Арабское пробуждение (Алжир, Бахрейн, Иордания, — КиберПедия


Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Арабское пробуждение (Алжир, Бахрейн, Иордания,



Йемен, Саудовская Аравия)

Ветры «арабской весны» достигли других арабских стран, хотя и не принесли в Алжир, Бахрейн, Иорданию, Йемен и Саудовскую Аравию таких потрясений, как в Ливии, Египте и Сирии.

В Алжире волна народных выступлений на социальной почве совпала с беспорядками в Тунисе. Нерешенность социально-экономических проблем стала катализатором выступлений протеста. За 2010-2011 гг. Главным управлением национальной безопасности Алжира было зарегистрировано более 1 тыс. «уличных манифестаций протеста, многие из которых принимали форму столкновений с силами правопорядка».[206]

Манифестации были направлены против дороговизны жизни, безработицы, нехватки жилья. Волнениями, сопровождавшимися столкновениями с полицией, были охвачены 20 из 48 вилай (провинций) Алжира. Часть оппозиции, прежде всего партия «Объединение за культуру и демократию» (ОКД) и некоторые профсоюзные и студенческие организации, пытались возглавить протесты и придать им политический характер, выдвигая лозунги демократизации и смены правящего режима. Однако власти сумели справиться с ситуацией, и накал выступлений стал ослабевать. Отражением настроений значительной части общества прозвучало заявление Милуда Брахими, бывшего председателя Алжирской лиги в защиту прав человека о том, что «если изменения в Алжире назрели, то они должны проходить в рамках закона и без насилия». Надо сказать, что положение в Алжире вообще отличается от ситуации в Тунисе и Египте. Во-первых, Алжир (наряду с Ливией), в отличие от других стран, поражённых «арабской весной», – самодостаточная страна и настоящая кладовая природных ресурсов. Кроме значительных запасов нефти (1,45 млрд. т.) и природного газа (4,58 трлн. куб. метров) здесь находится 90% общих запасов железной руды стран Африки, 12% мировых запасов ртути и ряд других полезных ископаемых. Алжир является крупнейшим экспортером углеводородного сырья на мировые рынки. Алжир намеревается к 2015 г. покрывать до 40% потребностей в природном газе стран Евросоюза. Наряду с нефтегазовой отраслью в Алжире достаточно успешно развиваются другие секторы экономики, например информационная технология и ядерная энергетика. В Алжире ведутся исследовательские работы на ядерном реакторе мощностью 15 МВт, построенном в 1993 г. Планируется строительство первой атомной электростанции, которая должна вступить в строй в 2020 г. Во-вторых, Алжир в 1990-х гг. уже пережил свою «алжирскую весну». Тогда в условиях нарастания системного кризиса, идеологического вакуума, обусловленного отказом от социалистической ориентации, и на волне демократизации в алжирском обществе получило широкое распространение исламистское движение, наиболее структурированной силой которого стал «Исламский фронт спасения» (ИФС). В тех условиях военные применили силу, прервав парламентские выборы. Это, в свою очередь, привело к радикализации исламистов, которые развязали многолетнее вооруженное противостояние с властями, продолжавшееся в активной форме с 1992 по 2000 гг. и получившее название «черное десятилетие». Оно стоило алжирскому народу более 150 тыс. жизней, поставило страну на грань гражданской войны и превратило Алжир в один из очагов радикального исламизма, борьба с которым ведется до сих пор. Несмотря на то, что террористические исламистские группировки в основном подавлены, «Аль-Каида исла- мского Магриба» (АКИМ) всё ещё продолжает совершать в Алжире террористические акции. Однако в целом алжирское общество имеет своеобразную «прививку» от радикальных форм «арабской весны». В-третьих, три исламистские партии, представленные в парламенте (ДОМ, Возрождение и ДНР), объединившиеся накануне парламентских выборов в альянс «Зеленый ислам», исповедуют умеренный исламизм и, критикуя правительство, в основном поддерживают прези-дентский курс. В то же время алжирские власти достаточно оперативно отреагировали на «обеспокоенность общества и желание реформ», как описывала произошедшие выступления протеста алжирская официальная пресса. С 1 января 2012 г. минимальная гарантированная заработная плата увеличилась до 18 тыс. алжирских динаров в месяц (примерно до 175 евро). Причем за период с 2008 по 2012 гг. зарплата госслужащих также была увеличена в два раза. В соответствии с планом социально-экономического развития на 2009–2014 гг., предполагается создание 400 тыс. новых рабочих мест. Президент Бутефлика в апреле 2011 г. отменил режим чрезвычайного положения, действовавший в Алжире почти 20 лет, и провозгласил план реализации «глубоких политических реформ, имеющих целью ускорить движение по демократическому пути»[207]. Важным этапом в социально-политическом развитии Алжира стали состоявшиеся 10 мая 2012 г. парламентские выборы, проходившие в соответствии с новым законом о выборах, предполагающим контроль за голосованием местными органами власти и представителями политических партий, а также наличие прозрачных урн и присутствие иностранных наблюдателей. В выборах приняли участие 44 политические партии. Из них 17 новых, созданных на основе недавно принятых законов и провозглашенной президентом Абдель Азизом Бутефликой в апреле 2011 г. программы демократизации общественно-политической жизни. За ходом выборов наблюдали около 500 иностранных наблюдателей от ООН, ЕС и ЛАГ. Итогом выборов стал явный успех светской правительственной коалиции и, соответственно, политического курса президента Бутефлики. Две партии этой коалиции «Фронт национального освобождения» (ФНО) во главе с Абдель Азизом Белькадемом, старейшим сподвижником Бутефлики и «Национально-демократическое объединение» (НДО), возглавляемое премьер-министром Ахмедом Уяхьей, завоевали соответственно 220 и 68 депутатских мест (из общего числа – 462), что превышает число мест, полученных ими на прошлых выборах в 2007 г. Исламистский альянс, объединявший три партии умеренных исламистов «Движение общества за мир» (ДОМ), «Возрождение» и «Движение за национальную реформу» (ДНР) получил 48 мандатов. Партии парламентской оппозиции, такие как стоящая на лево-социалистических позициях «Партия трудящихся», возглавляемая Луизой Ханун, и социал-демократический «Фронт социалистических сил» во главе с Хосином Аитом Ахмедом, получили соответственно 20 и 21 место. Все эти партии, включая исламистов, получили меньшее число мандатов по сравнению с выборами 2007 г. Явка избирателей составила 42,9%, что также выше показателя выборов 2007 г. Наиболее радикальная оппозиционная партия «Объединение за культуру и демократию» (ОКД), возглавляемая Саидом Саади, бойкотировала выборы. Парламентские выборы показали, что значительная часть алжирского общества поддерживает правительственный курс на дальнейшую поэтапную демократизацию и недопущение радикальных проявлений «арабской весны». Об этом свидетельствует, в частности, ослабление влияния в парламенте исламистских партий. Алжирское общество в своем большинстве настороженно относится к «революционным» политическим изменениям, способным привести к повторению «черного десятилетия» исламистского террора 1990-х гг. По инициативе президента Бутефлики в стране проводились кампании по борьбе с коррупцией, давшие положительный резонанс в обществе. С конца 1980-х гг. в Алжире существуют многопартийность, альтернативные выборы на всех уровнях и достаточно свободные, по сравнению с другими арабскими странами, СМИ. Личность президента Абдель Азиза Бутефлики достаточно популярна и ассоциируется многими алжирцами, особенно старшего и среднего поколения, с подавлением радикального исламизма и завершением «черного десятилетия», а также с демократическими преобразованиями. Конечно, социальная напряженность в алжирском обществе сохраняется, заявляет о себе и диссидентски настроенная молодежь, которая составляет половину населения Алжира и в большей степени уязвима, чем другие группы населения. В то же время снижение остроты этих проблем при наличии политической воли руководства и с опорой на большие ресурсные возможности страны – задача вполне решаемая. Её решение и будет означать реализацию алжирского варианта «арабской весны».

3 февраля 2011 г. «цепная реакция» акций протеста против действующих политических режимов в арабском мире добралась до Бахрейна – небольшой монархии в Персидском заливе. В этот день в шиитской деревне Карказан, расположенной на юге столичного района Манама, прошла первая несанкционированная демонстрация.





Принято считать израильско-палестинский конфликтглавным взрывоопасным детонатором на Ближнем Востоке, а Бахрейн – свечой зажигания, от искры которой может быть разрушена сложившаяся геополитическая архитектура региона. Это объясняется геополитическим положением Бахрейна, историческими связями с Ираном, а также близостью к крупнейшему в мире месторождению нефти Гавар, расположенному на континенте в Саудовской Аравии. Следует учитывать факт размещения в Бахрейне военно-морской и военно-воздушной баз США, откуда наносились бомбовые удары по Ираку (2003).

На фоне цунами массовых выступлений в арабском мире для многих неожиданностью стали февральские и мартовские события в Бахрейне, считавшейся образцом финансовой и политической стабильности в зоне Персидского залива. События на Бахрейне связаны с требованиями повышения статуса шиитского большинства в жизни страны, где правит суннитская королевская династия. Население Бахрейна составляет свыше 800 тыс. чел., из них около 40% нерезиденты, включая преимущественно азиатских рабочих-иммигрантов и членов их семей. Более 85% населения исповедует ислам, в том числе 70–75% шииты и 30–25 % сунниты. При этом ислам суннитского толка является государственной религией, а правительство состоит из суннитского меньшинства - шейхов-бедуинов. На митингах в Бахрейне оппозиционеры требовали отставки премьер-министра - дяди короля Бахрейна. Принц Халифа ибн Салманаль-Халифа (74 года) – уже сорок лет (!) премьер-министр и считается самым богатым членом правящей династии и одним из крупнейших бизнесменов Бахрейна.

Страны, входящие в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) во главе с Саудовской Аравией, неоднократно предлагали план урегулирования конфликта в Йемене. Речь шла об отставке Салеха с предоставлением ему гарантий безопасности, досрочных президентских выборах (по конституции мандат Салеха действовал до 2013 г.), создании переходного правительства и последующем проведении национального диалога с участием всех политических сил. После неоднократных отказов Салех согласился выполнить предложение ССАГПЗ, и в феврале 2012 г. в Саудовской Аравии соответствующее соглашение было подписано президентской стороной, правящей партией Всеобщий народный конгресс и Блоком национального согласия, куда вошло большинство оппозиционных сил. Соглашение было одобрено Лигой арабских государств (ЛАГ) и ООН.

По решению Организации арабских государств Персидского залива, принятому под давлением США, в Бахрейн были введены саудовские войска (тысяча военнослужащих) и около 500 полицейских из Объединенных Арабских Эмиратов. Король Бахрейна ввел чрезвычайное положение в стране. Шиитская оппозиция направила обращение Генеральному секретарю ООН с требованием вывода иностранных войск. В знак протеста против расстрела мирных демонстрантов шиитская партия Исламская Национальная Ассоциация Согласия вышла из состава законодательно власти, где была представлена 18 мандатами из 40. В Бахрейне функционирует компартия, которую возглавляет бывший выпускник Московского университета Дружбы народов. Она поддерживается Пекином.

Три года прошло с тех пор, как в Бахрейне разразилась «арабская весна». На улицах его столицы, Манамы, до сих пор продолжается насилие. Участники демонстраций против суннитского правительства поджигают «коктейли Молотова», полиция отвечает слезоточивым газом и светошумовыми гранатами.

По словам правозащитников, власти применяют очень жёсткие меры: проводят многочисленные рейды, пытают задержанных. Часто жертвами становятся даже те, кто не участвует в протестах на улицах. В борьбе шиитской оппозиции за реформы в Бахрейне погибло 89 чел.[208]

Протестное движение в Иордании. На фоне народного восстания в Тунисе в Иордании 14 января 2011 г. начались массовые демонстрации против экономической политики правительства и роста цен.

«События в Иордании, по мнению директора Центра геополитических экспертиз, заместителя руководителя Центра консервативных исследований при социологическом факультете МГУ В.Коровина, четко укладываются в стратегию реализации программы «Великий Ближний Восток», которая была принята в 2004 г. на Стамбульском саммите НАТО»[209]. Смысл этой стратегии заключается в том, чтобы переформатировать Арабский Восток по западной американской модели социального устройства, которая предусматривает, что государства не должны управляться стабильными монархическими либо авторитарными режимами в силу того, что это закрывает возможность внешнего управления ими.

Модель установления американского влияния в государстве в соответствии с планом «Великий Ближний Восток» включает три этапа.

Первый этап – дестабилизация общества, создание обстановки управляемого хаоса.

Второй этап – демонтаж (смена) правящего режима путем «бархатной революции», либо путем добровольного ухода т.н. «диктатора», либо более жесткими мерами при внешнем содействии.

Третий этап – запуск процесса перманентной революции, то есть непрерывной смены власти с короткими циклами стабильности (например, «цветные революции», «арабская весна»).

В Иордании в настоящее время инициирован процесс социальной раскачки с целью переформатирования нынешнего монархического режима сначала в режим парламентской монархии, а следующим этапом станет просто создание парламентского государства по модели республики. Далее при помощи сетевых информационных технологий будет легко инициировать выборы и постепенно осуществлять социальную трансформацию общества уже в рамках демократической модели в более либеральный по своей сути проект. И когда это будет произведено, тогда государство можно будет считать демократическим, то есть подконтрольным США и западным стратегам. Соответственно, оно больше не будет представлять угрозы для интересов США и будет включено в либеральную внешнеполитическую модель – своего рода буферную зону, которая в дальнейшем позволит США давить уже на северные государства, в первую очередь – на Россию.

По сути, король Иордании получил «черную метку», и речь лишь идет о том, в какие сроки Иордания перестанет быть суверенным государством и каким образом это произойдет – самостоятельно или же при помощи военного вторжения тех же самых государств, которые прежде стали объектами агрессии. То, что происходит сегодня в Иордании, – это сигнал для таких стран, как Саудовская Аравия или ОАЭ, Катар, Бахрейн, Кувейт.

Падение правящего режима в Йемене. Антиправительственные протестные выступления в Йемене начались в феврале 2011 г. Их причинами в основном явились внутренние факторы: обострение социально-экономических проблем, подавление демократических свобод и многолетнее (1990–2011) авторитарное правление президента Али АбдаллыСалеха и приближенного к нему клана. Немаловажную роль в возникновении протестного движения играли также межконфессиональные и межклановые противоречия, приведшие к вооруженным столкновениям между правительственными войсками и повстанцами Конфедерации племен Хашид во главе с шейхом Хусейном Аль-Ахмаром, видным политическим деятелем и членом парламента. В столкновениях участвовали также группировки генерала Али Мохсена аль-Ахмара, отколовшиеся от йеменской армии и выступившие против президента Салеха. Повстанцы требовали отставки президента и демократизации режима. В ходе столкновений президент Салех был серьезно ранен и проходил курс лечения в Саудовской Аравии. После его возвращения столкновения возобновились с новой силой и продолжались до начала 2012 г.

Страны, входящие в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) во главе с Саудовской Аравией, неоднократно предлагали план урегулирования конфликта в Йемене. Речь шла об отставке Салеха с предоставлением ему гарантий безопасности, досрочных президентских выборах (по конституции мандат Салеха действовал до 2013 г.), создании переходного правительства и последующем проведении национального диалога с участием всех политических сил. После неоднократных отказов Салех согласился выполнить инициативу ССАГПЗ, и в феврале 2012 г. в Саудовской Аравии соответствующее соглашение было подписано президентской стороной, правящей партией Всеобщий народный конгресс и Блоком национального согласия, куда вошло большинство оппозиционных сил. Соглашение было одобрено Лигой арабских государств (ЛАГ) и ООН.

21 февраля 2012 г. состоялись досрочные президентские выборы. Президентом был избран единственный кандидат – занимавший ранее пост вице-президента Абдо Раббо Махмуд Хади. По официальным данным, он получил 66% голосов избирателей, при явке 51%. Однако ряд общественно-политических сил (в частности, движение хуситов и сепаратистов Южного Йемена) фактически бойкотировали выборы и заявляли, что новые власти проводят против них ту же политику репрессий, что и режим Салеха. Премьер-министром правительства национального единства был назначен Мухаммед Басиндва, видный деятель оппозиции, в 1993–1994 гг. занимавший пост министра иностранных дел.

Новое правительство, как и прежнее руководство Салеха, фактически не контролирует значительную часть территории страны. В наследство от Салеха ему достались очень сложные проблемы.

Первая проблема – действия шиитских повстанцев – хуситов (примерно 40% населения Йемена – шииты), которые в 2004 г. подняли мятеж в северо-западной провинции Саада и начали вооруженную борьбу с йеменскими властями. Хуситы выступают за воссоздание на севере Йемена зейдитского имамата, который существовал с 969 г. до революции 1962 г., свергнувшей режим имама Яхьи (почти тысячу лет!). Хуситы заявляют, что они защищают свою религию – зейдизм (ветвь шиизма) от экспансии суннизма, поддерживавшегося йеменской властной элитой, которая, по их мнению, действовала в интересах Саудовской Аравии и США. Хуситы позиционируют себя борцами с коррумпированным режимом и социальной несправедливостью. Йеменские власти, так же как и Саудовская Аравия, считали хуситов террористической группировкой, поддерживаемой Ираном (что отвергалось как самими хуситами, так и Ираном). С 2009 г. авиация Саудовской Аравии регулярно наносит удары по базам хуситов на севере Йемена и на приграничной саудовской территории, куда проникают их отряды.

Вторая проблема – сепаратистское движение на юге, обусловленное существованием в течение достаточно длительного периода на территории страны двух государств – Северного и Южного Йемена. Если первый всегда был оплотом исламской религии, то второй, с момента завоевания независимости и провозглашения Народно-демократической республики Южный Йемен (НДРЮЙ) в 1970 г. до объединения Йемена в 1990 г., придерживался социалистической ориентации. В Южном Йемене, по сравнению с Северным, общество более структурировано. Здесь выше образовательный уровень населения, существуют светские общественно-политические организации, в том числе Йеменская социалистическая партия. Однако после объединения страны руководство Али Абдаллы Салеха проводило политику ущемления прав южан и доминирования представителей Северного Йемена как в бизнесе, так и в политической и военной сферах. Многие офицеры-южане были уволены из армии и правоохранительных органов и получили мизерную пенсию. Это вызывало недовольство и привело к формированию достаточно сильного сепаратистского движения, которое жестко подавлялось властями.

Третья проблема – обладающее значительным влиянием исламистское движение. Радикальные вооруженные группировки, связанные с «Аль-Каидой», контролируют часть территории страны. Президент Йемена А.Хади намерен продолжать борьбу с «Аль-Каидой». Части йеменской армии, используя американские беспилотники, предприняли в феврале-марте 2012 г. ряд операций против ее баз. Были уничтожены десятки боевиков, в том числе несколько полевых командиров. Однако в ответ исламисты осуществили взрыв вблизи президентской резиденции в г. Мукалла, жертвами которого стали 20 военнослужащих и публично казнили в подконтрольных им населенных пунктах йеменцев, которые обвинялись в связях с разведслужбами США и наведении на цели американских беспилотников. В марте 2012 г. исламистскими боевиками был убит гражданин США, работавший преподавателем в одном из йеменских городов, и взята в заложницы гражданка Швейцарии.

Президент Хади заявил о намерении созвать в ближайшее время конференцию национального диалога с участием «представителей самых широких слоев общества», принять новую конституцию, провести парламентские, а затем президентские выборы. Сепаратистские движения Юга, так же как и хуситы, отказались участвовать в каких-либо выборах до прекращения направленных против них «репрессивных и дискриминационных» действий властей.

Чистка армии и правоохранительных органов от сторонников бывшего президента, также способствовала дестабилизации внутриполитической ситуации.

С 2014 года в Йемене противоречия между сторонниками федерализации и создания автономии на севере страны — хуситами (шииты), и суннитским правительством вылились в вооруженное противостояние.

Основными причинами вооруженного конфликта в Йемене являются: развал государственных институтов, разобщение общества на племена, мазхабы, группы, а также бедность, безработица, дефицит природных ресурсов, наркомания.

Затягиванию вооруженного конфликта способствует к тому же геополитическое положение Йемена. Протяженность сухопутных границ Йемена с Саудовской Аравией и Оманом составляет 1458 и 288 километров. Что касается морского сообщения Йемена, то, с одной стороны, страна имеет выход в Красное море, с другой – в Индийский океан. Колоссальным стратегическим значением обладает Баб-эль-Мандебский пролив. Ежегодно здесь проходят до 20 тыс. судов[210].

В январе 2015 г. хуситы захватили половину страны. Президент Абд Раббу Мансур Хади и правительство подали в отставку. Хади бежал на юг Йемена, а затем и вовсе за границу. Тем не менее, Совбез ООН признает его как легитимного правителя Йемена.

Саудовская Аравия, поддерживающая президента Хади (Hadi), объявила хуситов «террористической организацией». 26 марта 2015 г. международная коалиция во главе с Саудовской Аравией начала в Йемене военную операцию против шиитской группировки «Ансар Алла» (хуситы) под кодовым названием «Буря решимости». В ней наряду с Саудовской Аравией принимают участие Кувейт, Катар, ОАЭ, Бахрейн, Египет, Иордания, Марокко и Судан. Пакистан, который считался едва ли не самым ценным потенциальным союзником Саудовской Аравии, отказался от участия в операции. Вашингтон официально не заявлял о своем участии в военной операции. Однако американцы поддержали воздушные удары Саудовской Аравии по позициям йеменских шиитов, осуществляли дозаправку в воздухе самолетов коалиции. Другим подтверждением участия США во внутрийеменском конфликте стало создание на территории Саудовской Аравии специального американского командного центра, подотчетного генералу Ллойду Остину, возглавляющему CENTCOM – Центральное командование вооруженных сил США. По сведениям газеты Wall Street Journal, США предоставляют саудовцам данные, полученные в ходе разведывательных полетов над Йеменом, что позволяет Эр-Рияду определять цели и время будущих бомбардировок[211].

Третьей стороной внутрийеменского конфликта выступают террористы – группировки «Аль-Каида» и «Исламское государство». Хаосом и безвластием в Йемене воспользовались исламистские группировки «Аль-Каиды» и «Исламского государства» на Аравийском полуострове. Джихадисты расширили контролируемую ими территорию на востоке страны и на некоторых участках вышли к саудовской границе.

Конфликт привел к массовым потерям среди мирного населения, особенно женщин и детей. По данным Всемирной организации здравоохранения, более тысячи человек считаются погибшими, почти 3,5 тыс. получившими ранения.

По мнению военного эксперта генерала армии Ю.Н.Балуевского, несмотря на предпринятые военные усилия операция «Буря решимости» так и не достигла своей цели. В конце апреля 2015 г. коалиция вынуждена перейти к смешанной политико-силовой кампании «Возрождение надежды»[212].

При этом король Саудовской Аравии Салман (Salman) заявил о «продолжении военных действий до тех пор, пока в Йемене не будет обеспечена безопасность».

«Йемен, – полагает российский журналист П.Бурмистров, – грозит превратиться в подобие нищей и расколотой на множество частей Сомали, лежащей по другую сторону жизненно важной для всей глобальной экономики главной мировой нефтяной артерии – Баб-эль-Мандебского пролива»[213].

Все это позволяет сделать неутешительный прогноз: гражданская война в Йемене будет сложной, длительной, изнуряющей и асимметричной.

«Арабская весна» в Саудовской Аравии включает несколько этапов. Первый – протестное движение. Второй – реакция правящего режима. Третий – силовое подавление саудовцами протестного движения в Бахрейне и Йемене. Поводом для протестов в Саудовской Аравии явились дожди, вызвавшие в январе 2011 г. наводнение, к которому, как оказалось, не готова социальная инфраструктура[214].

Первый этап «арабской весны» в саудовском формате (январь - февраль 2011) отмечен демонстрациями протеста в ряде городов страны. Первая демонстрация протеста жителей портового г. Джидда, состоявшаяся 26 января, была жестоко подавлена, около 50 чел. было арестовано. В демонстрации 29 января зазвучали политические и экономические требования: преобразования Саудовской Аравии в конституционную монархию, обуздания коррупции, снижения уровня безработицы, более справедливого распределения доходов от продажи нефти. В ходе демонстрации в Эр-Рияде 5 февраля 40 женщин у здания министерства внутренних дел потребовали освобождения заключенных-шиитов, находящихся в застенках с 1996 г.. Свой голос в протестное движение 17 февраля вплели демонстранты из шиитского меньшинства, живущие неподалеку от границы с Бахрейном.

В марте 2011 г. протестное движение приобрело особенно массовый характер в Восточных провинциях страны – городах Хофуф, Авамийе и Катиф. 11 марта саудовская оппозиция в лице так называемой группы Facebook объявила «Днем гнева» и выдвинула политические требования: отставка монарха, выборы в Меджлис аль Шура (саудовский парламент), предоставление избирательных прав для женщин, разработка программы эффективных мер против коррупции, финансовой транспарентности и подотчетности правительства, освобождение политических заключенных.

Реакция режима на демонстрации противников власти, не переросшие в конечном итоге в народное движение и выступавшие с такими требованиями, как признание прав женщин на вождение транспорта, освобождение политзаключенных и отдаление Саудовского королевства от власти, была жесткой – в ходе демонстраций погибли 22 чел.

По мнению ряда экспертов, избежать революционных событий в Саудовской Аравии удалось благодаря характеру режима, характеру народа и характеру оппозиции. Так, правящий режим в этой арабской стране одновременно опирается на общность интересов и ценностей, связь рода и продуманную государственную социальную политику[215].

Второй этап (февраль–сентябрь 2011) связан с принятием правящим режимом мер по «консервативной» реорганизации всех сторон общественной жизни.

23 февраля 2011 г. 87-летний саудовский монарх Абдаллы ибн Абд аль-Азиза после лечения в США возвратился в страну и провозгласил начало «нового этапа широкого национального диалога» для «блага отечества». В своей речи он пообещал выделить 27 млрд долл. на решение социально-экономических проблем. При этом особые слова благодарности монарх выразил государственной безопасности – «щиту, защищающему родину от тех, кто продал себя и стремится покуситься на благо родины». Им король обещал «отрубить их грязные руки»[216].

В этот день было распространено обращенное к монарху «Заявление 23 февраля», подготовленное группой «либеральных интеллектуалов» – «Молодежь Фейсбук». Авторы «Заявления 23 февраля» требовали превратить Консультативный совет в избираемый парламент, настаивая на трансформации монархии в «конституционное» и основанное на «разделении властей» королевство. Они выступали за «независимость суда», отмену государственного контроля над деятельностью общественных организаций, «легализацию политических партий, исключение цензуры в отношении средств массовой информации, освобождение политических заключенных, предоставление политических и гражданских прав женщинам». Заявление включало и социальные требования – «справедливое распределение общественного богатства, ликвидацию безработицы среди молодежи, улучшение ее жилищных условий».

Из государственного бюджета и личных средств монарха было выделено более 121 млрд саудовских риалов (более 35 млрд долл. США) на нужды социального обеспечения, развитие системы профессиональной подготовки женщин, повышение стипендий студентам. Не менее значительные суммы направлялись Фонду жилищного развития – на возведение жилья для молодежи. Королевские указы предполагали, что на поощрение общественных организаций будет ежегодно выделяться от 100 до 450 млн риалов. Игнорируя политические требования «Заявления 23 февраля», король подтверждал условный характер союза власти и «либералов», начало которому было положено в 2003 г. Этот союз диктовался прагматическими интересами саудовского «политического класса», который периодически обрушивал репрессии на испытывавших чувство «революционного нетерпения» интеллигентов.

Несмотря на принимаемые руководством страны меры накал протестного движения не снизился. 3-10 марта состоялись демонстрации в городах Аввамийя, Катиф и Даммам, в ходе которых были вновь продекларированы требования шиитского меньшинства. При этом протестующие выкрикивали слоган «Воры, воры, где 200 миллиардов долларов?». 5 марта правительство КСА обнародовало запрет на проведение шествий, обоснованный тем, что демонстрации противоречат законам ислама. 10 марта саудовская полиция впервые открыла огонь по протестующим в Катифе. По неподтвержденным данным, один демонстрант был убит и четверо получили ранения.

Суннитские активисты из «Объединения свободной молодежи» призвали «сторонников справедливости» выйти на улицы саудовских городов, «совершить джихад на пути Господа» и сказать слово правды правителю. 11 марта 2011 г. в Саудовской Аравии должна была начаться «желанная» революция. Но она не произошла – слишком много сил было брошено для того, чтобы с помощью «превентивных мер» не допустить демонстраций. Государственная безопасность прекратила активность антисистемного террористического подполья, ей не составило труда не допустить выступлений тех, кто действовал открыто. Против Объединения свободной молодежи была мобилизована машина государственной пропаганды – от муфтиев мечетей до «мыслителей и писателей нации», авторов ведущих саудовских изданий, говоривших о «недопустимости нападок на поэтапный реформаторский курс» короля. Саудовские «либералы» поддержали действия власти.

Следует отметить, что еще задолго до «арабской весны» королевская власть в Саудовской Аравии руководствовалась принципом упреждения революционных событий в стране.

В 2003 г. в Саудовской Аравии начался «этап реформ». Эти реформы инициировались властью (вводившей их в русло соответствия «принципам шариата» и «умеренности») и имели своей целью расширение числа участников принятия политических решений. В течение 2003–2005 гг. последовательно расширялся состав членов Консультативного совета, был создан Центр национального диалога, возник Антикоррупционный комитет, проведены первые частичные выборы советов муниципалитетов, повышена общественно-политическая роль национального предпринимательства, представленного Советом торгово-промышленных палат, появились профессиональные организации и «общественный» Саудовский национальный комитет прав человека.

В октябре 2006 г. принят Закон о комитете по принесению клятвы, содействовавший институционализации вопросов, связанных с престолонаследием (в октябре 2011 г. этот закон был применен, когда наследником саудовского престола стал принц Наеф бен Абдель Азиз). В 2008 г. в качестве начинания короля Абдаллы бен Абдель Азиза был создан Центр диалога религий.

В феврале 2009 г. монарх реформировал Совет высших улемов, введя в состав этой религиозной инстанции представителей неханбалитскихмазхабов. В 2010 г. министерство религиозных дел инициировало «программу идейной безопасности», ограничив полномочия Лиги общественной морали. 12 августа 2012 г. король Абдалла издал указ, позволяющий распространение только тех религиозно-юридических суждений, авторами которых являются правоведы, «избранные и введенные» королем в состав Совета высших улемов и Постоянной комиссии религиозных исследований и фетв.

Еще в начале 2010 г. министерство религиозных дел КСА инициировало «программу идейной безопасности», ограничив полномочия Лиги общественной морали. Были предприняты меры по женской эмансипации. В частности, отменен запрет на вождение женщиной автомобиля. Один из указов монарха ввел женщину, получившую пост заместителя министра образования, в государственный табель о рангах. Женщины получили удостоверения личности, становились служащими управлений гражданской обороны и министерства торговли и промышленности, ректорами «университетов для женщин», стали избираться в руководящие органы торгово-промышленных палат.

«Арабская весна» в Саудовской Аравии выступила своеобразным стимулятором перезагрузки отношений между властью и духовенством.

Продолжая действовать на «благо отечества» (но вновь лишь частично удовлетворяя требования «либералов»), король, выступая 25 сентября 2011 г. с тронной речью в Консультативном совете, объявил о принятии им новых указов, предоставляющих женщинам, начиная с 2013 г., право назначаться в протопарламент, а также участвовать в выборах и баллотироваться в депутаты муниципальных советов.

В начале октября 2011 г. саудовский «политический класс» столкнулся с новым вызовом – грозившими распространением по всей территории Восточной провинции волнениями шиитской молодежи города Эль-Авамийя. Саудовская пресса квалифицировала эти волнения, предлагая широкий спектр их «причин» – «хулиганские выходки», «провокация «Аль-Каиды», «вмешательство Тегерана, потерявшего Бахрейн и теряющего Сирию».

В целях дальнейшего снижения градуса социального недовольства саудовский король предпринимает ряд мер, в числе которых – ипотечный кредит на приобретение жилья для молодоженов, увеличение срока его погашения, финансовая поддержка безработных, программа социальной помощи в виде бонуса в размере 15% зарплаты, решение о выделении десятой части валового внутреннего продукта в виде расходов на пособия.

Кроме того, монарх пообещал в ближайшие годы увеличить инвестиции в развитие инфраструктуры до 900 млрд долл. Это для него не составляет никакого труда, поскольку Саудовская Аравия – обладатель четверти всех разведанных нефтяных резервуаров мира. Кабинет министров решил сделать акцент на строительстве автомобильных и железных дорог, новых портов, больниц и электростанций, на нефтехимические и водные проекты, на развитие логистики исоздание 500 тысяч новых рабочих мест ежегодно. Это весьма важно, т.к. 60% населения страны – молодежь до 20 лет. Причем, ежегодно рынок молодых специалистов пополняется 100 тыс. выпускников университетов. Сегодня в стране около 700 тыс. высококвалифицированных специалистов, желающих работать по специальности.

Третий этап революционных событий в Королевстве связан с событи<






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.018 с.