Проблемы военно-технического сотрудничества России со странами Африки — КиберПедия


Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Проблемы военно-технического сотрудничества России со странами Африки



Руководители «Рособоронэкспорта» заявляют, что «Россия всерьез и надолго возвращается на африканский рынок вооружений и военной техники[10]. Каковы перспективы достижения провозглашаемых целей? Может ли Военно-техническое сотрудничество (ВТС) сыграть роль управляющего параметра российско-африканских отношений?

Военно-техническое сотрудничество сыграло ведущую роль в формировании благоприятных и доверительных условий развития советско-африканских отношений. Есть оценки, что объем советских военных поставок в страны Африки составил 70 млрд. долл. Во всяком случае, в конце 1980-х гг. доля военной техники советского производства в африканских армиях составляла по танкам до 70%, по самолетам – 40%, по вертолетам – 35%[11].

Сотрудничество носило взаимовыгодный характер. Африканцы получали добротное вооружение и военно-технические услуги, обеспечившие решение задач достижения необходимого уровня обороноспособности, на условиях, согласующихся с их материально-финансовыми возможностями. Советский Союз создавал таким путем стратегически важный компонент отношений с африканскими государствами, получал политические, а зачастую и материально-финансовые доходы. СССР поставлял ВВТ в кредит, большая часть которого, кстати, использовалась на содержание советских военных специалистов. Вооружения поставлялись также безвозмездно, но в основном за 30-100% их стоимости в зависимости от категории оружия и возможностей страны-партнера. Как подчеркивает российский аналитик А. Дюков: «Итоговый баланс между затратами на производство оружия и получаемыми за это оружие суммами оставался положительным даже с учетом огромных задолженностей».

Распад Советского Союза и переход на рыночную экономику сопровождались значительным падением объемов ВТС вообще и с Африкой, в частности. К счастью, экспорт продукции военного назначения оказался, пожалуй, одной из редких областей, где падение было достаточно быстро приостановлено. С 2006 г. по 2013 г. российский экспорт продукции военного назначения вырос (в текущих ценах) в 13 раз и достиг 81 млрд. долл., а в постоянных ценах 1990 г. – в 10 раз. По итогам цикла 2009-2013 гг. Россия занимает второе место (27%) по объему мирового экспорта оружия, не намного отставая от США, которые контролируют 29% мирового рынка. В 2000-е гг. притягательность Африканского континента как рынка сбыта продукции военного назначения возросла. Военные расходы стран континента выросли за период с 1996 по 2012 гг. почти в пять раз – с 8,6 млрд. долл. до 39,2 млрд. долл. (в текущих ценах). Африканский сегмент в мировом экспорте основных вооружений возрос с 4% в 2003-2007 гг. до 9% в 2008-2012 гг. За 2000-2013 гг. африканцы импортировали ПВН на 34 млрд. долл., что составляет 10% мирового экспорта вооружений и военной техники[12]. Так отражаются новые вызовы и угрозы безопасности Африки в начале XXI века.



В новом столетии африканцы приступили к реализации масштабных программ реорганизации вооруженных сил и модернизации их военно-технического оснащения. Доминирующие позиции в военных закупках занимают сложные и мощные средства военной техники: реактивные боевые самолеты, ракетные системы ПВО, надводные и подводные корабли, современные танки и бронемашины.

С углублением неравномерности экономического развития обостряется борьба за региональное и субрегиональное лидерство. Возрастают соблазны «урегулировать» взаимные территориальные и другие претензии на путях бряцания оружием. Во многих странах обостряются, подстрекаемые порой извне, угрозы сепаратизма. Возросли опасности связанные с принимающими все более угрожающие масштабы угрозами, такими как трансграничный наркотрафик, активизация международных террористических и криминальных группировок. Все обозначенные мотивы, лежащие в основе нового витка гонки вооружений в Африке, носят долговременный характер. В разных регионах и странах континента она развертывается разными темпами, масштабами и в условиях жесткой конкурентной борьбы, как между поставщиками, так и между покупателями.

В последние годы российские экспортеры ПВН расширяют наступление на африканском континенте. Прорывным стал 2006 г., когда с Алжиром был подписан большой пакет контрактов на поставку и модернизацию военной техники и вооружений, включая истребители, подводные лодки, корветы, зенитные ракетные системы и др.



Всего за 2000 – 2013 гг. Россия экспортировала в Африку продукции военного назначения на 11,68 млрд. долл., что составило 11,7% общего российского оружейного экспорта за те же годы. На долю России в 2013 г. приходилось 30% рынка ВВТ всех стран Африки, в странах Северной Африки – 43%, в странах к югу от Сахары – 12%.

Страны Севера Африки (Алжир, Египет, Ливия, Марокко) поглощают почти 80% российского экспорта (2000 – 2013 гг.) оружия на континент, в т.ч. только на Алжир приходится 64%. Доля стран к югу от Сахары по итогам последних 14-ти лет достигает 2,5 млрд. долл., т.е. около 20% российских военных поставок в Африку. По итогам 2000 – 2013 гг. к пятерке наиболее крупных покупателей российского оружия относятся: Алжир – 7209 млн. долл.; Египет – 1300 млн. долл.; Судан – 1065 млн. долл.; Уганда – 648 млн. долл.; Эфиопия – 551 млн. долл. На долю этих стран приходится более 85% российского экспорта ВВТ в страны Африканского континента.

Пострановой обзор динамики ВТС России с Африкой подтверждает, что нестабильность и высокая вероятность внезапных перемен во внутренней и внешней политике африканских стран продолжает оказывать существенное воздействие на динамику их военно-технического сотрудничества с Россией. За исключением Алжира и, в последнее время, Анголы российско-африканские сотрудничество не приобрело регулярного характера, и зачастую, превалируют одноразовые сделки, продиктованные конъюнктурными обстоятельствами

Между тем в последние годы формируются достаточно устойчивые и долговременные факторы ВТС с африканскими странами. Среди них назовем:

- возросшее стремление африканских государств к реформированию армий на более профессиональной основе, созданию военного потенциала адекватного вызовам XXI века в сфере безопасности, упрочению национального суверенитета, сохранению территориальной целостности, этно-конфессиональной стабильности;

- существенное расширение материально-финансовых, людских и логистических ресурсов;

- диверсификация военно-технических связей, отход от одновекторных схем ВТС.

В конце 1990-х годов и в 2000-х годах в Африку широким потоком устремились вооружения и военная техника из бывших советских республик и стран Варшавского договора. Зачастую демпингуя, эти новые поставщики вооружений быстро снискали популярность в малобюджетных странах континента. В 2005-2012 гг. новые партнеры в страны АюС поставили вооружений на 535 млн. долл., лишь ненамного отстав от России – 777 млн. долл.[13].

Все более внушительным системным конкурентом становится Китай. Он уже завоевал достаточно внушительную нишу на африканском рынке ВВТ. Динамично наращиваемый на современной технологической основе потенциал китайского ВПК создает благоприятные условия для продолжения военно-технической экспансии Китая на рынки Африки. В 2005-2012 гг. Китай занял второе место (Россия – четвертое) среди стран-поставщиков ВВТ в страны континента. Объем его поставок составил 994 млн. долл. или 12-13% стоимости всего африканского импорта ВВТ. В ряде малобюджетных стран китайцы заняли доминирующие позиции. В Замбии на Китай (по сумме поставок за 2000 – 2013 гг.) приходится почти 80%; в Зимбабве – более 50%, в Танзании – 90%, в Намибии – более 70%, в Нигерии – почти 30%[14].

Китай предлагает свою военную продукцию, как правило, по заниженным по сравнению с другими поставщиками ценам. Китайцы отыгрываются, как это принято в коммерческой практике, завышая расценки на запчасти и обслуживание. Однако важнейшее значение для успешной деятельности китайский экспортеров вооружений имеет тот факт, что в Африке активно действуют более 2500 китайских компаний. Комбинируя и координируя различные направления делового сотрудничества, поощряя взаимодействие китайских бизнес-структур, действующих в Африке, с интересами экспортеров продукции военного назначения, китайская сторона получает широкие возможности практиковать самые разнообразные схемы взаиморасчетов, различного рода пакетные сделки, офсетные, кооперационные, лицензионные и иные операции, базирующиеся на современных технологиях инвестиционного и кредитно-финансового бизнеса.

Страны евроатлантического сообщества в 2000-х годах существенно расширили военные связи с континентом. В 2007 г. Вашингтон создал «Африканское командование вооруженных сил США для Африки» (Африком – Africom), который стал координационным центром всех военных усилий США. Особый упор делается на подготовку африканских военных кадров. С 2009 г. американцы подготовили более 250 тыс. африканских солдат и офицеров для ОПМ и контингента сил постоянной готовности АС. Сумма расходов – 892 млн. долл. США[15]. Одновременно американцы создают военную инфраструктуру. На континенте функционируют около 10 баз и опорных пунктов американских сил специального назначения. Наиболее крупными из них являются база в Лемонье в Джибути (2 тыс. чел.), опорные военные пункты в Буркина-Фасо, Эфиопии (лагерь Жильбер), Южном Судане, Кении и др. В рамках соответствующих программ военного сотрудничества регулярно проводятся совместные военные учения.

Франция не спешит с осуществлением намерений сократить количество и численность своих военных баз в Сенегале, Кот д'Ивуаре, Чаде, ЦАР, Джибути. Их оснащенность вооружениями и военной техникой обновляется, сфера ответственности увеличивается. Участились случаи прямого военного вмешательства Франции в африканских странах (Ливия, Кот д'Ивуар, Мали, ЦАР). Обращает на себя внимание расширение военного сотрудничества со странами Африки Германии, Нидерландов, Италии, Швеции.

Параллельно расширялись поставки оружия. США за 2005–2013 гг. поставили оружия в Африку на 3,8 млрд. долл., в т.ч. в Египет – на 2,76 млрд.; Франция – на 432 млн. долл.[16]. С 2005 по 2012 гг. объем поставок ПВН 11 западными странами (включая Израиль, Турцию, Швейцарию) в регион к югу от Сахары (АюС) увеличился с 400 до 700 млн. долл. США (в текущих ценах), т.е. почти на 70%. Доля поставок этих стран в государства АюС за 2005-2012 гг. составила 65% или 4,85 млрд. долл.[17]. Высоким остается рейтинг западных стран и в экспорте ПВН в страны Северной Африки. Их доля в военных поставках в эти государства составила 50% (9,8 млрд. долл.), в том числе в Тунис – 100%, в Марокко – 80%, в Египет – 75%, а в Алжир – 7% и в Ливию – 30%.

Неослабевающий интерес ведущих мировых держав к Северному региону континента объясняется, как известно, в первую очередь вовлеченностью этого субрегиона в ближневосточный конфликт. С активизацией радикально-исламистских сил в лице, прежде всего, террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) усугубляется угроза переформатирования ситуации на Большом Ближнем Востоке на антизападной основе. И в этих условиях наращивание военного присутствия становится важным рычагом влияния на ход событий и удержание надвигающихся перемен в рамках концепции ББВ.

Чтобы выстоять в конкурентной борьбе, расширить и укрепить позиции в торговле оружием с Африкой необходимы существенная трансформация механизмов и сложившейся практики.

Действительно, по соотношению «цена-качество» российское оружие на африканском континенте обладает существенным преимуществом. Французский исследователь Э. Ляхиль в этой связи отмечает, что возможности российской оборонной промышленности определяются «не только ее производственными и технологическими достижениями. Важнее то, что российские предложения, базирующиеся на преимуществах по соотношению цены и качества, совпадают с военными нуждами и финансовыми возможностями африканских клиентов»[18].

Однако при всей значимости этого фактора его не следует переоценивать. Сегодня на первый план в обеспечении успешности торговли оружием выдвигаются и другие факторы. Необходимо прежде всего наладить послепродажное обслуживание. Жизненный цикл современных систем вооружения составляет 20-30 лет. Важнейшим условием становится наличие такой системы послепродажного сервиса, которая обеспечивала бы боеспособность и эффективность оружия в течение всего срока его жизненного цикла. США начали переход на такую систему еще в 1970-х годах. Россия также становится на этот путь. В Африке в 2013 г. вступил в эксплуатацию Центр сервисного обслуживания вертолетной техники, созданный совместно российским холдингом «Российские вертолеты» и южно-африканской компанией «Денел». Ведутся переговоры о создании подобных же центров для самолетов, танков и бронетехники. В странах континента в настоящее время эксплуатируются около 700 вертолетов, десятки тысяч танков и бронетехники различных типов, сотни боевых самолетов.

В краткосрочной перспективе важнейшим направлением наращивания объемов ВТС со странами Африки становится модернизация ранее поставленной боевой техники. До недавнего времени этот сегмент бизнеса находился вне сферы должного внимания.

С ростом промышленного, кадрового потенциала африканских стран, укреплением кредитно-финансовых институтов расширяются возможности внедрения современных форм военно-технического промышленного сотрудничества, а именно: совместное создание производственных мощностей оборонной промышленности, лицензирование, аренда и др. Возможности эти невелики, но они быстро расширяются.

Однако наиболее важную роль в расширении ВТС с Африкой может оказать использование современных схем взаиморасчетов. Пока на практике превалируют маркетинговые подходы. Между тем кредитно-банковские, финансовые, маркетинговые технологии и инструментарий трансформировались. Они выходят порой далеко за рамки классической бухгалтерии, вовлекая во взаиморасчетные схемы разнопрофильных посредников, деривативный инструментарий и т.д.

Выступая в апреле 2014 г. на заседании Комиссии по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами, президент В. Путин призвал российские компании «научиться использовать современные финансовые и маркетинговые инструменты:

- государственные и коммерческие кредиты давним и надежным партнерам;

- поставки в счет погашения внешнего долга;

- экспорт на основе различных офсетных сделок»[19].

Несколько лет назад российские партнеры вернулись к практике предоставления коммерческих кредитов. Но пока в ограниченных рамках. Внешторгбанк предоставил кредиты Уганде. Подписание в октябре 2013 г. трехлетней программы военно-технического сотрудничества с Анголой сопровождалось предоставлением Внешторгбанком коммерческого кредита в размере 3 млрд. долл.

Интересная попытка была предпринята в отношениях с Мали. В оплату военных закупок в России малийские власти предложили на выбор четыре концессии на разведку и добычу золота. Обсуждалась также идея создания совместной российско-малийской посреднической финансово-банковской компании. Подобные схемы - гибкий и выгодный механизм взаимозачетов. Но широкого распространения на континенте в российской практике они пока не получили.

В достижении прорывных скачков в ВТС с Алжиром и Ливией (до свержения М. Каддафи) решающую роль сыграло подписание «пакетных соглашений» о поставках российского оружия в счет погашения задолженности африканских партнеров российскому государству. Трудно продвигаются сделки на офсетной основе. Офсетная сделка представляет собой вид компенсационной сделки при закупке импортной продукции, условием которой является выставление встречных требований по инвестированию части средств от суммы контракта в экономику страны-импортера. Впервые слово «офсет» было использовано в соглашении между США и ФРГ, в соответствии с которым Германия обязывалась закупать в США товары на сумму, равную 80% расходов США на содержание американских войск в ФРГ. А первое офсетное соглашение было подписано в 1973 г. между США и Австралией: США обязывались закупать австралийские товары на сумму до 25% стоимости импортируемых американских вооружений и военной техник. Сегодня офсетный пакет – необходимое условие заключения любой крупной (свыше 10 млн. долл.) оружейной сделки с африканскими странами. Он рассматривается вместе с основным контрактом на тендерных торгах. И порой его объем и содержание играют решающую роль при принятии решения о победителе тендера. Объем офсетного пакета – от 30% до 100% от суммы основной сделки.

Однако в основе своей нынешняя модель российско-африканского ВТС сохраняет, по преимуществу, инерционный характер. В ней не учитываются появляющиеся новые возможности в результате углубления вовлеченности России и Африки в процессы глобализации, появления новых технологических и организационных структур, торговых и кредитно-финансовых потоков.

На современном этапе экспорт вооружений и военной техники приобретает особо важное значение для национальной экономики в целом. Военная техника является воплощением высоких научных и технологических достижений и конкурентных преимуществ. И ее экспорт служит не только действенным инструментом продвижения инноваций и повышения престижа российской промышленности, но и существенным источником ресурсов для экономики на инновационной основе.

 

. Пахомова Л.Ф., к.э.н., ст.н.с., ЦИОПСВ ИВ РАН

 






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.011 с.