Постановление Государственного КомитетаОбороны «О радиолокации» — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Постановление Государственного КомитетаОбороны «О радиолокации»



4 июля 1943 г. состоялось заседание Государственного Комитета Обороны, и Постановление «О радиолокации» было принято.

Оно начиналось словами: «Учитывая исключительно важное значение радиолокации для повышения боеспособности Красной Армии и Военно-морского флота, Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Создать при Государственном Комитете Обороны Совет по радиолокации. Возложить на Совет по радиолокации следующие задачи:

а) подготовку проектов военно-технических заданий ГО КО для конструкторов по вопросам системы вооружения средствами радиолокации Красной Армии и Военно-морского флота;

б) всемерное развитие радиолокационной промышленности и техники, обеспечение создания новых средств радиолокации и усовершенствование существующих типов радиолокаторов, а также обеспечение серийного выпуска промышленностью высококачественных радиолокаторов;

в) привлечение к делу радиолокации наиболее крупных научных, конструкторских и инженерно-технических сил, способных двигать вперед радиолокационную технику;

г) систематизацию и обобщение всех достижений науки и техники в области радиолокации как в СССР, так и за границей, путем использования научно-технической литературы и всех источников информации;

2. Утвердить Совет по радиолокации в следующем составе:

тт. Маленков (председатель), Берг, Голованов, Данилин, Кабанов, Калмыков, Кобзарев, Терентьев, Угер, Шахурин, Щукин.

Как можно убедиться, в составе Совета по радиолокации был весь цвет радиолокационной мысли. Тут были два наркома: Кабанов - нарком электропромышленности и Шахурин - нарком авиапромышленности. Был командующий авиацией дальнего действия маршал Голованов. Были крупные ученые, знакомые А.И. Берга еще по Ленинграду - Кобзарев и Щукин. Ю.Б. Кобзарев, один из первых лауреатов Сталинской премии в области радиолокации, займет должность начальника научно-технического отдела в Совете по радиолокации . Поначалу в Совете по радиолокации были учреждены три отдела». Главой еще одного отдела, военного, стал Г.А.Угер, третьего, промышленного, - А.И.Шокин

Еще одна известная личность - В.Д. Калмыков, директор завода, где собирались первые, еще до постановления ГОКО, радиолокаторы , в будущем - первый Министр радиопромышленности СССР. Он прославится потом работами по созданию первого защитного кольца ПВО ( см.6.2) вокруг Москвы, будет руководить испытаниями разработанных зенитно-ракетных комплексов. О А.И. Шокине, его ближайшем соратнике и многолетнем заместителе, а затем министре электронноой промышленности -отдельная статья ниже в этой главе



Совет по радиолокации представлял собой своеобразную организацию: «в его распоряжении не было ни одного научно- исследовательского учреждения или производственного предприятия - все они находились в ведении оборонных наркоматов; даже ВНИИ-108, самый близкий Совету по радиолокации, и тот административно подчинялся 8-му Управлению НКЭП. Однако все рекомендации и указания Совета по радиолокации выполнялись безоговорочно: за ним стоял авторитет Государственного Комитета Обороны и законы военного времени».

Из постановления ГОКО-3683сс об организации Электровакуумного института( НИИ 160, позже НИИ Исток)

"Объединить в Электровакуумном институте научно- технические, инженерные кадры и лабораторное оборудование:

а) отраслевой электровакуумной лаборатории НКЭП;

б) электровакуумной лаборатории завода № 465 НКЭП;

в) электровакуумной лаборатории профессора Александрова А.Г. при заводе № 632 НКЭП;.

г) специальной электровакуумной лаборатории т. Векшинского CA.;

д) электровакуумной лаборатории Физико-технического института Академии наук СССР;

е) электровакуумного завода № 747 НКЭП».

Вот так энергично концентрировались кадры для будущего наукограда ФРЯЗИНО

В послевоенные годы А.И.Берг, отчетливо понимая, что у растущей радоэлектроники есть не только военно- технические, но и общетеоретические и перспективные задачи, организовал в системе Академии наук институт радиотехники и электроники (ИРЭ) и на некоторое время сам его возглавил, в системе Министерства обороны организовал легендарный ЦНИИ 22, который

обобщал весь мировой опыт радиоэлектронных вооружений. Стоя в стороне от промышленных министерств и не подвергаясь их лоббированию ЦНИИ 22 , укомплектованный лучшими военно-инженерными кадрами координировал все программы советских разработок в этом направлении



2.2 Александр Иванович Шокин

Алекса́ндр Ива́нович Шо́кин (1909, -1988— советский государственный деятель .Дважды Герой Социалистического Труда (1975, 1979). В 1934г. закончил МВТУ, по специальности инженер-механик.

А.И.Шокин в сентябре 1932 года был принят на ЗАТЭМ (Завод точной электромеханики ), и с этого момента до конца 1985 года его судьба была полностью посвящена оборонной промышленности страны.

В 1934—1938 годах работа в судостроительной (судовая артиллерия) промышленности : наладчик, начальник цеха, ведущий инженер, начальник проектно-конструкторского бюро.

С 1938 года на государственной службе (последовательно): главный инженер главных управлений наркоматов оборонной промышленности и судостроительной промышленности (1938—1943), начальник отдела Совета по радиолокации при ГКО СССР (1943—1946), заместитель председателя Комитета № 3 при Совете Министров СССР (1946—1949), начальник отдела министерства электростанций и электропромышленности СССР (1953—1954), заместитель (1954—1955) и затем первый заместитель (1955—1957) министра радиотехнической промышленности СССР, первый заместитель председателя Государственного комитета по радиоэлектронике (1958—1961). С 1961 года председатель Государственного комитета по электронной технике — министр СССР, а с 1965 года по 1985 год Министр электронной промышленности СССР. Именно при его непосредственном участии был основан город Зеленоград (центр советской и российской электроники), Московский институт электронного машиностроения (МИЭМ) и Московский институт электронной техники (МИЭТ).

Одной из важнейших и сложнейших задач автоматики и телемеханики предвоенных лет было создание средств управления артиллерийской стрельбой (приборов управления стрельбой - ПУС) по движущимся целям:- морским и воздушным. Приборы для последних назывались ПУАЗО (приборы управления артиллерийским зенитным огнем). Завод ЗАТЕМ как раз и производил эти приборы по американским лицензиям

Тесные деловые связи сделали возможным вскоре после защиты дипломного проекта направить молодого заводского специалиста А.И. Шокина (далее в тексте_А.И.) в служебную командировку в США для изучения вопросов проектирования и производства морских ПУАЗО на фирме "Сперри".

У американцев было чему поучиться. Взяв курс на универсальность и скорострельность орудий среднего калибра, они добились значительных успехов в развитии автоматики корабельной артиллерии. Возможность вести огонь как по морским, так и по воздушным целям пушками калибром 127 мм позволяла кардинально разрешить проблему борьбы с самолетами. Вряд ли А.И. удалось детально изучить эту систему., т.к. американцы засекретили все существенное

Изучив по мере предоставленных возможностей за четыре месяца постановку дела на "Сперри", А.И. вернулся в Москву и продолжил работу на ЗАТЭМе. Знания, приобретенные А.И. за границей, быстро пошли в ход. Его перевели в основное производство и назначили начальником механического цеха по производству ПУАЗО. Счетные элементы в этих системах были механическими, очень трудоемкими в изготовлении. Например, среди них были так называемые коноиды (от слова конус) - устройства на кулачковом принципе. Перемещением по его криволинейной поверхности в точку с координатами, задававшимися входными данными, определялась величина выходного сигнала, так что от точности изготовления коноида и других механических элементов зависела величина ошибки при выработке данных для стрельбы.

Вчерашний студент быстро превращался в одного из лучших специалистов промышленности в области приборов управления стрельбой, и это вылилось в его очередное перемещение. А.И. стал работать в выпускном механосборочном цехе. Здесь собирались и регулировались морские ПУС и сухопутные ПУАЗО.

Начав там ведущим конструктором, А.И. уже вскоре был назначен начальником всего бюро и руководил разработкой приборов управления торпедной стрельбой "ТАС" (торпедный автомат стрельбы ) и упрощенного ПУАЗО для сухопутных войск.

Во время войны, для того чтобы ПУАЗО-3 имел возможность работать по входным данным не только от дальномера, но и от радиолокационных станций орудийной наводки, его конструкция должна была быть существенно изменена.

Создавался новый прибор, получивший название ПУАЗО-4, персональная ответственность за руководство разработкой и производством была возложена на А.И. Шокина. Вот так А.И. оказался вовлеченным в дело срочного решения радиолокационных проблем, и очень скоро они отодвинули для него все остальные. 31 июля 1943 года он был освобожден от должности главного инженера 4-го главного управления "в связи с переходом на другую работу"- решением Секретариата ЦК ВКП(б) он назначался на должность начальника промышленного отдела вновь созданного Совета по радиолокации при ГКО. . В том же году за успешное оснащение Красной Армии и частей ПВО "специальными военными приборами" А.И. Шокин был награжден орденом "Красной Звезды",

В марте 1943 года в отделе электропромышленности ЦК ВКП(б) началось всестороннее обсуждение мероприятий, нацеленных на обеспечение развития радиолокации. В этой работе участвовали ответственные представители Госплана СССР, наркоматов вооружения, электротехнической, авиационной и судостроительной промышленности, и радиозавода-института НКЭП.

Создание промышленной базы было главным стратегическим направлением работы по реализации правительственного задания по оснащению нашей армии и флота радиолокационной аппаратурой. На должность начальника промышленного отдела был назначен А. И. Шокин. Он прекрасно знал приборостроительные предприятия Судпрома, особенно московские, которые предполагалось привлечь к новой тематике и хорошо показал себя при организации здесь производства непрофильной продукции (боеприпасов и пр.), при развертывании деятельности эвакуированных предприятий, был знающим специалистом-технологом по производству военных приборов и мог оценить возможности предприятий других отраслей. Несмотря на молодость, имел авторитет и в промышленных, и в военных кругах Все это сочеталось с редким тогда знанием всех стадий цикла "исследование - разработка - производство", с личным опытом и по участию в разработках, и по сдаче изделий заказчикам, не говоря уж об их изготовлении, а благодаря должности главного инженера 4-го главка Судпрома эти знания и опыт приобрели необходимую широту и многообразность. С электроникой А.И. тоже был знаком через гидроакустику и "волновое" (радио-) управление ТАС, но для того чтобы заниматься радиолокацией этого было недостаточно, и пришлось снова самообразовываться.

. После 1943 года произошел резкий рост выпуска в НКЭП РЛС типа РУС-2, и в 1945 году их было выпущено в четыре с лишним раза больше, чем в 1943 году. Общее количество РЛС дальнего обнаружения, выпущенных до конца войны, составило: РУС-2 (двухантенная)- 12, РУС-2 (одноантенная, автомобильная) - 132, РУС-2с (одноантенная, разборная) - 463; станций орудийной наводки СОН-2 - 124. Бортовой станцией "Гнейс-2" к концу 1944 года было оснащено уже 230 самолетов.( Много это или мало? Промышленность Германии за годы войны выпустила более 5000 стационарных РЛС «Вюрцбург». Промышленность США в конце войны производила около 2000 РЛС в год) Если в войну Советский Союз вступил с единственной радиолокационной станцией (типа РУС-2) на крейсере "Молотов", то к ее завершению радиолокационной аппаратурой, поступившей, правда, главным образом по ленд-лизу, были оснащены 30 % кораблей. Наиболее сложные задачи в производстве радиолокационных станций ставили электровакуумные приборы, причем они же - в первую очередь магнетронные или клистронные излучатели (магнетрон и клистрон-мощные импульсные радиолампы),задавали основные параметры радиолокатора , определяли его технический уровень, качество и отчасти габариты.

Очень быстро А.И. пришлось с головой окунуться в вопросы совершенно новой для него электронной техники. Ему - человеку со стороны - нужно было понять сложности производства радиокомпонентов, разобраться в причинах столь низкого его уровня и выявить главные из них и наметить пути развития. Здесь уместно хотя бы в самых общих чертах уделить несколько строк принципиальной новизне электровакуумного производства, отличавшей его от остальной промышленности страны.

К счастью, в нашей стране был большой научный задел по электровакуумным приборам, в т. ч. СВЧ диапазона, были и приоритетные работы. Первый электровакуумный завод был создан постановлением ВСНХ в Петрограде в 1922 году. Им руководили М. М. Богословский и С. А. Векшинский. Заводом предприятие было только по названию, поэтому в 1928 его присоединили к электроламповому заводу "Светлане". После этого слияния Векшинским была организована лаборатория, в которой были проведены серьезные исследования в области физики и технологии электронных приборов (по эмиссионным свойствам катодов, газовыделению металлов и стекла, вакуумной технике и т. д. ).

В 1928 - годах отдел электронных ламп был организован и на электрозаводе Государственного электротреста в Москве, разместившийся в здании на Генеральной улице (ныне Электрозаводская). В 30-х годах здесь было освоено промышленное производство вольфрама, тантала и танталониобиевых сплавов

К лаборатории Векшинского на "Светлане" постепенно присоединялись другие и в начале 30-х годов она выросла в крупную научно-исследовательскую организацию, получившую в 1934 году название "Отраслевая вакуумная лаборатория" (ОВЛ) и ставшую по существу основным научным центром советской электроники. Но в 1937 году Векшинский был арестован. После него вплоть до 1941 года ОВЛ руководил С. А. Зусмановский.

Здесь работали многие крупные специалисты, возглавившие исследования по основным направлениям электронной техники.

Эти особенности технологии и организации электронного производства приведены здесь с целью показать, насколько сложным было дело создания промышленности, способной массово производить высоконадежные активные и пассивные радиокомпоненты. Требовалось разрешение целого ряда сугубо специфических проблем: разработки специальных технологических процессов, разработки и производства спецтехнологического оборудования, получения широчайшей гаммы материалов с высшей степенью очистки, разработки специальных методов контроля качества и оборудования для них. С этими проблемами А.И. Шокин впервые столкнулся именно в трудные годы войны и тогда же начал приобретать опыт по их разрешению в промышленном масштабе.

Результаты работы в1945-46г. комиссии специалистов по вопросам изучения немецкой радиолокационной техники, руководимой А.И. , сыграли значительную роль в дальнейшем развитии советской радиоэлектроники. Прежде всего это были образцы техники и огромное количество документации, собранной в Германии, причем не только по основному, так сказать, предмету - лично А.И. удалось обнаружить документы, относившиеся к вопросам создания немецкой атомной бомбы, которые он тут же переправил в Москву соответствующему ведомству. Крайне полезным для будущего было изучение предприятий радиопромышленности Германии, их структуры, организации и оснащение специальным оборудованием. Оборудование было вывезено в СССР, а в необходимых случаях документация к нему стала основой для организации собственного производства. Знакомство с радиолокационными станциями различного назначения в немецкой ПВО и ее организацией в целом, также в свое время пригодились.

По возвращении из Германии. А.И. был назначен заместителем Председателя Комитета №3 (по радиолокации). Теперь ему подчинялись три отдела, связанные с разработкой и проектированием морской, авиационной и артиллерийской "специальной техники", а также два отдела по ее производству. Руководя их работой, А.И. отвечал за выработку и реализацию планов НИОКР по созданию новых образцов радиолокационной техники и последующее оснащение ими вооруженных сил.

А.И. приходилось иметь дело с широким кругом вопросов, начиная от разносторонних исследований и кончая строительством новых радиозаводов и заводов для производства комплектующих изделий, радиодеталей и элементов. На первых порах основным методом развития производственных мощностей по-прежнему был поиск и переключение на выпуск радиотехнической продукции уже существовавших более менее подходящих предприятий иного профиля.

Сколько бы ни приходилось заниматься вопросами электрорадиоэлементов в Комитете, но все же основное внимание А.И. было тогда направлено на системные проблемы. Он был одним из немногих, кто понимал необходимость проведения работ по повышению помехозащищенности радиолокационных станций. И немцы, и союзники в годы войны применяли активные ( в виде излучений) и пассивные (в виде станиолевых лент, разбрасываемых с самолетов) помехи, однако работы по защите РЛС от помех в трехлетний план не попали. Первый и едва ли не единственный летописец нашей радиолокации генерал М. М. Лобанов, сам стоявший у ее начала, так описал один из эпизодов деятельности Комитета:

"Чтобы привлечь внимание ученых и конструкторов к проблемам борьбы с помехами, мы настояли на включении этого важного вопроса в повестку дня научно-технической конференции по радиолокации, проводившейся в 1946 году. Председатель Совета по радиолокации согласился с нашим предложением и тут же назначил докладчика. Обсуждение прошло не очень удачно, и вопрос был закрыт

Во второй половине 1947 года мы сочли возможным снова обратиться в Комитет по радиолокации. Туда был направлен обстоятельный доклад ГАУ с предложением обсудить на очередном заседании Комитета проблему радиопротиводействия и помехоустойчивости радиолокационных станций.<...>

Мой доклад на заседании прозвучал достаточно убедительно.<Затем в порядке обсуждения вопроса слово взял один из уважаемых членов Комитета.<...> Оратор выступил против предложений ГАУ. Выступление его было столь эмоциональным и ярким, что председатель ( Г.М. Маленков) не счел нужным продолжать прения. Мы вновь потерпели фиаско.

На следующее утро я отправился к заместителю председателя Комитета по радиолокации Александру Ивановичу Шокину (он не присутствовал на вчерашнем заседании). Я не случайно решил обстоятельно переговорить именно с ним. Александра Ивановича я знал уже почти пятнадцать лет, знал как человека ясного ума, объективного и принципиального. Он обладал широким кругозором, умел прекрасно ориентироваться в вопросах, связанных с развитием новой техники.

- Не волнуйтесь, - успокоил меня Александр Иванович. - Разберемся по существу. Если потребуется, вновь обсудим на заседании Комитета.

Ободренный его словами, я вышел из кабинета.<...> Комитет по радиолокации<...> пересмотрел свое решение. Научные институты и промышленные предприятия ускоренными темпами развернули работы по обеспечению помехозащищенности радиолокационных станций.»

А.И. действительно мог достойно оценить те или иные научно-технические предложения. У него вошло в привычку постоянно следить за новинками техники через периодику да и по другим источникам, и эта привычка сохранялась всегда, делая его одним из самых эрудированных специалистов отрасли. Информационным обеспечением работ по радиолокации занималось созданное при Комитете Бюро Новой Техники с научной библиотекой (ему же были подчинены созданные ранее издательство и типография). Бюро получало обширный спектр зарубежной периодики, включая массовые иллюстрированные журналы, причем А.И. всю литературу получал напрямую, без цензурной обработки. Радиолокацией его интересы не ограничивались. Деятельность Совета и его преемника Комитета по радиолокации сыграла большую роль в развитии советской электронной техники и радиоэлектроники в целом. Новые научно-исследовательские институты, КБ и заводы радиолокационного профиля, широко поставленная учебная подготовка научных, инженерных и технических кадров для них в последующие годы стали основой для развития новых отраслей радиоэлектроники, активного внедрения электроники в автоматику, атомную энергетику и ракетную технику. Был создан ряд крупных заводов радиодеталей, и в сороковых годах было практически полностью прекращено их производство во вспомогательных цехах радиоаппаратных заводов. Был прочно освоен дециметровый и сантиметровый диапазон. Радиолокация продвинула в жизнь целое направление - импульсную технику, где были отработаны быстродействующие схемы мультивибраторов, триггеров, блокинг-генераторов, фантастронов и пр. Решение таких задач, как создание радиовзрывателей, положило начало микроминиатюризации.

Работа в Комитете дала А.И. огромный опыт по организации процесса разработки и производства сложной радиоэлектронной аппаратуры, начиная от сбора научно-технической информации и кончая взаимодействием с военными эксплуатационниками.

А.И.Шокин в воспоминаниях современников:

«. Основная беда заключалась в том, что сами работники нашей промышленности и ее руководители не умели поставить диагноз и толком сказать , что же в конце концов нужно для ее подъема. Начало планомерного развития было положено усилиями Совета по радиолокации и главная роль в этом принадлежала Вам, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ! Придя из совсем другой отрасли промышленности, Вы с ходу поняли ее беды, сумели показать их, добиться постоянного внимания к ее нуждам

Из письма академика А. Н. Щукина 1969 года:

"<...> Я отлично понимаю, что та большая работа, которую в свое время сделал наш маленький комитет никогда не была бы выполнена, если бы Вы в ней не принимали участия. Я немного горжусь этой работой и всегда с благодарностью вспоминаю Вас, как основного и наиболее деятельного и инициативного работника, с которым считалась промышленность, не очень нас (ученых) признававшая сначала. Подписано "Ваш старый, старый друг А.И. Берг"».

К этому времени А.И. Берг был уже академиком АН СССР, инженером-адмиралом, бывшим заместителем министра обороны и вряд ли его можно заподозрить в неискренности, тем более, что оценки в этом письме практически совпадают со словами характеристики А.И. Шокина, подписанной А.И. Бергом еще в 1945 году:

"Занимая с 1943 г. должность начальника Промышленного отдела Совета по радиолокации при ГОКО, т. Шокин, работая с исключительной энергией и инициативой, сумел в очень короткий срок организовать радиолокационную промышленность в трех наркоматах.

Тов. Шокин является прекрасным организатором и волевым работником. Пользуется заслуженным авторитетом в промышленности и военных организациях"

А.И. в эти годы нужно было вникать в проблемы построения цифровых ЭВМ, знакомиться с новыми людьми - их создателями. Все здесь было еще полукустарным, нужно было ставить это новое дело на промышленную основу, чтобы конструкция ЭВМ обеспечивала не только выполнение вычислительных функций, но и обладала такими важнейшими свойствами как технологичность производства и надежность эксплуатации. Только выполнение этих требований и могло дать вычислительной технике путевку в жизнь. Свое видение путей дальнейшего развития производства и применения ЭВМ в нашей стране А.И. в меру дозволенного изложил в статье, опубликованной в "Правде" 20 октября 1959 года. Статья называлась "Электронная вычислительная техника и автоматизация производства".

Особая актуальность темы автоматизации была обусловлена развитием полупроводниковой электроники. На принципах цифровых ЭВМ первого поколения на электронных лампах уже шла разработка ЭВМ второго поколения - на основе полупроводниковых приборов, и повторять ошибки, имевшие место в создании машин первого поколения, было нельзя. Среди этих разработок были такие выдающиеся как знаменитая БЭСМ-6, созданная под руководством С. А. Лебедева, малые машины серии МИР фирмы В.М.Глушкова и серии "Наири" (главный конструктор Г. Е. Овсепян), серия ЦВМ "Минск" (созданная под руководством Г. П. Лопато и В. В. Пржиялковского), семейство ЦВМ "Урал" с единой архитектурой

"Крупным недостатком в организации работ по комплексной автоматизации производства с использованием вычислительной техники является распыление сил и средств по многим в ряде случаев второстепенным направлениям, отсутствие четкого единого плана в этой области. Неправильно, что средства вычислительной техники создаются в отрыве от объектов автоматизации. . Для многих технологических процессов отсутствуют датчики и исполнительные механизмы. <...> Задачи автоматизации требуют перестройки работы ряда научно-исследовательских организаций и заводов, работающих в области создания управляющих вычислительных машин. В частности, необходимо провести четкую специализацию этих организаций, укрепить связи отраслевых научно-исследовательских организаций с промышленными предприятиями.

В нынешней семилетке в нашей стране будет построен ряд новых институтов и промышленных предприятий, работающих в области электронной вычислительной техники, созданы специальные конструкторские бюро на предприятиях. Роль этих конструкторских бюро в развитии отечественной вычислительной техники может быть очень велика. При четкой специализации они могут самостоятельно создавать машины по определенным направлениям вычислительной техники. <...> Особенно возрастает роль головных научно-исследовательских институтов вычислительной техники, которые должны превратиться в мощные центры, определяющие техническую политику в отечественном математическом машиностроении. Нужно форсировать строительство новых заводов и институтов по радиоэлектронике и быстрее обеспечивать их необходимым станочным и технологическим оборудованием. В ближайшие годы необходимо резко увеличить подготовку кадров специалистов по электронным вычислительным машинам.

По этой цитате чувствуется хорошее владение системным подходом к решению проблем радиоэлектроники, то, как прекрасно видел А.И. всю проблему целиком - от правильного выбора элементов до построения из них многообразных комплексов.

Помимо чисто научных и технических сложностей по преодолению этого вновь наметившегося отрыва в реальной советской жизни эта объективная картина дополнялась характерными организационными сложностями: в электронных компонентах нуждались все оборонные и приборостроительные отрасли, а занималась ими по-настоящему только одна, да еще имевшая к тому же собственные задачи по разработке комплексов радиоаппаратуры. С одной стороны предпочтение собственных нужд было делом естественным, а с другой такой расклад позволял смежникам при необходимости списывать свои провалы на ГКРЭ, обвиняя последний в развитии элементной базы в первую очередь для собственных целей (даже если в конкретной ситуации этого не было!).

Все эти обстоятельства: и объективные, и субъективные послужили почвой для созревания идеи выделения из ГКРЭ и сосредоточение в самостоятельном ведомстве направления работ по созданию новых, а особенно интегральных, электронных компонентов. Говорят, что толчком послужило письмо генеральных и главных конструкторов военной техники с таким требованием и доводами в его пользу. Министра радиоэлектроники В. Д. Калмыкова, опытнейшего системщика, погруженного в проблемы создания систем радиоэлектронного вооружения, не очень интересовали все эти технологические и материаловедческие сложности электронной техники. Хотя сам А.И. оставался последовательным противником решения о выделении электронной техники в самостоятельное ведомство, считая нецелесообразным проведение границы между компонентами и аппаратурой, но идея разделения ГКРЭ уже овладела массами руководителей, принимавших решения, и в начале 1961 года решение было принято окончательно. Следует подчеркнуть, что в тот момент речь шла не о промышленности, а только об отраслевой науке и разработке новой техники..

Так на пятьдесят втором году жизни А.И. стал Министром СССР. (ГКЭТ-госкомитет по электронной технике, предшественник МЭП)

Задачи, стоявшие перед ним, многим тогда представлялись неразрешимыми: с одной стороны электроника становилась базовой отраслью для большинства направлений промышленности, определяя их уровень, а с другой - сама электроника требовала новых подходов к созданию материалов особой чистоты, технологического и исследовательского оборудования, приборов, выпускать которые отечественная промышленность была не способна.

Электронные фирмы Англии, Франции, особенно США в своем развитии не только складывали усилия, но и использовали кооперацию с фирмами Германии, Швейцарии, Италии и других стран. Советскую электронику надо было поднимать в условиях жесткой изоляции от мировых достижений.

Главной заботой министра, начиная с шестьдесят первого года, стала выработка стратегии развития электроники в стране. Как государственному деятелю ему была абсолютно ясна необходимость паритета в военной области с богатейшей страной мира Соединенными Штатами Америки. Как специалист, он прекрасно понимал, что без первоклассной электроники это невозможно, а затраты на ее развитие требуются огромные, и тягаться здесь с США еще труднее, чем в других областях. Американцы понимали это, по крайней мере, не хуже и давно уже всячески ограничивали на продажу в Советский Союз не только радиокомпонентов, но и оборудования для их производства. Поэтому в развитии электроники главные цели нужно было выбирать из условия достижения наибольшего эффекта при крайне ограниченных возможностях отечественной экономики.

Особенностью тогдашней системы управления было то, что государственные комитеты отвечали только за развитие отраслевой науки, а промышленные предприятия находились в ведении совнархозов. А.И. не нравилось это положение, приводившее к дополнительному административному барьеру между наукой и производством, зато при таком разделении ответственности и сам министр, и весь аппарат комитета были обязаны уделять все свое внимание созданию и внедрению образцов новой техники. Не случайно, что именно в этот период было создано очень много НИИ и КБ.

Для определения рациональных путей развития электроники, а особенно ее новых направлений, нужны были хорошие знания технических вопросов. А.И. не стал полагаться на накопленный за долгие годы работы в радиоэлектронике опыт. Вновь, как и во времена Бюро новой техники, он набирался новых знаний, работая с литературой

Для такой наукоемкой отрасли, как электроника, одной из главных проблем является сокращение цикла "исследование-производство", от первоначальной идеи до внедрения ее последующего развития в практику, и среди наиболее полно испещрённых подчёркиваниями А.И. научных книг был сборник П. Л. Капицы "Теория. Эксперимент. Практика", подаренный автором. С Петром Леонидовичем он познакомился, еще когда тот был в опале и занимался у себя на даче на Николиной горе созданием сверхмощных приборов СВЧ (по имени местности один из них так и назывался "ниготрон"). Вот туда, на Николину гору, А.И. и приехал изучить на месте работающие макеты приборов, изготовленные Капицей тут же в мастерской своими руками и руками сыновей. Петр Леонидович всегда помнил А.И., даря все новые издания своих книг, особенно "Электронику больших мощностей". Ну а когда самому А.И. исполнилось семьдесят пять, поздравить его приехали сыновья покойного уже к тому времени академика. Увидев Сергея Петровича, ведущего популярной телевизионной программы, А.И., быстро сориентировавшись, сказал: "Это очевидно, что Вы здесь, но это невероятно", и получил в подарок последнее (без купюр!) издание известных, и не раз уже читанных записок их деда - академика А. Н. Крылова –

Возглавив комитет по электронной технике, А.И. как раз и должен был устанавливать отношения между государством и наукой и в полную силу предоставленных полномочий осуществлять то, что было выношено в течение долгих лет.

И в своих зарубежных поездках А.И. тоже всегда интересовался вопросами продвижения новых идей в производство, изучал национальные особенности, определяемые структурой производства, и системой образования, и сложившимися традициями, и государственной поддержкой. Для немецких инженеров характерна тщательная разработка технологии производства и системы контроля ее соблюдения при выпуске продукции, для англичан - проработка самой конструкции изделия с наилучшими параметрами, однако и те и другие не были мастерами организации массового производства. Здесь пальму первенства, начиная с великого Генри Форда, всегда держали американцы, хотя по качеству продукции они грешили. Русские инженеры отличались тем, что благодаря широкому кругозору, воспитанному принятой в России системой образования, имели непревзойденные способности к выдвижению новых идей и созданию с нуля единичных образцов уникальных конструкций. Поскольку конструкции были действительно уникальные, то налаживание их выпуска в таких инертных и потому тяготеющих к консерватизму организациях, как завод, всегда встречали огромные трудности. Еще в тридцатые годы, находясь в Америке, А.И. отметил, что там русские эмигранты-инженеры, благодаря своим качествам занимали ведущие должности в фирмах передовых отраслей, где как раз требовались новые идеи и подходы, а уж продвинуть их в массовую продукцию с помощью кооперации и специализации американцев учить было не надо.

. Вот почему он так внимательно изучал книгу Капицы, который в свое время прошел тернистый путь от физика-экспериментатора - автора идеи до начальника Главного управления кислородной промышленности при СНК СССР, созданного по его предложению в 1943 году. Для себя А.И. вынес из книги мысль, что по мере продвижения новой идеи, высказанной одним автором, на каждом следующем этапе продвижения к производству требуется все большее количество специалистов с квалификацией отнюдь не намного меньшей, чем у творца идеи.

Да, электронной промышленности были нужны квалифицированные научные кадры в больших количествах, но, как считал А.И., существовавшая в стране система оценки труда научных работников мало способствовала их продвижению на производство. Он неоднократно высказывал свои мысли о том, что уровень зарплаты должен определяться результативностью работы, а не ученой степенью или званием, тем более, что на производстве эти надбавки не платили.

В 1962 г. появилась статья А. Шокина и Н. Девяткова "Электроника и технический прогресс". По сути в статье была кратко изложена программа деятельности ГКЭТ. В частности, отмечалось, что: "...микроминиатюризация - это не чисто техническая проблема. Она охватывает большое число научных проблем и исследований в области физики твердого тела, радиоэлектроники, химии, металлургии, технологии и машиностроения.

А.И. внимательно следил за тенденциями развития электроники, а особенно микроэлектроники, в США, Японии, Западной Европе, которые вкладывали огромные средства в ее развитие, понимая, что именно она (микроэлектроника) является ключом к прогрессу в научно-технической и промышленной составляющей экономического развития. Как только мог он стремился доказать что развитие микроэлектроники силами одной только электронной промышленности было невозможно, что оно требовало усилий всей страны. Более того, мировая практика свидетельствовала, что даже самые развитые и богатые страны в одиночку все проблемы электроники решить не могли.

Одна из таких акций привлечения внимания состоялась на рубеже 67 года. В октябре А.И. принимает в министерстве председателя Госплана Н. К. Байбакова и затем отправляется с ним в Научный Центр в Зеленограде - <






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.023 с.