Физическая культура и спорт в Российской империи с начала XVIII до второй половины XIX в. — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Физическая культура и спорт в Российской империи с начала XVIII до второй половины XIX в.



В первой четверти XVIII века в результате реформ Петра I произошли глубокие изменения, своего рода скачок в истории Русского государства: средневековая Московская Русь превратилась в Российскую империю. Был сделан шаг вперед на пути к капиталистическим отношениям, в преодолении отставания от стран Западной Европы, вызванного ордынским игом, хотя сохранилось основное противоречие Петровской эпохи: прогрессивные преобразования наталкивались на крепостнические порядки. Реформы, предпринятые в области административного управления, военного дела, церкви и просвещения, вызвали значительные перемены во всех сферах общественной жизни и культуры, в том числе физической. Создавались новые возможности для ее развития, прежде всего в среде господствующего класса – дворянства. Размеренный патриархальный быт сменялся более динамичным жизненным укладом. Для развития физической культуры особое значение имели реформы в области культуры и быта, главным содержанием которых было становление и развитие светской культуры, светского просвещения, серьезные изменения в быту и нравах, осуществляемые в плане европеизации: введение гражданского алфавита, издание газеты и литературы, учреждение Академии наук с университетом и гимназией при ней, открытие первых светских государственных школ, организация «ассамблей» для дворянства с танцами, играми, развлечениями. Впервые в истории образования в России физическое воспитание получает государственную регламентацию, будучи введенным в учебные планы различного рода школ. Так, в Школе математических и навигационных наук наряду с другими предметами преподавалась «рапирная наука» – фехтование, а также гребля и управление парусами. В Морской академии указом Петра I предписывалось учить, в частности, «воинским обучениям: мушкетами и на рапирах», т. е, приемам рукопашного боя и фехтованию. В учебных планах, созданных для подготовки дворянской молодежи к военной службе Сухопутного шляхетского корпуса, Морского шляхетского корпуса и других дворянских военных учебных заведений, значились фехтование, верховая езда, гребное и парусное дело, борьба, игры в мяч, танцы.
В начале XVIII века по указанию Петра I была создана частная гимназия немецкого пастора Э. Глюка. В «Каталоге учителей и наук», преподаваемых в ней, содержится и такая запись: «Стефан Рамбур, танцевальный мастер, телесное благолепие и комплименты чином немецким и французским научает; Иоанн Штурмевель, конский учитель, охотников научает кавалерийским чином ехати и лошадей во всяких школах и маневрах умудрити». В программу преподавания было включено также фехтование.
В гимназии при Московском университете, открытом в 1755 г., преподавались фехтование и танцы. К середине XVIII века образование, особенно в закрытых учебных заведениях, приобретает сословный характер, оно становится доступным главным образом для дворян.
Среди новых развлечений господствующего класса следует упомянуть о катании на коньках и на буерах. Указом Петра I вводились также «экзерциции парусных и гребных судов», для чего дворянам было роздано 141 судно. Проводились еженедельные занятия («экзерциции») и «генеральные» смотры. Фехтование и стрельба из пистолетов культивируются среди дворян в значительной мере в связи с распространением дуэлей.
Итогом военной реформы, осуществленной в начале XVIII века, стали коренная реорганизация вооруженных сил и создание регулярной армии взамен дворянского ополчения и стрелецкого войска. Развитие металлургии обеспечило расширение производства артиллерийских орудии и значительное улучшение их качества, боевой мощи. Созданная в XVIII веке первоклассная русская артиллерия сыграла огромную роль в успехах русской армии под Полтавой, при Гангуте, Рымнике, штурме Измаила. В первой четверти XVIII веке впервые было соединено холодное и огнестрельное оружие – к ружью был примкнут штык, что значительно усилило ударную мощь войска и вызвало необходимость обучения солдат рукопашному бою.
На Дону и на Балтике впервые в истории России был создан военно-морской флот, с помощью которого было «прорублено окно в Европу». Это вызвало необходимость развития парусного и гребного дела, а также плавания. Так закладывались основы национальной системы военно-физической подготовки войск. Начало ее было положено организацией юным Петром I «потешных» полков, состоявших из мальчиков подмосковных сел Преображенского и Семеновского. «Его императорское величество, – сообщает один из участников "потех", – повелел набрать из разных чинов людей молодых и учить их пехотного и конного упражнения во всем» (а «его императорскому величеству» было тогда 11—12 лет). Упражнения эти, или, как их тогда называли, «экзерциции» состояли из верховой езды, строевой подготовки в пешем и конном строю, стрельбы в цель из луков и мушкетов, изучения ружейных приемов, преодоления полевых препятствий и военных игр, составной части тактических учений. Так зарождались основы будущей военно-полевой гимнастики.
Петр привлекал к обучению «потешных» находившихся на русской службе иностранных генералов. Однако их опыт и знания он не копировал слепо, а отбирал из западноевропейской тактики и системы обучения войск наиболее ценное, что можно было применить, исходя из особенностей России и русского народа. Это способствовало созданию армии, которая вскоре по боевой выучке стала превосходить лучшие армии Европы.
С 1688 года к сухопутным «потехам» добавились потехи на воде – после того, как Петром в селе Измайловском был случайно обнаружен английский ботик. «Потехи» на воде сначала устраивались на реке Яузе, затем на Переяславском озере. [47 - Соловьев СМ. Чтения о Петре Великом. – М.: «Наука», 1984. – С.54.]
Ко времени знаменитого Кожуховского похода (1694 г.) количество потешных войск исчислялось уже несколькими тысячами человек. В маневрах под Кожуховом, проведенных в форме военной игры, они «сражались» с регулярными войсками. О значении этих «потех» говорят слова Петра I: «Шутили под Кожуховом, а теперь под Азов играть пойдем». Тем самым была подчеркнута мысль о реорганизации потешных полков в регулярные части, отправляющиеся в военный поход для завоевания Азовского побережья.
Будучи выдающимся полководцем, новатором в области военной тактики, обучения войск, Петр I уделял большое внимание воспитанию у солдат стойкости, мужества. Сноровка и выносливость приобретались в постоянных походах, на тактических учениях. Петр требовал от солдат и офицеров творческого отношения к своим обязанностям в боевой обстановке. Хотя последние регламентировались уставами, Петр предупреждал: «Не держись устава, яко слепой стены». При повышении по службе учитывались не знатность рода офицера, а боевые заслуги, знания, опыт. К офицерскому званию допускался лишь тот, кто «с фундаменту» знает солдатскую службу.
Уделяя внимание строевой подготовке, Петр I в отличие от военных деятелей Запада не превращал ее в фетиш, самоцель. Исходя из особенностей русского солдата, широко применял приемы рукопашного боя, превратив штык в наступательное оружие. При Петре I в русской армии впервые создаются госпитали.





При преемниках Петра созданная им система подготовки войск претерпела существенные изменения благодаря насаждению в русской армии прусских методов, связанных с шагистикой, муштрой, невниманием к личности солдата. Это вызывало протест со стороны прогрессивных военных деятелей. Среди них выделялся талантливый полководец и военный педагог фельдмаршал Петр Александрович Румянцев (1725—1796). Он придавал большое значение военно-физической, в частности маршевой, подготовке, что было необходимо, так как впервые в истории военного искусства им была разработана тактика применения сочетания колонн и рассыпного строя. Другое нововведение, проведенное при его активном участии, – создание егерских частей, в деятельности которых много места занимали бег, переползание, умение маскироваться. Все это способствовало воспитанию быстроты, выносливости, смелости. В созданной им системе обучения и воспитания войск важная роль отводилась воспитанию сознательной дисциплины, инициативных, смелых и решительных солдат, способных «с малым числом разбить великие силы» врага. Этому служили марши, маневры и другие средства военно-физической подготовки.
Дальнейшее развитие русская национальная система военно-физической подготовки войск получила в деятельности великого русского полководца Александра Васильевича Суворова (1730—1800), прошедшего путь от рядового солдата до генералиссимуса русской армии. Созданная им оригинальная и прогрессивная система взглядов на способы ведения войны и боя, воспитания и обучения войск во многом опережала свое время. Стратегия Суворова носила наступательный характер. Линейной тактике, в которой холодному оружию отводилась второстепенная роль, он противопоставил развитую им тактику колонн и рассыпного строя, усовершенствовал действия солдат штыком в рукопашной схватке.
Новая тактика предъявляла повышенные требования к солдатам, их физической, боевой и морально-волевой подготовке. Неудивительно поэтому, что полководец требовал индивидуального подхода, уважения к солдату, разносторонней заботы о нем, о его здоровье. В «Науке побеждать», основном военно-педагогическом труде А. В. Суворова, об этом сказано четко и убедительно: «Солдату надлежит быть здо-рову, храбру, тверду, решиму, справедливу, благочестиву». Среди девизов (афоризмов) полководца имелся и такой: «Чистота, Здоровье, Опрятность, Бодрость, Смелость, Храбрость, Победа! Слава, слава, слава!»
Физическая, а точнее, военно-физическая подготовка войск была органической частью педагогической системы Суворова; больше того, как в этом убеждают военные труды полководца, она занимала центральное место в нем. Это не значит, что Суворов недооценивал огнестрельное оружие, артиллерию, конницу. Он по-новому, исходя из условий состояния военного дела того времени, решил вопрос о сочетании в боевых действиях огневой мощи с маневренными действиями пехоты, всегда готовой вступить в рукопашную схватку. «Экзерцициям» – упражнениям в передвижении посредством ходьбы, бега, перестроениям, стрельбе в сочетании с действиями штыком, рукопашным боям уделяется большое внимание уже в его «Полковом учреждении», где он отмечает, что «ничто же так не приводит в исправность солдата, как его искусство в экзерциции». В «Науке побеждать» различного рода передвижения, перестроения, маневры рассматриваются им как важнейшее условие успешности наступления. Важность штыковой атаки подчеркнута в его словах: «Пуля дура, а штык молодец!» Одно из его любимых наставлений: «Стреляй редко, да метко, штыком коли крепко». Разработка вопроса о применении штыкового боя во время учебы войск, а также в боевых действиях относится к числу крупнейших достижений военно-педагогической системы А. В. Суворова.
В его военной педагогике большое внимание уделено преодолению препятствий в виде рвов, валов, заборов, крепостных стен. «Бросься в ров, скачи через вал, ударь в штыки, коли, гони, бери в полон!» – гласит одна из команд полководца. В руководимых им войсках широко применялись переноска лестниц и фашин (связок хвороста для забрасывания рвов), взбирание по лестницам в быстром темпе, бросание фашин, гребля, стрельба по движущейся цели.
Особенностью суворовской «Науки побеждать» было максимальное приближение обучения войск к боевым условиям. Исходя из правила «тяжело в ученьи, легко в походе», А. В. Суворов придавал важное значение маршам-броскам, переходам воинских подразделений как одному из средств, обеспечивающих возможность нанесения внезапного удара по противнику. Широко применялись двусторонние атаки, в ходе которых создавалась обстановка реального боя. Военно-физическая подготовка должна была служить воспитанию трех воинских искусств, которыми были «глазомер, быстрота, натиск».
Одним из первых Суворов ввел утренние занятия (прообраз современной зарядки) в армии – «что после побудка исполнять», куда входили ходьба, в том числе «гусиной шаг», строевые упражнения, стрельба из ружей.
Все это вместе взятое плюс полководческий гений А. В. Суворова позволило его войскам одерживать беспримерные победы, в частности, во время русско-турецких войн осуществить успешный штурм Измаила, крепости на берегу Дуная, считавшейся военными специалистами того времени неприступной. Хотелось бы отметить и такую особенность педагогики полководца, как гуманность, милосердие. Если во время боя противник сдается, «давай пощаду. Грех напрасно убивать, они такие же люди». И далее: «обывателя не обижай… Солдат – не разбойник». Эти наставления Суворова сочетались с рекомендацией при обучении солдат «экзерцициям» не допускать по отношению к ним жестокого обращения. Для солдат и офицеров примером был и спартанский образ жизни полководца, его закалка, любовь к движениям, физическим упражнениям.
В морском флоте петровские военные традиции развивал выдающийся флотоводец Федор Федорович Ушаков (1745—1817). Он создал систему военно-физической подготовки моряков. Подобно Суворову, он требовал сознательного отношения матросов к учению, чтобы «всякий человек знал свою должность и место». Составной частью физической подготовки матросов были упражнения «для моциону», бег по салингу с целью приучения к «скорому беганию» по снастям. При этом требовалось четкое и быстрое выполнение команд: «Отдачу и прибавку парусов делать с отменной скоростью и сие повторять многократно…»
Ф. Ф. Ушаков уделял внимание подготовке матросов к действиям на суше, к десантным операциям, тренируя их в преодолении препятствий (канав, рвов и т. п.) с помощью лестниц, веревок, досок, практиковал обучение штурму крепостей в обстановке, близкой к боевой.
Великий русский полководец Михаил Илларионович Кутузов (1745—1813) развил военно-педагогические идеи Румянцева и Суворова применительно к новым условиям ведения войн. Уделяя внимание физической, строевой подготовке в войсках, он, как и Суворов, был противником формализма, муштры, стремясь к воспитанию у солдат сознательной дисциплины, патриотизма, а также силы, выносливости, стойкости, мужества. В подготовленном им наставлении по боевой подготовке легкой (егерской) пехоты важное место отводилось ходьбе в разном темпе, перебежкам, переползанию, овладению приемами обращения с оружием, действий на «самых неровных местах», т. е, на пересеченной местности. Многое делал М. И. Кутузов для всесторонней подготовки офицерских кадров, будучи директором Шляхетского кадетского корпуса. Он уделял большое внимание закаливанию солдат и офицеров, считал, что закалка, крепость русского народа сыграли немаловажную роль в разгроме войск Наполеона в период Отечественной войны 1812 г. «… Итак, мы будем преследовать неутомимо, – писал Кутузов в одном из приказов Главнокомандующего русской армией осенью 1812 г. – Настает зима, вьюги и морозы; вам ли бояться их, дети Севера? Железная грудь ваша не страшится ни суровости погод, ни злости врагов. Она есть надежная стена Отечества, о которую все сокрушается».
Хранителями национальных традиций в области физического воспитания оставались народные массы. Среди многочисленных народов России продолжали культивироваться разнообразные игры и физические упражнения, а также средства закаливания. Большое распространение среди детей и молодежи имели русские народные игры: городки, лапта, кости, лунки, свайка и другие. Некоторые из них нашли отражение в скульптуре, например в стихах А. С. Пушкина.
//-- На статую играющего в свайку --//

Юноша, полный красы, напряженъя, усилия чуждый,
Строен, легок и могуч, – тешится быстрой игрой!
Вот и товарищ тебе, дискобол! Он достоин, клянуся,
Дружно обнявшись с тобой, после игры отдыхать.

//-- На статую играющего в бабки --//

Юноша трижды шагнул, наклонился, рукой о колено
Бодро оперся, другой поднял меткую кость.
Вот уж прицелился… прочь! Раздайся, народ любопытный,
Врозь расступись; не мешай русской удалой игре.

Стихи эти, представляющие собой замечательный источник для изучения истории физической культуры, интересны глубиной зарисовок, сравнений, отражают симпатии великого поэта к народным играм, не уступающим, по его мнению, состязаниям Древней Эллады. Кстати, и написаны они гомеровским гекзаметром.
Любопытные зарисовки народных состязаний и развлечений содержатся в этнографических материалах. Один из исследователей, например, отмечает, что искусными конькобежцами были туляки. Некоторые из бегунов, сообщает он, с отличной ловкостью выводили на льду «буквы, слова и разные узоры». Среди туляков имелись также прекрасные пловцы и прыгуны в реку «со свай, с моста, со шлюз четырех– или пятисаженной высоты».
Продолжалось культивирование кулачных боев. Правительство предпринимало попытки их регламентации (Указ Екатерины I от 1726 г.). Иногда в Москве устраивались встречи кулачных бойцов с английскими боксерами. «Достопочтенные лорды, – сообщает этнограф А. В. Терещенко, – сами приезжали сюда и выставляли боксеров на дюжий кулак русского, который, быв незнаком с искусством, так метил удачно в бока и лицо, что часто с одного раза повергал тщеславного на землю. С тех пор боксеры перестали мериться с бойцами…»
Среди уральского казачества зимой проводились военизированные игры, в частности, «борьба за снежный город» со стрельбой из пушки и ружей холостыми выстрелами. Взятию снежной крепости предшествовали скачки с джигитовкой и состязания в беге в мешках, бой подушками, сидя на бревне.
На Украине, в Белоруссии, Закавказье, Прибалтике и в других регионах страны, как и прежде, применялись различные физические упражнения, игры и развлечения. Например, в Азербайджане, по данным профессора К. Т. Рзаева, была широко распространена верховая езда, джигитовка, различные состязательные игры. Особой популярностью народа пользовалась борьба «Гюлеш». Тренировки по борьбе проводились в специальных зданиях, так называемых «Зорхана». При шахском дворце жили борцы, музыканты, танцоры и танцовщицы. Феодальная молодежь развлекалась игрой в мяч на лошадях. Игры-состязания обычно завершались любимым зрелищем того времени – борьбой и торжественно обставлялись. В Прибалтике, испытывавшей немецкое влияние, помимо народных средств физического воспитания, в 20-х годах XIX века появились турнерские (гимнастические) организации. У многих народов большой любовью пользовались состязания-праздники. «Жаль, что никто из поклонников национальной немецкой гимнастики… – писал Н. А. Добролюбов, – не съездит к нам в киргизские степи или Башкирию, там гимнастика процветает; своего рода олимпийские игры с борьбой и лазанием на шесты и бегом взапуски повторяются периодически, подвиги отличившихся воспеваются степными Пиндарами, и во славу их звучат туземные барбитоны и флейты, чебызги и кураи». [48 - Энциклопедический словарь по физической культуре и спорту. Т.1. – М.: ФиС, 1961.-С. 271.]
В дворянской среде в XVIII веке пользовались популярностью многие виды физических упражнений: фехтование на рапирах и эспадронах, стрельба из пистолетов, верховая езда, катание на лодках и на коньках, игра в мяч (типа тенниса), плавание, охота и т. п. Для занятий фехтованием создавались специальные залы, приглашались учителя из Франции. Один из них – А. Вальвиль – обобщил свой богатый опыт в изданной в России книге «Рассуждения об искусстве владеть шпагою». Прекрасными фехтовальщиками были А. С. Пушкин и М. Ю. Лермонтов. Так, высшей оценки по окончании Царскосельского лицея Пушкин удостоился по двум предметам: российской словесности и… фехтованию. Он считался одним из лучших учеников А. Вальвиля, преподававшего в лицее. Позднее у последнего брал уроки и М. Ю. Лермонтов, которому искусство фехтования на рапирах спасло жизнь на дуэли в 1840 г.
После десятков лет забвения наблюдается увлечение коньками, оно даже становится модным в начале XIX века. Преподаватель гимнастики военно-учебных заведений Петербурга де Паули в своей книге «Зимние забавы и искусство бега на коньках с фигурами» отмечает, что «в течение прошедшей зимы не только число катающихся на коньках значительно увеличилось, но даже кадеты и воспитанники прочих заведений начали наслаждаться этим приятным удовольствием». Не случайно А. С. Пушкин воспел бег на коньках в прекрасных строчках:

Как весело, обув железом острым ноги,
Скользить по зеркалу стоячих ровных рек…

Для упражнения в стрельбе из пистолетов возникают в ЗО-е гг. XIX века первые стрелковые тиры. В Петербурге и Москве по преимуществу иностранцами создаются частные гимнастические заведения. Их посетители занимались главным образом лечебными и корригирующими упражнениями.
Большое распространение получила верховая езда: редкий дворянин не владел ею. Искусство верховой езды осваивали и женщины, катавшиеся «амазонками», т. е, сидя в особом седле, ногами на одном боку лошади. В Петербурге и Москве создавались манежи-школы, а в парках – дорожки для верховой езды. Высшее мастерство в этом виде спортивных занятий спасло жизнь М. Ю. Лермонтову на Кавказе, когда он сумел уйти от погони трех черкесских джигитов.
В это время начинают проводиться бега и скачки как зрелища на ипподромах. Появляются профессиональные наездники. Отмечается увлечение знаменитыми русскими тройками. Возникают и частные школы плавания – первоначально в Петербурге (первая – в 1827 г. на Неве), Прибалтике, проводятся красочные водные праздники. В 1846 г. в Петербурге создается императорский яхт-клуб, но он служил не столько развитию парусного спорта, сколько для развлечения дворян.
В учебных заведениях – университетах, гимназиях – в отделениях для дворян уделялось известное внимание физическому воспитанию, преподавались фехтование и танцы, в основном для придания внешнего лоска.
Относительно хорошо было поставлено физическое воспитание в Сухопутном (бывшем Шляхетском) корпусе, где готовились не только военные, но и гражданские специалисты. С детьми младшего школьного возраста проводились прогулки, подвижные игры и упражнения на открытом воздухе. Подростки и юноши изучали верховую езду, вольтижировку, фехтование и «мячиковую игру».
Образцово велось физическое воспитание в закрытых учебных заведениях для детей дворян – лицеях, и в частности, в Царскосельском, где воспитывался юный А. С. Пушкин. Лицеист Иван Пущин свидетельствует: «… Вслед за открытием начались правильные занятия. Прогулки три раза в день, во всякую погоду. Вечером в зале – мячик и беготня. Вставали по звонку в шесть часов. По середам и субботам – танцеванье и фехтованье…» В 1816 г. Николай I утвердил в лицейской программе обучение верховой езде и плаванию [49 - Юсин Анатолий. Душой исполненный полет. – М.: ФиС, 1988. – С. 20.]. Пушкин преуспевал и в том, и в другом. Досуг лицеистов заполняли иногда турниры по борьбе, о которых поэт вспоминал:

Не правда ли? Вы помните то поле,
Друзья мои, где в прежни дни, весной,
Оставя класс, играли мы на воле
И тешились отважною борьбой…
Где вы, лета забавы молодой?

Наш великий поэт увлекался многими физическими упражнениями. Для усиления нагрузки он ходил с 9-фунтовой тростью, принимал по утрам дома ледяные ванны, в Михайловском приспособил одно из помещений под тир для стрельбы из пистолета. Вот что писал по этому поводу биограф поэта П. Анненков: «Физическая организация молодого Пушкина, крепкая мускулистая и гибкая, была развита гимнастическими упражнениями. Он славился как неутомимый ходок пешком, страстный охотник до купания, до езды верхом и отлично дрался на эспадронах». [50 - Юсин А. «Сердце оставляю Вам» // «Советский спорт», 7 февраля 1987 г.]
Даже смертельно раненный на дуэли, упав на землю, он нашел в себе силы приподняться и произвести свой выстрел в Дантеса и не промахнулся: пуля попала в область груди. И еще один факт, свидетельствующий о физической подготовленности и закалке Пушкина. Целых три недели, находясь в Бессарабии, он, дворянин, привыкший к благам своего класса, провел в непростых условиях кочующего цыганского табора. Об этом в своей романтической поэме «Цыганы» поэт вспоминает:

Встречал я посреди степей
Над рубежами древних станов
Телеги мирные цыганов,
Смиренной вольности детей.
За их ленивыми толпами
В пустынях часто я бродил,
Простую пищу их делил
И засыпал пред их огнями.
В походах медленных любил
Их песен радостные гулы…

В конце XVIII и 1-й половине XIX века вопросы физического воспитания привлекают все большее внимание педагогов и общественных деятелей. Объясняется это общим подъемом культуры русского общества, возрастанием его запросов в этой сфере, а также развитием педагогической мысли. Уже в эпоху реформ Петра I, когда был сделан значительный шаг вперед в образовании, появляется ряд трудов, в которых предпринималась попытка теоретического осмысления педагогической практики. Среди них сочинение государственного и общественного деятеля, просветителя В. Н. Татищева (1686—1775) «Разговор о пользе наук и училищ». Опираясь на данные философии и педагогики того времени (он был хорошо знаком, в частности, с трудами Дж. Локка), В. Н. Татищев утверждал, что «человек состоит из двух разных свойств: души и тела». В соответствии с этим он делил все науки на науки «душевного богословия» и «телесной философии». Одним из первых в России он подчеркивал связь физического и умственного развития человека: «душа с телом толико связаны, что от повреждения телесных членов повреждаются и силы ума». В своих трудах В. Н. Татищев высказывает мысль о необходимости включения в планы учебных заведений для дворян дисциплин, изучающих, «яко на шпагах биться, на лошадях ездить и танцевать».
Это находилось в соответствии с идеалом молодого человека того времени, изложенным в руководстве для дворянской молодежи «Юности честное зерцало»: «Младой шляхтич, или дворянин, ежели в экзерциции своей совершенен, а наипаче в языках, в конной езде, танцевании, в шпажной битве и может добрый разговор учинить, к тому же красноглаголив и в книгах научен, оный может с такими достатками придворным человеком быть».
Оживление педагогического движения в России, наблюдавшееся в 60-е гг. XVIII столетия, в известной мере связано с именем И. И. Бецкого (1704—1795). Он много лет провел во Франции, встречался с французскими просветителями, знакомился с постановкой образования в этой стране. По заданию Екатерины II подготовил доклад, который был опубликован под названием «Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества». Стремясь создать «новую породу людей» – образованных, гуманно обращающихся с крестьянами дворян, а также разночинцев («третий чин людей»), наряду с умственным и нравственным воспитанием уделял большое внимание физическому воспитанию, основными средствами которого считал чистый воздух, а также «увлечение невинными забавами и играми». Педагоги, по его мнению, должны добиваться «целости здравия и крепости сложения» учеников.
В истории отечественной и мировой науки и культуры особое место занимает ученый-энциклопедист и просветитель М. В. Ломоносов (1711—1765). Проходит время, но труды Ломоносова не теряют своего значения. Кратко, но емко сказал о нем А. С. Пушкин: «Ломоносов был великий человек. Он создал первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом». Среди многочисленных областей знаний, глубоко им исследованных и обогащенных новыми выводами, находится и медицина. И это не случайно. В Германии, в Магдебурге, куда он был направлен как лучший ученик Славяно-греко-латинской академии, Ломоносов учился на двух факультетах – философском и медицинском. Это позволило ему прийти к выводу о том, что медицина – «полезнейшая роду человеческому наука». Придавая особое значение профилактике болезней, он считал, что движения «вместо лекарства служить имеют…»
В переведенную им на русский язык статью физика, академика Г. В. Крафта «О сохранении здравия» Ломоносов вложил немало собственных мыслей. В качестве некоторых из средств сохранения здоровья в статье назывались правильный образ жизни, гигиена, режим питания. М. В. Ломоносов стремился найти пути, помогающие сохранить здоровье в экстремальных условиях (например, во время высокоширотных экспедиций).
Смену занятий в течение дня – например, переход от одних экспериментов к другим – рассматривал как средство отдыха, восстановления сил.
Среди планов, которые не успел осуществить ученый, было обращение к правительству о принятии мер по развитию физического воспитания в стране и написание статьи об Олимпийских играх.
Оригинальные мысли в области оздоровительного значения физического воспитания высказал академик А. П. Протасов. В 1765 г. он сделал два доклада в Российской Академии наук: «О физическом воспитании детей» и «О необходимости движения для сохранения здоровья».
Идеи использования физических упражнений в целях профилактики заболеваний получили научное обоснование в труде профессора военной гигиены М. Я. Мудрова (1776—1831) «Слово о пользе и предметах военной гигиены, или Наука сохранять здоровье военнослужащих».
Крупным педагогом-просветителем был Н. И. Новиков (1744—1818). Он много сделал для создания школ и народных училищ, издания журналов, учебной литературы. В журнале «Прибавление к Московским ведомостям» Новиков опубликовал статью «О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия». В этом труде, оставившем заметный след в русской педагогике, Н. И. Новиков разрабатывает вопросы физического, нравственного и умственного воспитания. Он отмечает, что «здоровье и крепкое сложение тела весьма споспешествуют нашему удовольствию и что в молодости лежит основание как здоровья и крепости, так слабости и болезней тела». Отсюда его высокая оценка физического воспитания: «Сию часть воспитания, – говорит он, – называют ученые физическим воспитанием; а первая есть она потому, что образование тела и тогда уже нужно, когда иное образование не имеет еще места». Важнейшими средствами физического воспитания он считает игры, прогулки, гигиенические условия, в которых живет и учится ребенок. Н. И. Новиков – один из первых теоретиков и пропагандистов физического воспитания в России.
Важное место в истории русской общественной и педагогической мысли занимает А. Н. Радищев (1749—1802) — выдающийся философ, враг крепостничества и самодержавия, зачинатель революционно-демократической мысли в России. Екатерина II назвала его «бунтовщиком хуже Пугачева». За свои убеждения он был приговорен к смертной казни, которая была заменена ссылкой в Сибирь, в Илимский острог на «10-летнее безысходное пребывание».
В его литературной деятельности много внимания уделялось вопросам воспитания подрастающего поколения. В своем основном труде «Путешествие из Петербурга в Москву» он изобразил тяжелую картину страданий крестьянских детей, лишение их элементарных условий для физического и духовного развития. Радищев ратовал за такое воспитание подрастающего поколения, которое помогло бы развить силы ребенка и сделать его истинным сыном Отечества, патриотом. Физическое воспитание, как и умственное и нравственное, подчинены у Радищева именно этой цели. Систематическое физическое воспитание, тесно связанное, в частности, с трудовым, по мнению Радищева, способствует приобретению навыков и качеств, необходимых в жизни, труде, защите общественных и личных интересов. Оно содействует закаливанию организма, преодолению «робкой нежности», укреплению здоровья и продлению жизни. В главе «Крестцы» своего «Путешествия…» он рекомендует учить детей быстро бегать, поднимать тяжести, плавать, не утомляясь, ездить верхом, стрелять. Это также необходимо, как умение «водить соху, вскопать гряду, пользоваться косою и топором, долотом и стругом».
Идеи А. Н. Радищева закладывали социально-педагогические основы теории физического воспитания в нашей стране и получили развитие в трудах выдающихся мыслителей и просветителей В. Г. Белинского (1811—1848) и А. И. Герцена (1812—1870). Хотя они специально не разрабатывали вопросы физического воспитания, однако в своих трудах высоко оценивали его значение в системе всестороннего и гармоничного образования и воспитания молодого поколения. Их отношение к физическому воспитанию определялось прогрессивным мировоззрением, критикой существовавшего строя, верой в лучшее будущее народа, что пронизывало все их творчество и общественную деятельность. Решая с материалистических позиций вопрос о природе сознания, о соотношении в человеке души и тела, Белинский отмечал, что «духовную природу человека не должно отделять от его физической природы, как что-то особенное и независимое от нее», ибо «духовное… есть не что иное, как деятельность физического». И далее он подчеркивал: «Ум – это человек в теле, или, лучше сказать, человек через тело, словом, личность».
В. Г. Белинский и А. И. Герцен отстаивали идею гармоничности воспитания молодого поколения. По мнению Белинского, «развитию здоровья и крепости тела соответствует развитие умственных способностей и приобретение познаний». Ратуя за физическое воспитание как составную часть педагогики, А. И. Герцен восклицал: «Полноте презирать тело, полноте шутить с ним! Оно мозолью придавит весь Ваш бодрый ум и на смех гордому вашему духу докажет его зависимость от узкого сапога». Взгляды на физическое воспитание выдающихся русских мыслителей вытекали из их трактовки общей цели воспитания, состоящей в подготовке всесторонне развитой – физически, умственно и нравственно – личности.
Физическое воспитание ребенка должно начинаться в семье и носить, по словам Белинского, «отпечаток здоровья, веселости, живости, ясности»; прививать детям правила общественной и личной гигиены, развивать силу, ловкость, смелость и другие физические и нравственные качества при учете анатомо-физиологических особенностей детского возраста.
Одно из средств физического воспитания Белинский и Герцен видели в народных играх и физических упражнениях. Это связано с большим интересом, который они проявляли к народной физической культуре.
А. И. Герцен высоко оценивал роль детских коллективных игр как для физического развития подрастающего поколения, так и для нравственного воспитания, развития общественных стремлений и наклонностей.
Идеи передовых русских мыслителей в области воспитания, в том числе физического, отличают гуманизм, демократизм, неиссякаемая вера в творческие силы народных масс, в будущее России.
Таким образом, XVIII и первая половина XIX века характеризуются значительными изменениями в практике и теории физического воспитания. Подъем экономики и культуры Русского государства расширил возможности для развития физической культуры и спорта, прежде всего среди дворянства. Реформы Петра I приводят к введению физического воспитания в учебные заведения. Таким образом, физическое воспитание впервые в нашей стране получает государственную регламентацию. Однако сословный характер воспитания приводит к тому, что физическое воспитание преподается главным образом в учебных заведениях (или отделениях при них) для дворян.
Происходит создание основ прогрессивной русской национальной системы военно-физической подготовки войск, что связано с деятельностью Петра I, П. А. Румянцева, А. В. Суворова, Ф. Ф. Ушакова, М. И. Кутузова. Одновременно передовая часть русского общества ведет борьбу против насаждения в России иностранных методов военно-физической подготовки войск и физического воспитания.
Хранителями национальных традиций в области физического воспитания оставались народные массы, продолжавшие культивировать разнообразные игры и физические упражнения. Возникают частные школы плавания, гимнастики, фехтования, услугами которых в тех условиях пользуются представители господствующих классов. Новое развитие получает естественнонаучная и педагогическая мысль в области физического воспитания, особенно в трудах М. В. Ломоносова, а позднее в работах и деятельности русских просветителей А. Н. Радищева, В. Г. Белинского, А. И. Герцена.

 






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.014 с.