Общество беспроволочных телеграфов и телефонов . — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общество беспроволочных телеграфов и телефонов .



С О Д Е Р Ж А Н И Е

Предисловие

1.Первые тридцать лет радиопромышленности России

2.ЛИЧНОСТИ РОССИЙСКОЙ ЭЛЕКТРОНИКИ

2.1Аксель Иванович Берг

2.2 Александр Иванович Шокин

2.3 Создатели транзистора в России

2.4 Слово об ученых

3.История развития отечественной электронной вычислительной техники

4.Электронная тема в МИСИС

4.1 История МИСИС

4.2 Факультет Полупроводниковых материалов и приборов(ПМП)

4.3 50 лет истории кафедры технологии материалов электроники

5.ОПЫТ МИРОВЫХ ЛИДЕРОВ ЭЛЕКТРОНИКИ

5.1 История фирмы «СОНИ»

5.2 Фирма ЭППЛ и СТИВ ДЖОБС

5.3 Вопросы заимствования иностранного опыта

6.КРУПНЕЙШИЕ СИСТЕМНЫЕ ПРОЕКТЫ В ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭЛЕКТРОНИКИ

6.1.Проект « Радиолокация» 1943-1946

6.2 .Проект «Кольцо) 1947-1965

6.3.Проект «Научный центр Зеленоград»1962-1990

6.4.Проект « Центр электронного материаловедения «- Калуга
Приложение. Краткая хронология развития компонентной базы электроники

Библиографический список

 

П Р Е Д И С Л О В И Е

 

Электронная промышленность( ЭП ) изначально ориентирована на разработку, создание и испытание электронных компонентов: радиоламп, полупроводниковых приборов, индуктивностей, конденсаторов, резисторов и т.л Располагая качественным набором компонентов можно собрать и простой радиоприемник и радиолокатор , музыкальный центр и вычислительную машину. Однако такой утилитарный подход к электронике соответствовал истине лишь в первые десятилетия ее истории и сильно изменился к настоящему времени,

Электроника как наука о компонентах родилась с началом ХХ века и первый ее специализированный компонент – вакуумная электронная лампа, диод( 1902), затем триод(1906). .Диод нашел применение в приемных схемах нарождавшейся радиотехники, а триод оказался незаменим в усилительных и генераторных устройствах. Поэтому приемно-усилительные лампы, далее ПУЛ, вот уже столетие сохраняют важнейшие позиции в электронной промышленности. Наступившая эра полупроводников бесконечно расширила понятие «компонент», но ПУЛ живы и кое в чем незаменимы

Книг по истории российской электронной промышленности написано множество ( см. библиографический списо ) , намного больше , чем сможет прочитать студент –электронщик, специально вопросами истории не интересующийся. Часть этих книг написана профессионалами, творцами и участниками важных этапов истории ЭП. Беда лишь в том, что тиражи этих исторических исследований очень малы, и многие из них носят частный характер, привязанный к возникновению и деятельности отдельных, хотя весьма достойных и важных предприятий. Чтобы сохранить дух и настроение эпохи мы прибегнем к цитированию первоисточников,



Электроника как всякая наука интернациональна, но история электронной промышленности в СССР и РФ не может рассматриваться в отрыве от истории страны, В том числе от решений и позиции правившей партии или отдельных политических деятелей За давностью и противоречивостью этих решений они далеко не всегда понятны современникам, их целесообразность и эффективность трудно оценить. Но электронная промышленность в СССР была создана, имела существенные успехи и шансы стать двигателем научно-технической революции в постиндустриальном обществе. Но не случилось! И важно понять – почему?

Науку электронику творили ученые- физики, конструкторы, технологи. Электронную промышленность в России и Советском Союзе развивали и создавали выдающиеся организаторы, равноценные по созидательной мощности И. Курчатову в атомной или С.П.Королеву в ракетно-космической промышленности. Именно об этих людях стоит рассказать будущим специалистам электроники

В годы Великой Отечественной войны в СССР зародились почти одновременно три научно-технических проекта, которые в значительной степени определили послевоенное развития страны. Это атомный проект – создание оружия, создание атомной промышленности и атомной энергетики. Это проект ракетного, а позже ракетно-космического вооружения и соответствующей промышленности, опять-таки используемой и для мирного освоения ближнего космического пространства. Третий проект – создание радиоэлектронной промышленности, о чем и будет рассказано ниже. Довольно быстро стало ясно, что задачи этих трех проектов тесно пересекаются и взаимно проникают друг в друга. Доставка ядерного оружия эффективна только с использованием ракет, управление ракетами и противодействие ракетному оружию возможно только на базе современной электроники. На атомной электростанции сотни раз в минуту проверять температуру и давление в сотнях каналов ядерного реактора на протяжении десятков лет может только электроника. Электронные компоненты вторглись во все сферы деятельности человека от кухонных машин до астрономии и меняют его образ жизни сильнее., чем атомные и ракетно-космические технологии.



На протяжении десятков лет три отрасли развивались динамично, при поддержке государства и, в целом, отвечая мировому уровню развития. Но в начале девяностых годов судьба этих промышленных гигантов подверглась испытанию. В условиях жестокого финансового кризиса государство (в лице и.о. премьер-министра Е.Т. Гайдара) сохранило за собой руководство и финансирование атомной промышленности, руководство и поддержку большей части ракетно-космической отрасли. А вот радиоэлектронная отрасль в большей своей части была отпущена (или брошена?) в рыночный механизм выживания и развития, после чего без поддержки государства стала сжиматься и деградировать. Конечно, решения Е.Т.Гайдара касались не только электроники – в сходных условиях и с похожим результатом оказалась авиационная промышленность, станкостроение, судостроение, сельхозмашиностроение и многое другое. Результатом этого процесса сейчас принято называть деиндустриализацией России. По прошествии почти четверти века оценить результаты можно так: работают и строятся атомные электростанции в РФ и за рубежами страны( Иран, Египет, Венгрия) запускаются спутники (более 80 пусков в 2014 году), совершенствуются (хотя с трудностями) боевые межконтинентальные ракеты разных классов. И почти нет заметных успехов в электронной промышленности – множатся отказы электроники в космических аппаратах, на свои немногие боевые и гражданские самолеты мы вынуждены ставить второсортные импортные электронные компоненты. В магазинах полностью отсутствуют отечественные продукты потребительской электроники: телевизоры, телефоны, плееры, СВЧ печи. Ответственные и безответственные лица в СМИ время от времени вбрасывают лозунг: «В России не было и нет собственной электроники». Но вот это как раз и большая неправда и весьма опасная догма, которой нужно противостоять

 

1.Первые тридцать лет радиопромышленности России

Гг., первое поколение ЭВМ

Элементной базой машин этого поколения были электронные лампы – диоды и триоды. Несложная схема из двух триодов и четырех резисторов образует триггер- бистабильную ячейку- материальную основу машинной памяти и машинной логики. Следовательно на этом уровне развития-чем больше памяти, тем больше ламп и больше шлейф сопутствующих компонентов(системы питания, стабилизации, резервирования и т.п.) Первые ЭВМ предназначались для решения сравнительно несложных научно-технических задач. Они были значительных размеров, потребляли большую мощность, имели невысокую надежность работы и слабое программное обеспечение. Быстродействие их не превышало 2—3 тысяч операций в секунду,( но даже это на порядки лучше, чем у механических и электрических машин!) емкость оперативной памяти—2К или 2048 машинных слов (1K=1024) длиной 48 двоичных знаков. Первой ЭВМ принято считать

ЭНИАК-американскую машину, созданную в годы Второй мировой войны по заказу Артиллерийского управления армии США, но немножко опоздавшую поучаствовать в войне (запущена в 1945г).

Не подлежит сомнению, что в послевоенный период никакой научно-технической информацией США с Советским Союзом не делился. История создания советских ЭВМ- изначально оригинальная.

1947-1948 г. - начало работ по созданию в Институте электроники Академии наук Украины под руководством академика Сергея Алексеевича Лебедева первой универсальной ламповой ЭВМ - МЭСМ (малой электронной счетной машины). Первоначально МЭСМ задумывалась как макет или модель Большой электронной счётной машины (БЭСМ), первое время буква «М» в названии означала «модель». Работа над машиной носила исследовательский характер, в целях экспериментальной проверки принципов построения универсальных цифровых ЭВМ. После первых успехов и с целью удовлетворения обширных потребностей в вычислительной технике, было принято решение доделать макет до полноценной машины, способной решать реальные задачи.

- на триггерных ячейках, для данных — на 31 число, для команд — на 63 команды .

- тактовая частота: 5 кГц

- быстродействие: 3000 операций в минуту (полное время одного цикла составляет 17,6 мс; операция деления занимает около 20 мс)

- количество электровакуумных ламп: 6000 (около 3500 триодов и 2500 диодов)

- занимаемая площадь: 60 м²

- потребляемая мощность: около 25 кВт

Данные считывались с перфокарт или набирались с помощью штекерного коммутатора. Также мог использоваться магнитный барабан, хранящий до 5000 кодов чисел или команд. Для вывода использовалось электромеханическое печатающее устройство либо фотоустройство для получения данных на фотоплёнке.
1948 г. - И. С. Брук получил диплом на изобретение ЭВМ и представил проект создания такой машины, названной М-1. В декабре И. С. Брук и Б. И. Рамеев получили авторское свидетельство на изобретение "Автоматическая цифровая электронная машина". Из-за организационных трудностей работы по реализации затянулись.
1950 г. - вступает в действие первая в СССР вычислительная электронная цифровая машина МЭСМ, самая быстродействующая тогда в Европе, а в 1951 году она официально вводится в эксплуатацию.
1953 г. - в Академии наук СССР (Москва), вводится в эксплуатацию БЭСМ (большая электронная счетная вычислительная машина), разработанная в Институте точной механики и вычислительной техники АН СССР. под руководством С.А.Лебедева. БЭСМ относится к классу цифровых вычислительных машин общего назначения, ориентированных на решение сложных задач науки .. Построена на электронных лампах (5000 ламп). Быстродействие — 8—10 тыс. оп./с. Внешняя память — на магнитных барабанах (2 барабана по 5120 слов) и магнитных лентах (4 по 30 000 слов). Скорость обмена с барабаном — 800 чисел в секунду. Скорость записи-считывания с ленты после позиционирования — 400 чисел в секунду. Первоначальный ввод программы и исходных данных осуществляется с перфоленты со скоростью 20 кодов в секунду. Печать результата осуществляется на бумагу со скоростью до 20 чисел в секунду. Потребляемая мощность — около 35 КВт.

1955 г. - институт точной механики и вычислительный техники (ИТМиВТ) АН СССР ввел усовершенствования в Большую ЭВМ "БЭСМ", повысившие её быстродействие до 8000 операций в секунду.
1956 г. - разработана ЭВМ БЭСМ-2. Руководитель разработки — С.А.Лебедев. Основные технические характеристики аналогичны характеристикам БЭСМ-1. 20 тысяч операций в секунду, ОЗУ на 2048 39-разрядных слов на ферритовых сердечниках (200 000 сердечников). В машине содержалось 4 тыс. электронных ламп и 5 тыс. полупроводниковых диодов.
1958 г. - в институте кибернетики АН Украины разработана электронная цифровая вычислительная машина “КИЕВ”, предназначенная для решения широкого круга научных и инженерных задач.
1958 г. - в Ереване под руководством Ф.Т. Саркисяна (Б.Б.Мелик-Шахназаров) создана ЭВМ "Раздан".
1958 г. - под руководством Н.П. Брусенцова в вычислительном центре Московского университета была создана и запущена в производство первая и единственная в мире троичная ЭВМ "Сетунь". «Сетунь» — малая ЭВМ на основе троичной логики. Единственная в своём роде ЭВМ, не имеющая аналогов в истории вычислительной техники. На основе двоичной ферритодиодной ячейки , которая представляет собой электромагнитное бесконтактное реле на магнитных усилителях трансформаторного типа, Н. П. Брусенцов разработал троичную ферритодиодную ячейку, которая работала в двухбитном троичном коде, т.е. один трит записывался в два двоичных разряда, четвёртое состояние двух двоичных разрядов не использовалось.

- Тактовая частота процессора — 200 кГц. - Производительность — 4500 оп/сек

- ОЗУ на ферритовых сердечниках — 162 9-разрядных ячейки, время обращения 45 мкс.

- ЗУ — магнитный барабан ёмкостью 3888 9-разрядные ячейки, скорость вращения 6000 об/мин, время обращения 7,5 мс для обработки зоны (группы из 54х 9ти разрядных ячеек).

- Потребляемая мощность — 2,5 кВт.

- Устройство ввода: электромеханическое, 7 знаков в сек; фотоэлектрическое, 800 знаков в секунду, перфорированная бумажная пятипозиционная лента(перфолента)
1959 — 1967 гг., второе поколение ЭВМ

Элементной базой машин этого поколения были дискретные полупроводниковые приборы. Машины предназначались для решения различных трудоемких научно-технических задач, а также для управления технологическими процессами в производстве. Появление полупроводниковых элементов в электронных схемах существенно увеличило емкость оперативной памяти, надежность и быстродействие ЭВМ. Уменьшились размеры, масса и потребляемая мощность. С появлением машин второго поколения значительно расширилась сфера использования электронной вычислительной техники, главным образом за счет развития программного обеспечения. Появились также специализированные машины, например ЭВМ для решения экономических задач, для управления производственными процессами, системами передачи информации и т.д.

1959 г. - созданы опытные образцы ЭВМ М-40, М-50 для систем противовоздушной, а позже противоракетной обороны (ПВО-ПРО). Разработчики - С.А.Лебедев и В.С.Бурцев (Ленинская премия 1966 г. за специализированный автоматизированный комплекс обработки информации для системы ПРО на базе этих ЭВМ).
1959 г. - в СССР была введена в эксплуатацию первая ламповая специализированная стационарная ЭВМ СПЕКТР-4 предназначенная для наведения истребителей-перехватчиков.
1959 г. - под руководством Я.А.Хетагурова (ЦМНИИ-1) создана первая в СССР мобильная полупроводниковая ЭВМ "КУРС" для обработки радиолокационной информации.
1960 г. - в Академии Наук Украины разработана первая полупроводниковая управляющая машина "Днепр" (В.М.Глушков, Б.Н. Малиновский).
1962 г. - в ИТМиВТ выпущена ЭВМ БЭСМ-4.
1962 г. - разработана первая в Украине ЭВМ с асинхронным управлением "Киев" (В.М.Глушков, Е.Л.Ющенко, Л.Н.Дашевский). Запуск ее в ОИЯИ (Дубна).
1962 г. - начало выпуска ЭВМ "Минск-2" с использованием импульсно- потенциальной элементной базы и введением представления данных в виде двоично-десятичных чисел и алфавитно-цифровых слов (С 1965 г. – "Минск-22"). В.В.Пржиялковский.
1965 г. - группой инженеров в Институте точной механики и вычислительной техники под руководством С.А.Лебедева была создана мощная полупроводниковая ЭВМ БЭСМ-6 ("Быстродействующая электронно-счетная машина"). БЭСМ-6 занимает особенно важное место в развитии и использовании вычислительной техники в СССР. Это первая в СССР суперЭВМ с производительностью 1 миллион оп/сек.
1965 г. - начало выпуска в Казани полупроводниковых ЭВМ М-220 и М-222 с производительностью до 200 тыс. оп/сек, продолжающих линию ЭВМ М-20. Предназначены для решения научно-технических, а также отдельных классов экономических задач. Главный конструктор М.К.Сулим.
1967 г. - ввод в действие машины БЭСМ-6 в Вычислительном центре АН СССР. Начало ее серийного производства на заводе счетно-аналитических машин (САМ) в Москве. За все время (до начала 80-х гг.) было построено около 350 БЭСМ-6.
1968 — 1973 гг., третье поколение ЭВМ

Элементная база ЭВМ - малые интегральные схемы (МИС). Машины предназначались для широкого использования в различных областях науки и техники (проведение расчетов, управление производством, подвижными объектами и др.). Благодаря интегральным схемам удалось существенно улучшить технико-эксплуатационные характеристики ЭВМ. Например, машины третьего поколения по сравнению с машинами второго поколения имеют больший объем оперативной памяти, увеличилось быстродействие, повысилась надежность, а потребляемая мощность, занимаемая площадь и масса значительно уменьшились.


1969 г. Разработана ЭВМ 5Э92Б - компьютер на дискретных полупроводниковых схемах, основной компьютер в первой системе ПРО Москвы; двухпроцессорная система с общим полем оперативной памяти. «Большой» процессор использовался собственно для вычислений, «малый» — для контроля периферийных устройств и операций ввода-вывода. Развитая система прерываний, ориентированная на работу в реальном времени. Ориентирована на работу в составе многомашинных комплексов (испытание комплекса из 12 машин проводилось в 1967 году с разделяемой периферией и возможностью «горячей» подмены вышедшей из строя машины.

Элементная база — дискретные транзисторы, диоды, ферриты, близка к элементной базе БЭСМ-6. Конструкция ячеистая, ячейки объединены в блоки по 30 штук. Блоки приспособлены для «горячей» замены, восстановление функционирования машины после отказа и смены аварийного блока занимало 25—35 секунд.

Производительность: «Большой» процессор — 500 тысяч оп./сек..

«Малый» процессор — 37 тысяч оп./сек.. Продолжительность основного цикла вычислений — 2 мкс.
1970 г. - создана многомашинная система коллективного пользования "АИСТ-0" на базе нескольких М-20 под управлением "Минск-32".
1971 г. - начало выпуска модели ЕС-1020 (20 тыс. оп/сек), Минск. В.В.Пржиялковский.
1973 г. - начало выпуска модели ЕС-1030 (100 тыс. оп/сек), Казань (разработка выполнена в Ереване, Институт математических машин. М. Семирджан).
1973 г. - с использованием БЭСМ-6 была создана многомашинная система с переменной структурой АС-6 для задач управления космическими полетами в СССР.
1973 г. - начало выпуска высокопроизводительной ЭВМ с многоформатной векторной RISC-архитектурой для систем предупреждения о ракетном нападении и общего наблюдения за космическим пространством М-10 (Загорск, М.А.Карцев).

 

Проект «Кольцо) 1947-1955

Проект «Кольцо» имел разные названия: большая система «ЗАС», система С-25, система «Беркут» (т.к. её курировал всесильный министр НКВД Л. Берия и даже внедрил в неё своего сына С.Л. Берия, только что окончившего институт, на должность главного конструктора). Проект предусматривал создание системы противовоздушной обороны Москвы и прилегающего промышленного района путем создания вокруг столицы кольца позиций ПВО, оснащенных радиолокаторами дальнего обнаружения(до 1200км). РЛС точного наведения, батареями управляемых зенитных ракет, позициями зенитной артиллерии.

Задачей комплекса было прикрытие района от массированной атаки вражеских бомбардировщиков с любого направления. Система С-25 была стационарной (на постоянных боевых позициях) и многоканальной, т.е. могла работать по многим целям одновременно. Параллельно с С-25 были созданы два мобильных одноканальных варианта 3РС: железнодорожный С-50 и автомобильный С-75 ( именно таким комплексом был в 1956 году сбит высотный разведывательный самолет U-2 над Уралом, а во Вьетнаме ,батареи С-75 сбили около 200 американских самолетов).

Военно-политическая обстановка к моменту принятия такого плана была следующей: Соединенные Штаты обладали атомным оружием (в СССР его пока не было) и средствами доставки – флотом дальних бомбардировщиков В-29 «Летающая крепость», эффективно использованных при бомбежках Японии в 1944-45 годах, Равноценного тяжелого дальнего бомбардировщика в СССР также не было, его только предстояло создать. Географическое положение США делало их практически неуязвимыми для ответного удара, в то же время к услугам их авиации в Европе были аэродромы союзников – Турции, Германии, Англии, Норвегии. Таким образом, система ПВО была остро необходима хотя бы для прикрытия центрального района СССР.

Для разработки радиоэлектронных средств управляемого ракетного оружия в1947г. был создан специализированный институт КБ-1 (позже ЦКБ«Алмаз»).

Ряд предприятий получил задания по созданию управляемых и самонаводящихся зенитных ракет. был использован задел германских разработок ( в последние годы войны в Германии разработали и испытали 5-6 типов зенитных управляемых ракет, но ни одну не довели до промышленного выпуска.)

Проект «Кольцо» в окончательном виде был реализован и поставлен на вооружение в 1955 году. Это была впечатляющая система, с централизованным компьютерным управлением, с мощным зенитно-ракетным вооружением, не имевшая аналогов в мире. Но за годы её реализации обстановка в мире существенно изменилась, что потребовало модернизации системы С-25.

Советский Союз создал атомное оружие и промышленность по его производству, в 1949 году - атомную, а в 1953 году – водородную бомбу. Как средства доставки на первый план выдвинулись баллистические ракеты дальнего, а потом и межконтинентального радиуса действия. Очевидной становилась организация противоракетной обороны (ПРО). В августе 1953 года семь заслуженных маршалов прошедшей войны, в том числе Г.К. Жуков и А.М. Василевский, направили в ЦК КПСС обращение о необходимости срочной разработки противоракетного оружия. По поводу обращения маршалов в КБ-1 был собран научно-технический совет для оценки возможностей создания таких систем. Следует отметить, что техническая задача обнаружения и уничтожения баллистической ракеты на порядки сложнее задач ПВО. Ракета летит со скоростью в 3-4 раза превышающей скорость боевого самолета, и имеет поверхность отражения радиоволн в десятки раз меньшую, чем у самолета. Не удивительно, что части членов НТС задача. поставленная маршалами показалась нереальной, на грани технической фантазии, тем более что и система С-25 («Беркут») ещё продолжала дорабатываться. С резкой критикой проекта ПРО выступили академик А.Л. Минц, признанный патриарх мощной радиотехники (см. часть 1), и главный конструктор систем ПВО А.А. Расплетин. Тем не менее, физико-техническое обоснование возможности ПРО представил другой главный конструктор – Г.В. Кисунько. Предложение поддержал главный инженер «Алмаза» Ф.В. Лукин, выдающийся организатор радиоэлектронных проектов. Результатом ожесточенных дискуссий стало образование внутри КБ-1 специального отдела по программе ПРО (под руководством Кисунько) и начало проектных проработок этой задачи.

Ко всем радиокомпонентам проектируемой системы ПРО могла быть применена приставка «сверх-«», там должны быть сверхмощные генераторные лампы, сверхбольшие приемно-передающие антенны, сверхчувствительные приемники и сверхбыстродействующие (по тому времени) ЭВМ для обработки информации. Тем не менее, предварительный анализ показал, что создание этих «сверх»- узлов технически возможно для той радиоэлектронной промышленности, которая была создана в СССР в годы «радиолокационной» трехлетки. Тестовый, макетный вариант системы ПРО получил название «система А» и возводился на берегу озера Балхаш, в пустынной казахской степи. Именно там, через год после начала строительства, заработала сверхмощная радиолокационная установка РЭ с дальностью захвата цели 2200 км и в июле 1957 года впервые в мире был произведен «захват» баллистической ракеты и выполнена её радиотехническая «проводка» с обработкой полетной информации. Противоракеты пока ещё не было и отладка системы шла трудно. Но 4 марта 1961 года пуск противоракеты В-1000 с фугасным боезарядом по баллистической ракете с макетом ядерной боеголовки прошел с полным успехом. На удалении от точки пуска более 400 км, и на высоте 25 км отклонение противоракеты от цели составило 10-30 метров. Американские инженеры смогли повторить эту операцию только спустя 23 года, хотя первые проработки своих систем ПРО начали тоже в пятидесятые годы. На системе «А» в последующие годы было проведено, и в основном успешно, более 30 пусков противоракет. Успех макетной системы «А» позволил развернуть проектные и строительные работы по созданию ПРО центрального промышленного района СССР – системы «А-35». Это была следующая версия проекта «Кольцо» с меньшим числом боевых позиций, но с неизмеримо большими боевыми возможностями. Отчасти было задействовано и радиоэлектронное оснащение от системы «С-25». Генеральным конструктором до окончания работ по «А-35» был Григорий Васильевич Кисунько.

В полном виде первая в мире система ПРО А-35 была поставлена на боевое дежурство в 1974 году, затяжки в строительстве были вызваны массой реорганизаций, уходом Н.С. Хрущева и многими другими нетехническими причинами, о которых подробнее в [ 5 ]. Одним из важных последствий построения «А-35» стало следующее: оценив технические и материальные трудности создания эффективных ПРО, американцы предложили СССР ограничить гонку вооружений в части ПРО, заключив соответствующий договор – СССР и США создают и имеют по одному противоракетному «зонтику». Это не ограничивает возможности модернизации имеющихся систем, и в 2015 году США планируют потратить на ПРО порядка 8 млрд. долларов, продвигая в Европе сеть узлов обнаружения и уничтожения баллистических ракет.

Первопроходцы

Еще с начале пятидесятых годов главный инженер Ф. В. Лукин КБ-1 организовал активные работы по микроминиатюризации РЭА на имевшейся тогда элементной базе. (Напомним, что КБ-1 , созданный и ориентировванный для разработки систем противо-воздушной и противоракетной обороны особенно остро нуждался в компактной и надежной электронике) Но к концу 50-х годов стало ясно, что требуются более радикальные методы. Вот тогда-то Ф. В. Лукин и поручил А. А. Колосову, одному из наиболее активных, грамотных и заинтересованных в решении этой проблемы специалистов, досконально изучить подходы к микроминиатюризации по иностранным и отечественным источникам. Результаты этой работы были обобщены в 1960 г. в небольшой монографии А. А. Колосова «Вопросы микроэлектроники», которая стала учебником для многих специалистов. В ней автор прекрасно обосновал необходимость и своевременность начала широкомасштабных работ по исследованию проблем, связанных с созданием интегральных схем, и изложил новые принципы создания РЭА. В 1960 г. Ф.В. Лукин поручил А. А. Колосову создание в КБ-1 лаборатории по микроэлектронике. Лаборатория приступает к активной работе, привлекая к ней многочисленные НИИ и ВУЗы в качестве контрагентов. Идеи микроэлектроники начали распространяться по стране. Так Ф. В. Лукин, сам того не подозревая, начал готовить теоретический задел и кадры для Центра микроэлектроники в Зеленограде, который через три года ему предстояло создавать.

В это же время А. И. Шокин с группой специалистов из аппарата ГКЭТ пришел к выводу о необходимости создания и развития принципиально новой подотрасли — микроэлектроники. Именно подотрасли, т.е. системы научно-исследовательских институтов (НИИ), конструкторских бюро (КБ), опытных и серийных заводов, распределенных по всей стране и решающих все специальные проблемы по освоению и тиражированию изделий микроэлектроники. С 1959 г. он направлял группу специалистов в США на стажировку и изучение планарной кремниевой технологии. И когда А. А. Колосов обратился к К.И. Мартющову (заместителю А. И. Шокина) с результатами своих работ и усилий по координации,, он встретил полное понимание.

К.И. Мартющов предложил организовать конференцию, куда собрать нужных руководителей и специалистов из разных ведомств Такая конференция состоялась в конце 1961 г. С основным докладом выступил А. А. Колосов, с содокладом о системах памяти — Ф. Г. Старос, директор СКБ-2 в Ленинграде. Затем А. А. Колосова и К.И. Мартюшова пригласили к А.И. Шокину, обсудили проблему и пришли к выводу о необходимости создания единого Центра микроэлектроники (ЦМ).

Идея ЦМ состояла в образовании инновационного центра микроэлектроники — локально размещенного функционально полного комплекса НИИ с опытными заводами, решающего все специфичные проблемы создания и применения ИС. В ЦМ должны разрабатываться специальные материалы, технологическое и контрольно-измерительное оборудование, непосредственно ИС, РЭА на их основе. Все это должно отрабатываться на опытных заводах и передаваться для массового тиражирования на серийные заводы. В СССР уже умели создавать научно-производственные центры (Фрязино) и А.И. Шокин имел соответствующий опыт.

 

Для создания подобного ЦМ было необходимо выделение небольшого автономно, но близко от Москвы расположенного города и создание в нем НИИ и опытных заводов. Место для такого города было найдено. С 1958 г. у станции Крюково вблизи от Москвы для легкой промышленности уже велось строительство города-спутника (название «Зеленоград» он получил в 1963 г.). Но для развертывания работ по созданию ЦМ требовалось постановление партии и правительства, а для его выхода было нужно согласие первого секретаря ЦК КПСС и Н. С. Хрущева. А.И. Шокин начал подготовку.

Постановление

Главной базой для подготовки постановления о создании ЦМ и всех сопутствующих документов, плакатов и экспонатов стал НИИ «Пульсар». Курировали подготовку В. Н. Малин (зав. Общего отдела ЦК КПСС), И. Д. Сербин (зав. Оборонного отдела ЦК КПСС) и Л.В. Смирнов (Председатель Военно-промышленной комиссии). В начале 1962 года А. И. Шокин добился согласия Н. С. Хрущева на проведение небольшой выставки с докладом в перерыве заседания Президиума ЦК КПСС. Здесь важно,что Н. С. Хрущев идею уже воспринял и с ходу не отверг. Мероприятие состоялось, и Н.С. Хрущев согласился на дальнейшее рассмотрение предложения. Он не просто согласился, но, похоже, выделил для себя проблему микроэлектроники, как важную: вскоре, в марте 1962 когда ему доложили о проблемах стоительства города –спутника, Н. С. Хрущев сказал: «Надо переговорить насчет микроэлектроники». И, по-видимому, переговорил с А.И. Шoкиным — вскоре в «Спутник» на рекогносцировку приехал Ф. Г. Старос.

Параллельно с подготовкой постановления планомерно разворачивались работы по созданию технологии производства гибридных (в СКБ-2) и планарных (в Пульсаре) интегральных схем.

Для окончательного решения нужна была ситуация, в которой сошлись бы Н. С. Хрущев, микроэлектроника и демонстрация ее преимуществ на понятном ему примере. А. И. Шокин такую ситуацию создал. 4 мая 1962 года в Ленинграде планировалось совещание с участием Н. С. Хрущева по проблемам судостроения, а одной из важнейших проблем была бортовая электроника. А. И. Шокин применил весь свой организационный опыт и аппаратное искусство, и совмещение нужных событий во времени и пространстве наконец состоялось. Устроив посещение КБ Староса Хрущевым перед совещанием, Александр Иванович удачно использовал козыри, которые в данной ситуации были у Ф.Г. Староса: его КБ было в Ленинграде; у него было чем удивить; к показу была подготовлены компактная ЭВМ УМ-1 для оснащения подводных лодок и бытовой приемник «Микро»

. Они были изготовлены на основе миниатюрных и бескорпусных дискретных элементов, т.е формально еще не были изделиями микроэлектроники, но поражали малыми размерами, а это понятно большим начальникам. И визит хорошо удался: «УМ-1» и радиоприемник произвели на Н.С. Хрущева необходимое впечатление. Там же А. И. Шокин доложил проект Постановления о создании ЦМ в «Спутнике», в целом одобренный Хрущевым. После интенсивных согласований, 8 августа 1962 года Постановление ЦК КПСС и СМ СССР было подписано.

Как обычно в подобных случаях, это было концептуальное постановление, первое в череде за ним последовавших. В нем узаконивалось, что ЦМ быть, что быть ему в городе-«Спутнике» и что отныне проблема создания и развития отечественной микроэлектроники обрела характер национальной задачи.

Были определены самые общие положения концепции построения ЦМ, в т.ч.:

1) Определен комплексный характер ЦМ с организацией всех основных необходимых НИИ и опытных заводов для разработки и производства интегральных схем(ИС);

2) ЦМ придан статус головной организации в стране по микроэлектронике с задачами:

а) Обеспечение разработок и опытного производства ИС на мировом техническом уровне в интересах обороны страны и народного хозяйства;

б) Обеспечение перспективного научного задела;

в) Разработка принципов конструирования радиоэлектронной аппаратуры и ЭВМ на основе микроэлектроники, организация их производства, передача этого опыта соответствующим организациям страны;

г) Унификация ИС, условий их применения в аппаратуре на предприятиях страны;

д) Подготовка кадров, в том числе специалистов высшей квалификации.

3) Определено локальное размещение ЦМ в «Спутнике», где ЦМ становится градообразующей системой.

Постановлением был определен первоначальный вариант состава предприятий ЦМ — пять новых НИИ с тремя опытными заводами: НИИ теоретических основ микроэлектроники, НИИ микросхемотехники, НИИ технологии микроэлектроники, НИИ машиностроения, НИИ специальных материалов, и даны соответствующие задания по их созданию.

Необходимо еще раз отметить, что создание ЦМ не было обособленной акцией, это была часть более крупной программы создания новой подотрасли — микроэлектроники, инициатором и организатором реализации которой был А. И. Шокин. В различных регионах страны: в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Воронеже, Риге, Вильнюсе, Новосибирске, Баку и других местах начиналось перепрофилирование имеющихся предприятий ГКЭТ или создание новых НИИ с опытными заводами и серийных заводов с КБ для разработки и массового производства интегральных схем, специальных материалов, технологического и контрольно-измерительного оборудования. Таким образом, ЦМ был всего лишь частью огромного проекта.

Следует учитывать так же особые условия создания и развития отечественной микроэлектроники. Электронная промышленность стран Европы, США, Японии, какой бы жесткой ни была конкуренция между фирмами, были участниками широкой международной кооперации. Наша микроэлектроника была полностью исключена из нее. США создали специальный международный (17 стран) комитет (КОКОМ — «Координационный комитет по экспорту стратегических товаров в социалистические страны» —контролирующий все научно-технические и торгово-экономические взаимоотношения западного мира сс СССР. КОКОМ разработал положение и огромный — в 250 страниц — свод правил, по которым СССР нельзя было продавать не только передовые технологии и изделия, принадлежавшие к области любой высокой технологии, и в первую очередь к микроэлектронике и вычислительной технике, но технологическое и измерительное оборудование, материалы, прецизионное станочное оборудование и т.д. Иными словами в нашей электронной промышленности все приходилось делать самим. Конечно, спецслужбам частично удавалось пробивать окружающую нас стену КОКОМ и через третьи страны добывать кое-какие изделия, документацию, материалы и оборудование. Но добывалось далеко не все и в мизерных количествах, только посмотреть и пощупать. Разрабатывать все это и тиражировать в нужных объемах приходилось самим. Иногда полученные образцы копировались, но точную копию сделать было невозможно из-за отличий материалов, технологий, оборудования и т.п. Иногда делали функциональные аналоги. Иногда делали полностью собственные разработки. Но всегда разрабатывали и тиражировали сами. Сразу же после выхода Постановления команда А. И. Шокина приступила к созданию ЦМ (позже Научный центр — НЦ). Постановлением ЦМ было дано право принимать на работу специалистов из любой точки СССР, привлекательны были возможности семейного устройства и гарантии быстрого решения жилищных вопросов А профессионалы и научный задел в микроэлектронике, благодаря предварительным действиям А. И. Шокина, Ф. В. Лукина и А.А. Колосова, к моменту подписания Постановления в стране уже имелись. Началось образование НИИ с опытными заводами: 1962 г. — НИИ Микроприборов (НИИ МП) с заводом «Компонент» и НИИ Точного машиностроения (НИИ ТМ) с «Элионом»; 1963 г. — НИИ Точных технологий (НИИ ТТ) с «Ангстремом» и НИИ Материаловед






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.019 с.