Этические основания менеджмента — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Этические основания менеджмента



 

В качестве науки об управлении деятельностью экономических организаций менеджмент по определению является дисциплиной, в которой пути эволюции системы в той или иной степени устанавливаются людьми. Здесь непременно возникает вопрос о долженствовании, который принято относить к этике. Тут же завязывается клубок трудноразрешимых проблем, касающихся соотношений менеджмента и этики. Если этика экзогенна, т.е. является внешней по отношению к менеджменту фактором, то непонятно почему он должен властвовать над ним. Можно предположить, что этика эндогенна менеджменту, то есть формируется в нем самом. Но в таком случае она должна выводиться непосредственно из его содержания. Однако на этом пути добиться ощутимого успеха вроде бы никому не удалось. Разумеется, есть возможность вообще игнорировать этику, считая ее реликтом устаревшей философии. Но и это решение пока еще никому не удалось обосновать. Как бы то ни было вопрос о соотношении менеджмента и этики остается дискуссионным, насыщенным изрядной долей путаницы. Без его прояснения трудно установить статус менеджмента как науки. Но именно он интересует нас в первую очередь.

Чтобы судить компетентно об этике, надо знать историю развития соответствующих теорий. На этот счет написаны толстые книги. Следует учесть их содержание, но сделать это в экономном стиле. В связи с этим вниманию читателя предлагается табл. 1.14. В ней в предельно лаконичной форме выражается главные каноны наиболее авторитетных экономических теорий, которые затем рассматриваются в критическом ключе.

Таблица 1.14

Основные этические теории

Концепции и их каноны Критика канонов
Этика добродетелей Аристотеля Канон: принцип середины – за счет нравственных устоев добивайтесь середины между страстями по избытку и недостатку, например, между безумной отвагой и трусостью. Выдвигается лозунг безотносительно к содержанию субнаук. Но что именно следует делать, лучше всего определяется в составе наук. Неподготовленному специалисту принцип середины мало что даст, он неизбежно совершит множество ошибок.
Теологическая этика Канон: у каждого человека на первом месте должны находиться любовь и послушание по отношению к Богу; возлюби ближнего и следуй максимам: не убей, не укради, не лги, не прелюбодействуй. Никак не учитывается содержание субнаук. Теологическая этика не дает решающих рецептов для преодоления действительно сложных вопросов, например, разрешения проблем, связанных с безработицей.
Этика Канта Лозунг: поступай так, как должен поступать каждый индивид в качестве представителя человечества. Сказано впечатляюще, но как стать действительным представителем человечества? Надо полагать, следует обратиться к потенциалу субнаук.
Утилитаризм И. Бентама и Дж.С. Милля Канон: добивайся наибольшей пользы для наибольшего числа людей. Что такое польза? На этот вопрос можно найти ответ только в науке.
Прагматизм Ч.С. Пирса, У. Джеймса, Дж. Дьюи Канон: в проблемной ситуации добивайся наиболее эффективного результата Действительно, необходимо добиваться наиболее эффективного результата. Но его содержание без наук может быть понято лишь приблизительно.
Универсальный прескриптивизм Р. Хэара Канон: за счет универсальных предписаний добивайся наилучших последствий для наибольшего числа людей. Где взять предписания? Как оценить последствия? Оба эти вопроса имеют один и тот же адресат, а именно, вполне определенные науки.
Этика ответственности Х. Йонаса, Х. Ленка, Ю. Хабермаса Канон: люди должны принимать на себя ответственность за совершаемые действия. Без науки человек не в состоянии определить степень своей ответственности.

 



 

Каждая из рассмотренных выше этических концепций имеет многочисленных сторонников, которые в состоянии назвать немало их достижений. Но в данном случае нас интересует в первую очередь общий для них недостаток, а именно, довольно отчужденное отношение к науке. Рассмотренные этические концепции экзогенны по отношению к любой науке, в том числе и к менеджменту. Его содержание не рассматривается сколько-нибудь подробно. Рассмотренные каноны оказываются лозунгами. В желании внедрить их в менеджмент исследователи встречаются с неопределимыми трудностями. В одних случаях они приводят к сумятице, в других их приходится долго, причем неоднозначными способами, уточнять. Итог внедрения экзогенных этических систем в менеджмент неутешителен: рецепты, не учитывающие специфику менеджмента, не способны иметь для него ярко выраженную благотворную значимость.



Вывод из рассмотренной ситуации такой: следует либо а) вообще отказаться от этики, либо б) развивать ее внутри самого менеджмента, т.е. придать ей эндогенный характер. Рассмотрим для начала положение а). Итак, будем заниматься менеджментом, не обращая внимания на этическую проблематику. Менеджмент, мол, сам все расставит на надлежащие места. Но тут же выясняется, что такая позиция часто приводит к явно нежелательным последствиям. Достаточно показательно в этом отношении, что буквально по всему миру катится волна возмущения сверхвознаграждениями топменеджеров в условиях экономического кризиса. Увы, менеджмент может использоваться не только в благих, но и в корыстных целях. Если это так, то положение а) придется отставить в сторону.

Итак, может ли быть развита этика внутри самого менеджмента? Такая возможность должна быть проверена. В этой связи основные надежды приходится возлагать на метаменеджмент. В субменеджменте руководствуются принципом максимизации ожидаемой полезности. В соответствии с этим принципом каждый добивается выгоды для себя. Этот план анализа достаточно очевиден. Тот, кто принимает и осуществляет решения, надо полагать, будет в первую очередь заботиться о себе. Но когда же пробьет час настоящей этики? И пробьет ли он вообще?

На два поставленных выше вопроса мы склонны отвечать в оптимистическом духе. Субменеджмент – это поле высочайшего проблемного напряжения. Как только исследователи обращаются к его изучению, так сразу же наступает час метаменеджмента, а вместе с ним и этики менеджмента. Субменеджмент имеет дело с проблемами управления экономическими организациями, но он не изучает сам себя. Метанаучный план анализа приводит к метаменеджменту. Почему есть потребность в нем? Потому что необходимо обеспечить эффективное функционирование субменеджмента, причем всех его составных частей. Если же иметь в виду этическую перспективу, то первейшее значение приобретает обеспечение эффективного функционирования принципа максимизации ожидаемой полезности. В субменеджменте нет ничего более актуального, чем его топпринцип, а им является принцип максимизации ожидаемой полезности.

Первейшим назначением этики менеджмента является изучение проблемных вопросов, связанных с культивированием принципа максимизации ожидаемой полезности. Какая именно полезность должна максимизироваться? Почему, кем, где, когда, каким образом? В какой степени должны учитываться желания заинтересованных сторон? Какие инновации назрели и какие устарели? Возникает множество вопросов, которые можно получить лишь в случае, если предметом анализа станет сам субменеджмент. Но тут возникает прелюбопытная ситуация.

Этика менеджмента нужна там, где назрели проблемные вопросы. Если решение найдено, то оно тут же включается в субменеджмент. В результате создается впечатление, что этика-то и не нужна. Но как только возникают проблемы, то вновь вспоминают о ней. Знаменитый философ Людвиг Витгенштейн писал, что философия нужна для того, чтобы показать мухе выход из мухоловки. Если она выполнила свою миссию, то потребность в ней исчезает. Впрочем, рассуждая, о миссии этики менеджмента, следует учитывать, что она имеет дело с некоторым проблемным полем, которое постоянно обновляется. Всегда остаются неразрешенные проблемы, к которым добавляются новые. Мышление без проблем противопоказано менеджменту. Поэтому потребность в этике менеджмента есть всегда.

Проблемный статус этики менеджмента часто вызывает недоумение у тех исследователей, которые привыкли оценивать метанауку по меркам субнауки. На их взгляд, этике менеджмента должны быть присущи особые законы, таких, каковых нет в субменеджменте. Они недопонимают, что совершенствование субменеджмента представляет собой самостоятельную и исключительно важную задачу. Необходимо учитывать, что после этического анализа меняется содержание самого субменеджмента. Он преобразовывается, следовательно, и его принципы и законы становятся другими. Задача метаменеджмента состоит в совершенствовании субменеджмента, а не в придумывании чуждых ему концептов.

Почему менеджеры развивают свою любимицу, менеджмент? Всего лишь из любопытства? Нет, конечно. Они понимают, что человеческая жизнь, столь скоротечная и стремительная, должна сопровождаться максимизацией ожидаемой полезности. Люди существа, которые стремятся к достижению максимальной эффективности. Для менеджеров принцип максимизации ожидаемой полезности является руководством к действию. Но содержание этого принципа не является очевидным, он сам нуждается в анализе. Тут наступает час этики менеджмента. Почему менеджеры обращаются к этике? Из праздного любопытства? Нет, совсем по другой причине, а именно постольку, поскольку необходимо найти адекватные ответы на сложнейшие вопросы. Имея это в виду, этики говорят, что они руководствуются принципом ответственности. Тот, кто не руководствуется этим принципом, не станет обращаться к этике менеджмента. Не следует отождествлять этическую ответственность с юридической. Юристы призывают к ответственности того, кто провинился перед истцом. Провинившийся подвергается наказанию. В концепте этической ответственности речь идет о необходимости адекватного ответа на вызовы жизни. Рассматривается не взаимоотношение субъектов, которые подотчетны друг другу, а некоторая концептуальная обязанность члена менеджериального научного сообщества. Этик занят поиском ответов на те злободневные вопросы, которые сопровождают принцип максимизации ожидаемой ответственности, равно как и любой другой концепт субменеджмента.

Этика ответственности – это относительно позднее изобретение философов. Энергично они стали развивать ее лишь начиная с 1970-х годов. Раннее они, как правило, недопонимали, что этика должна искать ответы на проблемные вопросы субнауки, а не навязывать ей внешние для нее стандарты. Эти стандарты облекались в форму принципов. Именно в этой связи рассуждали о счастье, долге, свободе, справедливости, благоговении перед жизнью. Когда же выявилось, что все эти установки не предохраняют людей от катастроф, то обратились к принципу ответственности. Этики стали настаивать на ответственности людей, особенно ученых за свои деяния. Но, как нам представляется, такая постановка вопроса об ответственности мало что дает. Должен ли изобретатель автомата нести правовую ответственность за использование его преступниками? Нет, не должен, если в его действиях не было злого умысла. На наш взгляд, тему ответственности целесообразно рассмотреть в первую очередь в метанаучном плане. Если это сделано, то наступает черед уяснения значимости поступков людей, возможно, заслуживающих среди прочего вознаграждений и порицаний.

Главная беда тех, кто воспроизводит коллизию менеджмента и этики, состоит в их интуитивном убеждении, что наука в отличие от этики имеет дедуктивно-доказательный характер. Наука, мол, доказательна, а этика произвольна. Их затаенная мечта состоит в преодолении указанной выше произвольности. В науке нет места произволу. Кто считает по-другому, тот склонен, нарушая стройность науки, вносить в нее чуждое ей содержание. А это недопустимо. Сторонники критикуемой позиции не различают гипотетичность и произвольность. А между тем это принципиально различные вещи. Вся наука гипотетична. Это относится к любому ее региону, и к принципам, и к законам, и к моделям. Во всех регионах внутринаучной трансдукции исследователь начинает с гипотез, начинающихся предположением. Исследователь провозглашает: «Допустим, что A». Далее следует выводное знание, т.е. из А вытекает а1, а2, …, аk, где k – число. Но эта идиллия имеет место только до определенной границы, где наступает черед новой трансдукционной ступени. Либо процесс внутритеоретической трансдукции полностью застопоривается, либо, ничего иного не остается, вновь провозглашается предположение: «Допустим, что…». Из B выводится b1, b2, …, bk. Затем наступает черед предположений C, D и т.д. Таким образом, процесс внутритеоретической трансдукции может быть представлен следующим образом.

A (а1, а2, …, аk) + B (b1, b2, …, bl) + C(c1, c2, …, cm) + D (d1, d2, …, dn) (1).

Изобразив трансдукцию в виде формулы (1), мы создали предпосылки для понимания мнимой коллизии между менеджментом и этикой. Ее пропагандисты, выступающие от односторонне понятого как менеджмента, назовем их менеджералистами, так и этики, назовем их моралистами, совершают довольно грубую философскую ошибку. Менеджералисты хотели бы видеть то, что они относят к этике, в границах одной из привычных для них ступеней трансдукции. Желаемый ими идеал знания оказывается неосуществимым. Они приходят в изумление. Его могло бы и не быть, если бы критикуемые авторы постулировали наличие еще одной ступени трансдукции, а именно, E (от англ. ethics – этика). Показательна с этой точки зрения позиция сторонников концепции равновесия. Эта концепция представляет собой один из разделов экономической трансдукции. Само утверждение о наличии общего равновесия является предположением. Сторонники этой концепции хотели бы все этическое вывести из предположения о равновесии, но это невозможно. Согласно современным представлениям существует множество положений равновесий, которые сопровождаются состояния неравновесия. Выбор между состояниями равновесия и неравновесия – сложнейшая этическая проблема. Как мы уже отмечали, при необходимости следует вводить представление об особой ступени менеджериальной трансдукции, ступени E. Приведем в связи с этим конкретный пример.

В ряде стран, в число которых входит и Россия, растет расслоение между бедными и богатыми, что выражается в возрастании коэффициента Джини, превышающего, например, значение 0,40. Следует ли осуществлять мероприятия по уменьшению коэффициента Джини? Если да, то является ли требование уменьшения коэффициента Джини научным и этическим? Менеджмент как научная теория ориентирует на максимизацию ожидаемой полезности. Как правило, высокое значение коэффициента Джини свидетельствует о невозможности обеспечения производства в достаточной степени квалифицированной рабочей силой, ибо массовая бедность всегда сопровождается необразованностью. Итак, допустим, что в некоторой стране назрело уменьшение величины коэффициента Джини. Необходимость соответствующих мероприятий обосновывается. Далее предлагается степень понижения коэффициента Джини. Само это предложение означает, что речь идет о новой ступени трансдукции. В науке, там, где невозможно обойтись без ранее неиспользовавшегося предположения, зарождается новая ступень трансдукции. Но является ли рассматриваемая рекомендация этическим положением? Она имеет место в рамках менеджмента, и с этой точки зрения ничем не отличается от других ступеней менеджериальной трансдукции. Таким образом, нет необходимости считать одни ступени трансдукции этическими, а другие неэтическими[49]. Итак, менеджералисты, во-первых, неправомерно сужают поле науки, исключая из него гипотетическое знание, во-вторых, они не догадываются включить в менеджмент ряд положений аксиологического характера. Эти две ошибки приводят к постулированию существования так называемых этических положений, экзогенных по отношению к менеджменту. Как показано выше, нет никакой необходимости в представлениях об экзогенной по отношению к менеджменту этике.

Что касается моралистов, то они в отличие от менеджералистов вообще не обращают никакого внимания на устройство науки. Именно в их адрес следует выдвинуть обвинение произвольного навязывания менеджменту внешних для него, т.е. ненаучных, метафизических стандартов. Моралистам можно посоветовать изменить свое отношение к науке.

Выше мы неоднократно использовали выражение «экзогенная этика», отмечая ее ненаучный характер. Настало время уточнить используемую нами терминологию. Есть менеджмент и философия менеджмента. Если говорится об экзогенной и эндогенной этике, то необходимо четко различать относительно чего это утверждается, то ли относительно субменеджмента, то ли относительно метаменеджмента. Менеджериальная этика является составной частью метаменеджмента. Она экзогенна относительно субменеджмента и эндогенна относительно метаменеджмента. Что же касается менеджериальной этики, экзогенной относительно и субменеджмента, и метаменеджмента, то она имеет ненаучный, метафизический характер. Менеджмент в ней не нуждается. В рамках междисциплинарных связей менеджмент соотносится с совокупностью научных этических дисциплин, например, таких, как политическая, экологическая и техническая этика. Эти этики экзогенны по отношению к менеджменту, но они не претендуют на статус менеджериальной этики.

Итак, в этике менеджмента целесообразно руководствоваться принципом ответственности. О подробностях на этот счет см. параграф 3.14. Выше рассмотрены этические основания менеджмента. Пора перейти к дискурсу.

 

Дискурс

Я не разделяю Ваш оптимизм относительно проведенного Вами анализа этических оснований менеджмента. Судите сами – Вы просто исключили традиционную этику из менеджмента. Отказ от традиционной этики – это правильно? Сомневаюсь!

Менеджмент – это менеджмент. Вдумайтесь в это положение. В менеджменте по определению не должно быть ничего такого, что не является менеджментом. А Вы предлагаете включить в него нечто чужеродное для него. Я отказываюсь не от этики, а от всего того, что неправомерно навязывается менеджменту от имени якобы непогрешимой этики, которую Вы называете традиционной этикой.

Вы не отказываетесь от этики? А где же она у Вас?

Для меня этика – это составная часть метаменеджмента, т.е. теории об аксиологическом содержании субменеджмента. У меня менеджериальная этика находится не внутри и не рядом, а над субменеджментом.

Что это еще за над? С одной стороны, Вы вроде бы говорите о менеджменте очень уважительно. С другой стороны, ставите нечто выше его.

Вы придали предлогу над уничижительный смысл, которым он в контексте наших рассуждений не обладает. Вы правы, о менеджменте я говорю уважительно. Вопреки Вашему утверждению я ничего не ставлю выше менеджмента. Я всего лишь утверждаю, что метаменеджмент является теорией субменеджмента. Используя предлог над, я хочу подчеркнуть, что недопустимо отождествлять субменеджмент и метаменеджмент.

Я готов принять Ваши разъяснения. Но они не вынуждают меня отказаться от обвинения Вас в принижении значения этики. Вы перенесли ее в область метаменеджмента. Следовательно, от имени ее уже нельзя сообщить ничего значительного. Все значительное содержится в самом менеджменте, а не в теории о нем. Я правильно Вас понял, что Вы в основном все содержание этики менеджмента сводите к принципу максимизации ожидаемой полезности?

И субменеджмент, и метаменеджмент – это теории. Все значительное, равно как и незначительное, мы сообщаем от имени теории. С этой точки зрения Вы напрасно отказываете метаменеджменту в значимости. Страдаете антиметатеоретическим синдромом?! Содержание этики менеджмента я не свожу к принципу максимизации полезности. Этот принцип фигурирует же уже в составе субменеджмента. Поэтому его неправомерно относить к этике менеджмента.

Я так и думал. У Вас этика менеджмента превращается в улыбку Чеширского кота, которая, как известно, растворилась в воздухе.

Заблуждаетесь. Этика менеджмента кульминирует в принципе ответственности. Философствующий менеджер берет на себя обязательство добиться торжества менеджмента. Принцип максимизации полезности без принципа ответственности превращается в инструмент, не более этого.

Что это значит, «добиться торжества менеджмента»?

Стремиться к максимуму в этической области.

 

Выводы

1. Вопрос о соотношении менеджмента и этики остается дискуссионным, насыщенным изрядной долей путаницы.

2. Традиционная этика с самого своего зарождения была изолирована от науки. Она имела по отношению к ней экзогенный характер.

3. Ученые, как правило, стремятся избавиться от этики, экзогенной по отношению к экономике и менеджменту. В этой связи предпринимаются попытки вывести этическое содержание непосредственно из экономики и менеджмента. Особые надежды возлагались и возлагаются на принцип максимизации ожидаемой полезности и теорию общего равновесия.

4. Коллизия между менеджментом и экзогенной по отношению к ней этикой продолжает воспроизводиться в современном менеджменте. Она является результатом недопонимания трансдукции в составе менеджмента.

5. Этика менеджмента входит в состав не субменеджмента, а метаменеджмента. Она экзогенна относительно субменеджмента, но эндогенна по отношению к метаменеджменту. Этика экзогенная по отношению как к субменеджменту, так и метаменеджменту имеет ненаучный характер. В системе менеджмента она не нужна.

6. Основным принципом субменеджмента является максимизация ожидаемой полезности. Основным принципом этики менеджмента выступает принцип ответственности.

7. Принцип ответственности состоит в концептуальной обязанности поиска адекватных ответов на проблемные вопросы субменеджмента.

8. Традиционная этика, в частности, этика добродетелей и этика долга, пришли в противоречие со статусом быстро развивающихся современных наук.

 

 

Концепты

Экзогенная по отношению к науке этика

Эндогенная по отношению к науке этика

Этика менеджмента

Принцип ответственности

 

 


Глава 2






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.013 с.