Проблема происхождения знания: оппозиция эмпиризма и рационализма. — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Проблема происхождения знания: оппозиция эмпиризма и рационализма.



Полемика между эмпиризмом и рационализмом была весьма плодотворной для

развития философского знания, обретения им нового социального статуса.

Эмпиризм представлен, в основном, английским естественнонаучным

материализмом, а рационализм был популярен в континентальной Европе, во

Франции и Германии.

Свои требования к методу познания классик философии Нового времени Ф.Бэкон

выражает в форме иллюстрации особенностей работы муравья, паука и пчелы:

- «Путь муравья» – это метод крайнего эмпиризма. Он отличается

простым собиранием фактов без их осмысления;

- «Путь паука» – метод радикального рационализма, который, подобно

пауку, извлекает из себя знания;

- «Путь пчелы» – метод, снимающий крайности эмпиризма и рационализма.

Ни один из этих путей, сам по себе, не приведет к успеху: истинное знание

есть результат правильного сочетания разума и чувств.

Бэкон предложил оригинальную классификацию наук, в основу которой положил

различие познавательных способностей:

- Памятисоответствует наука истории, которую Бэкон

понимает как собирание фактов;

- Рассудкусоответствуют теоретические науки или

«философия» в широком смысле слова, включающая в себя: соответственно

философию; философию природы; философию человека; естественную теологию или

косвенное познание Бога через факты и гражданскую философию и политику;

- Воображениюсоответствует поэзия, литература, искусство вообще.

Союз опыта и рассудка является базой индукции – метода познания природы в

границах разделения целого на части и последующего их изучения. Следуя в

направлении от единичного к общему, исследователь должен исключать

отрицательные суждения и накапливать положительные. Последние являются

предпосылкой закономерности исследуемого объекта.

Таким образом, главным методом развития науки Ф.Бэкон считал индукцию,

опирающуюся на опыт, полученный в результате наблюдения, сравнения,

эксперимента и анализа. Но как эмпирик, он явно переоценивал опытное знание и

недооценивал роль теории.

Пытаясь соединить элементы эмпиризма и рационализма в единую методологическую

систему, последователь Бэкона Томас Гоббс прибегает к анализу, позволяющему в

эмпирическом опыте выявить общее, и к синтезу, обеспечивающему постижение

исследуемого объекта в целом. Хотя анализ и синтез взаимосвязаны, но в этой

взаимосвязи доминирует анализ, ибо, по Гоббсу, целое и совокупность всех

частей его идентичны. Тем самым предельно упрощается задача синтеза, и



откровенно проявляется механизм методологии Гоббса.

Методология Гоббса ориентирована на познание природы и общества, т.е. на то,

что имеет свои истоки и свое развитие. Она исключает теологию, потому что о

ее объекте нельзя ничего сказать; она исключает явления, не имеющие

телесности, ибо к ним не применимо научное рассуждение; она исключает любые

формы откровения, пророчества, астрологию, т.е. все то, что составляет

предмет веры, а не науки. Но методология Гоббса ориентированна только на

пассивное восприятие предметной реальности на уровне феномена, сущность

которой сохраняет свою тайну.

Эмпиризм позиции Гоббса проявился и в его социально-философских взглядах. Он

предложил теорию «общественного договора», которая до сих пор рассматривается

как методологическое основание в понимании права и государства.

Идеалист Беркли, решая проблему конечного конечного и бесконечного, поднял

вопрос о проблеме двух реальностей: объективной и субъективной. Он разводит

идеи (качества) вещей и душу, воспринимающую эти качества. Первые доступны

познанию, вторая – нет.

Последователь Беркли скептик Юм сформулировал тезис о проблематичности

объективного существования вещей. Содержание знания есть совокупность простых

и сложных восприятий, или впечатлений и идей. Ум комбинирует впечатления и

идеи и получает необходимые знания. Главная роль в этом комбинировании

принадлежит принципу ассоциации. Юм выделял три типа ассоциации: по сходству,

по смежности и по причинности.

Одним из объектов анализа Юма является эмпирическая индукция, которую он

критикует за ее ограниченность. Индуктивный вывод опирается только на

сосуществующие вещи и процессы и не может претендовать на всеобщность и

необходимость.

Скептицизм Юма был одной из важнейших теоретических предпосылок философии



И.Канта. Именно сомнения Юма относительно возможности получать всеобщие и

необходимые суждения на основании обобщения опытных данных послужили

отправной точкой для знаменитого вопроса Канта: «Как возможны синтетические

априорные суждения?»

Подводя итог рассмотрению сущности эмпиризма Нового времени, можно сказать,

что он не решил проблемы происхождения всеобщих идей. Более того, в крайних

субъективистских вариантах он вообще пришел не только к отрицанию возможности

познать мир, но и выразил сомнение в его существовании, что дало повод

английскому философу Б.Расселу заявить: «Д.Юм развил эмпирическую философию

Локка и Беркли до ее логического конца и, придав ей внутреннюю

последовательность, сделал ее неправдоподобной. Взгляды Юма представляют в

некотором смысле тупик в развитии философии; в развитии его взглядов дальше

идти невозможно».

Для рационализма, признающего только разум, есть только еще не разрешенные,

но не принципиально не разрешимые проблемы. Исторически рационалистическая

традиция восходит к древнегреческой философии. Как целостная система

гносеологических воззрений, рационализм начал складываться в Новое время. В

результате развития математики и естествознания рационализм приобретает

статус универсального метода познания мира. В этот период складывается новое

понятие науки, свободной от религиозных догм, суеверий и предрассудков.

«Научным» называют то, что может быть представлено, изображено с помощью

математического и естественнонаучного языка. Рационализм предоставляет разуму

право на неограниченное господство над природой и социальным бытием. Именно с

верой в неограниченную силу человеческого познания связана вера в бесконечный

научно-технический и социальный прогресс.

По Декарту, учение о природе – физика – входит органической частью в систему

философских знаний, являясь их стволом Ветвями этого дерева знания служат

механика, медицина и этика, а также философские науки, опирающиеся на физику

и имеющие непосредственный выход в практическую жизнь людей. Корнем дерева

знания выступает метафизика. Все знания – от метафизики до этики – строится

единым методом рационального, подобного геометрического, рассуждения. К опыту

необходимо прибегать, чтобы выяснить, что из возможного подлинного предмета

разума – реализовалось в нашем мире, являющемся лишь одним из возможных

миров.

Для рационалистов исходным пунктом познания является интуиция, из которой по

определенным правилам метода выводится истина. Сущность метода Декарта

выражается в требованиях, которые он предъявляет ему:

- метод должен быть ориентирован на получение ясного и очевидного

знания;

- всякая сложная вещь, ради успешного ее изучения, согласно

требованию метода, должна расчленяться на простые части;

- в познании надо идти от простого к сложному;

- знание должно стремится к полноте своего содержания.

В вопросе соотношения души и тела позиция Декарта дуалистична и получила

название «психофизического параллелизма». Телесная и духовная субстанции

взаимно несводимы друг к другу и несоизмеримы. Тело не может воздействовать

на душу, а душа не в состоянии влиять на тело. Однако эта точка зрения при

объяснении человека привела к трудностям. Декарт пытался разрешить проблему

соотношения души и тела чисто механически, т.е. он предполагал наличие у

человека шишковидной железы, служащей вместилищем души.

Как реакция на неспособность Декарта решить проблему соотношения телесной и

духовной инстанции появился окказионализм. Если Декарт все же пытался

найти точки соприкосновения души и тела, то окказионалисты исходили из

утверждения, что это в принципе не возможно. Взаимодействие происходит только в

результате божественного вмешательства в каждом конкретном случае и является не

правилом, а случаем (отсюда и название). Главные представители: А.Гейлинкс и

Н.Мальбранш.

Арнольд Гейлинкс(1624–1669 гг.) считал, что духовная субстанция

обладает абсолютным единством, неделимостью и самодетерминированностью. Не

только идеи, но и ощущения не имеют телесной причины. Соответствие

физиологических и психических явлений Гейлинкс сравнивал с двумя часовыми

механизмами: их показания и ход совпадают, потому что они заведены одним

мастером (имеется ввиду Бог).

Николай Мальбранш(1638–1715 гг.) считал, что связь души и тела

происходит случайно. Божественная субстанция является единственной причиной

всякой деятельности, как душевной, так и телесной. Естественной причинности,

проистекающей из самих вещей, не существует.

Рационалистический метод Декарта получил развитие в философии Блеза

Паскаля(1623–1662 гг.), хотя он и был оппонентом Ренэ Декарта по ряду

вопросов. В своем сочинении «Мысли» Паскаль подразделяет науки по их предмету и

способу его познания. По одному ряду проходят такие науки, как история,

география, юриспруденция, языкознание и . теология. Философ считал эти науки

«историческими», поскольку они имеют дело с фактами преемственности поколений.

В этих науках доминирует авторитет. Что касается научных приемов, системы

разумных доказательств, то они практически не применимы.

По другому ряду проходят геометрия и арифметика, физика и химия, архитектура,

медицина и музыка. Эти науки открывают и исследуют различные истины, опираясь

на чувства и разум, на опыт и умозаключение. Значение авторитета в этих

науках минимальное. В этих науках торжествует аксиоматико-дедуктивный метод

познания. С его помощью можно получить истины, которые невозможно обрести в

опыте. Дедуктивный метод требует особого искусства и внимания, определения и

доказательства исходных посылок, дабы избежать всякой неясности и

двусмысленности.

Бесконечность Паскаль мыслит как Бога. Бесконечность актуальна, она не

увеличивается и не уменьшается; она есть, и она не познаваема. Все претензии

познать эту бесконечность несостоятельны, ибо «мы обладаем лишь частичной

истиной и частичным благом». Срединное положение человека между конечным и

бесконечным, между небытием и бытием делает все его истины только

относительными, потому что «он улавливает лишь видимость явлений, не будучи

способным познать ни их начала, ни их конец».

Абсолютная истина доступна только Богу. Человек как частица природы, как

существо конечное, не в силах постичь окружающее его бесконечное целое. Но

ничтожество человека граничит с его величием.

Человек – как «мыслящий тростник» – одно из наиболее слабых творений природы.

Но это создание природы благодаря мыслительной способности становится

«чудом», способным объять всю Вселенную.

В рационалистическую методологию определенный вклад внес и Барух Бенедикт

Спиноза(1632–1677 гг.) его воззрения получили название картезианского

рационализма. В своем философском трактате «Этика» этот голландский мыслитель

призывает различать два класса идей: одни возникают в нашем представлении,

воображении и связаны с нашими чувствами, а другие идеи являются

принадлежностью нашего разума.

Чувственные идеи порождаются «беспорядочным (смутным) опытом». Они

субъективны, но не ложны, ибо отражают объективную природу вещей. Но в силу

субъективного восприятия эти идеи имеют необъективный характер, а посему

частичная истина не может претендовать на абсолютную достоверность. Ценность

этих идей состоит в том, что они позволяют констатировать факт явления, а не

раскрывать его сущность.

Сущность раскрывается в идеях, которые являются принадлежностью разума.

Дедуктивный ум схватывает сущность «изнутри», опираясь на свою логическую

природу и силу интуиции. Взаимопроникновения интуиции и дедукции проявляются

в общих понятиях, без которых нельзя получить рационально достоверное знание.

Интуиция вскрывает сущность вещей. Из сущности уже можно вывести их свойства.

Идеи второго класса имеют достоверный характер не только в их отношении к

человеческому уму, но и в их отношении к объективному миру. Достоверность

идей делает природу и мир познаваемыми. Такую позицию можно определить как

панлогизм, как абсолютизацию интуитивно- аналитических идей и недооценку

чувственного знания.

Учение Спинозы несмотря на абстрактный и метафизический характер, затрагивает

важную проблему соотношения единого и многого, а также вопрос о сущности

свободы. Учение Спинозы тоталитарно, ибо сводит, с необходимостью, все

многообразие действительности к одному началу, общему знаменателю. Человек не

может быть свободен в смысле возможности и способности действовать по своему

усмотрению, потому что жизнь его ограничена рамками необходимости. «Свобода

есть познанная необходимость» – это спинозовское определение перенял Гегель,

через которого оно вошло в марксизм.

Иную, более демократичную, трактовку соотношения единого и многого предложил

немецкий мыслитель Готфрид Лейбниц(1646–1716 гг.). Он известен

не только как великий философ, создавший систему «монадологии», но и как

талантливый математик, физик, лингвист. Основные работы Лейбница: «Новые опыты

о человеческом разуме», «Теодицея», «Монадология».

Лейбниц внес значительный вклад в развитие рационалистического метода, следуя

декартовской традиции. Метод является дедуктивным и включает ряд принципов:

всеобщих различий, тождественности неразличимых явлений, всеобщей

непрерывности, дискретности субстанций, полноты и совершенства, достаточного

основания, всеобщей связи. Но приведение принципов метода в систему у

Лейбница не решено.

Для объяснения границ человеческой свободы воли Лейбниц вводит три вида

необходимости: метафизическую, моральную, физическую. Человек не свободен

только по отношению к метафизической необходимости. В двух других случаях он

имеет право на выбор.

Итак, как мы могли убедиться, наиболее уязвимая сторона рационалистических

воззрений заключается в трактовке отношения души и тела. Автономность разума,

имеющая характер безусловного требования для самой возможности формулировки

рационалистической доктрины, осложняла ее развитие и применение.

В противоположность рационализму в эмпиризме рационально-познавательная

деятельность сводится к разного рода комбинациям того материала, который

дается в опыте, и толкуется как ничего не прибавляющая к содержанию знания.

Здесь эмпиристы столкнулись с неразрешимыми трудностями выделения исходящих

компонентов опыта и реконструкции на этой основе всех видов и форм сознания.

Для объяснения реально совершающегося познавательного процесса эмпиристы

вынуждены выходить за пределы чувственных данных и рассматривать их наряду с

характеристиками сознания (таких как память, активная деятельность рассудка)

и логическими операциями (индуктивное обобщение), обращаться к категориям

логики и математики для описания опытных данных в качестве средств построения

теоретических знаний. Попытки эмпиристов обосновать индукцию на чисто

эмпирической основе и представить логику и математику как простое индуктивное

обобщение чувственного опыта потерпели полный провал.

В процесс познания включена вся психическая деятельность человека. Однако

основную роль выполняют чувственное и рациональное познание. Чувственное, или

сенситивное, познание – это познание с помощью органов чувств, оно дает

непосредственное знание о предметах и свойствах и протекает в трех основных

формах: ощущении, восприятии, представлении. Обобщить знания о предмете и его

свойствах, проникнуть в сущность вещей, познать причину явлений, законы бытия

с помощью органов чувств невозможно. Это достигается с помощью рационального

познания.

Рациональное познание, или абстрактное мышление – опосредованно знаниями,

полученными с помощью органов чувств и выражается в основных логических

формах: понятиях, суждениях и умозаключениях, отражающих общее существенное в

предметах.

Чувственное и рациональное познание составляют стороны момента единого

процесса познания. Отражая объект с внешней поверхностной стороны,

чувственное познание содержит в себе элементы обобщения, которое свойственно

не только представлениям, но также восприятиям и ощущениям. Они составляют

предпосылку перехода к рациональному познанию. Рациональное познание не

только включает в себя момент чувственного, без которого оно было бы лишено

объективного содержания и связи с объективным миром, но, кроме того, оно

ориентирует и обуславливает чувственное познание. И хотя чувственное первично

по отношению к мышлению, однако в сформировавшемся познании чувственное

выступает в неразрывной связи с рациональным, составляя единый познавательный

процесс.

Из понимания процесса познания как диалектического единства чувственного и

рационального следует, что сенсуализм и рационализм являются односторонними

гносеологическими течениями абсолютизирующими одну из сторон этого единства.

Сенсуалисты абсолютизируют роль чувственного познания, считая, что все знания

происходят из опыта, из чувственного восприятия. Рационалисты абсолютизируют

рациональное познание, считая, что только разум способен познать

существующее.

Рационалистический метод Декарта, концентрируя внимание на деятельности

самого человеческого ума в процессе достижения истины, представляется прямой

противоположностью методу эмпиризма Бэкона, основанному на чисто опытном

выведении аксиом знания, лишенных математического осмысления. Однако

картезианский аналитический и одновременно дедуктивно-синтетический метод,

сколь бы ни подчеркивал Декарт его чисто интеллектуальные свойства, утратил

бы свою эффективность, если бы он совершенно игнорировал опытный фактор.

Декарт был далек от такого пренебрежения. Уже в «Правилах для руководства

ума» он осудил тех высокомерных «мудрецов», которые, пренебрегая опытом,

высокомерно воображают, что истина появится из их головы, как Минерва из

головы Юпитера. В «Рассуждении о методе» автор еще более категорически

заявил: «Что касается опытов, то я заметил, что они тем более необходимы, чем

дальше мы продвигаемся в познании». Своими экспериментами Декарт сам

великолепно это показал. Тем самым он доказал, что рационалистический метод,

если он не хочет выродиться в умозрительно-схоластическое рассуждательство,

обязан контролировать свои положения и выводы опытом, уточнять их

экспериментом (ибо дедуктивный вывод не однозначен). К тому же хотя великий

рационалист, вдохновленный своими математическими прозрениями, и был убежден

в безошибочности и эвристической силе правильно рассуждающего ума, но он явно

сам недооценивал того обстоятельства, что успешные эксперименты тоже играли

не последнюю роль в выведении тех истин, которые потом он воспринимал как

интуитивные.

В целом же Декарт односторонне, метафизически (в смысле антидиалектически)

подчеркнул значение собственно интеллектуального фактора методологии за счет

опытного, который в основном был все же сведен к роли практического

индикатора, выявляющего эффективность фактора собственно умственного,

рационального. Чувственное познание совершенно необходимо в повседневной

практической жизни. Для теории же много важнее знание интеллектуальное, прямо

пропорциональное степени его математизированной достоверности.

Для философии нового времени принципиальное значение имеет спор между

эмпиризмом и рационализмом. Представители эмпиризма (Бэкон) считали

единственным источником знаний ощущения, опыт. Сторонники рационализма

(Декарт) превозносят роль разума и принижают роль чувственного познания.

Рационализм является теоретической основой рационалистических концепций

права. Суть этих концепций в том, что право – это совокупность норм, даваемых

разумом и призванных обеспечить разумный способ жизнедеятельности в обществе

(свобода, справедливость, равенство и т.д.). Эти нормы и это право носят

естественный, т.е. всеобщий и необходимый характер, поскольку они выводятся

разумом из самой сущности человека как существа разумного.

Поскольку право и его нормы выводятся из неизменной сущности человека, то они

имеют вневременной и должный характер. Они абсолютны и вечны. Они не зависят

от конкретных социальных и исторических условий. Они должны быть, чтобы

обеспечить разумную и свободную жизнь человека.

С этой точки зрения для юриста-правоведа знание основных положений

рационализма необходимо. Только на основе этого знания можно понять тенденции

развития европейской культуры и науки, понять закономерности формирования и

развития европейского правосознания и правоведения, базирующихся на идеях

рационализма.






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.037 с.