В каких случаях арбитражный суд может назначить экспертизу? Назовите нормы АПК, устанавливающие такие случаи. Обязан ли арбитражный суд назначить экспертизу по ходатайству стороны? — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

В каких случаях арбитражный суд может назначить экспертизу? Назовите нормы АПК, устанавливающие такие случаи. Обязан ли арбитражный суд назначить экспертизу по ходатайству стороны?



Почему в приведенных ниже правовых ситуациях не была проведена судебная экспертиза? Были ли нарушены при этом процессуальные права сторон? Каким образом следует обжаловать определение арбитражного суда об отказе в назначении судебной экспертизы?

 

Правовая ситуация 1.

ОАО "Тольяттиазот" обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Морконструкция" об истребовании из незаконного владения 286 гексабитов и 654 железобетонных блоков, находящихся по адресу: г. Новороссийск, Сухумское шоссе, 17.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены ЗАО "Спецморстрой", Главное управление Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю и отдел Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю по г. Новороссийску.

Решением от 29.08.2005, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 24.11.2005, в иске отказано по следующим основаниям.

Суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности требований ОАО "Тольяттиазот" о принадлежности ему истребуемых гексабитов и железобетонных блоков. Поскольку железобетонные изделия не имеют индивидуализирующих признаков, установить имущество, являющееся предметом иска, невозможно.

В постановлении апелляционной инстанции указано, что отыскиваемые гексабиты и железобетонные блоки расположены по адресу: г. Новороссийск, Сухумское шоссе, 17, за огороженной территорией ООО "Морконструкция" (Сухумское шоссе, 21 - 23). Отношения к адресу, по которому расположены гексабиты и железобетонные блоки, ООО "Морконструкция" не имеет. Железобетоные изделия, находящиеся на территории ответчика, не обладают индивидуализирующими признаками, поэтому утверждать с достоверностью о принадлежности их ОАО "Тольяттиазот" нельзя. Препятствия в получении гексабитов и железобетонных блоков чинят работники ЗАО "Корпорация "Спецморстрой".

В кассационной жалобе ОАО "Тольяттиазот" просит отменить вынесенные судебные акты, дело направить на новое рассмотрение по следующим основаниям:

- суд апелляционной инстанции пришел к неправомерному выводу, что в деле отсутствуют доказательства нахождения гексабитов и железобетонных блоков во владении ООО "Морконструкция"; суд не дал оценки письму Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю от 15.04.2005 N 09-8815615, из которого следует, что данное имущество находится у ответчика, который препятствует исполнению судебного акта;



- вывод суда первой инстанции о невозможности индивидуализировать отыскиваемые гексабиты и железобетонные блоки не соответствует имеющимся в материалах дела техническим паспортам и фотографиям гексабитов и железобетонных блоков, из которых видно, что все изделия имеют маркировку изготовителя;

- судебные инстанции неправомерно отказали в проведении экспертизы по поводу установления принадлежности ОАО "Тольяттиазот" железобетонных изделий.

Отзыв на кассационную жалобу не предоставлен.

По делу объявлялся перерыв до 15.03.2006.

Изучив материалы дела и выслушав представителей участвующих в деле лиц, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что постановление апелляционной инстанции от 24.11.2005 подлежит отмене.

Как следует из материалов дела, ОАО "Тольяттиазот" (заказчик) и ЗАО "Спецморстрой" (генеральный подрядчик) заключили договор строительного подряда от 09.01.2001 N 26Т-01, по условиям которого генеральный подрядчик на свой риск собственными и (или) привлеченными силами и средствами обязался выполнить работы по строительству сооружений морского терминала по перевалке аммиака на территории Темрюкского района.

Во исполнение договора ЗАО "Спецморстрой" из материалов ОАО "Тольяттиазот" изготовило с июня 2001 г. по июнь 2002 г. 900 гексабитов и 836 железобетонных блоков.

В июле - августе 2002 г. ЗАО "Спецморстрой" и ОАО "Тольяттиазот" расторгли договор путем обмена письмами.

ЗАО "Спецморстрой" не возвратило ОАО "Тольяттиазот" гексабиты и железобетонные блоки.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 03.05.2005 по делу N А32-44094/2004-49/1226 за истцом признано право собственности на указанное количество гексабитов и железобетонных блоков, расположенных по адресу: г. Новороссийск, Сухумское шоссе, 17.



Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Краснодарского края от 30.11.2004 по делу N А32-7412/2003-6/200-2004-6/153 ЗАО "Спецморстрой" обязано возвратить истцу 286 гексабитов и 654 железобетонных блока.

На стадии исполнения постановления апелляционной инстанции судебный пристав-исполнитель установил, что присужденные ОАО "Тольяттиазот" гексабиты и железобетонные блоки находится у третьего лица - ООО "Морконструкция", которое препятствует исполнению судебного акта (письмо Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю от 15.04.2005 N 09-8815615).

Данное обстоятельство послужило основанием для предъявления ОАО "Тольяттиазот" настоящего иска.

Отказывая в его удовлетворении, апелляционная инстанция пришла к выводу, что истец не доказал факта нахождения отыскиваемых (маркированных) гексабитов и железобетонных блоков во владении ООО "Морконструкция", поскольку они находятся за пределами огороженной (охраняемой) территории ООО "Морконструкция", расположенной по адресу: г. Новороссийск, Сухумское шоссе, 21 - 23.

Данный вывод нельзя признать обоснованным, поскольку судом не дано оценки документам, свидетельствующим о препятствиях истцу со стороны ответчика в вывозе железобетонных изделий.

Владение имуществом не ограничивается только фактом нахождения имущества на территории лица, а имеет место во всех случаях, когда имущество тем или иным образом включается в имущественную сферу лица (осуществление лицом контроля за судьбой вещи). Суд апелляционной инстанции неправомерно не дал оценки письму Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю от 15.04.2005 N 09-8815615, из которого следует, что ООО "Морконструкция" препятствует вывозу отыскиваемых гексабитов и железобетонных блоков. В кассационную инстанцию предоставлен акт от 30.11.2005, составленный представителями истца и ЗАО "Спецморстрой", из которого следует, что директор и представитель ответчика препятствовали вывозу отыскиваемых гексобитов и железобетонных блоков, находящихся за пределами территории общества (Сухумское шоссе, 17), ссылаясь на принадлежность данных гексабитов и железобетонных блоков ответчику.

Поскольку в силу части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе считать доказанными обстоятельства, которые были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, дело на основании пункта 3 части 1 данной статьи надлежит направить на новое рассмотрение. Поскольку вывод о том, что отыскиваемые гексабиты и железобетонные блоки не находятся во владении ответчика, сделан судом апелляционной инстанции (суд первой инстанции пришел к выводу о нахождении отыскиваемых гексабитов и железобетонных блоков во владении ООО "Морконструкция"), дело надлежит направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении суду апелляционной инстанции в соответствии с требованиями части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует дать оценку письму Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю от 15.04.2005 N 09-8815615 и акту от 30.11.2005, составленному представителями ОАО "Тольяттиазот" и ЗАО "Спецморстрой".

Кроме того, суду следует проверить доводы ОАО "Тольяттиазот" о том, что маркировка гексабитов и железобетонных блоков, находящихся за пределами территории ООО "Морконструкция" (нанесены номер гексабита и железобетонного блока с датой изготовления партии), соответствует имеющимся в материалах дела техническим паспортам, которые выданы ЗАО "Спецморстрой" при изготовлении железобетонных изделий для истца, и дать оценку выводам суда первой инстанции о невозможности индивидуализировать истребуемые гексабиты и железобетонные блоки.

Доводы ОАО "Тольяттиазот" о неправомерном отклонении судами ходатайств о проведении экспертизы по поводу установления принадлежности ОАО "Тольяттиазот" отыскиваемых гексабитов и железобетонных блоков следует признать несостоятельными. В силу части 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд назначает экспертизу для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний. С учетом имеющихся в материалах дела доказательств для установления факта принадлежности гексабитов и железобетонных блоков специальных познаний не требуется.

 

Правовая ситуация 2.

Общество с ограниченной ответственностью "Интел" (далее ООО "Интел") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Закрытому акционерному обществу "Интерпродукт-96" (далее ЗАО "Интерпродукт-96") о запрете использовать обозначение "TEMPLER" для индивидуализации товаров, работ, услуг, в отношении которых зарегистрированы товарные знаки N 252281 и N 354882, и взыскании с ответчика компенсации в размере 270 000 руб. (с учетом принятых судом в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнений исковых требований).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 16.04.2009 года исковые требования удовлетворены; суд запретил ЗАО "Интерпродукт-96" ввозить на территорию Российской Федерации, предлагать к продаже, продавать, хранить, демонстрировать на выставках и иным образом вводить в гражданский оборот товары (алкогольную продукцию) с использованием обозначения TEMPLER, сходным до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам N 252281 и N 354882, зарегистрированными для индивидуализации товаров по 33 классу МКТУ; с ЗАО "Интерпродукт-96" в пользу ООО "Интел" взысканы 270 000 руб. компенсации, а также 89 000 руб. расходов по госпошлине.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 июня 2009 года N 09АП-9632/2009-ГК указанное решение оставлено без изменения.

Полагая исковые требования подлежащими удовлетворению, суды исходили из того, что между обозначением "TEMPLER", используемым ответчиком на товаре, который он вводит в гражданский оборот, и товарными знаками истца "TAMPLER" и "TEMPLIER" имеется сходство до степени смешения; товары истца и ответчика с указанным обозначением являются однородными. Учитывая данные обстоятельства, требование истца о взыскании компенсации судами признано правомерным и обоснованным.

Не согласившись с названными судебными актами, ЗАО "Интерпродукт-96" подана настоящая кассационная жалоба, согласно которой ответчик просит обжалуемые решение и постановление отменить, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Заявитель жалобы указывает, что судом апелляционной инстанции не учтено, что ответчиком из Испании вино TEMPLER завезено один раз пробной партией в количестве всего 240 бутылок (двух видов по 120 бутылок) по контракту N 31 от 15.01.2006 года для изучения спроса, вино TEMPLER выпущено с Центральной акцизной таможни Российской Федерации с соблюдением всех норм и правил (прошло таможенную очистку) в соответствии с регламентом Центральной акцизной таможни Российской Федерации, испанская фирма "КАСТЕЛЬ Д*ОР, С.Л." гарантировала компании ЗАО "Интерпродукт-96" эксклюзивное право на торговый знак TEMPLER, используемый на этикетках вин, а также предоставила свидетельство о регистрации торгового знака в Испании (следовательно, и в Евросоюзе) N 0001966001(4) до 18.05.2015 года.

Ответчик полагает, что истец нарушил пункт 1 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации, не обратился к ответчику с предложением (требованием) о заключении соглашения на использование товарных знаков, правообладателем которых является и считает сходными до степени смешения с товарными знаками ответчика.

"Интерпродукт-96" ссылается на то, что на внеочередном собрании акционеров 03.04.2009 года принято решение о снятии оставшихся бутылок вина TEMPLER с продажи и реализации их среди учредителей компании по контрактной себестоимости исключительно для личного потребления, заявитель жалобы полагает, что нет предмета спора, поскольку спорного вина TEMPLER на территории Российской Федерации уже нет.

Ответчик указывает, что судами первой и апелляционной инстанций не оценен список зарегистрированных на фирму ООО "Интел" товарных знаков.

Заявитель жалобы также ссылается на то, что судом первой инстанции определен размер компенсации без учета степени и характера нарушения.

Ответчик указывает, что истец не доказал, что понес убытки от реализации ответчиком нескольких бутылок вина, в связи с чем им выбран такой способ защиты прав как взыскание денежной компенсации.

ЗАО "Интерпродукт-96" указывает, что судами не учтены заключение (лингвистический анализ) патентного поверенного Родионова Н.М., выступления на судебных заседаниях второго патентного поверенного Российской Федерации Волкова В.С.

Представитель ЗАО "Интерпродукт-96" поддержал в судебном заседании доводы кассационной жалобы.

Представитель ООО "Интел" возражает против удовлетворения кассационной жалобы, считая обжалуемые решение и постановление законными и обоснованными, представлен письменный отзыв.

ООО "Торговый дом "Русьимпорт" в судебное заседание не явился, извещен о времени и месте судебного разбирательства, неявка в соответствии с ч. 3 ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов в указанных судебных актах фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, кассационная инстанция пришла к выводу, что обжалуемые решение и постановление подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Судом установлено, что ООО "Интел" является правообладателем следующих товарных знаков: "TAMPLIER" по свидетельству N 252281, зарегистрированного в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 25 июля 2003 года в отношении товаров 33 класса МКТУ "алкогольные напитки (за исключением пива)", с приоритетом от 05 сентября 2002 года; указанный товарный знак приобретен ООО "Интел" у Юридической компании "Форум" на основании договора уступки, зарегистрированного в Роспатенте 23 августа 2006 года за N РД0011510; "TEMPLIER" по свидетельству N 354882, зарегистрированного в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 11 июля 2008 года в отношении товаров 33 класса МКТУ, указанных в перечне, с приоритетом от 5 декабря 2006 года.

ЗАО "ИНТЕРПРОДУКТ-96" осуществил ввоз на территорию Российской Федерации, а также предложение к продаже, продажу и хранение вин, производства "Castell D'OR", Espana (Испания), маркированных обозначением "TEMPLER".

Истец считает, что на товаре (вине), который ответчик вводит в гражданский оборот, используется обозначение "TEMPLER", являющееся сходным до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам N 252281 и N 354882.

В соответствии со статьей 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации для установления факта незаконного использования товарного знака необходимо установить наличие сходства до степени смешения используемого ответчиком обозначения с зарегистрированным товарным знаком истца и установить однородность товаров, в отношении которых применяется соответствующее обозначение ответчика и товарный знак истца.

Согласно пункту 14.4.2 Правил обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Судом установлено, что товарный знак "TAMPLIER" по свидетельству N 252281 является словесным обозначением, выполненным заглавными печатными буквами латинского алфавита, стандартным шрифтом. Товарный знак "TEMPLIER" по свидетельству N 354882 также представляет собой словесное обозначение, выполненное заглавными печатными буквами, стандартным шрифтом, в латинице.

Обозначение "TEMPLER", используемое ответчиком, также является словесным, выполненным стандартным шрифтом заглавными печатными буквами латинского алфавита.

Сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) и определяется на основании признаков, изложенных в пункте 14.4.2.2 Правил, которые могут учитываться как каждый в отдельности, так в различных сочетаниях.

В соответствии с пунктом 14.4.2.2.(а) Правил признаками звукового (фонетического) сходства обозначений являются: наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; расположение близких звуков и звукосочетаний по отношению друг к другу; наличие совпадающих слогов и их расположение; ударение и т.д.

Согласно пункту 14.4.2.2.(б) Правил графическое сходство обозначений определяется на основании общего зрительного впечатления; графического написания с учетом характера букв (печатные, заглавные); расположения букв по отношению друг к другу; описанием сравниваемых обозначений буквами одного алфавита, с использованием одного вида шрифта.

Пунктом 14.4.2.2.(в) Правил установлено, что смысловое сходство определяется подобием заложенных в обозначениях понятий, идей, а также совпадением одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение.

Судом правомерно установлено, что между обозначением, используемым ответчиком и товарными знаками истца, имеется сходство до степени смешения, в частности, по фонетическому, графическому и смысловому признаку.

Сходство сравниваемых обозначений по фонетическому признаку обусловлено сходством звучания товарных знаков "TAMPLIER" [tamplier] и "TEMPLIER" [tamplijer], и обозначения "TEMPLER" [templer]. Некоторая разница в произнесении отдельных звуков не оказывает существенного влияния на признание указанных обозначений фонетически сходными, поскольку она может быть выявлена лишь специалистом-лингвистом, а не рядовым потребителем, не знакомым с особенностями звучания слов во французском и немецком языках.

О графическом сходстве обозначений свидетельствует то, что все они выполнены буквами одного алфавита (латинского), стандартным шрифтом, большинство букв, из которых совпадает, что приводит к общему визуальному впечатлению при восприятии указанных обозначений.

Слово "TAMPLIER" является транслитерацией слова "ТАМПЛИЕР" и обозначает членов ордена Нищенствующих рыцарей Христа и Храма Соломона, первого по времени основания из религиозных военных орденов.

Согласно сведениям из словарей слово "TEMPLIER" переводится с французского языка как "тамплиер, рыцарь-храмовник".

Обозначение "TEMPLER" в переводе с немецкого также означает "тамплиер, храмовник".

В товарных знаках по свидетельствам N 252281 и N 354882 и в обозначении, используемом ответчиком, указанные слова являются единственными и несут на себе всю смысловую нагрузку. Все три обозначения имеют семантическое тождество.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции считает соответствующим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам вывод судов о том, что имеет место вероятность смешения потребителем товара, маркированного товарными знаками истца и спорным обозначением.

Экспертиза назначается только для разрешения возникших при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний. Вопрос о сходстве до степени смешения двух словесных обозначений, применяемых на товарах истца и ответчика, может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя и специальных знаний не требует.

Доводы заявителя жалобы о том, что судом не дана оценка заключению патентного поверенного Родионова Н.М оценены судами первой и апелляционной инстанций и правомерно отклонены, при рассмотрении дела судами исследованы и оценены все обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела и принятия законного и обоснованного судебного акта.

Доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке имеющихся в деле доказательств, что в силу норм статей 286, часть 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации недопустимо в кассационной инстанции.

Довод заявителя жалобы о том, что судами не учтены выступления на судебных заседаниях второго патентного поверенного Российской Федерации Волкова В.С., неоснователен.

В соответствии с ч.1 ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений.

Судами оценены доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование требований и возражений.

Обстоятельство, что в судебном акте не названы какие-либо из имеющихся в деле доказательств либо доводы, не свидетельствует о том, что данные доказательства и доводы судом не оценены.

Отсутствие в мотивировочной части сведений о выступлении второго патентного поверенного Российской Федерации Волкова В.С. не влияет на правильность выводов судов по делу и не является основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

По мнению арбитражного суда кассационной инстанции судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, выводы суда, содержащиеся в обжалуемых решении и постановлении, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, судами правильно применены нормы материального и процессуального права.

 

Вариант 2

Задача № 1.

 

 

Денисова обратилась в суд с иском к бывшему супругу Денисову о взыскании алиментов на содержание их малолетнего сына Игоря. При этом истица просила взыскать алименты в твердой денежной сумме, ссылаясь на то, что не знает, где в настоящее время работает ответчик, последний часто меняет место работы, имеет нерегулярный, меняющийся заработок. Денисов возражал против предъявленного иска и указал, что работает менеджером в ООО «Альфа», а его ежемесячный заработок, согласно справки с места работы, составляет 24800 рублей в месяц.

Какие обстоятельства должен установить суд для правильного разрешения данного дела? Какие доказательства должна представить каждая из сторон в подтверждение своих требований и возражений?

 

Задача № 2.

На основании договора от 08.01.2005 г. № 1 и дополнительного соглашения к нему от 28.01.2002 г. ООО «ВиКос» (подрядчик) выполняло по заданию ООО «Балтнефтепроводы» (заказчика) ремонтные работы на теплотрассе. Данное обстоятельство подтверждается двухсторонними актами приемки выполненных работ за январь и сентябрь 2005 года, согласно которым стоимость этих работ составила 1150000 и 55000 рублей. Платежными поручениями от 12.04.2005, 01.03.2005 и 25.03.2005 заказчик оплатил их. Посчитав, что заказчик имеет задолженность перед подрядчиком на сумму 1660000 рублей за дополнительные работы по капитальному ремонту теплотрассы, выполненные в сентябре-октябре 2005 года, подрядчик обратился с иском в арбитражный суд. В подтверждение своего требования истец представил акт приемки выполненных работ за январь 2006 года на сумму 1660000 рублей, акты на выполнение скрытых работ и акт гидравлического испытания теплотрассы. Возражения ответчика сводились к тому, что спорные работы были выполнены во исполнение договора от 08.01.2005 и дополнительного соглашения к нему от 28.01.2005 г., а также к тому, что акт выполненных работ от января 2006г. подписан неуполномоченным лицом.

Арбитражным судом первой инстанции было установлено, что акты со стороны заказчика подписаны Косовым, начальником филиала ООО «Балтнефтепроводы», не являющимся руководителем указанной организации.

Могут ли указанные акты быть приобщены к материалам дела в качестве письменных доказательств? Если да, то, какие обстоятельства должен установить арбитражный суд для этого?

Задача № 3.

Какое доказательственное значение в арбитражном процессе имеет признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения? Каковы требования к оформлению признания стороной обстоятельств? Каковы последствия несоблюдения таких требований? Чем отличается соглашение о признании обстоятельств от мирового соглашения? Допускается ли в делах из административных и иных публичных правоотношений признание обстоятельств?

Чем отличается признание обстоятельств от признания иска? Каковы процессуальные последствия признания обстоятельств и признания иска? Имело ли место в приведенных случаях признание обстоятельств? Какие требования АПК были нарушены арбитражными судами первой инстанции при применил последствий признания обстоятельств в каждой правовой ситуации?

 

Правовая ситуация 1

Панков Д.П., Сакин А.В и Миронова И.В. обратились в Арбитражный суд с иском к ООО Фирма "Орс" о признании решения (избрание директора общества Дычкова С.А.; об утверждении итогов оплаты (уступке) участниками общества (истцами) своих долей ЗАО "Ис-Арт"; об изменениях учредительных документов общества) общего собрания участников ООО Фирма "Орсом" от 14 апреля 2009 года (Протокол N 1) недействительными.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 18.09.2010 г. по делу N А40-33778/02-61-344 исковые требования удовлетворены.

Суд кассационной инстанции в своем постановлении указал, что принимая решение об удовлетворении иска, суд первой инстанции основывался исключительно на заявлении представителя ответчика о признании исковых требований, сделанном в заседании суда.

При вынесении решения суд руководствовался ст. 70 АПК РФ, исходя из того, что обстоятельства, подтверждающие основания иска, признаны сторонами.

Однако, в силу ч. 3 ст. 70 АПК РФ факт признания сторонами обстоятельств заносится в протокол судебного заседания и удостоверяется подписями сторон. Занесенное в протокол судебного заседания заявление представителя ответчика о признании иска в связи с тем, что собрание проведено с нарушениями, подписано только представителем ответчика и не содержит сведений о конкретных нарушениях, допущенных при созыве и проведении собрания.

Поскольку факты признания сторонами конкретных обстоятельств, являющихся основанием для признания решений общего собрания участников общества недействительным, не удостоверены в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 70 АПК РФ, у суда не было оснований для признания их, не требующими доказывания.

При указанных обстоятельствах оспариваемое решение не может быть признано законным и обоснованным …..

Правовая ситуация 2

 

Налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки предпринимателя по вопросам соблюдения налогового законодательства установлены нарушения, в том числе неполная уплата налога на добавленную стоимость и непредставление налогоплательщиком деклараций по налогу на добавленную стоимость. Данные нарушения отражены в акте проверки.

По результатам выездной налоговой проверки налоговый орган вынес решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения…

Сумма штрафа в добровольном порядке налогоплательщиком не уплачена, в связи с чем налоговый орган обратился в арбитражный суд для взыскания неуплаченной суммы штрафа в судебном порядке.

Определением от 6 сентября 2006 г. арбитражный суд предложил сторонам подписать соглашение об обстоятельствах дела, в котором указать на неоспариваемые предпринимателем факты допущенных правонарушений.

В соответствии с указанным определением налоговый орган направил в адрес налогоплательщика проект соглашения по фактическим обстоятельствам по делу N А33-15601/2006.

Удовлетворяя заявленные требования, суд указал, что между сторонами достигнуто соглашение в порядке, определенном статьей 70 АПК, из которого следует о признании должником спорной суммы налоговых санкций. Соглашение составлено в письменной форме, подписано представителями налогового органа и налогоплательщиком и приобщено к материалам дела. Следовательно, у суда отсутствуют правовые основания для исследования обстоятельств по делу.

Суд кассационной инстанции указал, что согласно пункта 3 статьи 70 АПК признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств. В соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 70 АПК достигнутое в судебном заседании или вне судебного заседания соглашение сторон по обстоятельствам удостоверяется их заявлениями в письменной форме и заносится в протокол судебного заседания.






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.028 с.