Еще один след в истории — эпоха Меровингов — КиберПедия


Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Еще один след в истории — эпоха Меровингов



Были две женщины, роковые не только для Нибелунгов, но и для истории меровингского рода — Фредегонда и Брунгильда.

Соперницы были достойны друг друга по той энергичности, с которой обеим довелось то восходить к вершинам могущества, то низвергаться с этих вершин. Впрочем, жизнь они начинали совсем по-разному и по-разному ее закончили.

Я предлагаю вам перенестись в июньское утро 565 года, в Суассон. Двери баптистерия в храме распахнуты, крышка купели уже поднята, а все святыни уже освещены целым лесом длинных желтых свечей. Только нет короля Хильперика, который отправился на войну с саксами.

В его отсутствие королева Аудовера родила дочь, которую как раз в этот день должны были наречь Хильдевинтой. Радостный день, но королева пребывает в смятении: крестная мать, сестра короля, из-за недуга не сможет присутствовать на празднестве. Епископ ждет, а у младенца королевского рода нет крестной матери! Что делать?

Кажется, только служанка Аудоверы Фредегонда знает, как разрешить эту проблему. Она предлагает своей доверчивой госпоже самой окрестить ребенка, не затрудняя себя больше поисками крестной матери. «Ни одна госпожа при дворе не может равняться с тобой ни по положению, ни по происхождению. Кому же тогда держать маленькую Хильдевинту над святой купелью, как не тебе?»

И королева принимает предложение Фредегонды, совершенно позабыв о том, что крестный отец и крестная мать ребенка связаны между собой такими же кровными узами, как и его родители, и что мужчина не может взять в жены крестную мать своего ребенка.

Через месяц возвращается Хильперик и с легкой душой пользуется возможностью разорвать брак: ведь Аудовера стала ему кумой и теперь не имеет права оставаться его супругой.

Впрочем, сей факт он не воспринимает как несчастье — Аудовера и так родила ему трех сыновей и дочь. Ее долг был исполнен, да и он уже пресытился ею. Через несколько дней королева с новорожденной дочерью, плача, покинет дворец в Суассоне и укроется в монастыре Ле-Ман. А Фредегонда поселится в покоях, где все еще было пропитано духом прежней королевы. Без зазрения совести королевская фаворитка присвоит себе ее наряды и украшения.

Торжество Фредегонды продлится около года. Но весной 566 года она терпит свое первое поражение.

Дело в том, что Зигиберт, брат Хильперика и по совместительству король Австразии, заключает очень выгодный брак. Он женится на дочери короля вестготов Атанагильда, владеющего всей Испанией. Прекрасную Брунгильду воспевали все бродячие певцы, причем упоминалась в песнях не только ее красота, но и сказочное богатство. Когда Хильперик узнал об этом, жало зависти пронзило его сердце. С тех пор он уже не находит себе покоя. И тоже отправляет послов за Пиренеи— просить в жены сестру Брунгильды, Гайлесвинту.



Фредегонда в ужасе. Ее стремительный взлет не принес ей друзей, лишь ненависть и зависть окружали ее. Она решает открыто выступить против Хильперика и начинает подыскивать мужчин из своего окружения, которые были бы с ней заодно и на чье молчание и преданность она могла бы положиться. Некоторым из них Фредегонда дает почувствовать свое расположение, но кто может быть уверен, что в самый опасный момент, когда встретятся старые собратья по оружию, верность вассалов не будет нарушена? Нет, поединок с открытым забралом невозможен… Фредегонде приходится уступить и ждать.

А сватовство Хильперика затягивается. Король вестготов Атанагильд не горит желанием видеть Хильперика своим зятем, ибо молва о нем оставляла желать лучшего. Но в это время умирает Хариберт, брат Хильперика и Зигиберта, правивший в Париже. Хильперику достается львиная часть его владений — Нормандия, Меж, Анжу, Лимож, Кверси, Бордо, Тулуза, Беарн, Бегор и Коммин. Теперь он становился могущественным правителем, с которым следует считаться. И Атанагильд берет с Хильперика клятву, что тот будет содержать королеву в любви и почете, а всех наложниц отошлет со двора. Хильперик согласен. В 567 году брак был заключен. В слезах Гайлесвинта отправляется в Суассон, чтобы стать женой Хильперика… и встретить свою судьбу.

Наутро после первой брачной ночи короля Хильперика придворные, а в их толпе и Фредегонда наблюдали за обрядом утреннего дарения (подарок мужа новобрачной в утро после свадьбы). Хильперик перечислял названия пяти городов, которые он отдавал Гайлесвинте (что на самом деле была сущая безделица).

Какое-то время Хильперик будет соблюдать обещание, данное королю вестготов, но потом интриги Фредегонды принесут свои плоды: Гайлесвинта наскучит королю. Молодая королева будет молить «длинноволосого короля», как именовали Меровингов, отпустить ее, — вдвоем они не будут счастливы. И король… отпустит. Только весьма своеобразным образом.



Посреди ночи в покои Гайлесвинты проскользнет человек-тень с кожаным ремнем в руках. Он склонится над королевой, хладнокровно, дьявольски ловко обовьет ее шею ремнем и что было сил стянет его…

Молва тут же начнет обвинять в убийстве самого Хильперика. А Фредегонда вернется ко двору неоспоримой хозяйкой и будет именовать себя новой королевой. Так был завязан узел смертельной ненависти и вражды между «длинноволосыми королями», несколько десятилетий влиявший на отношения между франкскими королевствами.

И в этот момент на сцену вступает Брунгильда.

Возмущенная гибелью сестры, королева Австразии Брунгильда решила отомстить за Гайлесвинту. Но нормы кровной мести были уже смягчены обычным правом. При посредничестве третьего брата Меровинга, короля Гонтрана, в 569 году было созвано общенародное судебное собрание, постановившее, что в качестве пени за убийство Хильперик должен передать королеве Брунгильде как сестре Гайлесвинты пять городов в Аквитании: Бордо, Лимож, Каор, Беарн и Бигор.

«За человеческую жизнь платят городами и золотом?! — была возмущена Брунгильда. — Да смерть Хильперика и Фредегонды, вместе взятых, в полной мере не искупят смерти моей сестры!»

Среди неукротимого большинства своих земляков король Зигиберт славился исключительным спокойствием и самообладанием. Да и вообще имел репутацию добродетельного человека и любящего, верного мужа. Вместе с тем король понимал, что хоть он и был чересчур мирным и образованным человеком, но, очарованный женой, не устоит перед ее призывами к мести и поступит вопреки законам франков…

Тем более что вероломный Хильперик вовсе и не собирался соблюдать условия суда. Он решил вознаградить себя за территориальные потери, силой отобрав у Зигиберта другие южные города — Тур и Пуатье.

Разгневанный Зигиберт решил покончить с преступным братом. На его стороне было существенное военное преимущество: надежда на богатую добычу привлекла на его сторону ополчения многих языческих германских народов из-за Рейна.

Германские орды Зигиберта вихрем пронеслись по захваченным землям. Теоберт, старший сын Хильперика, был убит в Шаранте, а король Хильперик и Фредегонда бежали до самой Нормандии и расположились в Турине, который был немедленно осажден войсками Зигиберта.

Сам Зигиберт отвез Брунгильду в Париж. Он завоевал королевство своего брата, оно принадлежало ему, и он хотел провести несколько дней в отдохновении от трудов праведных и забот во дворце, построенном императором Юлианом. А затем Зигиберт отправился в Витри-сюр-Скарп, где намеревался объявить себя властителем обоих королевств.

А вот в осажденном Турине обстановка была, прямо скажем, менее радостная. Фредегонда сгорала от ненависти, а Хильперик смирился со своей участью и ожидал гибели. Отныне он проводил большую часть времени в церкви, а не со своими воинами и был обеспокоен спасением своей души так, как будто смерть должна была наступить уже завтра. Между тем Фредегонде так хотелось жить…

Она не растеряется и найдет двух наемных убийц: «Я отдамся первому из вас, кто принесет мне меч, обагренный кровью Зигиберта».

С великим трудом наемники пробрались сквозь вражеское оцепление и, украв лодку, переплыли через Шельду. Им удалось украсть лошадей и на следующий день они достигли Витри, где праздновалось провозглашение Зигиберта королем Нейстрии (575). Меровинга посадили на щит, и на плечах своих вассалов он был трижды пронесен через город. Затем последовал торжественный пир.

Во время празднеств бдительность людей притупилась. Новоприбывших даже не обезоружили, ибо меч был повседневной принадлежностью одежды благородных франков. Наемники вошли к королю и опустились на колени. «Мы пришли сюда, повелитель, дабы подчиниться тебе и сражаться под твоими знаменами…» «Подойдите сюда, — промолвил Зигиберт, — и скажите мне свои имена».

Наемники подошли ближе — один слева, другой справа. Выхватили мечи из ножен и вонзили с обеих сторон в короля. Истекая кровью, с ужасным воплем тот рухнул на пол. Мечта Фредегонды сбылась.

Смерть Зигиберта посеяла панику среди его людей. Хильперик и Фредегонда победоносно завладели Нейсгрией, и их войска двинулись по направлению к Парижу.

Но Брунгильда так просто сдаваться не собиралась. Благодаря верным людям она укрывает в надежном месте малолетнего сына Хильдеберта, провозглашенного королем Австразии. А сама остается в Париже— достойно встретить свою участь.

Побежденная королева шла к трону через огромный зал с коринфскими колоннами. Она села на трон, гордая и безучастная, увенчанная короной, и принялась ожидать Фредегонду и смерть.

Но со смертью тоже можно поторговаться и заплатить ей выкуп.

Хильперик ничего на свете не любил так, как деньги: «Ты можешь заплатить подобающий выкуп, королева?» — «Три бочки золота». И Хильперик соглашается с предложением Брунгильды, несмотря на страшный гнев Фредегонды.

И тут случается невероятное. Сын Хильперика от Аудоверы, Меровей, влюбляется в прекрасную пленницу Брунгильду. Опасаясь за ее безопасность — коварство Фредегонды ему было известно не понаслышке, — он предлагает отцу отослать пленницу в Руан, к благочестивому епископу Пратекстату, управляющему городом. И Хильперик соглашается со старшим сыном.

С того дня Меровей не находит себе места в Париже. А затем все-таки решается отправиться в Руан, чтобы уговорить Брунгильду выйти за него замуж и уехать вместе с ним в Тур» где их непременно примет знаменитый епископ Григорий Турский.

И вновь Фредегонда кипит от гнева. Хильперик требует к ответу епископа. Но Григорий Турский не из тех людей, которыми можно легко помыкать. Хильперик вынужден был признать это, когда потребовал выдачи своего сына и его жены. «Это убежище святого Мартина в Туре неприкосновенно, — заявит епископ. — Никто не покидает его против своей воли».

Тогда коварный Хильперик смиренно (!) просит Турского хотя бы поговорить с Меровеем…

Король предпочел не расправляться с вдовой брата, он просто выслал Брунгильду в Австразию, где она стала регентшей при сыне. А вот Меровей был лишен прав наследства и брошен в темницу. Когда ему удалось бежать, он скитался. И через два года был убит слугами отца.

После смерти Меровея Фредегонда являет миру чудеса собственной жестокости и ненависти к людям, совершив целый ряд убийств. Она уничтожала всякого, кто был ей в тягость. Сперва младшего сына Хильперика Хлодвига, которого ему родила Аудовера. Он был обвинен в каком- то злодеянии (которого, конечно, не совершал), и его убили в тюрьме в Хеллесе, а тело бросили в Марну.

Но и этого ненасытной Фредегонде было недостаточно. Она возжелала смерти самой Аудо- веры, которая уже несколько лет жила в монастыре в Ла-Манше. Бывшая королева была убита, но ее дочери удалось бежать. Леденящая жестокость, не так ли?

Следующей жертвой пала жена несчастного Хлодвига, которая была сожжена заживо.

Трудно остановиться, когда душа скована цепью страшных преступлений. Вот и Фредегонда остановиться уже не могла. Следующей ее жертвой стал епископ Пратекстат, приютивший когда- то Меровея и Брунгильду. На него напали в его собственной церкви и жестоко изранили, после чего его посетила «лучезарная Фредегонда».

Пратекстат собрал все оставшиеся силы и промолвил: «Ты будешь предана проклятию во всех грядущих поколениях, и правосудие Божье покарает тебя!»

Фредегонда не сказала больше ни слова, она стояла и ждала, когда умрет епископ. А Божье правосудие не заставило себя долго ждать и все же покарало королеву Нейстрии.

Друг за другом от оспы умерли ее сыновья. Несмотря на заботу лекарей, спасти их не удалось. В живых остался лишь Хлотарь, которому было всего лишь несколько месяцев.

Злоба Фредегонды обернулась на Хильперика. Король подозревал королеву в измене с графом Парижа Ландрихом. Фредегонда опять ходила по лезвию ножа.

Сентябрь 584 года. Удачная королевская охота в округе Хеллеса. Король убил вепря и крайне воодушевлен своим «подвигом». Один из его людей предлагает его величеству кубок вина. В следующую ночь Хильперик скончался.

Отныне Фредегонда была единовластной правительницей королевства. Но радость опять оказалась недолгой.

Репутация у Фредегонды была такой, что ее сразу же стали подозревать в убийстве мужа. Возмущение было таковым, что ей вместе с четырехмесячным сыном пришлось укрываться в парижском соборе и просить о покровительстве деверя, Гонтрана Бургундского.

Осторожный и рассудительный Гонтран (за постоянное покровительство Церкви он был впоследствии канонизирован) прибыл в Париж и собрал совет из трех епископов и трехсот вельмож, чтобы признать законорожденность Хлотаря. После этого он берет мальчика под свою опеку, а Фредегонде не позволяет остаться в Париже, выслав в окрестности Руана. Выказывая скорбь по мужу, она сумела собрать армию и нанести поражение австразийским войскам.

Единственное, что так и осталось неизменным, — ее ненависть к Брунгильде. Она медленно умирает, но все равно продолжает ненавидеть. Тело Фредегонды было похоронено в старом аббатстве Сан-Винсент в Париже, которое вскоре после этого стало называться Сен-Жермен-де-Пре.

Смерть Фредегонды должна была бы свести на нет ненависть и вражду по отношению к Брунгильде. Но этого не случилось. Ее сын, Хлотарь, продолжил борьбу. Необузданный, коварный юноша, едва ли менее жестокий, чем его мать. Борьба между ним и Брунгильдой длилась целых семнадцать лет, до 613 года.

Вследствие предательства Брунгильда была пленена и доставлена к Хлотарю. А тот цинично предъявил ей длинный список «преступлений» — убийство десятка франкских королей, включая даже убийство ее мужа Зигиберта I, лежавшее на совести Фредегонды. В Ренев-сюр-Винжан разыгрался кровавый конец этой истории, который будет ужасать людей еще несколько столетий. Именно здесь Хлотарь даст волю своей немыслимой жестокости.

По его приказу шестидесятишестилетняя королева была отдана на растерзание палачам, ее пытали три дня. Это происходило в одном деревенском доме, к которому Хлотарь часто подходил, чтобы послушать, как его враг кричит от боли. На четвертый день, когда тело Брунгильды превратилось в сплошную рану, ее посадили на коня, и глумящееся войско осыпало ее всевозможными оскорблениями. От, той, что родилась на престоле, была дочерью, сестрой, супругой и матерью королевских особ и кому не было равных по красоте, осталось лишь месиво. Хлотарь и не подозревал, что в глазах потомков эта мучительная смерть будет казаться более ужасной, чем большинство злодеяний того времени.

Думаю, можно передохнуть. Похоже, мы с вами уже вволю насытились свидетельствами гнусной стороны истории человечества, в числе которых ключевая роль принадлежала коварным интригам и кровавым злодействам.

Кримхилъда родила при черной луне. Сын ее появился в мир на рассвете. Кримхильда дико кричала. Повитуха боялась, что она не выживет, а если и уцелеет, не сможет родить еще.

Но она все вынесла. И самое главное, она родила сына.

— Вот он! — гордо кричал Зигфрид, демонстрируя младенца братьям-королям.

В ту же ночь при черной луне Брюнгильда рассказала Хагену всю правду.

Начала рассказ с Зигфрида. Вернее, заговорила о своих ожиданиях — как дожидалась Непобедимого в своем надменном отчаянии. А потом — пустой корабль. А потом — встреча с Зигфридом. Свадьба, которая не была свадьбой. Быстрое прощание, странное путешествие. Свадьба, которая не должна была быть свадьбой.

— Сначала Гунтер пришел один.

Она рассказала о той маленькой битве, что выиграла в первую ночь после свадьбы.

Дальше Хаген все понял.

— Зигфрид? — спросил он совсем тихо, ничего не выражающим голосом.

Брюнгильда сморщилась.

— А потом — Гунтер, — прошептала она.

Хаген ни о чем не спрашивал ее. Он размышлял о том, как они должны умереть. Зигфрид и Гунтер, его король.






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.012 с.