Международные отношения в Азиатско-Тихоокеанском регионе на современном этапе исторического развития. — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Международные отношения в Азиатско-Тихоокеанском регионе на современном этапе исторического развития.



Ливанская война 1982 года

Сепаратные египетско-израильские соглашения не способствовали разрешению палестинской проблемы. Резолюции ООН не исполнялись, на оккупированных территориях по-прежнему находились израильские поселения. Большое количество палестинских беженцев сосредоточилось в Иордании и Ливане. В 1970-х гг. палестинцы в своей борьбе за территорию и право на национальное государство стали прибегать к терроризму как инструменту для достижения своих целей. В 1980 г. «единый и неделимый» Иерусалим был объявлен в качестве столицы Государства Израиля, а 14 декабря 1981 г. израильский Кнессет проголосовал за аннексию Голанских высот, что еще более обострило ситуацию на Ближнем Востоке.

6 июня 1982 г. началась агрессия Израиля против Ливана. Официально цель израильской операции в Ливане была сформулирована как «установление мира и безопасности для северных территорий страны». Операция носила кодовое название «Мир Галилее». Основной целью было разгромить палестинское движение сопротивления и вооруженные отряды палестинцев, которые, по мнению руководства Израиля во главе с премьер-министром М. Бегином, несли угрозу для Израиля. Толчком послужило убийство 5 июня в Лондоне израильского посла. ООП заявила о непричастности к теракту, однако это уже не имело никакого значения. После артподготовки, израильские части тремя колоннами перешли в наступление. В полдень 6 июня началась широкомасштабная операция. 4 августа Советом Безопасности ООН была принята резолюция о прекращении военных действий, однако к этому времени Израилем уже был захвачен международный аэропорт Бейрута. Израиль сумел добиться вывода отрядов ООП из Ливана. Ливано-израильское мирное соглашение было подписано17 мая 1983 г. и способствовало подъему протестного движения как в стране, так и в арабском мире. В 1985 г. Израиль вывел свои войска из Ливана. Необходимо отметить, что данная война не способствовала усилению безопасности южных границ Израиля. На этом этапе наблюдается трансформация конфликта, а именно, происходит усиление религиозного фактора, все более заметную роль стали играть фундаменталисты и религиозные фанатики, в него втянуты новые участники – молодежь и учащиеся.

Международные отношения в Азиатско-Тихоокеанском регионе на современном этапе исторического развития.

Многополярные и биполярные начала в региональных отношениях в Азии: направления, формы, противоречия. Современная конфигурация системы безопасности в Азии. Дипломатия КНР в борьбе за постсоветское пространство в Центральной Азии. Китайский и российский факторы в регионе: традиционные вызовы и новые возможности. Этнотерриториальные и пограничные проблемы, формирование системы региональной безопасности.



Создание Ассоциации регионального сотрудничества стран Южной Азии. Межгосударственные конфликты и региональная безопасность в Южной Азии. Кашмирский конфликт и его последствия. Проблема ядерного оружия. Современные проблемы и противоречия. Индийское доминирование в регионе. Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН): цели создания, основные этапы деятельности, организационная структура. Зона свободной торговли, инвестиционная зона, промышленное сотрудничество. Экономическая интеграция между Австралией и Новой Зеландией, Новой Зеландией и Сингапуром. Интеграционные тенденции между малыми островными странами. Параметры региональной безопасности. Зоны экономического роста Восточной Азии.

­­­­­______________________________________________________________________________________

ОТВЕТ

АТР— политический и экономический термин, обозначающий страны, расположенные по периметру Тихого океана и многочисленные островные государства в самом океане. АТР объединяет 58 стран и территорий, иногда к региону относят Непал, Монголию, Союз Мьянма, Индию.

Высокий уровень развития ведущих тихоокеанских стран служит главной причиной возрастания роли этого экономического союза в мировом хозяйстве. АТР занимает лидирующее положение в международных торговых отношениях. На его долю приходиться 40% от объёма мировой торговли и внешнеэкономических операций. Промышленное производство в странах АТР насчитывает 60% от мировой индустрии.

Страны, находящиеся в Азиатско-Тихоокеанском регионе, находятся на разных стадиях социально-экономического развития, принадлежат к разным культурам и концессиям. Разные политические системы, политические традиции определяют специфику взаимодействия стран в этом регионе. Это регион, где сталкиваются интересы крупных государств, борющихся за гегемонию на всём пространстве АТР и маленьких стран, которые стремятся не допустить навязывание им своих интересов со стороны США, Китая, Японии и др.



На пространстве региона сосредоточены крупнейшие интеграционные группировки, в том числе Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и участники крупных организаций: Содружество Независимых Государств (СНГ), Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), БРИКС, G-20, G-8. Они тесно взаимосвязаны между собой.

Формирование азиатско-тихоокеанского региона в качестве политически целостной системы межгосударственных отношений началось после второй мировой войны и продолжалось вплоть до конца 60-х гг. Разумеется, этот процесс был подготовлен всем предшествующим ходом исторического развития. В данном контексте необходимо отметить такие вехи в истории международных отношений, как активизация политики США, Англии, Франции и других империалистических держав в районе Дальнего Востока и Тихого океана в конце XIX - первой половине XX вв., становление России, а затем и Советского государства в качестве тихоокеанской державы, втягивание Китая и Японии в общую систему межгосударственных отношений.

С окончанием второй мировой войны в сферу активной международной политики включились многие политически независимые страны, получившие формальную самостоятельность после развала колониальных империй. Происходила глобализация межгосударственных отношений в целом и втягивание их в водоворот азиатско-тихоокеанских государств.

Главным итогом второй мировой войны явилось превращение социализма в мировую систему. Противостояние и борьба двух противоположных общественных систем привели к радикальному изменению всей структуры межгосударственных отношений, к резкому размежеванию и поляризации сил на международной арене. Взаимоотношения между двумя ведущими мировыми державами - Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки составили как бы стержень глобальной системы межгосударственных отношений. Все остальные государства стали группироваться вокруг какой-либо из них. Эта система с формально структурной точки зрения приобрела биполярный характер. Причем национальные интересы, преследуемые каждым из участников системы в ходе проведения своей внешней политики, в большей или меньшей степени уступали место общеклассовым интересам. Такое размежевание сил определило и взаимоотношения между государствами в азиатско-тихоокеанском регионе. В первые послевоенные годы противостояние стран социализма и капитализма приобрело здесь весьма специфические формы.

До тех пор пока Китай и Советский Союз составляли единый политический блок, а политика Японии жестко детерминировалась Соединенными Штатами, международное развитие в данном районе непосредственно определялось советско-американскими отношениями, т. е. центросиловыми отношениями глобального уровня, межгосударственные отношения в регионе не могли обособиться в относительно самостоятельную систему, оставаясь частью общей системы межгосударственных отношений.

Положение изменилось, когда, с одной стороны, КНР, а с другой – Япония, хотя и в более ограниченных пределах, стали выступать в качестве независимых центров региональной политики. Это было обусловлено, прежде всего, изменением международной роли Китая, в политике которого с конца 50-х гг. стали преобладать националистические тенденции. Активизация КНР на международной арене на рубеже 60-70-х гг. при сохранявшейся в то время антисоветской направленности внешнеполитического курса предопределила новую расстановку главных политических сил в регионе. Все более значительное воздействие на международно-политическую обстановку в Азии и бассейне Тихого океана стала к этому времени оказывать Япония, стремившаяся добиться политического влияния и веса адекватных своей возросшей экономической мощи, что привело к обострению американо-японских противоречий.

К концу 60-х - началу 70-х гг. взаимоотношения между ведущими тихоокеанскими державами - СССР, США, КНР, Японией, - представляющими собой относительно самостоятельные центры силы, стали доминирующим фактором, главной движущей силой международного развития региона. Детерминирующее влияние советско-американских взаимосвязей на международную жизнь региона стало осуществляться через опосредствующее звено и ощущаться в более общих и преломленных формах. С этого времени, т.е. со времени образования регионального уровня центросиловых (в данном случае советско-американо-китайско-японских) отношений, сложный комплекс взаимосвязей между странами азиатско-тихоокеанского района можно рассматривать в качестве целостной и относительно самостоятельной подсистемы межгосударственных отношений.

Разумеется, становление подсистемы не носило характера одновременного акта, не было и не могло быть официально зафиксировано, однако это нашло определенное отражение в политическом мышлении государственных деятелей и ученых-международников. Не случайно именно на рубеже 60-70-х гг. получило распространение само обозначение «азиатско-тихоокеанский регион», тогда как ранее употреблялись «Дальний Восток и Юго-Восточная Азия», «Восточная и Юго-Восточная Азия», «Западная часть Тихого океана и Австралия» и т.д.

Политическое мышление в странах региона все еще в значительной мере отягощено отжившими представлениями и стереотипами, которые сложились в ту историческую эпоху, когда обеспечение национальных интересов мыслилось в таких категориях, как наращивание государствами военных мускулов и захват сфер влияния, и когда между странами царили взаимное недоверие и подозрительность.

С возникновением и укреплением в азиатско-тихоокеанском регионе социалистических государств на первый план здесь выступили противоречия межсистемного характера. В общественной мысли этих стран закрепилось такое понимание прогресса, которое в качестве его определяющей доминанты рассматривало главным образом общественно-формационные сдвиги и динамику межсистемных различий; при этом одни социальные структуры объявлялись высшими, а другие низшими.

Азиатско-тихоокеанский регион в наше время отличается исключительно мощным и динамичным экономическим развитием; относительной политической устойчивостью; одновременным ростом комплексной мощи таких держав как Япония, Китай, Южная Корея и тенденциями становления мультиполярной системы международных отношений. На встрече лидеров АТР в Сиэтле (1993 г.) США официально заявили о переносе основного направления своей внешней политики в АТР. Это нашло свое подтверждение на Богорском (1994 г.) и Осакском (1995 г.) саммитах. АТР многим экспертам видится как колыбель грядущей цивилизации. Именно АТР будет играть решающую роль в мировом развитии в XXI в. Вместе с тем в регионе набрали силу интеграционные процессы и сопутствующее им стремление к обеспечению безопасности.

Означает ли это, что в регионе отсутствуют или сглажены противоречия? Что в нем практически нет почвы для конфликтных и кризисных ситуаций, которые снижают порог безопасности? Разумеется, нет. Среди всей массы противоречий следует выделить четыре их главные группы:

1) противоречия между отдельными государствами: например, существенные противоречия имеются между США и КНР в области экономических связей, политических подходов к ряду международных проблем; между США и Японией постоянно обостряются противоречия в области экономики, валютно-финансовой политики и по ряду других областей; между Японией и КНР существуют противоречия в области военного строительства; между Японией и Республикой Корея есть противоречия по проблемам объединения Кореи; противоречия между двумя корейскими государствами пока что не сглажены; ряд территориальных споров в регионе также должны быть отнесены к этой категории;

2) противоречия между группами стран, т.е. межсубрегиональные противоречия: имеются противоречия между субрегионом Юго-Восточной Азии и субрегионом Северо-восточной Азии в подходах к проблемам безопасности, по вопросам инвестиционной политики и т.п.;

3) противоречия между великими державами и малыми и средними государствами: в целом после окончания «холодной войны» политика малых и средних держав региона обрела большую самостоятельность и независимость, отсюда противоречия с великими державами по проблемам безопасности (Малайзия - США), в связи с ростом комплексной мощи великих держав (опасения «китайской угрозы»);

4) поскольку США и европейские державы являются для региона «пришельцами», то по линии их взаимоотношений с «автохтонными» странами проходит зона межцивилизационных контактов, включающая и этот тип противоречий. Наиболее четко эти противоречия прослеживаются в подходе к правам человека, к проблемам строительства новой системы международных отношений и ряду других проблем.

АТР принято подразделять на следующие субрегионы: Северо-восточная Азия (СВА), Юго-восточная Азия (ЮВА), Центральная Азия, Южная Азия, Южная часть Тихого океана (ЮТО). Все они различны по этнокультурным особенностям, политическому «весу» на мировой арене, степени политической и экономической интегрированности и возможностям для развития интеграционных процессов, по уровню безопасности.

Наиболее «весомым» на международной арене выглядит субрегион СВА, в котором присутствуют Япония, Корея, Китай, Россия, Монголия. США и Канада вовлечены в дела субрегиона как державы северной части Тихого океана. В свою очередь регион ЮВА является наиболее интегрированным благодаря действующему соглашению об АСЕАН. Субрегион Центральной Азии, в который попадают и азиатские государства СНГ, отличается заметной нестабильностью. С этой точки зрения к нему ближе всего стоит субрегион Южной Азии. Южная Азия, казалось бы, достаточно удалена от Тихого океана, чтобы ее причислить к субрегионам АТР. Однако степень вовлеченности государств Южной Азии и в первую очередь Индии и Пакистана в международные отношения в субрегионах СВА, Центральной Азии и ЮВА такова, что при выработке государствами этих субрегионов своей внешнеполитической стратегии они рассматриваются в совокупности.

Прежде всего, выделяются два аспекта международных отношений в СВА, касающиеся соотношения двусторонних и многосторонних региональных связей, а также необходимости выработки новой этики взаимоотношений великих, средних и малых держав.

Общеизвестно, что международные отношения в АТР носят преимущественно двусторонний характер, поэтому параллели с европейским процессом всегда вызывают много споров. И все же приходится признать, что азиатско-тихоокеанский регион пока не играет в решении глобальных миротворческих задач роли, адекватной его огромным возможностям. Он явно отстает в этом отношении от европейского процесса. Вряд ли можно сомневаться, что при сохранении такого положения окажутся несостоятельными прогнозы о его выходе в лидеры мирового прогресса.

Если сравнить положение каждой из четырех региональных держав в системе двусторонних связей в Северо-восточной Азии и АТР, то в наиболее выигрышном положении оказываются США, способности которых влиять на положение дел в регионе весьма и весьма велики. И наоборот, положение, скажем, России в этом смысле весьма уязвимо.

Традиционная структура международных отношений в АТР с упором на двусторонние отношения и «мягкий регионализм» отнюдь не означает, что следует вообще отбросить идею коллективной дипломатии в этом регионе. Речь может идти о поиске разумных путей и методов реализации этой идеи - не сразу, а постепенно, по мере созревания соответствующих условий. Многосторонние связи и контакты призваны не разрушать и заменять собой уже существующие двусторонние связи и договорные отношения, а разумно дополнять и гармонизировать их, прежде всего в тех сферах, которые действительно требуют общих усилий и коллективного ответа на новые вызовы времени.

Новая роль четырех держав в обеспечении перехода от двусторонней дипломатии к сочетанию двусторонних и многосторонних отношений в СВА могла бы заключаться в совместном обеспечении некоей промежуточной стадии такого перехода, т.е. координации усилий, прежде всего в урегулировании внешнего аспекта корейской проблемы.

Что касается второго аспекта, связанного со становлением структуры нового международного порядка в Северо-восточной Азии, то он затрагивает взаимоотношения крупных, средних и малых региональных держав. Победоносная для США кампания в Персидском заливе породила в некоторых кругах рассуждения о том, что Соединенные Штаты остались единственной в мире сверхдержавой, которой по плечу роль главного и единственного архитектора нового международного порядка.

Осознание реалий нашего противоречивого, но целостного и взаимозависимого мира дает единственно возможный ответ: строительство нового порядка - как в мире, так и в регионе - может быть лишь плодом коллективных усилий, сознательной политической воли всех членов международного сообщества, всех азиатско-тихоокеанских стран.

Особая роль США в Азии, тем не менее, не подвергается сомнению. Остается надеяться, что американская администрация не будет стремиться решать в одиночку кризисные проблемы, а станет рассчитывать на совместные усилия других держав и мирового сообщества в лице ООН. Применительно к реалиям и проблемам СВА это способствовало бы достижению корейского урегулирования и решению других актуальных региональных проблем.

Речь, однако, идет о том, чтобы придерживаться приемлемой этики в отношениях между малыми и большими странами, никоим образом не ущемляя суверенитета и национального достоинства первых. Ведущая роль «большой четверки» не должна вести к диктату и стремлению решать региональные проблемы «в узком кругу».

В Северо-восточной Азии возникают условия для принципиально новых подходов к проблемам национальной безопасности всех государств на основе критериев и параметров оборонной достаточности. Это будет касаться как национальных военных доктрин, так и строительства оборонительных структур вооруженных сил. Такие подходы включают следующие важные моменты:

1. Решение комплекса вопросов ядерного разоружения; как начальная цель - достижение договоренностей сначала между США и Россией, а затем и между остальными ядерными державами о достижении минимального уровня ядерного сдерживания путем понижения количественных и качественных характеристик ядерных арсеналов при поддержании стратегического равновесия.

2. Предотвращение дальнейшего распространения ядерного оружия путем укрепления режима Договора о нераспространении ядерного оружия. Крайне желательной была бы универсализация Договора и присоединение к нему таких держав, как Китай и Индия, а также недвусмысленное подтверждение правительством КНДР своих обязательств по Договору и готовности обеспечить должную верификацию своих ядерных программ. В этом случае Россия, США и другие ядерные державы могли бы торжественно провозгласить, что берут на себя обязательство не применять и не угрожать применением ядерного оружия странам-участницам Договора о нераспространении, действующим в соответствии с положениями Договора, а не в обход его.

3. Прекращение ядерных испытаний всеми ядерными державами. Движение к этому важному шагу в сфере ядерного разоружения может носить поэтапный характер: от ограничения числа и мощности испытываемых зарядов до полного запрета на всякие испытания.

4. Укрепление российско-американского сотрудничества в сфере безопасности, как держав, обладающих наиболее мощными военными потенциалами. Такое сотрудничество могло бы включать разработку комплекса мер доверия, включая поддержание регулярных контактов между военным командованием российского и американского флотов в Тихом океане, регулярные обзоры военных доктрин и стратегий, общих программ военных маневров, обмен данными о вооруженных силах и военных бюджетах и пр.

Северо-восточная Азия и АТР в целом находятся сейчас как бы на переломе, на стадии перехода в качественно новое состояние. В этом сложном и противоречивом процессе еще остаются нерешенными прежние проблемы и неурегулированные конфликтные ситуации. Вместе с тем возникают и новые проблемы, обостряется необходимость ответа на новые глобальные и региональные вызовы.

Итак, каковы же цели нового порядка в СВА? Их концентрированным выражением могут быть три слова: мир, соразвитие и демократия. В качестве основополагающих принципов нового порядка в Северо-восточной Азии могли бы выступать следующие положения:

Во-первых, в основу нового порядка в СВА должны лечь общепризнанные принципы Устава ООН, других важнейших документов этой международной организации, понятные всем членам мирового сообщества и одинаково приемлемые для всех.

Во-вторых, необходимо обеспечить гуманизацию и демократизацию международных отношений, что означает распространение на государства-субъекты международного права принципов, провозглашенных в Декларации основных прав и свобод человека.

В-третьих, должна быть разработана эффективная модель предотвращения конфликтных ситуаций и урегулирования уже существующих конфликтов на основе коллективных действий государств-членов ООН и в рамках ее Устава. Опыт войны в Персидском заливе показывает, что особое значение имеет поддержание взаимопонимания и сотрудничества между постоянными членами Совета Безопасности ООН, несущими основное бремя по поддержанию всеобщего мира.

В-четвертых, на основе активизации политических, торгово-экономических, культурно-гуманитарных и силовых санкций и средств, имеющихся в распоряжении ООН, следует создать действенный механизм противодействия агрессии, нарушениям суверенитета и территориальной целостности стран, другим нарушениям международного права.

В-пятых, следует установить жесткий международный контроль за последовательным сокращением до минимально возможных пределов ядерного и других видов оружия массового поражения; добиваться установления баланса интересов на основе поддержания минимального уровня баланса сил.

Если постепенное утверждение упомянутых принципов встретит понимание и поддержку всех стран это приблизит наступление нового порядка как в Северо-восточной Азии, так и во всем мире. Мир, соразвитие и демократия в СВА и АТР могут быть обеспечены только в том случае, если региональная структура не будет замкнутой в самой себе и не превратится в инструмент диктата, навязывания своей воли малым и средним государствам, а станет подлинно открытой структурой, способной гибко реагировать на веления времени.

Что касается перспектив прогресса в Азиатско-Тихоокеанском регионе, то в самом общем виде их можно свести к тому, что преодолевается конфронтация цивилизаций Восток-Запад, развивается взаимодействие, взаимовлияние и синтез этих цивилизаций. На этой основе постепенно складывается новый тип цивилизации, формируется евразийское пространство мира и безопасности. Кроме того, к всестороннему прогрессу в АТР активно подключаются все новые страны и группы стран. Вслед за Японией появились «малые драконы», а затем и «новые тигры». Поднимаются и «большие драконы» - Китай, Индия.

Очередь за Россией - она может и должна способствовать и собственному, и азиатскому прогрессу. Огромным резервом и надеждой всего региона являются Сибирь и Дальний Восток. Участие в их развитии становится участием в общеазиатском прогрессе, и образ России как северного соседа, угрожающего всем вокруг, сменяется образом партнера и доброжелательного соседа.

Особенности создания безопасности

Особенностью региона заключается в том, что здесь не создано какой-либо эффективной системы безопасности как в Европе. Нет также и коллективного органа, осуществляющего контроль за вооружением, распространением ядерного оружия и механизма разрешения конфликтов. В годы «холодной войны» практически все эти функции осуществлялись США, причем, большей частью при помощи военной силы или путем принуждения. Изменение геополитической ситуации в регионе поставило перед странами вопрос о необходимости создать межгосударственный орган по вопросам безопасности. Военные приготовления Китая, укрепление военно-политического союза США и Японии, укрепление американских позиций в Южной Корее, приобретение вооружений странами АСЕАН были ярким подтверждением тому.

Инициатива создания азиатской системы безопасности принадлежит странам АСЕАН при поддержке Запада, которому необходим механизм сдерживания Китая в регионе. В 1994 г. безопасности во время встречи в Брунее с 13 министрами иностранных дел Азии, Америки и Европы была обсуждена проблема создания структуры безопасности в Азии в период после «холодной войны». Но на первых порах страны АСЕАН действовали нерешительно, опасаясь спровоцировать активность Китая, которому они не могут противостоять в военном отношении.

Заинтересованность в создании структуры безопасности проявила Австралия. Но страны АСЕАН были более осторожны, чем Австралия и предупредили ее не делать поспешных шагов. США пытается активизировать действия стран АСЕАН по созданию более действенной структуры безопасности, пытаясь тем самым заменить систему двусторонних договоров о безопасности, характерных для периода «холодной войны». Страны АСЕАН подчеркивают различие в западных и восточных подходах к решению проблем безопасности в регионе. Страны АСЕАН считают, что РФА может стать органом по безопасности в АТР, но первым шагом на этом пути должно стать создание мер доверия в регионе. Проблема заключается в том, что не все страны согласны сесть за стол переговоров для обсуждения проблем безопасности в регионе. Поскольку речь может зайти и том, что нестабильность в Индонезии и Малайзии также угрожают безопасности региона.

На встрече к РФА в Брунее министры иностранных дел обсуждали вопрос и о членстве в РФА. Страны АТР не хотят превращать РФА в мини-ООН для Азии. Особо стоял вопрос о роли не-членов АЕСНА в новой региональной структуре по безопасности. Сами государства АТР не согласятся с тем, чтобы их проблемы решались только странами региона. Как например, ситуация на Корейском полуострове. Государствами региона, поскольку они полагают, что это будет вмешательством в их внутренние дела. Некоторые аналитики предлагают создание субрегиональных групп для решения проблем Северо-восточной Азии. Однако это означало бы изменения в структуре РФА, с чем не согласны ведущие государства АСЕАН. Они считают, что это уменьшит роль блока.

Государства- члены АСЕАН хотели бы, чтобы ассоциация сохраняла свою ведущую роль в РФА. Стратегия обсуждения проблем безопасности в регионе строится по следующей трехступенчатой программе: создание мер доверия, переход к превентивной дипломатии и разрешение конфликтов. Члены АСЕАН не собираются форсировать события. В 1995 г. проблема Китая не стояла на повестке дня РФА столь остро. Страны АСЕАН хотели урегулировать свои отношения с Китаем как соседи по региону.

Ряд государств проявляют интерес к многосторонней программе с участием практически всех государств региона. Самый трудный барьер на пути ее реализации это Китай, поскольку его лидеры против вовлечения Тайваня в многостороннюю структуру безопасности. Этот вопрос несколько раз обсуждался в международных правительственных организациях (РФА АСЕАН) и неправительственных организациях (Совет по безопасности в АТР).

В регионе существует несколько проблем, оказывающих дестабилизирующее влияние на ситуацию в регионе. Их разрешение представляет собой неотложную задачу для стран региона. АТР является регионом, обладающим огромным экономическим потенциалом, но его развитие в 90-е годы характеризуется рядом вопросов в области безопасности: ядерный потенциал КНДР и взрывоопасная ситуация на Корейском полуострове, нестабильность в Тайваньском проливе, территориальные споры в отношении островов в Южно-Китайском море.

Один из аспектов безопасности в АТР - растущие военные расходы стран региона. Страны АТР среди немногих в мире в период после «холодной войны» продолжают увеличивать свои военные расходы. Регион самый большой покупатель оружия в мире. Хотя неизвестны точные цифры расходов каждой страны на вооружение, такие страны как Малайзия, Индонезия, Таиланд, Тайвань и Китай увеличили за последнее время свои системы обороны, покупая передовые военные корабли, ракеты, танки и боевые самолеты у западных стран.

Государства АТР активно включились в гонку вооружений. Поскольку угрозы безопасности извне региона не существует, то наращивание военно-стратегического потенциала имеет следующие цели: 1) усиление позиций в АТР, 2) защита территориальной целостности, 3) подавление сепаратистских движений в своих странах, 4) демонстрация своей мощи для устрашения других участников геополитического процесса и достижения соответствующих целей.

Наибольшие опасения в странах региона вызывает военная программа Китая. Китай соседствует с 15 государствами и имеет границу протяженностью более 22 тыс. км. Общий уровень вооружений в Китае довольно-таки низкий. В сфере военных исследований КНР отстает от Запада на 15 лет. Китай пытается ликвидировать это отставание, закупая более совершенное оружие за рубежом. Однако западная политика ограничения в области экспорта технологий создает большие трудности для модернизации китайского оборонного комплекса. Китай обладает самой многочисленной армией в мире (3 млн.). Но будущее армии Китая зависит от ее модернизации, покупки современных военных кораблей и самолетов. Китай не оставляет своих амбиций - превратить свою армию в самую боеспособную в регионе.

Хотя США закрыли свою авиабазу в Субик Бей в 1992 г., они намерены открыть новые в Таиланде, Малайзии, Индонезии, Вьетнаме. США продолжают бороться за морское превосходство в АТР в послевоенный период для того, чтобы противостоять угрозам со стороны Китая и Северной Кореи американским интересам в регионе.

Из-за географической близости и историческим причинам Китай долгое время находился в состоянии конфликта с Японией, которая в настоящее время является союзником №1 для США. Необходимость противостоять угрозе со стороны СССР вынудила Китай установить дипломатические отношения с Японией и начать экономическое сотрудничество в начале 1970-х гг. После распада Советского Союза, соперничество между двумя странами вновь усилилось, особенно в области морской мощи. Обе стороны пытаются играть роль гегемона в АТР.

Япония представляет собой островное государство, окруженное океаном и, не имея собственных природных ресурсов, полагается на внешнюю торговлю и морские перевозки. 75% японской внешней торговли проходит через Тайваньский пролив, 85% поставок нефти и 20 из 40 видов стратегического сырья, получаемы ею, проходит через Южно-Китайское море. Таким образом, у Японии есть основные стратегические интересы в указанных районах. Так как Пекин заявляет о своих претензиях на Тайвань и Южно-Китайское море, японские суда будут находиться под большой угрозой, если Пекин использует силу против Тайваня или установит базы в Южно-Китайском море для военного продвижения.

У Китая и Японии имеются территориальные споры по поводу делимитации границы в Восточно-Китайском море.

Со второй половины 80-х гг. Пекин и Токио приняли одинаковые стратегии для получения морского превосходства, что привело к конфликту между двумя азиатскими государствами. Так и Китай, и Япония изменила свою стратегию от оборонительной обороны к наступательной обороне, от индивидуальной обороны к коллективной обороне, от обороны у себя дома до уничтожения врагов на море.

Военно-морская мощь Японии превосходит китайскую, в настоящее время занимая 4 место в мире, далеко опережая Китай. Хотя Япония еще не развивает ядерные подлодки или авианосители. После «холодной войны» военный бюджет Японии и Китая существенно возрос. Экономическое положение Японии позволяет ей приобретать дорогие системы обороны. Хотя военная мощь Китая отстает от Запада и Японии, большая часть флота устарела, тем не менее, экономический рост Китая позволит ему в ближайшем будущем сможет сделать прорыв в военной области.

Второе направление в реализации системы безопасности это межрегиональное военное сотрудничество, при преобладающей роли США, как и в годы «холодной войны». Созданная система двусторонних договоров о безопасности стала более гибкой и приспособленной к меняющимся геополитическим реалиям.

На основании двусторонних и коллективных военно-политических договоров и соглашений США имеют союзнические обязательства в АТР перед 12 странами, 6 странами в Восточной Азии, Австралией и Новой Зеландией. В 90-гг. США подписали со странами региона договоры о взаимопомощи и безопасности, которые призваны были стать заменой прежних союзов в новых условиях. США такого рода договоры заключены с Японией, Южной Кореей, Австралией, Филиппинами и Таиландом.

В результате в АТР существует цепь американских военных баз для гарантии безопасности интересов США. Стратегия США в АТР была отражена в словах министра США У. Коэна: «Первым столпом нашей безопасности является сеть наших военных блоков с Японией, Кореей, Австралией, Таиландом и Филиппинами. Они, а также наши двусторонние связи со странами региона, закалились в период «холодной войны». А сегодня они уже не оказывают противодействия, а являются источником новых инициатив.

С 1996 г. для обеспечения своих интересов в АТР США стали пользоваться термином предупредительная безопасность. В соответствии с этой концепцией предупредительная оборона США в АТР опирается на 4 столпа: тесное сотрудничество с союзниками, установление мер доверия в регионе, комплексное взаимодействие с Китаем и противодействие распространению оружия массового поражения.

США с начала 90-х гг. являлись гарантом внешней безопасности стран –членов АСЕАН. США нейтрализовали и минимизировали потенциальные внешние угрозы, создавая благоприятные геополитические рамки ля развития АСЕАН. АСЕАН для США - одна из важнейших опор азиатской стратегии. Связи США с отдельными странами АСЕАН варьируются от очень близких, особых с Филиппинами и договорно-союзнических с Таиландом, до нейтральных в военно-политическом плане отношений с Малайзией, Индонезией, деловых- с Сингапуром, и беспроблемных с Брунеем. При помощи военно-договорных отношений со странами региона Америка имеет возможность контролировать практически всю акваторию Тихого океана.

Таким образом, для периода после «холодной войны» в регионе стали в области безопасности происходить следующие процессы.

Первое –и дет процесс усиления своего военно-стратегического потенциала странами региона. Он является неоспоримым свидетельством наличия угроз безопасности в регионе в виде территориальной экспансии, вооруженных конфликтов, сепаратистских движений, но так же и готовности вступить в вооруженный конфликт для отстаивания своих интересов. Усиление военно-стратегического потенциала осуществляется в нескольких направлениях.

Второе - гонка вооружений, в которой принимают участие почти все страны региона, кроме России. Развитие тесных военно-политических контактов с США, как основного гаранта безопасности в регионе. Несмотря на о<






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.019 с.