Максим задумался, в его душе появились первые сомнения. Возможно, в том, что говорил Игорь, были свои рациональные зерна. — КиберПедия


Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Максим задумался, в его душе появились первые сомнения. Возможно, в том, что говорил Игорь, были свои рациональные зерна.



– Я подумаю над этим, – тихо ответил Максим. – Наверное, ты прав.

– Я прав, – с улыбкой согласился Игорь. – Вот увидишь – когда поймешь свою связь с миром, когда станешь его частью, мир изменится. Сейчас звери убегают от тебя – потом будут служить тебе. Ты идешь по лесу, а лес разговаривает с тобой. Шевелением веточек, порывами ветра. Криками птиц. Если где-то человек худой, лес тебе обязательно об этом скажет. Или если беда где какая, ты тоже сразу все знать будешь. Ты и мир будете вместе.

– А как ты относишься к охоте? – поинтересовался Максим. – У тебя гильзы на подоконнике – значит, и ружье есть?

– Есть ружье, – согласился Игорь. – Только охота ведь тоже разная бывает. Одно дело, когда бьешь зверя для себя – тебе ведь тоже есть надо, иначе ты умрешь. И другое, когда для забавы. Можно брать столько, сколько тебе действительно нужно, не больше. Опять же, не всякого зверя бить можно. Какого-то мало совсем – кабарги, например. Увидел – отпусти ее, пусть бежит. Не стреляй. Мир тебя трижды отблагодарит потом.

– Я понял, – кивнул Максим. – Я примерно так и думал… – Он немного помолчал. – Я все спросить хотел – мы куда-то еще поедем?

– Ты поедешь, – улыбнулся Игорь. – Поплывешь. Смотри… – Он быстро убрал со стола лишнюю посуду, смел тряпкой крошки. Вышел в соседнюю комнату, потом вернулся оттуда со сложенной вчетверо картой. Расстелил ее на столе, Максим отметил, что карта ламинирована. Потом, присмотревшись, понял, что ее просто аккуратно заклеили полосками скотча.

– Смотри, Максим… – Игорь вгляделся в карту. – В сантиметре – два километра. Хорошая карта. Мы вот здесь… – Его толстый палец коснулся карты. – Вот тут, видишь? А вот река, до нее отсюда метров сто. Я дам тебе надувную лодку, она в сарае. Спустишься по реке вот до этого места… – Палец Игоря пополз по карте. – Здесь точкой отмечено, видишь? Не ошибешься, там на берегу старый сарай. За ним метров через пятьсот будет протока, вот она. Здесь вылезешь и потянешь лодку вверх по протоке. Это километра два. Иди осторожно, там есть глубокие места. И вот здесь, – Игорь снова коснулся карты, – увидишь домик. Там и остановишься. До него отсюда километров восемьдесят. Пять-семь дней, и будешь там.

– Там живет кто-нибудь? – поинтересовался Максим.

– Нет, – улыбнулся Игорь. – Только ты и мир. Весной тебя оттуда заберут. У тебя будет время подружиться с миром.

Худшие опасения Максима подтвердились. Провести год одному в глухой избушке… О таком он никогда и не думал.



– А чем там топить зимой? – спросил он. – Там есть пила, или топор?

– Я все объясню, Максим, – снова улыбнулся Игорь. – У нас впереди еще весь вечер…

Максим ожидал, что у Игоря будет обычная магазинная «надувнушка» – и ошибся. Лодка оказалась довольно большой, из черной резины. Не иначе, армейская. Когда Игорь достал ее из сарая, развернул и надул насосом-«лягушкой», она показалась Максиму просто огромной.

– Это хорошая лодка, Максим, – успокоил его Игорь. – Надежная. Борис на ней плавал. Роман плавал. Рада не плавала – женщина, ее вертолетом отвезли. – Игорь улыбнулся. – Я уверен, тебе понравится. Только плыви внимательно, смотри на камни – там кое-где пороги будут. Увидишь, где буруны белые. Ну, а об остальном я уже вроде все тебе рассказал…

Сборы были недолгими, в окружении ребятишек и местных зевак Максим и Игорь перенесли лодку к реке, спустили на воду. Погрузили вещи Максима, кое-какие припасы. Как объяснил Игорь, основную часть продуктов забросили вертолетом еще месяц назад, когда вывозили прежнего постояльца, парня из московской группы.

Наконец все было готово. Больше всего Максим боялся первых минут плавания – ему никогда не приходилось плавать на лодке и здесь, на глазах зевак, он боялся сплоховать. Игорь уже объяснил ему в общих чертах, как плыть, но одно дело теория и совсем другое – практика.

Лодка тихо покачивалась у кривобоких деревянных мостков. Попрощавшись с Игорем, Максим отвязал веревку, осторожно забрался в лодку. Сев на сиденье, взялся за весла, аккуратно развернул лодку носом по течению Взглянув на Игоря, помахал ему рукой.

Речушка была совсем неширокой, Максиму то и дело приходилось подруливать веслами. Один поворот, второй, деревушка скрылась за стеной леса. Максим осмотрелся, и неожиданно для себя ощутил восторг. Река, лодка. Затерянная впереди избушка. Разве это не здорово?



Ему потребовался примерно час, чтобы приноровиться к лодке. Кое-что показалось неудобным. Причалив к берегу, Максим вытянул лодку до половины на берег и перераспределил груз так, чтобы он образовал опору для спины. Поплыл дальше, опробовал изменения – и остался чрезвычайно доволен собой.

Теперь он плыл, словно сидя в кресле, изредка подруливая веслами и наслаждаясь открывавшимся ему видом. Ярко светило солнце, пришлось даже снять штормовку. Течение было небольшим, всего несколько километров в час. Прикинув скорость течения и продолжительность светлого времени суток, Максим пришел к выводу, что уже послезавтра может быть на месте.

Первую ночь он провел на песчаной косе. Еще с вечера Максим натаскал дров, разжег костер. Сварив в котелке немудреный ужин – кашу из пакета – поел, после чего долго сидел у костра, глядя на темнеющее небо и медленно несущую свои воды реку. Казалось странным, что рядом на километры нет ни одного человека, что Максим предоставлен сам себе. Цивилизация осталась где-то там, далеко. Здесь были только он – и мир…

Спал он, следуя совету Игоря, на дне перевернутой лодки. Получился своеобразный гамак, вполне удобный. Над собой Максим растянул палатку – она не могла вместить всю лодку, но какое-то подобие комфорта все же обеспечивала.

Сон был достаточно беспокойным. Сначала Максим долго не мог уснуть, потом то и дело просыпался. Лес жил своей ночной жизнью – Максиму казалось, что по берегу кто-то ходит, слышались крики какой-то птицы. На поясе у Максима висел охотничий нож, в ногах лежал завернутый в мешок топор. Какое никакое, а все оружие…

Проснулся Максим уже засветло. Взглянул на часы – восьмой час. Пора вставать…






Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.005 с.