Идеальное программирование деятельности — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

История создания датчика движения: Первый прибор для обнаружения движения был изобретен немецким физиком Генрихом Герцем...

Идеальное программирование деятельности

2017-06-02 365
Идеальное программирование деятельности 0.00 из 5.00 0 оценок
Заказать работу

Если побуждения субъекта к потреблению выводятся из иерархии потребностей, то решение проблемы субъективной детерминации производительной (созидательной) деятельности человека возможно лишь в системе понятий, включающей в себя рассмотренное ранее понятие интереса. Напомним, что потребность инициирует спонтанную, независимую от внешней необходимости активность субъекта, обеспечивающую его самосохранение. Такая активность всегда вызывается непосредственно влечением, желанием, стремлением и поэтому не требует ни внешних побуждений,
ни волевых усилий самого субъекта. Следовательно, потребительное поведение не содержит в себе идеальную схему действий, оно подчинено мотивам, в которых выражается индивидуальная система потребностей и неповторимый мир ценностных предпочтений субъекта.

Напротив, интерес обусловливает социально ориентированные действия субъекта, которые требуют стимулирования со стороны социума
и проявлений воли со стороны самого субъекта. Осознание субъектом своих интересов, анализ различных вариантов их реализации и выбор из них того, который представляется оптимальным, составляют основное содержание мотивации специфически человеческой деятельности. Противоречие между потребностями и возможностями их удовлетворения в существующих социальных условиях мобилизует функционально-энергетические возможности субъекта, образуя напряженное поле мотивации, в пределах которого детерминируется созидательная активность этого субъекта. Именно благодаря интересам, мотивирующим такую активность, индивид становится деятельным социальным существом. Его деятельность приобретает особую смысловую направленность, имеющую социальную природу, поскольку формирование ее мотивов определяется не только динамикой потребностей субъекта, но и необходимостью удовлетворения общественных потребностей.

Оценочная деятельность субъекта не ограничивается структурированием потребностей в его сознании и выработкой отношения к ним, — она выявляет многостороннюю общественную связь между субъектом и социальной действительностью, прежде всего теми условиями, в которых становятся возможными производство и присвоение им предметов своих потребностей. На основе оценки возникает субъективная заинтересованность, т. е. сосредоточенность внимания индивида на преобразовании тех или иных предметов сообразно потребностям социума и способностям этого индивида.

Заинтересованность, пройдя через «фильтр» мотивационной сферы, приобретает форму субъективного побуждения к созидательной деятельности, каким является сознательное намерение действовать в направлении реализации тех или иных интересов субъекта. Намерение как осознание необходимости выполнения субъектом системы социально ориентированных действий в ситуации, исключающей возможность удовлетворения его потребностей, приобретает динамическую силу, подчас не меньшую, чем его влечения и желания. Вместе с тем намерение еще не является достаточной субъективной предпосылкой сознательного действия. Вслед за ним и на его основе возникает такое идеальное побуждение к деятельности,
как цель.

Известно, что целенаправленность характеризует поведение всех живых существ. При этом цель биологической активности выступает в образе того состояния организма, которое он приобретает в результате удовлетворения потребностей. Когда же речь идет о человеческой деятельности, цель предстает как идеальный, мысленный образ будущего результата действий субъекта. Иными словами, в отличие от целей, реализуемых другими системами, человеческая цель — это сознательная цель. Такое определение, введенное еще К. Марксом, по сей день ни у кого не вызывает возражений. Но если это верно, то как объяснить, что животные достигают своих целей неосознанно, а действия человека предвосхищает именно идеальный образ их результата?

В тех случаях, когда цель выражает своим содержанием индивидуальную потребность и представляет собой форму ее осознания, она не имеет каких-либо принципиальных отличий от целей, неосознанно реализуемых биологическими организмами. Такая цель может быть нерефлектированной, «сплавленной» с эмоционально выраженным мотивом действия, направленного на присвоение предмета и удовлетворение потребности. Если же цель структурно дифференцирована на уровне оценочной деятельности, то она выступает моделью уже не «потребного» вообще, а сознательно предпочитаемого будущего и поэтому может идти вразрез с некоторыми актуальными потребностями. Выражая иерархические отношения в сфере потребностей, она включает в себя ценностно-мотивационное содержание и поэтому приобретает определенный личностный смысл. Однако и в этом случае цель не обязательно несет в себе сознательное начало: функция сознания состоит здесь не в выработке целей (они возникают помимо сознания), а в установлении их субординации, в выборе форм и средств
их достижения.

В отличие от этого общественно-производительная деятельность субъекта подчинена целям, вытекающим в непосредственном плане не из его собственных потребностей, а из потребностей социума. Такая цель представляет собой идеальный продукт соотнесения потребностей субъекта
с социальными возможностями их реализации: она направлена на созидание общественных условий, в которых станет возможным присвоение предмета потребности. Здесь появляется особая фаза деятельности — целеполагание, в котором вырабатывается идеальная программа деятельности, направляющая активность субъекта на разрешение противоречия между его потребностями и социальными условиями его бытия.

Цель есть не что иное, как идеальная форма разрешения этого противоречия. Поэтому целеполагание и последующее целеосуществление соразмерны не только потребностям субъекта, но и возможностям изменения объекта в направлении, задаваемом потребностями социума и интересами субъекта. В целеобразовании участвуют как потребностно-мотивационная сфера субъекта, так и идеальное (сущностное) отображение им тех социальных связей, посредством которых его общественно направленная деятельность создает возможности удовлетворения его потребностей.

Содержание цели образует видение будущего через призму потребностей, интересов, бессознательных установок, ценностных ориентаций, мотивов, убеждений, идеалов субъекта. В результате этих опосредствований возникает проекция будущего, в которое переносится удовлетворение потребности, поскольку оно невозможно в настоящем. При этом целеобразование опирается на логическую картину действительности, которая допускает возможность изменения этой действительности сообразно имманентным ей объективным законам. Такая картина воспроизводится,
усваивается и корректируется субъектом в процессе его познавательной
деятельности.

В то же время целеполагание не сводится к созданию образа предвидимого будущего состояния предмета деятельности, которое он может принять сообразно его внутренним законам и объективным возможностям его изменения. Целеполагание есть идеальное моделирование того, каким должен стать этот предмет в результате преобразующей деятельности. Специфика цели состоит в том, что она связывает настоящее с будущим, предвосхищая желаемое будущее в виде идеального образа результата предстоящей деятельности.

В акте целеполагания действительность предстает не в ее внешней данности, актуальной или потенциальной, а в виде внутренне обусловленного, сознательно «принятого» и, следовательно, субъективно необходимого будущего результата практической деятельности. Здесь в форме мысленной конструкции как бы слиты воедино и результат предстоящей деятельности, и внешние социальные условия, стимулирующие деятельность, и внутренние возможности ее осуществления, и, наконец, внутренняя необходимость этой деятельности, «задаваемая» потребностями и интересами субъекта. Это специфически социальная необходимость, которая вызывает и направляет общественно ориентированную деятельность субъекта.

Отсюда следует, что цель есть собственно идеальный мотив специфически человеческой, созидательной деятельности. Потребности общества через интересы личности «питают» ее деятельность своей энергией, превращая цель в форму мотива и наполняя деятельность личности глубоким социальным смыслом. Без учета этого обстоятельства мы не продвинемся вперед в понимании смысла специфически человеческой, созидательной деятельности и будем «наделять» смыслом лишь деятельность, подчиненную удовлетворению собственных потребностей субъекта. Всякая
иная деятельность вне этого контекста будет выглядеть попросту
бессмысленной.

Побудительная сила идеального мотива «материализуется» лишь
при наличии способности субъекта к целенаправленной сознательно-волевой активности. Воля — это способность человека действовать во имя поставленной цели независимо от эмоциональных импульсов, генерируемых актуализированными потребностями и внешними препятствиями. Это в конечном счете способность личности к внутренне свободному действию, без которого нет сознательно-целенаправленной деятельности. Воля направляет действия субъекта как на регуляцию его потребительного поведения, так и, в особенности, на созидание, следовательно, на удовлетворение потребностей социума.

Мотивация такой деятельности неизбежно предполагает преодоление внутренних психологических препятствий к социально ориентированному выбору мотива. Аффективная насыщенность непосредственно осуществимых желаний, диктуя эмоционально-импульсивный выбор, может блокировать интеллектуальный, сознательно-оценочный план действий, ибо мотивы «с дальним прицелом» обладают значительно меньшей динамической силой, нежели побуждения, обусловленные актуальными потребностями. Противостоять этому способен только человек, обладающий достаточно выраженной волей к реализации долгосрочных программ поведения. Именно воля делает субъективно возможной деятельность, не являющуюся для субъекта необходимой вне социального контекста.

Воля как черта характера делает индивида личностью. Проявление воли превращает действие в поступок, каким является, например, добровольный шаг вперед, когда требуется выполнить трудное задание. Возвышение ведущих жизненных мотивов до служения общественным интересам
и идеалам облагораживает все помыслы, действия и поступки личности, придает им глубокий нравственный смысл подлинно человеческих деяний.

Однако сознательно-целенаправленная деятельность сопряжена
не только с волевыми качествами и характером личности, но и с другими внутренними деятельностными возможностями субъекта. Таковыми являются знания, жизненный опыт, умения, навыки, способности, темперамент, чувства, склонности, настроения, самосознание субъекта. Все они образуют индивидуальный психологический «профиль» личности, через который «преломляется» процесс мотивации, в результате чего возникает субъективная предрасположенность к тем или иным мотивационным решениям, складывается неповторимый «рисунок» мотивационных «линий». Эффективность деятельности в решающей степени зависит от того, насколько оптимально в ней сочетание автоматизированной регуляции, определяемой влечениями, эмоциями и социальными чувствами, и идеального программирования, предполагающего выработку целей и требующего волевых усилий для их реализации.

Кроме того, в процессе мотивации учитывается и наличие средств реализации цели, в роли которых выступают предметы природы, орудия труда, двигательные органы человеческого тела и т. д. Рациональная цель всегда имманентно связана с комплексом внутренних и внешних объективных факторов, необходимых для достижения идеально представленного в ней результата. Вместе с тем цель, выражающая достаточно сильное объективное побуждение, сама становится основанием для лемматической постановки задач, связанных с выработкой необходимых функциональных возможностей (приобретение знаний, опыта, умений, навыков; тренировка мускулов, памяти, воли; развитие творческих способностей и т. п.), а также с созиданием средств и освоением способов достижения цели. В этом случае целеполагание выступает мощным фактором развития созидательных потенций личности.

Постановка цели равнозначна решению действовать. Решение представляет собой конкретизацию цели на основе выбора средств ее достижения и способа действия субъекта. Акт принятия решения есть формирование окончательной цели действия. Он становится необходимым в условиях неопределенности, в ситуации выбора, когда взвешивается обоснованность цели с точки зрения мотивов и смысла, средств и возможностей ее достижения. Выбор, осуществляемый на стадии решения, минимизирует объективную и субъективную неопределенность ситуации, сводя число возможных вариантов поведения субъекта к единственному варианту. Решение — это мысленная модель оптимального пути достижения цели. Снимая неопределенность, решение приобретает императивный характер по отношению к деятельности.

Принятие решения знаменует собой завершение мотивационного процесса и начало целеосуществления. Описывая его механизм, А. Н. Леонтьев обозначает цель, заданную в определенных условиях, термином «задача», а способ решения задачи — термином «операция». Действия, составляющие деятельность, соотносятся с целями, а операции — с условиями достижения целей. При неизменной цели операции могут меняться в зависимости от условий деятельности.

Свобода выбора цели, а также средств и способов ее достижения делает целеполагание формой самоопределяющей деятельности человека.
В то же время понятно, что все обстоятельства, в которых будет протекать деятельность, не могут быть учтены заранее, в стадии целеобразования, поэтому результат деятельности практически всегда отклоняется от цели. При этом деятельность представляется рациональной в той мере, в какой ее результат совпадает с целью. Такая цель основывается на истинном знании относительно одного из путей достижения цели. Разумеется, удовлетворению потребностей индивида и социума служит только тот результат, который был «запрограммирован» этими потребностями. Их удовлетворение является в конечном счете показателем эффективности и целеполагания, и целеосуществления, как потребление вообще выступает критерием рациональности практики.

Таким образом, потребности, интересы, эмоции, бессознательные установки, привычки и стереотипы, ценностные ориентации и мировоззренческие принципы, сознательные мотивы, намерения, цели и мотивационные решения, взятые в своем единстве и взаимосвязи, представляют собой систему детерминации социальной деятельности, комплекс «факторов действия», опирающийся на такое системное основание, как потребности человека и общества. Ансамбль этих факторов, выражая социально обусловленную необходимость деятельности индивида, определяет динамический потенциал, направленность, характер жизненных притязаний и целевые ориентиры личности. Если мотивирующая и целеполагающая деятельность есть не что иное, как выработка программы практической деятельности человека, то практика выступает формой движения от цели к объективному результату, т. е. формой «согласования» действительности с потребностями, интересами и целями человека.


Поделиться с друзьями:

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

История создания датчика движения: Первый прибор для обнаружения движения был изобретен немецким физиком Генрихом Герцем...

Историки об Елизавете Петровне: Елизавета попала между двумя встречными культурными течениями, воспитывалась среди новых европейских веяний и преданий...

Индивидуальные очистные сооружения: К классу индивидуальных очистных сооружений относят сооружения, пропускная способность которых...



© cyberpedia.su 2017-2024 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.019 с.