Тема «Периодизация Новой истории» — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Тема «Периодизация Новой истории»



Тема «Периодизация Новой истории»

 

Методические рекомендации для подготовки к дискуссии.

Кроме предлагаемых ниже ксерокопий научных статей рекомендуется проработать следующие статьи:

Барг М.А. Цивилизационный подход к истории: дань конъюнктуре или требование времени // Цивилизации. М.,1993. Вып.3; Гордон А.В. Новое время как тип цивилизации: Научный аналитический обзор. М.,1996; Ивонин Ю.Е. Позднее средневековье, или ранняя новая история // Вопросы ис­тории. 1987. № 1 (далее: В.И.); Раков В.М. «Европейское чудо» (рождение новой Европы в XVI-XVIII вв.). Пермь, 1999; Ревуненков В.Г. О периодизации новой и новейшей истории // Методологиче­ские вопросы общественных наук. Л., 1968; Хут Л.Р. Проблема периодизации истории нового времени в отечественной историографии рубежа ХХ- XXI веков//Новая и новейшая история.2009.№6.

При составлении вариантов периодизации и подготовке к дискуссии ос­новное внимание следует обратить на выявление и понимание наиболее зна­чимых критериев периодизации истории.

 

Академик Е.М. Жуков. К ВОПРОСУ О КРИТЕРИЯХ ПЕРИОДИЗАЦИИ ИСТОРИИ

Новая и новейшая история 1979, №1.

… Сложность проблемы периодизации состоит в том, что трудно установить единый критерий, способный удовлетворить потребность как в обоснованном членении всемирно-исторического процесса, так и региональ­ных или локальных историй. Несомненно, учение о социально-экономиче­ских формациях во всех случаях - важнейший ориентир при подходе к научной периодизации истории. Вместе с тем нельзя не учитывать того, что смена социально-экономических формаций происходит асинхронно и, следовательно, социальные революции, которые ее реально осуществляют, происходят в разные исторические сроки. … Поэтому даже для периодизации всемирно-исторического процесса формационный принцип требует известного дополнения.

Наиболее удобно в этом отношении понятие исторической эпохи. … Эпоха выражает типические социальные процессы, в которых тот или иной общественный класс выступает в роли ведущей, определяющей силы.

Историческая эпоха — отнюдь не логическая абстракция. Она обни­мает сумму разнообразных явлений и войн, как типичных, так и нетипичных, как больших, так и малых, свойственных как передовым, так и от­сталым странам.

… Ленинское понимание исторической эпохи включает в себя определе­ние ведущей тенденции общественного развития, установление как тех классов, которые стоят в центре исторического процесса и направляют его движение, так и противоборствующих классовых сил. Исторический процесс рассматривается не абстрактно, а во всей совокупности сопутст­вующих ему конкретных явлений.



Крайне важно принципиальное указание В. И. Ленина на то, что, опре­деляя конкретные границы, отделяющие одну историческую эпоху от другой, нельзя их абсолютизировать. Грани здесь, «как и все вообще гра­ни в природе и в обществе, условны и подвижны, относительны, а не аб­солютны». Это указание направлено против догматического стремления периодизировать исторический процесс чуть ли не по дням и по часам, абсолютизировать значение конкретных исторических дат, что, в ко­нечном счете, приводит к упрощенному представлению об истории.

Понятие исторической эпохи неразрывно связано с марксистско-ленинской теорией прогрессивной смены социально-экономических фор­маций. Невозможно говорить о какой бы то ни было исторической эпохе, абстрагируясь от существовавших в эту эпоху социально-исторических формаций.

Историческая эпоха определяется как длительная полоса в истории, характеризуемая более или менее устойчивым взаимодействием двух или более одновременно существующих социально-экономических формаций. Хронологические рамки исторической эпохи зависят от радикальных изменений в соотношении сил этих формаций. Каждая эпоха характеризуется главенствующей тенденцией в развитии общества, полу­чающей свое выражение в прогрессивном укреплении и возрастании удельного веса более передовой социально-экономической формации.

Динамизм исторического процесса находит свое выражение не только в изменении соотношения сил между различными формациями но и в существенных изменениях внутри каждой отдельной формации. …Вследствие этого возникает необходимость различать в пределах каждой исторической эпохи отдель­ные периоды, отражающие ее внутреннее развитие.



… Следовательно, историческая эпоха может иметь свое внутреннее членение.

…уместно поставить вопрос о целесообразности выделения так называемых межформационных «переходных периодов» в историческом процессе. …

…Понятие исторической эпохи, будучи тесно связано с формационным подходом, на наш взгляд, может быть использовано для научной периоди­зации всемирной истории. Но наряду с общей периодизацией всемирно-исторического процесса необходима научная разработка и локально-исторической периодизации. Тесная связь между ними не может не суще­ствовать.

…Но любая периодизация является приблизительной и условной. Точная датировка крупных исторических процессов) и явлений практически невозможна. Наиболее важным и существенным! представляется установление, хотя бы в самой приближенной форме, зависимости локальных исторических процессов от генеральной тенден­ции общественного развития, выражающей основную закономерность поступательного движения человечества.

Известно, что в советской историографии начальной гранью «новой истории» принято считать Английскую буржуазную революцию XVII в. Эта периодизация основана на том, что данная революция была первой победой буржуазных отношений над феодальными в одной из крупных стран. Тем самым Английская революция XVII в. как бы открыла эпоху революционного перехода от феодальной формации к капиталистической. Следовательно, здесь выдержан формационный принцип как критерий периодизации истории.

Но спрашивается, возможны ли другие варианты решения данной проблемы? Безусловно. Не нарушая указанного выше формационного принципа, вполне воз­можно было бы признать начальной гранью эпохи перехода от феодализма к капитализму либо более раннюю Нидерландскую революцию XVI в., либо более позднюю Французскую революцию XVIII в. (Американская революция XVIII в., которая несколько предшествовала французской, носила в основном антиколониальный характер и, с точки зрения форма­ционного подхода, не играла самостоятельной роли).

Периодизацию по Английской революции бесспорно нельзя абсолю­тизировать. Как и все грани в развитии общества, она носит условный характер. … Вместе с тем в пользу принятого в советской историографии варианта существуют определенные аргументы.

В европейской политической жизни Англии принадлежала весьма крупная роль, значительно большая, чем Нидерландам. К. Маркс считал Англию «классической страной»капиталистического способа производства. К моменту свершения революции Англия была уже крупнейшей колониальной державой. Ее влияние распространялось далеко за пределы Европы. Кроме того, Английскую революцию, даже в силу ее компромиссного характера, удобно рассматривать как исходный рубеж для эпохи борьбы зарождавшихся буржуазных отношений против господст­вовавших почти повсеместно отношений феодальных.

Что касается Французской буржуазной революции конца XVIII в., наиболее радикально разделавшейся с феодальными порядками, то ее можно рассматривать скорее не как начало, а как высшую точку в разви­тии новой исторической эпохи, дойдя до которой, буржуазия довольно быстро утрачивает свою революционность.

Несомненно, в большинстве относительно более развитых в экономическом отношении, хотя и остававшихся феодальными стран мира уже с XVI в.— а кое-где и раньше — происходили молекулярные процессы выдвижения и обогащения буржуазных элементов, возникал капиталистический уклад. Эти процессы оказывали прямое или косвенное влияние и на другие страны с более замедленными темпами экономического раз­вития.

… Если Франция испытывала на себе непосредственное воздействие Анг­лийской буржуазной революции, то Япония такого воздействия испы­тывать не могла. И во Франции, и в Японии нетрудно установить кон­кретные, свойственные только им вехи развития, которые могут быть положены в основу локальной периодизации истории.

Тем не менее не будет никакого произвола, если мы сопоставим эти частные периодизации со всемирной историей, т. е. будем, например, рас­сматривать историю Франции и Японии на фоне таких всемирно-истори­ческих событий, как победа буржуазных отношений в Англии. Это позволит лучше понять динамику всех последующих исторических явлений, характеризующих дальнейшее развитие как французского, так и японского общества. Для Франции, это вполне очевидно, Англий­ская революция, несомненно, явилась ускорителем тех антифеодальных тенденций, которые через столетие увенчались мощным революционным взрывом. Что касается Японии, то крушение политики искусственной самоизоляции, проводившейся феодальными правителями Токугава, тоже было предопределено повсеместным наступлением буржуазии, начало которому было положено событиями в Европе. Многие факты японской истории XVII и XVIII столетий вполне корреспондируют все­мирному процессу разложения феодализма.

Надо отметить, что и история России не является в этом отношении каким-либо исключением. Становление и развитие российского абсолю­тизма можно понять только на фоне общего кризиса феодальной фор­мации.

...Всякие другие попытки периодизировать историю будут неизбежно носить субъективный характер, позволяя их авторам произвольно выби­рать те или иные даты, отдавать предпочтение тем или иным событиям, независимо от их действительного значения в общем ходе исторического процесса. Примерами «подкупающей простоты» периодизации могут служить бездумные членения истории по чисто формальному хроноло­гическому признаку: «история XVI века» или «история до 1500 г.» и т. д. Разумеется, это означает уход от научной периодизации. Другим приме­ром фактического отказа от объективного подхода являются попытки пе­риодизировать историю по формальным изменениям исключительно в государственно-правовой сфере. Крайним выражением этого могут слу­жить так называемые «династийные истории».

… Следует подчеркнуть, что при разрешении проблем периодизации исто­рии крайне опасно становиться на путь количественного или арифмети­ческого подхода к совокупности тех явлений, которые свидетельствуют о появлении или уже начавшемся развитии новых, более передовых соци­ально-экономических отношений.

Родившееся новое, как правило, значительно слабее господствующей формации, которую оно в конечном счете призвано заменить. Территори­альный ареал более передовых общественных отношений первоначально весьма ограничен. Иногда речь идет о появлении лишь одного нового, постепенно развивающегося уклада, который становится носителем передовых социально-экономических форм. И тем не менее самый факт возникно­вения нового требует обязательного отражения этого в периодизации исто­рии, поскольку он свидетельствует о появлении той генеральной тенден­ции (закономерности) в развитии человечества, которая начинает опреде­лять его прогрессивное движение.

… Иногда возникает частный вопрос о возможности самостоятельной периодизации отдельных сторон общественной активности, условно рас­сматриваемых вне общего исторического процесса (например, периодиза­ция истории культуры). Культурно-исторические, как и некоторые дру­гие процессы несомненно могут развиваться по своим собственным внут­ренним законам. Эпоха Возрождения, например, может рассматриваться как самостоятельный комплекс взаимосвязанных культурных явлений. Она, следовательно, вполне может иметь свою внутреннюю периодизацию. Существенно, однако, не забывать о том, что Возрождение — продукт вполне конкретной полосы всемирной истории. Несмотря на хронологиче­ские несовпадения, нельзя игнорировать взаимосвязь между различными сторонами многостороннего исторического процесса. Таково элементарное требование марксистско-ленинского подхода к истории.

… Разумеется, при всем практическом удобстве четырехчленного деления мировой истории оно страдает некоторыми недостатками общего и терми­нологического характера. …Термин «средневековье» имеет смысловое содержа­ние в применении только к Европе. Феодальные отношения в большинстве азиатских стран возникли раньше, чем на Западе, и продолжали сущест­вовать гораздо более длительное время. Поэтому и о «новой истории» применительно к народам Азии и Африки можно говорить, главным обра­зом, лишь в том смысле, что возвышение и победа европейской буржуазии были непосредственно связаны с колониальной экспансией в афро-азиат­ские страны и с их закабалением.

 

И НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ

Новая и новейшая история 1995, №1, С.77-84

Этой теме был посвящен состоявшийся на кафедре всеобщей истории Псковского государственного педагогического института им. С. М. Кирова «круглый стол». В нем приняли участие д. и. н., проф. А. И. Юнель, кандидаты исторических наук В. Н. Гарбузов, М. М. Дробинский, А. В. Куликов, Б. А. Шелег, доценты Н. А. Королева, Б. Б. Кросс.

Открывая дискуссию, зав. кафедрой всеобщей истории В. Н. Гарбузов отметил, что совершенствование исторического образования требует решения давно назревших проблем. Проблема периодизации всемирной истории в целом и новой и новейшей в частности, — одна из них. Конечно, любое деление на эпохи, периоды или этапы, в сущности, условно. Развитие человеческого общества — это живой, непрерывный процесс, в котором каждое явление или событие имеет свое происхождение. Но тем не менее определение внутренних рубежей в истории необходимо. Это позволяет проследить генезис многих исторических явлений, лучше понять сущность реалий прошлого, облегчает их типологизацию.

Проблемы периодизации нового и новейшего времени на протяжении десятилетий обсуждались в академической и вузовской среде, на страницах научных журналов, среди учителей школ, лицеев и гимназий. Особое внимание этим вопросам уделяет журнал «Новая и новейшая история». В ряду последних публикаций следует выделить статью Б. Д. Козенко и Г. М. Садовой «О периодизации новой и новейшей истории в свете современных трактовок».

А. В. Куликов.Выход статьи, посвященной проблеме периодизации новой и новейшей истории в отечественной исторической науке, можно только приветствовать. Этот вопрос назрел давно и стал особенно актуальным сегодня, когда формационный подход утрачивает свою монополию и все большее внимание привлекает цивилизационный подход.

Хотелось бы высказать ряд замечаний, касающихся нижней границы новой истории. Авторы статьи предлагают считать концом средних веков и началом нового времени Английскую буржуазную революцию 1640-1660 гг. В этой связи возникает ряд вопросов.

Во-первых, насколько правомерно, даже ради удобства учебного процесса, привязывать окончание большого исторического периода, длившегося 1200 лет, к определенной дате?

Во-вторых, почему именно Английская буржуазная революция берется за отправную точку периода буржуазной цивилизации? Действительно, события середины XVII в. в Англии можно считать первой буржуазной общеевропейского масштаба. Однако известно, что для развития ее последствия сказались гораздо позже, а сам капитализм появился гораздо раньше, чем произошла революция.

В-третьих, цивилизационный подход предполагает охват возможно большего числа существенных сторон общественной жизни в их тесной взаимосвязи и взаимодействии. При этом невозможно искусственно отрывать от буржуазной цивилизации Великие географические открытия, Реформацию и Гуманизм. По-видимому,границей средних веков и нового времени более целесообразно считать конец XV — начало XVI в.

Б. А. Шелег.Авторы статьи делают попытку связать формационный и цивилизациоеный подходы в изучении истории. Это правильно, ибо просто заменить формационный подход цивилизационным, как это модно сейчас, невозможно. В таком случае единый поток истории человечества разобьется на отдельные ручейки, если принять определение цивилизации, данное А. Тойнби. Авторы статьи под цивилизацией понимают совокупность или определенный уровень достижений материальной и духовной культуры, приемов и способов контактов человека и его поведение и т. д. Нетрудно заметить, что все это связано с развитием производительных сил и меняется с этим развитием. Буржуазная цивилизация не могла возникнуть раньше зарождения буржуазии, а буржуазия появляется на определенном этапе развития производительных сил.

С предложенной в статье периодизацией не во всем можно согласиться. Прежде всего возникает вопрос, почему начало нового времени по-прежнему связывается с 1640 г.? Это противоречит ряду высказываний авторов: «Со­временная цивилизация сложилась в последние четыре столетия» (с. 95); «период XVII—XVIII вв. (возможно — XVI—XVIII вв.) кажется цельной эпохой формирования и капитализма, и буржуазной стадии формы или фазы цивилизации».

Капиталистический уклад преобладал уже в XVI в. В том же веке протекали и соответствующие идейно-политические процессы, характеризу­ющие данную цивилизацию— первые буржуазные революции, изменения мировоззрения (Реформация). Поэтому началом нового периода истории следовало бы считать грань XV—XVI вв. Ведь и за рубежом началом новой истории принято считать открытие Америки и Реформацию.

Второй период новой истории авторы начинают с 1789—1815 гг. и за­канчивают 1914 г., характеризуя его как «период утверждения индустриального капитализма свободной конкуренции», «период победы и утверждения" капитализма и начала перехода от стадии промышленного капитализма свободной конкуренции к империализму, период расцвета буржуазной цивилизации».

Вряд ли стоит брать довольно расплывчатую грань в четверть века 1789—1815 гг. Какое эпохальное значение имеет 1815 г.? Это просто год краха наполеоновской империи. Другое дело — 1789 г. Несмотря на то, что «индустриальный капитализм» утверждался в Англии уже во второй половине XVIII в., его широкое и быстрое распространение сталовозможным лишь с победой Великой французской революции, сильнейшим образом подорвавшей феодальные порядки в Европе. Она же обеспечила победу нового мировоззрения. Так что логичнее второй период новой истории начинать с 1789 г. Причемвторой период стоит разбить на два этапа: первый — 1789—1870 гг.; второй — 1871—1914 гг. 70-е годы XIX в. явно составляют определенный рубеж. В политической области — коренное изменение всей обстановки в Европе, как, например, появление Германской империи, а значит, и в мире, ибо Европа определяла тогда развитие мира, начало полного раздела мира между евро­пейскими державами и создание колониальной системы. В идеологической — новые изменения буржуазного мировоззрения и миропонимания, связанные с поворотом к консерватизму, и широкое распространение социалистических идей, вэкономическом — появление первых монополий, а затем переход к империализму.

Новейший период истории следует начинать с 1914—1918 гг., а не с 1914—1923 гг. Война подвела итог XIX в. во всех смыслах. Началась новая эра: в экономической области — переход к государственно-монополистическому капитализму, в политической — Октябрьская революция и резкое усиление роли рабочего класса в политической жизни, в идеологической — переход к новому мировоззрению во всех областях и т. д. Стоит выделить и второй период новейшей истории, начиная со второй мировой войны.

Б. Б. Кросс. Ни формационный, ни цивилизационный подходы не могут быть положены в основу периодизации всемирной истории, так как это означало бы навязывание той или иной идеологии, что невозможно в условиях плюралистического сосуществования различных философских систем. Поэтому в основу периодизациидолжен быть положен принцип нейтральный, деидеологизированный, носящий условный, вспомогательный характер, служащий лишь практическим целям и нуждам исторической науки.

Лучше всего такую роль могут сыграть традиционные представления, так как всякие новации неизбежно связаны с той или иной философией истории и поэтому спорны. Прежде всего следует исходить из традиционного, зало­женного еще гуманистами, членения всемирной истории на три эпохи: древняя история, средневековая и новая, Началом нового времени следует считать, как это принято во всем мире, рубеж XV—XVI вв.

Новую историю, в свою очередь, можно, исходя из тех же практических целей изучения и преподавания истории, расчленить на периоды. Началом каждого принято считать важные политические события, оказавшие большое влияние на ход истории. Такими событиями традиционно считаются Великие географические открытия, Великая французская революция, франко-прусская война 1870—1871 гг., которая не "только завершила процесс объединения Германии и Италии и ускорила их экономическое и политическое развитие, но и серьезно повлияла на развитие Франции, а также на международную обстановку в целом, и, наконец, первая мировая война.

Таким образом, периодизация новой истории может быть представлена в следующем виде: первый период — 1492—1789 гг.; второй период — 1789—1870 гг.; третий период — 1870—1914 гг. Эта схема, в зависимости от тех или иных подходов, может наполняться различным содержанием.

М. М. Дробинский.Статья Б. Д. Козенко и Г. М. Садовой представляет несомненный интерес как для исследователей мирового исторического процесса, так и для преподавателей. Аргументация авторских выводов в целом достаточно мотивирована. Тем не менее хотелось бы предложить несколько иную периодизацию обсуждаемого этапа всемирной истории и вкратце ее аргу­ментировать.

Первый период: 1566—1609 гг. (революция в Нидерландах) — 1815 г. Период формирования буржуазного общества.

Второй период: 1815—1923 гг. Период становления (или отрочества) капитализма.

Третий период: 1923 г. — по настоящее время. Период индустриального и постиндустриального обществ.

Теперь о мотивации данной периодизации.

Ряд исследователей сходятся во мнении, что началом нового времени является не Английская, а Нидерландская революция. Именно тогда новые богачи, s основном из простонародья,— буржуа в определенной мере сломили сопротивление абсолютной власти знати и государственная политика стала во многом определяться буржуазией. Кроме того, в то время произошла так называемая «встреча» Запада и Востока вследствие Великих географических открытий и человечество, возможно, впервые в мировой истории осознало себя как единый многообразный организм на родной планете.

Последний рубеж этого периода 1815 г. достаточно аргументирован: про­мышленное развитие, появление и отчасти реализация новых, революционных идей в Экономике, политике, идеологии, государственном устройстве, кодифицирование гражданской жизни в Европе и т. д. позволяют подвести определенную черту под процессом формирования основ буржуазного обще­ства.

Во втором периоде (1815—1923 гг.) за исторически очень короткий срок человечество пережило быстрыми, нараставшими с каждым десятилетием темпами массу важнейших, имевших большое значение событий. Это про­мышленные революции, установление систем буржуазного парламентаризма, многочисленные и разновеликие по своим последствиям социальные и политические взрывы, усиление колониальных захватов и одновременно деколонизация многих стран, объединение национальных государств, изменение границ, появление коммунистических и социалистических идей, программ и партий, профсоюзов. Это время деятельности международных пролетарских организаций, переход от «свободного предпринимательства» к конкуренции монополий, закладка основ современного государственно-монополистического капитализма, войны между двумя и более государствами, как освободительные, так и захватнические, и, наконец, первая мировая война и Октябрьская революция в России. Все эти события как бы заставили человечество оста­новиться на краю пропасти после стремительного бега, осознать все величие достигнутого мировым прогрессом и всю опасность дальнейшего развития по старому пути, пользуясь традиционными методами. Человечество получило возможность включить социальные и экономические амортизаторы со стороны государств во внутренней жизни и международные регуляторы в общепла­нетарном масштабе. 1922—1923 гг. представляются достаточно объективной точкой завершения этого периода.

Говоря о третьем периоде, прежде всего надо, вероятно, признать, что само определение «новейшая история» вряд ли является корректным по отношению к нашим потомкам. А как исследователи будущего назовут свое время? Вправе ли мы вводить определение только потому, что в мире появились социалистические страны? Нельзя также согласиться с авторами статьи в том, что мы переживаем «период (век) кризиса мировой цивилизации»! Человечество за свою долгую жизнь, и в XX в. в особенности, как любой живой организм, болеет разными болезнями и разной степени тяжести. Современное цивилизованное общество отличается от предыдущих поколений в первую очередь тем, что научилось лечить самое себя и делает это достаточно эффективно...

Н. А. Королева.В статье оригинально решена проблема совмещения формационного и цивилизационного подходов к анализу процессов развития человеческого общества во время зарождения и развития капитализма на протяжении XVII—XX вв. …

В целом можно согласиться с предлагаемой периодизацией новой и новейшей истории.

Вместе с тем представляется необходимым дальнейшее уточнение нижней границы периода новой истории. Отправной точкой начала новой истории должны стать не события середины XVII в., а рубеж XV—XVI вв. Великие географические открытия, эпоха первоначального накопления капитала, за­рождение мануфактурного производства, первые буржуазные революции в Европе изменили мир, положили начало развитию мануфактурной стадии капитализма.

Предлагаемая периодизация новой и новейшей истории заставляет сделать вывод о том, что даже в таком усовершенствованном варианте эта схема остается условной для новой и новейшей истории стран Азии и Африки. Использование предложенной авторами периодизации новой и новейшей истории при анализе событий XVII—XX вв. в странах Азии и Африки не раскрывает всей глубины исторических процессов, происходивших на этих континентах. Для стран Азии и Африки хронологические рамки новой и новейшей истории, предложенные Б.Д. Козенко и Г.М. Садовой, условны и приемлемы лишь при их подвижности. Так, мы можем выделить важнейшие вехи развития стран Азии и Африки в период новой и новейшей истории. Это XV — конец XVII в.— период Великих географических открытий, первые контакты народов стран Азии и Африки с европейцами, первые территориаль­ные приобретения европейцев в Африке и Азии. В течение XVIII—XIX вв. происходил захват колониальных территорий, большинство народов стран Азии и Африки превращались в колонии наиболее развитых стран Азии и Африки, возникали предпосылки первых буржуазных революций, 1914—1923 гг.— начало новейшей истории стран Азии и Африки, развитие капитализма, усиление колониальной эксплуатации, влияние освободительных идей Октября 1917 г., подъем национально-освободительного движения. …Намеченные вехи развития стран Азии и Африки в новое и новейшее время требуют детализации и уточнения. Но даже в таком несовершенном виде они свидетельствуют, что цивилизованное и формационное развитие азиатских и африканских стран в новое время имело свои особенности, которые основывались на сохранении дофеодальных и феодальных отношений, традиционного характера их общественного и политического устройства, традиционной культуры.

А. И. Юнель.В статье Б. Д. Козенко и Г. М. Садовой убедительно и своевременно ставится вопрос о необходимости пересмотра периодизации новой и новейшей истории, навязанной советской исторической науке во времена партийно-тоталитарного диктата. Обоснованным представляется и предложенный критерий определения важнейших рубежей в истории чело­вечества, а именно формационно-цивилизационный подход. При этом важно избежать политизированных подходов к периодизации всемирной истории, что в полной мере не удалось сделать авторам статьи. …Политизированный подход и определил непоследовательность и противоречивость авторов при попытке формационно-цивилизационного подхода к периодизации новой и новейшей истории.

Нельзя согласиться с предложенным авторами статьи начальным рубежом новой истории, каковым явилась, по их мнению, Английская буржуазная революция. До Английской революции уже была Нидерландская буржуазная революция, а предпосылки этих революций явно вызревали в эпоху Великих географических открытий и Реформации в конце XV—XVI в. Рубеж нового этапа всемирной истории определился со всей очевидностью к концу XVI в. К этому временя в Европе появились черты назревавшей буржуазной цивилизации, что и положило начало новой истории человечества. Вполне приемлемо утверждение о появлении нового этапа в развитии капитализма — индустриального — с победой Великой французской революции. Но граница эта не должна быть растянута до 1815 г., ибо успех революции во Франции определился гораздо раньше.

Авторы статьи в целом убедительно показали надуманный, искусственный характер начальной грани второго периода новой истории — франко-прусская война и Парижская коммуна. Перемены, произошедшие в Европе после этой войны, не носили цивилизационного характера. Значение же Парижской коммуны было явно переоценено советскими исследователями, не ставившими под сомнение апологетические оценки этого события, данные К. Марксом и Ф. Энгельсом.

Требует серьезной переоценки и уточнения начальный рубеж новейшей истории. Серьезные изменения цивилизационного характера человечество пережило в результате первой мировой войны. Капитализм, пройдя через определенные трудности в своем развитии, вступил в фазу реконструкции, социальных перемен и научно-технических прорывов. Качественно новые изменения произошли на Востоке, где значительно ускорилось национально-капиталистическое развитие, в том числе в колониальных условиях. Социалистический эксперимент в России в результате Октябрьской революции не привел к утверждению новой формации или тем более цивилизации. Более того, он погрузил народ великой страны в атмосферу драматических испытаний и закончился явной неудачей. Поэтому началом новейшей истории было бы правомерным считать первую мировую войну 1914—1918 гг., сфо­кусировавшую современные противоречия и предопределившую фундамен­тальные изменения в цивилизационном развитии человечества.

 

Тема «Периодизация Новой истории»

 

Методические рекомендации для подготовки к дискуссии.

Кроме предлагаемых ниже ксерокопий научных статей рекомендуется проработать следующие статьи:

Барг М.А. Цивилизационный подход к истории: дань конъюнктуре или требование времени // Цивилизации. М.,1993. Вып.3; Гордон А.В. Новое время как тип цивилизации: Научный аналитический обзор. М.,1996; Ивонин Ю.Е. Позднее средневековье, или ранняя новая история // Вопросы ис­тории. 1987. № 1 (далее: В.И.); Раков В.М. «Европейское чудо» (рождение новой Европы в XVI-XVIII вв.). Пермь, 1999; Ревуненков В.Г. О периодизации новой и новейшей истории // Методологиче­ские вопросы общественных наук. Л., 1968; Хут Л.Р. Проблема периодизации истории нового времени в отечественной историографии рубежа ХХ- XXI веков//Новая и новейшая история.2009.№6.

При составлении вариантов периодизации и подготовке к дискуссии ос­новное внимание следует обратить на выявление и понимание наиболее зна­чимых критериев периодизации истории.

 

Академик Е.М. Жуков. К ВОПРОСУ О КРИТЕРИЯХ ПЕРИОДИЗАЦИИ ИСТОРИИ

Новая и новейшая история 1979, №1.

… Сложность проблемы периодизации состоит в том, что трудно установить единый критерий, способный удовлетворить потребность как в обоснованном членении всемирно-исторического процесса, так и региональ­ных или локальных историй. Несомненно, учение о социально-экономиче­ских формациях во всех случаях - важнейший ориентир при подходе к научной периодизации истории. Вместе с тем нельзя не учитывать того, что смена социально-экономических формаций происходит асинхронно и, следовательно, социальные революции, которые ее реально осуществляют, происходят в разные исторические сроки. … Поэтому даже для периодизации всемирно-исторического процесса формационный принцип требует известного дополнения.

Наиболее удобно в этом отношении понятие исторической эпохи. … Эпоха выражает типические социальные процессы, в которых тот или иной общественный класс выступает в роли ведущей, определяющей силы.

Историческая эпоха — отнюдь не логическая абстракция. Она обни­мает сумму разнообразных явлений и войн, как типичных, так и нетипичных, как больших, так и малых, свойственных как передовым, так и от­сталым странам.

… Ленинское понимание исторической эпохи включает в себя определе­ние ведущей тенденции общественного развития, установление как тех классов, которые стоят в центре исторического процесса и направляют его движение, так и противоборствующих классовых сил. Исторический процесс рассматривается не абстрактно, а во всей совокупности сопутст­вующих ему конкретных явлений.

Крайне важно принципиальное указание В. И. Ленина на то, что, опре­деляя конкретные границы, отделяющие одну историческую эпоху от другой, нельзя их абсолютизировать. Грани здесь, «как и все вообще гра­ни в природе и в обществе, условны и подвижны, относительны, а не аб­солютны». Это указание направлено против догматического стремления периодизировать исторический процесс чуть ли не по дням и по часам, абсолютизировать значение конкретных исторических дат, что, в ко­нечном счете, приводит к упрощенному представлению об истории.

Понятие исторической эпохи неразрывно связано с марксистско-ленинской теорией прогрессивной смены социально-экономических фор­маций. Невозможно говорить о какой бы то ни было исторической эпохе, абстрагируясь от существовавших в эту эпоху социально-исторических формаций.

Историческая эпоха определяется как длительная полоса в истории, характеризуемая более или менее устойчивым взаимодействием двух или более одновременно существующих социально-экономических формаций. Хронологические рамки исторической эпохи зависят от радикальных изменений в соотношении сил этих формаций. Каждая эпоха характеризуется главенствующей тенденцией в развитии общества, полу­чающей свое выражение в прогрессивном укреплении и возрастании удельного веса более передовой социально-экономической формации.

Динамизм исторического процесса находит свое выражение не только в изменении соотношения сил между различными формациями но и в существенных изменениях внутри каждой отдельной формации. …Вследствие этого возникает необходимость различать в пределах каждой исторической эпохи отдель­ные периоды, отражающие ее внутреннее развитие.

… Следовательно, историческая эпоха может иметь свое внутреннее членение.

…уместно поставить вопрос о целесообразности выделения так называемых межформационных «переходных периодов» в историческом процессе. …

…Понятие исторической эпохи, будучи тесно связано с формационным подходом, на наш взгляд, может быть использовано для научной периоди­зации всемирной истории. Но наряду с общей периодизацией всемирно-исторического процесса необходима научная разработка и локально-исторической периодизации. Тесная связь между ними не может не суще­ствовать.

…Но любая периодизация является приблизительной и условной. Точная датировка крупных исторических процессов) и явлений практически невозможна. Наиболее важным и существенным! представляется установление, хотя бы в самой приближенной форме, зависимос






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.02 с.