезд. — Да что же вы стоите? Прошу! Жду давно жду. Маргарита Юрьевна… Товарищ, — он кивнул милиционеру, который при его появлении вытянулся и чуть ли не взял «на караул» своим укороченным автоматом. — Пропустите.

Все головы повернулись к Максимову и Ашкенази. Сам собой образовался узкий просвет, по которому им удалось протиснуться к лестнице.

— Саша, дорогой, надеюсь, все в порядке?

— В порядке, — кивнул Ашкенази, тяжело вздохнув и как-то искоса посмотрев на поддерживающего его под локоть Максимова.

— Очень рад, — седовласый протянул руку Максимову. — Что скажете хорошего? — сказал он, понизив голос.

— Он просил передать, что все остается на своих местах. — Максимов слегка сжал ухоженные пальцы Соломона Исаевича. Его средний палец при этом скользнул по мягкой ладони Администратора. Соломон Исаевич пристально посмотрел в глаза Максимову.

Руку можно жать по-пролетарски — до хруста, можно сунуть вялую ладонь, можно сжать и трясти, демонстрируя неудержимую радость, можно раболепно прикоснуться к вельможно протянутым пальцам. У посвященных разработаны сотни вариантов рукопожатий, позволяющих братьям сразу же узнать ранг и степень посвящения друг друга, а главное — кому из них дано приказывать, а кому — подчиняться. «Рукопожатия мастера» от этого человека с таким холодным взглядом, — в тысячу раз холоднее и безжизненней, чем у Евгения, — Соломон Исаевич явно не ожидал. Он повернул руку Максимова так, чтобы увидеть перстень на безымянном пальце.

— Простите, не знаю вашего имени… — Он тонко сыграл незаконченность фразы.

— Оно сейчас не играет роли, — сходу ответил Максимов.

Он не хуже Соломона Исаевича знал язык перстней. Носящий перстень-пароль на безымянном не должен называть своего имени. Он выступает безликим и безымянным вестником пославшего его лица.

— Прошу, прошу за мной, — повысил голос Соломон Исаевич, вновь превратившись в радушного хозяина.

Они повернули за угол.

— Сегодня у нас дают «Щелкунчика». — Соломон Исаевич повел кистью, словно перебирал звуки, разлившиеся в воздухе. — Прелестно, просто прелестно. Какая музыка! — Он неожиданно остановился. — А вы, молодой человек, к балету равнодушны или нет?

— Скорее первое. — Максимов, не закончив шага, сделал полуоборот влево и отступил к стене, семенивший за его спиной Ашкенази перекрыл путь вынырнувшему из ниши человеку в темном костюме.

— С таким владением телом вам надо работать на сцене. — Соломон Исаевич покачал головой. — Поверьте старому знатоку.

— Не берут, — усмехнулся Максимов, не спуская взгляда с человека, прижатого к стене толстым животом Ашкенази.

— Все в порядке, Евгений. — Соломон Исаевич потянул за рукав Ашкенази, освобождая пространство для маневра своему телохранителю. — Они идут со мной. Лишнее попрошу оставить здесь.

Максимов бросил взгляд по сторонам, отметил, что с выдержкой у Евгения все в порядке, глаз от Максимова не оторвал, — и достал из-под куртки пистолет. Евгений быстро сунул его в карман, скользящими движениями ощупал куртку на Максимове.

— Что там? — он слегка шлепнул Максимова по животу.

— То, что я должен передать. — Максимов посмотрел на Соломона Исаевича. — Не доверяю чемоданам.

— Евгений, у тебя еще есть вопросы? — в голос Соломона Исаевича послышались нотки нетерпения.

— У меня есть. — Максимов протянул Евгении связку ключей. — Бежевый «опель» на стоянке ЦУМа. Полчаса покрутиться по городу и отогнать в надежное место. Потом делайте с машиной, что хотите. Мне нужна новая.

Евгений чуть дрогнул губами, попытавшись растянуть их в улыбке. Со времен службы в армии с ним таким тоном никто не разговаривал. Так спокойно и ни секунды не сомневаясь, что его приказ будет выполнен любой ценой, говорил с подчиненными его капитан, потому что был на руку скор и беспощаден.

От стоящего напротив исходила та же холодная решимость, делающая человека страшным без крика и показной ярости. Такой противник самый опасный, он бросается в схватку без перехода и бьет, как машина, равнодушно и насмерть. Евгений краем глаза заметил характерный жест Администратора: сухая ладонь скользнула по седым волосам.

— Женя, возьми ключи, — ровным голосом произнес он. — И сделай так, как тебя попросили.

Максимов положил связку в протянутую ладонь. Перстень теперь был у него на указательном пальце. Евгений, естественно, не знал этого знака. Зато Соломон Исаевич отлично все понял: сейчас носящий перстень-пароль имеет право приказывать.

— Что у вас еще есть для старого Соломона? — усмехнулся Администратор, проводив взглядом удаляющегося по коридору Евгения.

Максимов снял с пальца перстень, протянул его Соломону Исаевичу так, чтобы были видны буквы, выгравированные на обратной стороне — OK.ONL.

— Old Keys Open New Locks. Старые ключи открывают новые замки, — с расстановкой произнес Максимов.

Он весь подобрался, готовый к самому худшему. Если не угадал пароль перстня, то можно ставить точку. У Администратора хватит выдержки, чтобы не подать виду. Но приговор будет вынесен и приведен в исполнение. Что это будет — яд в бокале, поднесенном с улыбкой, нож в спину или мина под днищем машины, не суть важно. Тайные общества за вторжение в святая святых не жалуют. Самозванец, рискнувший проникнуть в мир посвященных, сам себе подписывает приговор. Так какое ему, бестолковому, дело, как он будет приведен в исполнение?

Рука Администратора скользнула по виску, пригласив серебристую прядь. Опускаясь вниз, ладонь задержалась на сердце, потом нырнула за лацкан пиджака. Это был жест приветствия равного равным. У Максимова отлегло от сердца.

— Вы еще так молоды, — задумчиво произнес Администратор, пристально посмотрев в глаза Максимову. — А впрочем, о чем это я! Что хочет знающий пароль перстня? — одними губами прошептал он.

— Увидеть все своими глазами, — прошептал Максимов.

— Двери открыты, — кивнул так же беззвучно Администратор и уже не оглядываясь пошел вперед.

* * *

Абрам Моисеевич хлопнул ладонью по столу.

— Работаем, господа, работаем! Все сразу же отвернулись от Максимова, расположившегося в кресле, где до него сидел Веня Ляшинский.

Абрам Моисеевич водрузил на нос очки в простой оправе и сразу же стал похож на бухгалтера мелкооптовой базы, не хватало только мышиного цвета нарукавников. Он брал каждую бумажку, смотрел на свет, потом подносил практически к носу, читал, казалось, по буковке. Юхансон ждал, спокойно откинувшись в кресле. Веня нетерпеливо поскрипывал туфлями под столом. Соломон Исаевич щурился на мягкий свет лампы, его мысли сейчас явно были где-то далеко. Он изредка бросал взгляд в сторону Максимова и быстро отводил глаза. Ашкенази молча потел, примостившись на краешке стула, казалось, больше всего ему хотелось раствориться в сумраке, окутавшем кабинет, и не материализоваться ни при каких условиях.

— Подлинность сомнений не вызывает, — наконец вынес вердикт Абрам Моисеевич, отодвигая от себя пачку векселей. — Юхансон, слово вам.

Юхансон откашлялся и коротко бросил скрипучим голосом:

— Сингапур.

— Согласен, — кивнул Веня.

— Пусть будет Сингапур, — очнувшись от своих мыслей, произнес Соломон Исаевич. — Саша, твоих клиентов это устроит?

Ашкенази встрепенулся, беспомощно заморгал, потом взял себя в руки и как мог солидно сказал:

— Они дали счет в «Креди Ассосиосьен Банк», Цюрих. Я проверял, корреспондентская связь с нашим банком в Сингапуре у них есть. Думаю, проблем не будет.

— Прекрасно, — проворчал Абрам Моисеевич, проведя морщинистой, как у обезьяны, ладошкой по лбу. — Решение принято, работаем через банк «Голден Сан» в Сингапуре. Прошу обменяться чеками и подписать индоссамент на векселях.

Все придвинулись ближе к столу. Несколько минут Максимову были видны только выхваченные светом лампы кисти рук, заполняющие передаточные записи на векселях и ставящие подписи на чеках.

— Прекрасно, — картавя, как ворон, протянул Абрам Моисеевич, три раза стукнув колпачком ручки по столу. — Дело сделано. Векселя перепроданы фирмой-однодневкой банку уважаемого Вени. Который в свою очередь передал их в обеспечение кредита «Нордик Банк». Через «Истерн Инвестмент Фанд» векселя тремя пакетами будут реализованы через биржу. Уполномоченных дилеров я назову позже. Вам, Соломон, предстоит получить от них деньги и увести в надежное место. По первому вопросу у меня все. Теперь о последствиях. Всем вам дали возможность ознакомиться с развернутым балансом МИКБ. Надеюсь, всем ясно, что эта акция — последний удар по банку. Можно считать, что его больше нет. У них остался последний шанс — обратиться за поддержкой к правительству. Мне даны гарантии, что таковой им не окажут, какой бы нажим им не удалось организовать. Банк обречен. Рынок межбанковского кредита схлопнется на следующей неделе. Я обязан спросить, все успели принять меры?

Он обвел взглядом присутствующих, все по очереди кивнули.

— Я готов закончить собрание. У кого есть что сказать?

— Думаю, надо закрыть вопрос с нашим гостем, — произнес своим скрипучим голосом Юхансон.

— Естественно, — кивнул Абрам Моисеевич. — Молодой человек, прошу подойти к столу.

Когти Орла

В свете лампы, приглушенном шалью, лица сидевших вокруг стола показались ему мертвенно бледными.

Абрам Моисеевич скользнул по Максимову тем же тяжелым взглядом, который подарил ему, когда Максимов по приглашению Администратора вошел в кабинет. Взял со стола перстень Максимова, сделал вид, что изучает печатку.

Юхансон выложил на стол плоский футляр, достал из него черную пластиковую карточку.

— Пожалуйста, прижмите к ней большой палец. Сначала правой, потом левой руки.

— Зачем? — Максимов посмотрел на Абрама Моисеевича как на главного. Он предполагал, что его отпечатки могут храниться в Объединенной картотеке НАТО: как они их добыли, их дело, не зря же хлеб едят. Но лепить «пальчики» самому и подарить их неизвестному дяде как-то не улыбалось.

— Если бы я знал! — пожал острыми плечиками Абрам Моисеевич.

— Бонус вашего патрона за организацию сделки составил десять процентов, они через Ашкенази поступят на названный им счет. Деньги за векселя будут находиться в моем банке на счету анонимного клиента. — Юхансон поднял взгляд на Максимова. То ли от света лампы, то ли от природы, как бывает у альбиносов, белки его глаз были розовыми. — Для анонимов в моем банке внедрена специальная система контроля. Ни подписи, ни документов не требуется. Вам предложат приложить палец к такой же карточке. Ее вместе с этой, контрольной, сканирует компьютер. Подделка, как понимаете, исключается полностью. После этого вы получаете доступ к счету.

Максимов быстро просчитал варианты. Белобрысый, сам того не подозревая, давал ему шанс выжить. И если хоть чуть-чуть повезет, то и победить. А потом начать новую игру. Орден, он был уверен, не преминет использовать контакт с иудейскими «гномами» в своих интересах. Но опыт подсказывал, что нельзя соглашаться даже на самый выгодный вариант, предложенный противником, если не внес в него свое уточнение. Оно становилось маленьким плацдармом на чужом берегу, за который зубами уцепилась передовая рота. Лишь имея такой плацдарм, можно просчитывать варианты наступления.

— Два пальца на тот случай, если мне оторвет руку, так я понял? — усмехнулся он. — А где гарантии для вас? Я могу прийти в банк с двумя руками, но с «хвостом» за спиной.

— Иными словами… — проскрипел Юхансон.

— Да. Классический вариант гарантов, как дополнение к этой штучке.

— Принято! — хлопнул ладонью по столу Абрам Моисеевич. Теперь его взгляд стал теплее. Лицо еще больше сморщилось: судя по направлению морщин, это была улыбка. — Старые способы надежнее. Не верю я в эти электронные чудачества.

Слово порядочного человека ничем не заменишь, так, Соломон?

— Согласен. — Соломон Исаевич пригладил седую прядь на виске. — Вариант прежний. Он вам, Юхансон, известен. Сейчас… — он потряс кистью, часы на толстом золотом браслете выскользнули из рукава. — Девятнадцать часов, пятьдесят две минуты и двенадцать секунд. Прошу запомнить. Кого назначаете со своей стороны, молодой человек?

— Александра Исааковича, — Максимов указал на сидевшего в самом конце стола Ашкенази. Тот с трудом сглотнул, словно подавился куском яблока.

— Принято! — хлопнул своей обезьяньей ладошкой Абрам Моисеевич.

Максимов прижал пальцы к пластинке и передал ее Юхансону.

— Дело сделано, господа! — торжественно произнес Абрам Моисеевич, три раза по три ударив колпачком ручки по столу. — Пусть все остается на своих местах.

Он встал первым, быстро сунул поднявшимся со своих мест сухую ладошку и вышел из-за стола.

— Веня, не смотрите на меня так печально! Еще успеете насмотреться на девочек, дрыгающих ножками.

— А Соня что скажет, вы представляете? — вздохнул Веня. — Хоть бы до антракта успеть!

— Ну, если имея от вас такие деньги, она еще и имеет право голоса, — пожал острыми плечиками Абрам Моисеевич, — то о чем с вами еще говорить?

Максимов ждал, пока Администратор протрет уголком белоснежного платка слезящиеся от смеха глаза.

— Вы правильно поняли, молодой человек, — сказал тот, наконец пряча платок в карман. — Вам надо ненадолго остаться.






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.017 с.