Взаимодействие частных и публичных начал в акте эвтаназии — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Взаимодействие частных и публичных начал в акте эвтаназии



 

Существенные изменения социально-правовой сферы российского общества конца ХХ-начала ХХI в. с логической закономерностью обусловили постановку ряда вопросов, во многом предопределяющих сущность правовой защиты разного рода благ и отношений, большинство которых не нашло своего законодательного разрешения до настоящего времени. Среди них следует отметить проблемы определения места уголовного права в регулировании и охране частного и публичного интереса; приоритеты в данной деятельности; их правовое оформление; определение природы и соотношения частного и публичного в уголовном праве; пределы правового вмешательства публичного права в социальную и индивидуальную жизнедеятельность.

Важной теоретической проблемой, порожденной новым этапом в истории государства, стало выявление возможности охраны частного интереса с помощью норм публичного права, особенностей уголовно-правовой охраны частных интересов и, наконец, вопросы определения непосредственного объекта преступления при посягательствах, нарушающих или создающих угрозу нарушения частных интересов. Варианты решения обозначенных проблем подразумевают корректировку уголовно-правовых средств защиты частного и публичного интересов.

Общеизвестно, что в романо-германской правовой семье, к которой принадлежит и Россия, право делится на частное и публичное. Такое деление берет свое начало еще в римском праве и существует в тех государствах, которые восприняли его основные принципы.

Публичное право представляет собой часть системы действующего права, нормы которой направлены на защиту интересов государства и общественно-коллективного блага. Его установления получают реализацию в рамках действия принципа субординации. Напротив, частное право ориентировано на защиту частных интересов отдельно взятой личности или юридического лица и основано на равноправии.

В практической плоскости публичное право регламентирует отношения с участием государства, направленные на реализацию государственно-властных функций. В сфере частного права субъекту принадлежат автономность воли и личная инициатива. В то же время правомерно говорить о наблюдающемся взаимопроникновении частного и публичного права, их взаимодействии в регулировании однопорядковых общественных отношений.

В контексте эвтаназии логично поставить вопрос о сложной диалектике взаимоотношений частноправовых и публично-правовых элементов. Именно в решении вопросов о праве распоряжаться своей и чужой жизнью и вопросов уголовной ответственности за эвтаназию проявляются эти взаимоотношения, в рамках которых должны решаться соответствующие проблемы в правовом регулировании.



Существование частного и публичного права является определенной и необходимой предпосылкой для ограничения вторжения государства в сферу личных интересов. В то же время существует грань, за которой личный интерес перестает быть таковым и начинает влиять на интерес общественный, тем самым подпадая под сферу действия публичного права. В вопросах, связанных с уголовной ответственностью за эвтаназию, эта закономерность проявляется достаточно четко.

Аспекты правовой охраны жизни имеют публично-правовое значение и определяют правомерность вмешательства государства в сферу частных интересов для их уголовно-правовой охраны.

Прежде чем вести речь о возможностях уголовно-правовой охраны частных интересов, необходимо определить сферу сугубо частных интересов, не подлежащих общественному и государственному контролю и, соответственно, не подпадающих под понятие объекта уголовно-правовой охраны.

Частный интерес в юриспруденции характеризует отношение человека (частного субъекта) к условиям своего бытия, проявляющееся в регулируемой правом деятельности по достижению целей, не совпадающих с целями публичного субъекта, и направленное на удовлетворение потребностей, возникающих в сферах частной жизнедеятельности или публичных отношений.

Можно различать понятия "частный интерес в уголовном праве" и собственно "уголовно-правовой частный интерес". Под первым следует понимать частные интересы, получающие опосредование в нормах различных отраслей права, защищаемых от нарушений уголовным законом и непосредственно уголовно-правовыми нормами, а под вторым - только последние.



Понятие "частная жизнь" относится к категории неопределенных в праве. Достоверно предполагаемо лишь то, что приоритетная сфера частных интересов - частная жизнь индивидов. Внутреннее содержание ее невозможно исчерпать методом перечисления. В естественном процессе развития общественных отношений данное понятие будет неизбежно нуждаться в постоянной корректировке. Поэтому следует признать наличие в его структуре постоянных и переменных величин. В качестве постоянных величин выступают внутренняя и внешняя стороны частной жизни.

Внутренняя, духовная жизнь - мир мыслей, чувств, убеждений, верований человека.

Внешняя - сфера межличностного общения (включая право каждого на тайну межличностных коммуникаций - переписки, телефонных переговоров, компьютерной почты и т.д.; право на защиту интересов в сфере частной жизни); отношения собственности; возможность определения индивидом степени воздействия на его частную жизнь*(601).

На вопрос о том, могут ли быть тождественными по содержанию сферы частного и публичного интересов, по нашему мнению, следует ответить отрицательно. Пересекаясь друг с другом, они никогда не стыкуются. Частные интересы всегда находятся за рамками публичных и наоборот. К примеру, интересы, возникающие у индивида как члена какой-либо общности (нации, коллектива, государства), не совпадают с теми интересами, которые он считает для себя общими. Их выделение обосновано значением термина "частный" как противоположный "общему"*(602).

В условиях общества нет, не было и никогда не будет полного совпадения общественных и личных интересов. Такое несовпадение вызывается различными объективными причинами, которые проявляются в том, что некоторые члены общества не осознают своих действительных интересов либо противопоставляют свои личные интересы коллективным. Несовпадение общественных и личных интересов вызывает необходимость их правовой регламентации.

Некоторые правоведы определяют "частный интерес" с позиций: 1) субъект меньше по объему, чем общество в целом (носитель публичного, общего, общественного интереса); 2) содержания интереса*(603). Содержательная характеристика крайне важна, если не сказать - ведущая.

В понятие "публичные интересы" ими закладываются критерии: значимость, носитель, признанность правом. При этом указываются характеристики: 1) наиболее важные для государства, которое присваивает их исключительно себе, себя считает их носителем и в этом качестве выступает в виде силы, стоящей над отдельными лицами и ими повелевающей; 2) признанные государством и обеспеченные правом интересы социальной общности, удовлетворение которых служит условием и гарантией ее существования и развития*(604).

Степень допускаемой в праве "частности" интереса находится в определенной зависимости от типа государственно-правового устройства. В любом случае она не должна доходить до возникновения непримиримого противоречия частного интереса публичному, так как право призвано обеспечивать согласование интересов, оставаясь, в первую очередь, средством обеспечения интереса публичного, реализация которого связана с сохранением условий для существования и развития социума в целом, ибо развитие и совершенствование общественных отношений является непременным условием прогресса современного общества. Это обстоятельство объясняет постоянную заботу общества и государства об охране существующих и вновь появляющихся общественных отношений от преступных посягательств на них.

В данном случае применим принцип, предложенный для модели правового государства Джоном Локком и Томасом Гоббсом: твоя свобода размахивать кулаком заканчивается перед кончиком носа другого человека. В контексте нашего исследования - частная жизнь до тех пор должна оставаться частной, пока она не затрагивает сферу публичных (общественных) отношений.

Частный и публичный интересы внутренне тесно связаны между собой. Вместе с тем, как уже было отмечено ранее, не следует забывать об отсутствии тождества между ними. Различие между ними можно провести по заданным структурным элементам: 1. Потребность индивида: связана только с его жизнедеятельностью или имеет общественную значимость. 2. Цель: сугубо индивидуальна или выходит за рамки собственных интересов. 3. Характер ущерба: причиняется ли в ходе реализации интереса ущерб публичным интересам напрямую как таковым или формально обеспечиваемому интересу правопорядка в обществе.

В философском понимании различия между интересами относятся к внутренним. Но если принять во внимание, что частные интересы - это интересы в сфере частной жизни, которая не проникает в публичную, то различие таких интересов с публичными можно условно признать "внешними". А различие публичных и частных интересов в публичной сфере - "внутренними": связь как раз в сфере интереса. Различие - уже начало противоречия. Развитие и разрешение противоречия между указанными видами интереса может пройти все стадии, даже приобрести характер антагонизма, разрешение которого должно привести к устранению одного из интересов. А так как публичные интересы предполагаются для пользы всего общества, реализация их - залог жизни и развития общества, то "Победа" в публичной сфере должна оставаться за ними. Даже если сначала публичный интерес был нарушен, в дальнейшем необходимо его восстановить, ограничив интерес частный, устранив последствия такого разрешения конфликта. Исключение конфликтов частного и публичного интересов или их баланс, разрешение конфликта с сохранением системных свойств - задача и суть регулирования в обществе. Средством исключения или урегулирования конфликта интересов являются регулятивные и охранительные нормы*(605).

Все преступления в той или иной степени представляют опасность как для отдельного человека, так и для общества в целом. Но в одних случаях преступлением затрагивается непосредственно интерес всего общества и опосредованно интерес отдельного человека (например, при совершении преступления против правосудия). В других непосредственно затронут интерес отдельного человека, но в силу значительной общественной опасности затрагивается и интерес всего общества (изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей). В-третьих, затрагивается интерес отдельного человека и не затрагиваются интересы всего общества (оскорбление)*(606). Придание частному интересу значимости правового (публичного) блага и защита его в данном статусе со стороны государства - признак здоровья общества, которое в посягательстве на частный интерес видит публичную проблему. Но есть круг частных интересов, которые могут интересовать цивилизованное общество лишь в том случае, если об этом попросит его носитель. Он крайне подвижен и подвержен изменению, являющемуся следствием смены представлений о пределах вмешательства государства в частную жизнь. Так, ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, относит к категории уголовных дел частного обвинения, которые возбуждаются только по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Отнесение уголовного законодательства к сфере публичного права обусловливается тем, что защита частного интереса всегда сопряжена с защитой публичного интереса, состоящего, как минимум, в том, чтобы сохранялся правопорядок. Ибо преступление - с формальной стороны - всегда нарушение правопорядка и, следовательно, нарушение публичного интереса.

Особую сложность для разграничения сфер частных и публичных интересов представляет собой вопрос о критериях такого разграничения. Некоторыми авторами указывается, что грань между частным и публичным в уголовном праве может быть определена в зависимости от способа воздействия на объект уголовно-правовой охраны (Г.В. Гегель). Вообще способ совершения преступления - это в широком аспекте не что иное, как сердцевина, квинтэссенция преступления*(607).

Другие авторы в качестве критерия указывают признак последствий, которые наступают или могут наступить в результате преступления. По мнению С.В. Склярова, основным критерием разграничения преступлений и иных правонарушений является не характер совершаемых лицом действий (бездействия), а характер последствий, наступивших или могущих наступить в результате совершения таких действий (бездействия)*(608). Такие последствия в соответствии с УК РФ также наделяются признаком общественной опасности. Общественная опасность последствий поведения лица заключается в причинении вреда охраняемым уголовным законом интересам, которые представляют собой не что иное, как различные объекты преступлений. В то же время в УК РФ описываются признаки преступлений, имеющих "частный" характер, когда говорить об общественно опасных последствиях, т.е. об угрозе причинения вреда обществу, можно с известной долей вероятности. Не случайно уголовные дела по некоторым преступлениям возбуждаются не по факту их совершения, а путем подачи заявления потерпевшим (ст. 318 УПК РФ) и по его же заявлению могут быть прекращены.

С последним доводом можно согласиться лишь с определенной долей условности, поскольку законодателю, а следовательно, обществу, публично не безразличны подобные нарушения частных интересов. Об этом свидетельствует, в частности, положение ч. 3 ст. 318 УПК РФ о том, что уголовное дело частного обвинения может быть возбуждено прокурором в случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

Принципиально важным является вопрос о том, возможен ли частный интерес в уголовном праве. Думается, что ответ должен быть положительным. Однако стоит согласиться с Е.П. Софроновым, утверждающим, что речь идет не о всяком частном интересе, а лишь о не противоречащем по своей сути публичному интересу. Такой интерес получает признание посредством закрепления в конкретных правовых формах. Осуществление частных интересов, вступающих в борьбу с публичными, повлечет за собой нарушение правопорядка, установленного государством в целях обеспечения публичных интересов. Нормы же уголовного права призваны регулировать возникающие конфликты в целях сохранения всей системы. Как отмечают отдельные авторы, "конфликтуют не всегда только частный и публичный интересы. Возможен конфликт с участием трех субъектов. Это носитель интереса публичного и два носителя частного интереса - нарушитель и потерпевшее лицо. Нарушитель при реализации своего интереса повреждает публичный интерес правопорядка и частный интерес. Ведь потерпевшее лицо, даже выступая носителем публичного интереса, будет воспринимать его индивидуально и оставаться носителем интересов частных. При этом нарушение интереса публичного может быть лишь в том, что он заключен в неконфликтном сосуществовании и бесконфликтном разрешении противоречий интересов, имеющих правовое опосредование. К таким интересам следует относить имеющие социальную (публичную) значимость и точное предписание исполнителю совершить определенную последовательность действий для достижения поставленной цели по удовлетворению типичных, важнейших для каждого, а потому и для всего общества потребностей. Следовательно, в массиве защитной деятельности можно усмотреть существование частного интереса пострадавшей стороны... который останется частным в охранительном отношении, сочетаясь с иными разрешенными частными интересами*(609).

Таким образом, существование уголовно-правового частного интереса предполагается в случае, если он закреплен в уголовном законодательстве либо не противоречит норме закона, и в этом качестве он приобретает характер публичного, поскольку любая норма закона по сути своей публична, направлена на достижение общественного блага. Таким образом, объектом правовой охраны и защиты могут быть и частные интересы, которые, несмотря на свой частный характер, обществом не только допускаются, но и берутся законом под охрану.

Частный интерес конкретен, публичный более объемен и заключен в наличии порядка в отношениях по реализации частных интересов. Общественный порядок в период первоначального этапа развития уголовного права вообще проявлялся в форме охраны частного интереса. Не случайно на ранних этапах развития права на Руси вопрос о преследовании и наказании лица за убийство передавался на усмотрение родственников убитого, а за причинение вреда здоровью

- на усмотрение потерпевшего. Не отрицает этого пути и современный законодатель, установивший в ст. 76 УК РФ, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Простейшие запреты-заповеди (не убий, не укради) видятся именно зашитой интересов конкретного человека, без которого общество в целом существовать не может. Для получения защиты частный интерес должен быть возведен в ранг правового блага. Но от этого он не становится публичным, как не становится таковым даже от того, что государство будет защищать его публично-правовыми средствами. Публичные (государственные) интересы "чаще всего нарушаются не прямо, а путем воздействия на "потерпевших", которыми могут быть люди, группы людей, организации и т.д."*(610). Иными словами, нарушая частный интерес, нарушаешь публичный. Просто не всегда при нарушении последнего можно с очевидностью выделить пострадавший частный интерес. Конечно же, в основе уголовного преследования лежит прежде всего публичный интерес. Но это не оставляет частный интерес вне рамок правовой охраны, ибо такова природа преступления.

Целый ряд вопросов, так или иначе связанных с защитой частного интереса, зависят от определения пределов правового регулирования сферы частной жизни. Для определения путей решения обозначенной проблемы следует определить формы и виды правового опосредования частных интересов, учитывая при этом степень допустимой противоречивости частного и публичного интересов. Истории известно различное развитие событий - от всеобъемлющего государственно-правового вмешательства до абсолютной правовой свободы в сфере частной жизни. Современная Россия вновь подбирает приемлемый вариант решения данного вопроса. Закономерный результат наблюдающегося расширения сферы частной жизни - процесс декриминализации деяний. Так, добровольное мужеложство - уже не преступление*(611).

Законодатель в таком случае вынужден искать оптимальный баланс между защитой частного и публичного интереса. Для этого требуется определить адекватную форму правового опосредования частного интереса, которая бы отвечала принципу свободы частной жизни и одновременно позволяла вычленить элемент публичности, притом необходимо определить границы публичного интереса.

Применительно к сфере уголовного права определяющим служит критерий повышенной общественной опасности, который позволит отграничить поведение, подпадающее исключительно под сферу частной жизни, не подлежащей государственному контролю, от находящегося в поле уголовно-правового регулирования по причине нарушения присутствующего публичного интереса. Например, общая свобода интимной жизни, относящаяся к частной жизни индивида, содержит исключения, выводящие ее в публичную сферу. В основе расчета - критерий общественной опасности, выражаемый в дефектах свободы воли; распространении опасных заболеваний и т.п.

Вмешательство государства в осуществление прав допускается с целью защиты общественного интереса, и свобода государства в его оценке достаточно широка, но не значит, что безгранична.

Пределы возможного уголовно-правового вмешательства государства в сферу частной жизни индивида надлежит определять, руководствуясь общеправовым толкованием сущности деятельности государственно-властных органов, вытекающей из смысла теории общественного договора. В преломлении к уголовному праву данный принцип обозначает те пределы частной жизни, в рамках которых возможно вмешательство государства, когда помимо частных ущемляются или ставятся под угрозу публичные интересы.

Однозначно определить принадлежность сфер жизнедеятельности к частной или публичной жизни невозможно. Сообразно этому может подвергаться изменению и уголовно-правовая оценка определенных деяний, что выражается, прежде всего, в процессах их криминализации и декриминализации, пенализации и депенализации. Во многом решение такого рода вопросов состоит в непосредственной зависимости от традиций и менталитета народа, исторических условий развития и задач, стоящих перед законодателем в конкретный период.

Проблема определения наличия или отсутствия охраняемых уголовным правом интересов при согласии потерпевшего на причинение смерти является центральной для определения пределов вмешательства государства в сферу частной жизни, т.е. при разрешении проблемы о частном и публичном в уголовном праве.

Рассматривая данный вопрос, необходимо признать, что в охраняемых уголовным правом общественных отношениях по поводу эвтаназии частные интересы их участников не являются преобладающими над общественными (публичными) настолько, что волеизъявление потерпевшего должно иметь решающее значение для уголовной ответственности виновного лица. В противном случае предоставление потерпевшему права самостоятельно решать, нарушены ли его интересы или нет, наличествует ли объект преступления или нет, означало бы, что потерпевший сам может определять наличие или отсутствие состава преступления в целом.

Вопрос защиты от злоупотреблений в данной сфере - вопрос публичной значимости, поэтому он может распространяться даже на ситуации риска причинения вреда. Их несоблюдение автоматически дополняет нарушение запрета уголовного, образуя массу противоправности и преступности, "взращивая" публичный интерес восстановления правопорядка.

При умерщвлении неизлечимо больного по его просьбе предполагается, что сострадание направлено на удовлетворение частного интереса лишаемого жизни. Но в умышленном причинении смерти другому человеку, безусловно выражаемой в этом, пропаганде дозволенности насилия по отношению к отдельным членам общества и других вредоносных проявлениях данного деяния отчетливо усматривается нарушение публичных интересов.

Поэтому применительно к любым случаям лишения жизни по согласию потерпевшего приоритетной должна быть защита становящихся под угрозу публичных интересов, а не реализация частных интересов. Причиняемый вред публичным интересам кажется побочным по отношению к основному - частному интересу, нарушаемому самими действиями, но реально противостоящий, противоречащий общественным установлениям, и с ним приходится считаться. Он публичен не только в своей ценности для общества, но и в общности для его членов.

Весьма сложно однозначно определить статус такого рода согласия. Переплетенность интересов при совершении акта эвтаназии ставит вопрос о причинении вреда и государству, и частному лицу. Сам по себе правовой запрет свидетельствует о наличии угрозы посягательства на публичные интересы, и согласие носителя частного интереса на выполнение данных общественно опасных действий не исключает их преступности и включения в категорию дел публичного обвинения.

Это настоятельно требует дальнейшей детальной проработки положений уголовного законодательства в целях повышения эффективности защиты не только частных, но и публичных интересов, актуализирует вопрос об эффективности одного из центральных средств механизма уголовно-правовой защиты - уголовной ответственности и ее наиболее применяемой формы реализации - уголовного наказания.

Представляется, что в реальности отношения между частным и публичными интересами могут строиться по нескольким моделям.

1. Провозглашается приоритет публичного интереса. Любое свободное проявление частного интереса объявляется угрозой интересам общества и, следовательно, находится под строгим запретом со стороны государства.

2. Провозглашается приоритет частного интереса, свобода существования и реализации всех интересов, обеспечиваемая правом.

Практическое решение в уголовном праве вопросов о существовании частного интереса, взаимоотношениях частного и публичного интересов также стоит в зависимости от выбора одной из принципиально различных моделей их взаимоотношений. При этом необходимо учитывать, что частный интерес не должен создавать угрозу для существования и развития публичного, ибо нельзя забывать, что уголовное право прежде всего право публичное, и любое преступление причиняет ущерб общественным интересам, всему обществу.

Так, при умерщвлении неизлечимо больного по его просьбе предполагается, что сострадание направлено на удовлетворение частного интереса лишаемого жизни. Но умышленное причинение смерти другому человеку нарушает порядок, внутренне присущий всем общественным отношениям. Каждое лицо, совершившее преступление, является субъектом того конкретного отношения, на которое посягает его деяние. Само деяние, независимо от того, какие изменения оно производит во внешнем мире и какова форма его проявления, подрывает основы этого отношения изнутри.

Таким образом, научный анализ диалектики взаимоотношений частных и публичных начал в уголовном праве позволяет поставить в качестве актуальной проблемы задачи охраны, в первую очередь, публичных интересов, так как их реализация направлена на обеспечение эффективной жизнедеятельности и развития всего общества. Вместе с тем на сегодняшний день нельзя отрицать признание наряду с общественными и частных интересов в качестве самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны. Невзирая на то, что уголовное право традиционно относится к числу публичных отраслей российской правовой системы, в нем усматриваются и частно-правовые элементы, наличие которых связано с неизбежным пересечением сферы частноправовых и публично-правовых интересов. К сожалению, наблюдающееся переосмысление ценностных ориентиров подчас поверхностно, с автоматической расстановкой приоритетов в пользу частного над публичным, порой в алогичном противопоставлении человека и общества.

На определенных этапах развития общества и государства частно-правовые интересы приобретают качество общественной значимости и подпадают под охрану государства, что получает свое опосредование в уголовно-правовых установлениях. В то же время возникают проблемы отграничения правомерных частноправовых интересов от преступных. В связи с этим в уголовном законодательстве необходимо закрепление критериев публичности. Это послужит укреплению охранительных начал уголовной политики, повышению эффективности действия уголовного права, а также более полной реализации частных интересов в общественно значимых сферах жизнедеятельности.

 






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.028 с.