Бисмарк Отто фон (1815-1898) - первый канцлер Германской империи. — КиберПедия 

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Бисмарк Отто фон (1815-1898) - первый канцлер Германской империи.



 

Арабская весна»: причины, вдохновители,

Участники, технологии

 

Термин «арабская весна» вошел в обиход после того, как по арабским странам Северной Африки и Ближнего Востока в 2010-2013 гг. прокатилась волна массовых протестов и «революций», пик которых пришелся на весну 2011 г.

В результате «революционных цунами» в Тунисе, Египте, Йемене и Ливии произошла смена политических режимов. Имели место массовые протесты в Алжире, Ираке, Иордании, Марокко и Омане; менее значительные – в Кувейте, Ливане, Мавритании, Саудовской Аравии, Судане, Джибути и Западной Сахаре. Внутриполитический кризис в Сирии благодаря вмешательству внешних сил «взорвался» гражданской войной.

В ходе этих событий использовались общие методы гражданского сопротивления в длительных кампаниях: забастовки, демонстрации, шествия и митинги, а также использование социальных медиа для организации, общения и информирования при попытках государственных репрессий и интернет-цензуры. Многие демонстрации были встречены насильственной реакцией властей, а также проправительственных ополченцев и контрдемонстрантов. Основным лозунгом демонстрантов в арабском мире был «Народ хочет падения режима».

Такого рода процессы можно объяснить лишь совокупностью многих причин (объективных и субъективных, закономерных и случайных, внешних и внутренних и т.п.), разобраться в которых непросто. Анализ причин «арабской весны» (рост цен и безработицы, коррупционность и порочность режима, нарастание недовольства, роль современных средств связи и информации в мобилизации и организации движений, влияние иностранных организаций, роль «молодежного» бугра на социальную динамику и т.п.) дан в ряде научных работ, это избавляет автора от необходимости подробно останавливаться на них[83].
Тем не менее, всегда очень полезно попытаться систематизировать эти причины.

Во-первых, «арабская весна» стала возможной во многом вследствие социально-экономических причин (падение жизненного уровня, угрожающая пропасть между богатой малочисленной элитой и нищим большинством населения; безработица, особенно среди молодежи).

По данным доклада, подготовленного ЕС вместе с программой развития ООН и опубликованного в начале 2011 г., 140 млн чел. в 18 арабских государствах находились на пороге бедности. Протесты продемонстрировали недовольство народов арабского мира катастрофической ситуацией в хозяйственной жизни[84].

В ряде источников утверждается, что причиной возникновении революционной ситуации в арабском мире явилось введение в 2011 г. эмбарго на экспорт российской и белорусской пшеницы под предлогом плохого урожая. Вследствие этого в странах Магриба от этого резко вздорожал хлеб – основной продукт питания, что якобы привело к массовым протестам. США легко могли покрыть дефицит зерна в арабских странах из своих резервов, но этого не сделали[85]. Важно иметь в виду, что арабские страны импортируют большую часть продовольствия и особенно зависимы от поставок зерновых. Рост цен на продовольствие с августа 2010 г. скорее явился поводом или так называемым «спусковым крючком в дестабилизации региона, но не основной причиной кризиса.



Действительно, акты самосожжения как будто подтверждают это. На самом деле представляется неверным интерпретировать события, происходившие в Египте, Тунисе, Бахрейне (а в целом и в других арабских странах, возможно, за исключением Йемена, где норма потребления не достигла рекомендованной ВОЗ) как «голодную революцию». Если взять для примера Египет, то процент людей, живущих менее чем на 1 долл. в день (уровень критической бедности), составляет менее
2%, что аналогично ситуации в развитых странах (США, Великобритании и др.).

И в целом уровень «обнищания» вовсе не был столь высоким. Кроме того, по крайней мере, в Египте оказывалась значительная продовольственная помощь живущим за чертой бедности. Разумеется, падение уровня жизни, рост безработицы и цен выступили своего рода детонатором социального взрыва, которого в ином случае могло и не быть. Скажем, число безработных в Египте перед революцией достигло почти 2,5 млн. Но хуже, что миллион из них составляли молодые люди 20–24 лет. Ударной силой арабских революций выступила молодежь.

Согласно исследованиям, проведенным в конце 2010 г. центральным египетским агентством общественной занятости и статистики (the Egyptian Central Agencyfor Public Mobilizationand Statistics), более чем 43% египетских безработных имели университетский диплом. Вот эти молодые образованные люди и составили ударную силу революции.



Высокий демографический рост в сочетании с наличием сельской общины в арабских странах способствовал формированию молодежного бугра[86] и сельском перенаселении, перекосах в экономике и распределении. Исключительно высокие темпы роста населения в арабских странах создали демографический вулкан, не находящий применения энергии молодых. За последние полвека численность населения в большинстве государств увеличилась в 3–5 раз, в то же время суммарный ВВП примерно равнялся ВВП Испании, население которой на порядок меньше.

Так, в Египте ежегодный прирост населения в последние годы достиг 1 млн 300 тыс. чел., а доходы росли далеко не такими темпами. Мало кто мог предположить, что дело кончится революцией, но было уже очевидно, что рост численности населения Египта набирает угрожающие темпы, и сегодня здесь проживает почти 82 млн чел.

Кроме того, в результате мирового финансово-экономического кризиса произошло резкое сокращение рабочих мест, арабы-гастарбайтеры вернулись на родину. А местные власти не смогли или не собирались решать проблему безработицы. Так, в Тунисе и Ливии главными митингующими были представители так называемого среднего класса, а в остальных арабских странах на площадях стояла безработная молодёжь и городская беднота.

Сегодня 19% арабского населения стараются сводить концы с концами, имея не более 2 долларов в день, в то время как на эти государства приходится 45% всех природных ресурсов мира, 58% запасов нефти и 30% природного газа. Что касается природных ресурсов, мусульмане, словно бедняки Медины, выстраиваются и ждут своей очереди. Одна из важных причин потрясений на Арабском Востоке – непреодолимая бедность и захват глобальными силами и локальными группами доступа к ресурсам. Запад продолжает контролировать арабские государства. В Ираке, Ливии и Сирии сначала уничтожается инфраструктура, затем в обмен на ресурсы начинается восстановление. Получив доступ к нефти в Ливии, Запад сейчас нацелился на 400 млрд долл., которые по некоторым оценкам требуются для восстановления инфраструктуры страны[87].

Во-вторых, революционные события в арабских странах были инициированы политико-идеологическими причинами (отсутствие социально-политических лифтов, авторитаризм, коррупция и падение авторитета национальной элиты, отсутствие легальных механизмов смены власти, массовые фальсификации на выборах всех уровней, этноконфессиональные противоречия).

«Арабский Восток, – утверждает профессор В.А.Дергачев, –завершает региональный геополитический цикл, характерной чертой которого является нахождение у власти в течение жизни поколения одной правящей династии (военных, «революционеров», «семьи»), что привело к исключительному застою в обществе, в котором перестали работать «социальные лифты»[88].

Свергнутые лидеры правили по 30–40 лет, управляемые ими режимы были коррумпированными, поддержка со стороны населения минимальна. Застой правящих элит проявился и в возрасте и болезнях монархов. Королю Саудовской Аравии 87 лет и плохое здоровье, эмиру Кувейта – 81 год, султану Омана 70 лет и нет прямых наследников. Эмир Катара болен сахарным диабетом. Граждане арабских стран были недовольны расставлением на ключевые посты в правительствах и на госпредприятиях членов королевских семей или доверенных лиц лидера. Приемлемые на Востоке «подарки» и «благодарности» превратились в требование и вымогательство в огромных масштабах. Не случайно в Каире демонстранты несли лозунги «Народ не желает новую династию фараонов».

Помимо религиозных разногласий (сунниты, шииты, алавиты, христиане, умеренные и радикальные исламисты и т.д.) в революционных странах выплеснулись наружу и межнациональные противоречия. Ни одна из арабских стран не является абсолютно гомогенным образованием. Этнические и религиозно-общинные противоречия могут создавать дополнительные трудноразрешимые политические ситуации[89].

В Алжире «подняли голову» десятилетиями подвергающиеся унижению и дискредитации берберские племена, которые стали активными участниками демонстраций и вооруженного сопротивления. В Иордании вновь напомнили о себе палестинские беженцы. В ОАЭ почти 70% населения – гастарбайтеры из Юго-Восточной и Средней Азии, которые уже начали претендовать не только на полноценную социальную защиту государства, но и на политические права и свободы.

Ряд исследователей среди причин «арабской весны» называют конфликт внутри правящих элит[90]. Так, в Тунисе было налицо противостояние армии и спецслужб, на которые опирался бывший президент Бен Али. В случае с Египтом конфликт был между армейской верхушкой и группировкой сына президента Гамаля Мубарака (включавшей в себя многих видных египетских бизнесменов). Военная верхушка, державшая власть в стране со времен Июльской революции 1952 г., ревниво относилась к потенциальной возможности не связанного с армией Гамаля Мубарака занять пост президента, который до этого времени был прерогативой исключительно военных.

В Ливии же дал о себе знать конфликт между племенами Триполитании и Киренаики. Выходец из Триполитании М.Каддафи находился у власти более сорока лет, и это вызывало недовольство племен Киренаики, обделенных возможностью политического участия, особенно учитывая факт расположения основных нефтяных месторождений Ливии именно в восточной ее части.

Между тем Сирии и Бахрейну удалось избежать внутриэлитного конфликта, благодаря чему их политические режимы пока не пали под натиском «весны».

В-третьих, события «арабской весны», имели под собой серьезные внутренние предпосылки, однако в этом феномене явственно прослеживаются также геополитические причины.

«Арабская весна» обусловлена во многом вмешательством ведущих геополитических игроков в дела арабских стран с целью «переформатирования», удержания в орбите своего влияния и дальнейшего использования ресурсной базы региона. Для достижения этой цели архитекторами «арабской весны» были использованы самые современные информационно-коммуникационные технологии, финансовые и военные средства для смены законных правительств.

В ходе «арабской весны» ставка делалась на традиционную поддержку структур гражданского общества посредством зарубежных фондов и грантодателей. Только в 2009 г. один лишь Национальный фонд демократии, созданный Конгрессом США, финансировал «23 египетских, 21 палестинскую, 13 йеменских, 10 иорданских, 8 ливанских, 3 сирийских, 3 алжирских и 1 кувейтскую неправительственные организации. Суммы грантов варьировались от 19 тыс. долл. США до 385 тыс. долл. США на организацию». Гранты выделялись в основном для работы с молодежной аудиторией, в частности на обучение методам мобилизации масс, ведения пропагандистской работы, создания интернет-СМИ, веб-сайтов[91].

Колоссальное влияние на все революции оказала финансовая, информационная и политическая поддержка из-за рубежа, прежде всего, из Саудовской Аравии и Катара. Эти страны Персидского залива давно желают превратиться в ключевых игроков в регионе, поэтому на «раскачивание лодки» у конкурентов они не жалеют ни средств, ни информационных ресурсов (катарский телеканал «Аль-Джазира»). США в странах Ближнего Востока и в странах Магриба начинают перекладывать «поддержку мира, стабильности и демократии» на плечи своих союзников.

Протестующая арабская молодёжь для координации своих действий активно использовала Интернет и его социальные сети – Facebook и Twitter.

В свою очередь, власти ряда арабских стран для удержания ситуации под контролем стирали сообщения в ЖЖ и Twitter, полностью отключали Интернет и мобильную связь. В Марокко был осуждён директор газеты «Аль-Маса» по статье «подрыв национальной безопасности». В Бахрейне для подавления восставших был направлен 1,5 тыс экспедиционный корпус из Саудовской Аравии, было убито более 100 чел., а 3,6 тыс чел. были уволены со своей работы за подозрение в участии в демонстрациях.

Особенностями революций «арабской весны» явилось то, что они стали неожиданностью для многих аналитиков и жителей данных стран, главными в них стали политические, а не религиозные лозунги, им была присуща синхронность.

Синхронность революций в арабских странах обусловлена следующими причинами: наличие в регионе сходных политических и идеологических условий; революционный эффект влияния на другие страны в сходной для этих стран ситуации (возникновение вакуума власти, обострение назревших социально-экономических противоречий в результате глобальных причин, неурожаев, инфляции); падение доверия к старым формам в политике и культурной сфере и соответственно стремление к радикальным переменам; апробация новых социальных и технических технологий организации протеста и объединения протестующих.

В частности, быстрое распространение современных информативно-коммуникационных технологий (ИКТ).

Специфика арабских революций заключалась в том, что они вывели из латентного состояния многие внутренние противоречия. Массовые волнения сразу приобрели специфические страновые особенности и трансформировались в борьбу против однопартийного режима (Тунис и Египет), в племенные противоречия (Ливия и Йемен); в шиитский бунт (Бахрейн и Оман); в недовольство бедуинской верхушки проводимой правительством политикой (Иордания и Марокко); в борьбу против режима чрезвычайного положения и засилья армии в государственном механизме (Алжир и Сирия).

На Западе поспешили назвать революции в арабских странах «демократическими».

Понятие «арабская весна», по мнению руководителя Центра стратегических и этнополитических исследований Д.Халидова, охватывает пять типов революций[92].

Ливийский сценарий – это первый тип революции, где внешний фактор сыграл решающую роль. С точки зрения Запада – это «правильная» революция, но с точки зрения строгой науки – это никакая не революция, а диверсия и внешняя агрессия.

Второй тип революции – это «действительно правильные» революции, в которых низы показали свой нрав, а верхи цеплялись за старое, но их воля к сопротивлению была сломлена внешним вмешательством. Их попросту кинул дядя Сэм (в целом Запад), лояльность к которому, как они полагали, служит им гарантией неприкосновенности. Речь идет о восстании масс в Тунисе, Египте и Йемене. Правители там засиделись, народ устал, социальные лифты не работали, а коррупция и непотизм добили веру в справедливость власти.

Третий тип революции – это «неправильная» революция в Бахрейне, где массовые протесты шиитов были подавлены с помощью силовиков из Королевства Саудовской Аравии (КСА). Сами власти Бахрейна вряд ли справились бы с шиитским восстанием. В Бахрейне дискриминируемое шиитское большинство (около 3/4 населения страны).

Четвертый тип – «несостоявшиеся революции». Это выступления шиитских меньшинств в КСА, других странах Персидского залива, с которыми власти этих государств легко совладели, где силой – как в Саудовской Аравии (о чем западные СМИ «благоразумно» промолчали), где косметическими реформами и экономическими подачками – как в Кувейте, ОАЭ и Омане. «Революции» в этих странах не получили соответствующего освещения в прессе и были жестоко подавлены. Те, кто выводил людей на площади в этих странах, быстро поняли, что они не получат поддержки на Западе (информационной, политической, дипломатической) и, соответственно, свернули свою деятельность. К этому же типу революций можно отнести также массовые протесты в Ираке, там выступало суннитское меньшинство, далее – в Марокко и Иордании.

Пятый тип революции – это «правильная сирийская революция». По своим признакам сирийский вариант революции схож с ливийским, египетским и тунисским: столь же настойчивое и циничное перевирание западными СМИ того, что там происходит, вмешательство извне США, ЕС, Турции, КСА и Катара[93].

Дрожжи этих революций – арабские продвинутые пользователи Интернета – прошли подготовку на семинарах и разных курсах организованных, в конечном счете, Госдепом США (на базе мощных Интернет-компаний, Корпорации РЭНД и т.д.). Это твитерные и фейсбук-революции – прежде всего. Картину «правильных» революций обычно «подправляют» опытные западные пиарщики, создавая образ мощных народных выступлений. Одна из тайн этих революций – «таинственные» снайперы, которые стреляют в безоружную толпу с крыш домов и, как следствие, зажигают толпу. Кровь пролилась, в толпе думают, что это сделали военные и полиция. В Сирии, учли этот горький опыт, и теперь уже на крышах дежурят полицейские, пытаются отловить «таинственных» снайперов. В ответ заказчики или хозяева «снайперов» пускают в ход другой метод: когда протестующая масса следует по улице, стали стрелять из проезжающих автомобилей или мотоциклов.

Идейные вдохновители и заказчики «арабской весны»очевидны. Как говорят в этом случае: «Маски сброшены».Так, один из архитекторов американской внешней политики Зб.Бжезинский циничным образом раскрыл суть современной внешнеполитической стратегии США - сохранить статус единственной мировой сверхдержавы. Для этого, утверждает он, следует обустроить трансевразийский коридор - географическое пространство, охватывающее обширные области Азии с расширившимися Евросоюзом и НАТО должно состоять из военных баз, нефте- и газопроводов, торговых путей, стран с прозападными правительствами, экономическими и финансовыми филиалами Запада[94]. В это пространство включены американскими и западноевропейскими стратегами страны Большого Ближнего Востока.

Сегодня в арабском мире довольно часто звучат фразы: «Арабская весна» – сделано на Западе», «Революцию купили за американские доллары». Достоянием гласности стали выдержки из беседы Омара Сулеймана, шефа Службы общей разведки Египта, вице-президента, с Муаммаром Каддафи. Вот любопытное замечание: «Американцы в союзе с фундаменталистами намерены сбросить нас». Шефы разведок подобные слова всуе не произносят[95].

Из политической канцелярии опального ныне президента Йемена Салеха тоже раздавались упреки в сторону заокеанской державы: повинна в заговоре и смуте. Его поддержало не только окружение, но и ряд лидеров арабских государств, даже значительно отдаленных от мест, «охваченных пожаром интифад». Духовенство в лице салафитов сразу же заявило, что «анархистская арабская улица» – американское детище. В качестве «кузницы арабских революций» называется «Американский центр стратегических исследований Дальнего Востока». В научных публикациях по данной тематике отмечается, что американские и западноевропейские аналитические центры в самом начале интифад ловко разыграли недоумение и растерянность, чтобы скрыть отличную осведомленность в том, что творится в регионе. И выдали себя с головой, когда, предвосхищая события, ловко меняли и тактику, и стратегию, чтобы попасть в ногу с прогрессом или регрессом революций[96].

Взгляды США и стран Евросоюза на арабский регион общеизвестны. К тому же их подстегивает глобальный кризис, и они не станут отворачиваться от такой возможности вновь колониально владеть регионом, какую предоставляет «арабская весна». Имеются многочисленные свидетельства о «профессиональной подготовке» арабской молодежи в специализированных учебных заведениях, щедро оплачиваемых из американской казны. В них отрабатывались вопросы формирования молодежных отрядов сопротивления властям и осуществления акций мирного неповиновения, парализующих экономику и центры жизнеобеспечения страны. В 2007 г. такие учебные заведения были рассыпаны по Кавказу и Сербии. Подготовку в профессиональной «организации смуты» в них прошли тысячи активистов египтян и выходцев из Северной Африки. В дни смуты американцы оказывали жесткое воздействие на египетские и тунисские вооруженные силы. Тогда как многие влиятельные фирмы, в том числе могучий «Гугл», предоставляли исподтишка незримую, но существенную помощь «арабской весне». Сами участники протестных движений не скрывают, что медикаменты, горячее питание, аппаратура средств связи – все доставлялось на площадь Тахрир бесперебойно. Круглосуточно. Революция, которую кормят, обувают, лечат, обеспечивают бесперебойной связью – только воюй, круши, ломай… Такое представить крайне сложно.

В Египте и в Йемене почва для «агентов влияния» оказалась более чем благодатной. Там смута тлела годами, надо было лишь разворошить уголья и раздуть пламя. Сепаратисты юга Йемена, горные племена хусиитов, не признающие центральную власть. Кочевники-террористы на египетском Синае, патлатые мальчишки-диссиденты на площади Тахрир с портативными ноутбуками в холщовых сумках: лишь ветер в голове да вечное желание кого-то ниспровергать. И два мощных оппозиционных потока: «Братья-мусульмане» и светское движение «Кифайя» («Довольно»!) во главе с известным диссидентом Абдель Халилем Кандилем. Рядом в громких тусовках зарождалась и «Национальная лига реформ», кроме громкого названия так ничем в делах и не
отмеченная.

Действительно, поведение госдепа США и самого президента настораживают и даже вызывают вопросы. Госпожа Клинтон – все, вероятно, помнят – в дни начала интифады, когда мир ждал от американцев четкого определения позиции относительно протестных выступлений в Египте, неустанно убеждала всех в незыблемости и стабильности режима Мубарака. Администрация Обамы с первых дней правления не высказалась в критическом духе по поводу Хосни Мубарака, его тирании, своевластия, нарушений прав человека. Выжидали, чтобы, собрав все силы в кулак – прежде всего силы народные, оппозиционные - ударить наверняка. Так и вышло. Без особого ущерба и потерь. И лицо все сохранили.

Особенностью революционных событий является то, что нигде в арабском регионе никакое возмущение никогда не проходило без антиамериканских и антизападных лозунгов. «Арабские революции» объединяет идея панарабизма и жажда свободы от империализма, прежде всего, США и Израиля. Панарабизм придумали англичане с целью разрушить единство исламского мира, но теперь он стал реальностью. Главной причиной кризиса в Египте и Тунисе, по мнению французского публициста и политолога Т.Мейсана[97], является экономическая. Американцы быстро «слили» Мубарака, поскольку он блокировал ситуацию и не давал США развиваться в регионе. Американцы хотели поставить в Каире своего Ющенко-Саакашвили и попытались направить революционное движение в нужное им русло. В частности, с началом событий на площади Тахрир появились «добрые люди», которые стали распространять 26-страничную книжечку на арабском языке, где содержались планы организации демонстраций, список простых и полезных советов. Например: как брататься с полицией, как выглядеть (спортивная обувь, чтобы быстро бегать, капюшон и платок для защиты от слезоточивых газов, цветочки в руках, чтоб доказать мирные намерения), какие нужны слоганы (ясные и лаконичные, которые бы устраивали всех и сводились к тому, что египетский народ един). Те же книжки раздавались в свое время в Грузии и на Украине. Идея американцев заключалась в том, чтобы поставить во главе Египта вице-президента Омара Сулеймана, жестокого, рафинированного и тонкого человека, активно работающего с Моссадом.

В книге известного исламоведа и мусульманского философаТарика Рамадана «Ислам и арабское пробуждение» представлены цифры и доказательства «профессиональной подготовки» арабской молодежи в специализированных учебных заведениях, щедро оплачиваемых из американской казны. Чему их учили? Создавать сплоченное в единый кулак сопротивление властям, гражданской активности, актам мирного неповиновения, которые парализуют экономику и центры жизнеобеспечения. В дни смуты американцы оказывали жесткое воздействие на египетские и тунисские вооруженные силы[98].

Наиболее ярко действие внешнего фактора проявилось в Ливии, где не просто совпали интересы ряда западных и восточных стран, а впервые (весной 2011 г.) был создан прецедент совместного участия блока НАТО и некоторых арабских государств в насильственном изменении режима в арабской же стране. «Арабская весна» свидетельствует о том, что схватка между Китаем и Западом за Африку началась. Революция в Ливии, Египте, и в Тунисе была запланирована и осуществлена Западом и о ней было известно заранее. Прогнозировалось, что беспорядки в Египте, если они выйдут из-под контроля, грозят перекрытием Суэцкого канала – основной артерии, по которой получает нефть с Ближнего Востока Европа. Так, грузопоток через Суэцкий канал в 2009 г. составил около 14,7 тыс. гружёных судов. Это около 645 млн тонн грузов, из них около 2,7 тыс. танкеров (с грузом около 79 млн тонн), и это не самый лучший год[99].

Запад твёрдо решил восстановить и усилить свой контроль над Магрибом и, скорее всего, над всем Арабским Востоком. В порядке упреждения и предотвращения проникновения туда чуждых геополитических сил, прежде всего, Китая.

В чем же смысл новой стратегии Запада в условиях произошедшей «арабской весны»? В том, чтобы установить контроль в глобальных масштабах над стратегическими коммуникациями и территориями, богатыми ресурсами. Как? Через последовательное ослабление государств и подчинение национальных элит наднациональным структурам; через наделение НАТО функциями мирового жандарма, что вытекает из его «Стратегической концепции» (2009). И, наконец, через демонтаж существующего миропорядка, основанного на нормах традиционного международного права. Каким образом? Методом «экспорта демократии» с опорой на новые информационные технологии и социальные сети, через новое качество дезинформации в СМИ, новый тип «креативных революционеров», владеющих этими «технологиями»[100].

Геополитическая сложность «арабской весны обусловливает анализ ее в контексте стратегии «управляемого хаоса». «Управляемый хаос», отмечает Эль-Мюрид, – термин современной науки. Он возник в рамках естественных наук, но в ряде случаев употребляется и при анализе политических, геополитических и социальных явлений. Этот термин выражает политику направления и контроля хаотических процессов посредством ограниченного числа факторов. Другими словами, определенная сила, дав начало какому-либо процессу, приводит его в хаотическое состояние. Затем в соответствии со своими интересами она сохраняет созданный хаос, препятствуя установлению порядка»[101].

И действительно, на обширном географическом пространстве происходят коренные преобразования, развивающиеся порой, в противовес прогнозам, в самом неожиданном направлении. Но одна черта проявляется постоянно: события по цепочке передаются в соседние страны региона. Следствием этого, как правило, становится смена власти. Если «арабская весна» оказывает влияние на весь регион, то, естественно, каждая страна, расположенная в этом пространстве, постарается защищать свои интересы. В этом контексте не исключено осуществление курса на создание «суннитской полосы» или предъявление больших претензий на энергетические ресурсы региона[102].

Таким образом, Арабский Восток превращается в арену борьбы крупных геополитических сил мира, что позволяет считать «арабскую весну» очередным этапом борьбы, идущей в геополитической линии Запад–Россия–Китай. Здесь одним из главных факторов является контроль над энергоресурсами и маршрутами их транспортировки. Создавая на беспокойном Арабском Востоке хаос, главное внимание Запада при этом направлено на Китай и Россию[103].

Технологии управления революционными ситуациями. На сегодняшний день апробированы различные технологии, которые способны вызвать так называемые «цветные» («финиковые, «фисташковые» и т.п.) революции[104].

К подобным технологиям, отмечает А.И.Владимиров, относится концепция «управляемого хаоса», применяемая к отдельным государствам и цивилизациям[105].

Основным содержанием этой стратегии является внесение деструктивных помех в систему управления и власти, и ее последующая дезинтеграция. Цель – лишить противника не только воли к сопротивлению, но и ментально переродить его с тем, чтобы он воспринимал свою новую роль «осваиваемого пространства и ресурса», с радостью и энтузиазмом. Все это достигается путем тотальной дестабилизации и деструктуризации национального бытия, превращения нации в «первичный бульон атомизированных индивидуумов», готовых «ради успеха» на любые действия, то есть – в полностью подконтрольную и позитивно к оккупации настроенную массу.

Для реализации этого предусматривается решить три основные задачи:

1) внести изменения в структуру, приоритеты и шкалу базовых национальных ценностей;

2)обеспечить «распад связи времен», то есть сделать очевидным разрыв поколений;

3)сделать жизнь в стране невыносимой, одновременно соблазняя ее население набором «ценностей иноземного быта», якобы доступных при другом политическом режиме.

Технология хаотизации системы жизнеобеспечения страны предполагает:в экономике – изгнание из основных ее отраслей обязательной социальной составляющей, а также – создание обстановки, в которой национальное развитие является невыгодным, а честный производительный труд невозможным и не престижным делом; в социальной сфере – недоступностью основных конституционно гарантированных прав для абсолютного большинства населения государства; в сфере культуры – насильственной «вестернизацией» и изменением (сломом) национальных святынь, ценностей и исторических корней, уничтожением самобытности и насильственным внедрением (в формах психологической войны) ценностей индивидуального выживания и культивированием их примата над ценностями коллективного существования; в сфере публичной политики – полным размыванием всего политического спектра, невозможностью появления новых ярких политических лидеров, перерождения национальной элиты и национальных средств массовой информации.

Перерождение национальной элиты начинается с перерождения национальных лидеров и осуществляется всегда одними и теми же приемами: официальными почестями и международным признанием; гарантией личной (и семьи) безопасности и безопасности вкладов и собственности за рубежом; вводом «искушаемого» в суперэлитные «клубы избранных»; постоянным напоминанием «нетленности его личного вклада в историю»; убеждением его в том, что на этом уровне, национальные интересы державы уже не главное, так как его предназначение «участвовать в повелевании миром» и т.д. В свою очередь, перерожденные национальные лидеры приводят к власти людей лично им преданных и способных ради близости «к телу», своей карьеры и персонального богатства на любое преступление против государства и общества.

Дальнейший алгоритм технологии «организованного хаоса» таков: отчуждение населения от власти нарастает, и, со временем, оно уже само жаждет перемен, «сильной руки», и так далее; и тут народу указывают – «кто виноват», и «что и как нужно делать», а также помогают делать именно то, что нужно нашим «цивилизационным оппонентам».

Технология «организованного хаоса» регионального уровня включает: объединение разрозненных политических сил, выступающих против существующего легитимного правительства; создание объединенного руководства оппозицией и поиск (назначение) лояльного национально лидера (их группы); разработка выгодной для субъекта управления (агрессора) системы корпоративных взглядов на будущее страны; формирование стратегических, оперативных и тактических целей оппозиции; разработка программы, обосновывающей деятельность оппозиции и обещающей населению «осваиваемой» страны улучшение условий жизни после свержения существующего правительства; разработка организационных и оперативных методов работы оппозиции; перевод «оппозиции» в активное «сопротивление» и прямое руководство этим процессом; подрыв уверенности лидеров государства в своих силах и в лояльности (преданности) силовых структур государственному руководству; завоевание поддержки ведущих и референтных (влиятельных и популярных в народе) групп; расширение международной поддержки оппозиции, при одновременной изоляции существующего легитимного правительства от дипломатической, экономической и, особенно, от военной помощи других государств; запугивание или «перекупка» руководящих элит возможных зарубежных союзников; открытая подготовка к военной агрессии; открытая дестабилизация обстановки в стране, поощрение мародерства, терроризма, убийство популярных людей, провокация кровавых межэтнических столкновений, организация голода, остановка работы транспорта и банков и так далее, с целью посеять панику среди населения страны и усилить его недоверие к существующей государственной власти; организация смены власти путем военного мятежа, «демократических выборов» или другим путем; поддержание в государстве противоречий с целью недопущения стабилизации обстановки и утраты контроля над действиями марионеточного руководства; при необходимости – проведение прямого военного вмешательства и переход к оккупационному управлению государством[106].  

Концепция «управляемого хаоса» включает комплекс инструментов по управлению сознанием людей и методик, которые позволяют «расколоть» традиционное устоявшееся общество, хаос в стране. Родоначальником этой технологии является Стивен Манн[107]. Ключевые моменты в этой концепции заключаются в следующем. Необходимо обеспечить социально-политическую мутацию и в конечном итоге добровольное подчинение человека, для того чтобы в дальнейшем иметь возможность неограниченно влиять на него[108]. В западных государствах это может быть возможным, так как люди там преследуют свои индивидуально-эгоистические интересы, самостоятельно выживают без защиты государства. Такого человека не сложно переломить и «запрограммировать» на другую систему ценностных координат. В отличие от западного, в традиционном обществе все по-другому люди ориентируются на общество, род или семью, тем самым общество является защитным барьером. При любых негативных влияниях на индивидуума он может рассчитывать на помощь как общества в целом, так и на его отдельных членов. Таких людей сложнее «сломить», для этого надо размыть систему ценностей. Необходимо лишить человека поддержки коллектива и сделать из него индивидуалиста, что возможно во время политического хаоса.

Данные принципы легли в основу действий оппозиции в ходе «арабской весны»:

1. Организация акций протеста через группы в социальных сетях (Facebook, Twitter, Blackberry, Messenger).

2. Распространение информации о готовящихся акциях протеста посредством SMS-сообщений.

3. Распространение информации о готовящихся акциях протеста cреди прихожан в мечетях.

4. Организация «дней гнева» после пятничных молитв.

5.Сбор небольших групп манифестантов в разных частях города и их последующая концентрация на центральных улицах и площадях в многотысячную толпу.

6.Наличие подготовленных средств наглядной агитации (транспарантов с лозунгами и изображениями высшего руководства; в Ливии – флагов прежнего режима).

7. Отсутствие явного, зримого лидера и видимой организационной системы в акциях протеста.

8. Совершение погромов и поджогов штаб-квартир и офисов правящих партий, полицейских участков, зданий, принадлежащих государственным телерадиокомпаниям, захват аэропортов.

9. Участие в столкновениях организаций радикальной религиозной направленности.

10. Привлечение в ряды оппозиции представителей правоохранительных органов и






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.019 с.