Глава 2. Земля, которую по всей справедливости можно назвать истинным и совершенным материком — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Глава 2. Земля, которую по всей справедливости можно назвать истинным и совершенным материком



 

Средневековье, по существу, не внесло в проблему Атлантиды ничего нового. Разве что своего рода новинкой можно считать отсутствие интереса к этому вопросу. Пожалуй, последним античным автором, на которого и сейчас еще ссылаются атлантологи, был Августин Аврелий (354–430 гг. н. э.), более известный под именем святого Августина. Родился он в Тагасте в Нумидии (Африка), изучал философию, находясь под влиянием неоплатоников, однако позднее принял христианство и стал священником. Он написал много богословских сочинений, которые снискали ему звание Отца церкви. В одном из них, «De civitate Dei» («О царстве божьем»), он упоминает о древнейших жителях Аркадии и о проселенидах. Современные атлантологи часто цитируют именно этот отрывок.

Отсутствию интереса к проблеме Атлантиды способствовал, несомненно, Аристотель, суждения которого вплоть до XVI в. оказывали доминирующее влияние на формирование основных взглядов в различных областях науки, в том числе и в географии.

Счастливые или Блаженные острова были забыты. Однако помнили, что Атлантический океан из‑за большого количества водорослей непригоден для мореплавания. Слышал об этом и Христофор Колумб.

Погибла также значительная часть трудов древних авторов, в которых, вероятно, содержались какие‑либо сведения для определения достоверности рассказов Платона. Наибольшей потерей было, несомненно, уничтожение египетских документов. Сгорела знаменитая Александрийская библиотека, основанная в IV в. до н. э., в царствование Птолемея I Сотера. В ее фондах, как полагают, хранилось более полумиллиона папирусов, собранных из разных библиотек. Она несколько раз подвергалась пожарам. Впервые – во время осады города войсками Юлия Цезаря. Правда, вскоре Антоний в качестве компенсации передал царице Египта Клеопатре великолепное собрание папирусов из Пергамской библиотеки, которое, как говорили, насчитывало 200 тысяч свитков; однако это возмещение было только количественным. Наибольшее опустошение принесли христиане: в 415 г. н. э. толпа фанатиков, подстрекаемая патриархом Кириллом Александрийским, подожгла библиотеку. Окончательно уничтожили ее арабы в 641 г. н. э., в царствование халифа Омара.

Та же участь постигла и другие собрания папирусов, в том числе библиотеку при храме богини Нейт в Саисе, где, согласно рассказу Платона, хранились документы, которые видел Солон. Ведь если верить сообщениям Евсевия Кесарийского и Иосифа Флавия, а также Прокла, который ссылается на Крантора, то еще в III в. н. э. эти записи должны были там храниться.



В последующие столетия было совершено множество географических открытий. Лучше были изучены северные районы Европы, Азия, часть Африки и окаймляющие их острова. Некоторые из этих открытий напоминали о легендах, связанных с таинственными островами.

Первым, кто, по преданию, открыл в океане какой‑то остров, был ирландский монах святой Брандан (484–577 или 578гг. н.э.). Предание гласит, что Брандан в сопровождении святых отцов покинул родную Ирландию и поселился на острове, расположенном где‑то на западе, в Атлантическом океане, который был назван именем открывателя – островом Святого Брандана. Сегодня трудно установить время создания этой легенды и меру ее достоверности. Древнейший известный нам текст ее – латинская рукопись XI в. «Navigatio Brendani» («Плавание Брандана»).

Некоторые исследователи считают, что рассказ о путешествии ирландского монаха в какой‑то мере связан с первым появлением европейцев на американском континенте. По их мнению, он достиг в 546 г. н. э. полуострова Лабрадор, который лишь около 1000 г. н. э. вторично открыли норманны. После пяти лет жизни на острове он возвратился через Азорские острова в Ирландию, а затем вторично отправился на запад, где вновь прожил несколько лет, и опять вернулся на родину1.

В поисках истоков этого предания было установлено, что в ирландских монастырях в IX в. изучали античную литературу, чтобы найти сведения о месторасположении «святых островов», где можно было бы отрешиться от мирской суеты и всецело предаться богу. Именно в этот период ирландские монахи поселились на Фарерских островах и в Исландии. Однако тяжелые условия жизни толкали монахов на поиски островов с более мягким климатом, что они и делали, штудируя труды античных авторов. Такого рода сведения, соответственно приукрашенные, в большом количестве проникли в легенду о странствиях святого Брандана.



Эта легенда распространилась по Западной Европе и в XI–XII в. н. э. представляла собой наиболее популярную тему как для прозы, так и для поэзии.

О глубокой вере в подлинность этого рассказа свидетельствует тот факт, что у ирландского монаха нашлось много последователей, которые отправлялись на поиски земли обетованной, где мечтали вести свободную и зажиточную жизнь вдали от ратных дел и жестокостей, столь обычных в средневековой Европе.

Кое‑кому после продолжительных скитаний по океану якобы посчастливилось собственными глазами увидеть издали «остров Брандана». Сегодня невозможно определить, были ли это Азорские острова, остров Мадейра, Канарские острова или архипелаги у берегов Америки, а может быть, просто мираж. Факт тот, что остров Брандана был неоднократно указан на картах Атлантического океана, но каждый раз в ином месте. Сегодня мы относим его к «блуждающим островам». Странствия его начались вблизи Ирландии, в XIV в. остров «находился» недалеко от Мадейры, а на глобусе Мартина Бехайма, известного географа конца XV в., и на карте итальянского астронома и географа Паоло Тосканелли остров Брандана находится уже вблизи экватора, в центре Атлантического океана, то есть на полпути между западным побережьем Африки и «Страной Чипангу», как тогда называли Японию. Этими картами, вероятно, пользовался Колумб во время своего первого путешествия в Америку. Помимо острова Брандана, на них значился остров Антилия.

Эти острова, указывавшиеся на разных испанских и португальских картах, так же как и открытые средневековыми мореплавателями острова Мадейра, Азорские и Канарские острова, иногда считали остатками Атлантиды. Таким образом, подлинные открытия островов в океане и легенда о святом Брандане возобновили интерес к Атлантиде и трудам, где она упоминалась.

Можно предполагать, что Колумб верил в существование остатков затонувшей Атлантиды, хотя об этом нет никаких упоминаний ни в его записках, ни в работах его биографов. На протяжении многих лет, прежде чем ему удалось получить согласие испанского короля на снаряжение похода «в Индию», Колумб изучал древнюю литературу, где не мог не натолкнуться на упоминания об Атлантиде и мифических островах. Он был лично знаком с Мартином Бехаймом, и ему не чужды были взгляды последнего на расположение материков вокруг Атлантического океана. Карту Тосканелли, как и другие карты того времени, Колумб должен был знать «назубок», поскольку в Португалии в течение нескольких лет зарабатывал себе на хлеб, переписывая и продавая их морякам. А на этих картах были и острова Брандана, Семи Городов, Бразил и Антилия. Направляясь к странам Чипангу, Катайо (Китай) и в Индию, нужно было проплыть мимо них...

Колумб, несомненно, читал приведенные в предыдущей главе отрывки из трудов древних географов, если не в подлиннике, то в книге кардинала Пьера д'Элли «Imago mundi» («Картина мира»), изданной в 1410 г. Сохранился экземпляр этой книги, принадлежавший Колумбу, и из его многочисленных пометок на полях следует, что эта книга была источником сведений для будущего открывателя Америки. Колумб знал также о «предсказании» Сенеки из «Медеи», и оно, по‑видимому, произвело на него огромное впечатление. Современные биографы Колумба утверждают, что он не изучал основательно всей географии того времени, а искал лишь подтверждения своей идеи, что путь в Индию через Атлантический океан будет непродолжительным.

Однако Колумб не ограничивался сведениями из литературы, а также собирал и старательно записывал рассказы мореплавателей. Правда, хорошо известно, что они собой представляют – моряки не принадлежат к числу людей, которые, рассказывая о своих похождениях, избегают преувеличений. Вероятно, среди многочисленных правдивых рассказов этих очевидцев были и весьма далекие от истины. Но были и такие, которые сегодня представляются нам совершенно правдоподобными. Например, возвратившиеся с Азорских островов моряки утверждали, что находили в море обломки барельефов из неизвестного в Европе дерева или куски бамбука значительной толщины, целые ели неизвестной породы, а однажды из Моря выловили даже тела двух утопленников, непохожих на людей известных тогда рас.

Если Колумб не считал добытые «трофеи» доказательством существования легендарных островов, то, вероятно, только потому, что это было ему невыгодно. В его интересах было выдавать их за доказательства близости азиатского материка. Если бы он заявил, что стремится найти «Святые острова» или остатки исчезнувшего материка Атлантиды, то наверняка никогда не получил бы поддержки правителей Португалии или Испании, для которых значительно более ценными, чем мифические сокровища царей Посейдонии, были богатства Индии, о существовании которых они знали совершенно точно. Ведь о них рассказывали путешественники, добиравшиеся до Индии и Китая более длинным, сухопутным путем или вокруг Африки.

О том., что Колумб умел хранить в тайне свои мысли и знания, мы знаем хотя бы потому, что он не разглашал своей переписки с флорентийским астрономом и географом Тосканелли, который, собственно, и укрепил его уверенность в том, что можно достичь Индии, следуя на Запад.

Больше всего нас поражает тот факт, что – как единогласно отмечают все биографы Колумба – сам он до конца жизни даже не знал, что открыл новую часть света, и умер (в 1506 г., то есть через 14 лет после первого путешествия), будучи убежденным в том, что высадился на островах у восточного побережья Азии.

Однако были люди, которые сомневались в этом. Педро Мартир, автор первого описания открытия Америки, уже в 1493 г. – через год после путешествия Колумба – писал: «Некто Колон доплыл до западных антиподов, до индийского берега, как он сам верит... Я этого не могу оспаривать, хотя кажется, что величина земного шара приводит к другому выводу. Однако есть люди, которые считают, что индийский берег находится недалеко от Испании...»

Действительно ли Колумб не подозревал, что открыл новый материк? Неужели он не отдавал себе отчета в том, что жители открытых им островов совсем непохожи на известных по описанию китайцев и японцев, что их язык нисколько не напоминает известные азиатские языки?

Можно сколько угодно задавать себе подобные вопросы, но ответа на них мы, видимо, никогда не получим. С другой стороны, нам известно, что еще многое из жизни Колумба остается невыясненным. Даже, казалось бы, лучшая его биография, опубликованная в 1571 г. и подписанная его сыном, Фернандо Колумбом, оказалась документом, столь мало заслуживающим доверия, что многие сомневаются, действительно ли она вышла из‑под пера сына открывателя Америки. Да и сообщения самого Колумба не всегда можно принимать на веру, так как в них множество противоречий. По его собственным запискам до сегодняшнего дня нельзя установить даже дату его рождения. «Мне было двадцать лет, когда я поступил на службу к Вашим королевским величествам...»,– писал он в 1494 г., из чего должно было бы следовать, что он родился примерно в 1456 г. По другим же данным оказывается, что его годом рождения следует считать 1446 или даже 1435 г.! Это не было бы странно, если бы Колумб был женщиной...

Почти через 150 лет после открытия Америки, в 1638 г., английский ученый и политик Фрэнсис Бэкон Веруламский в книге «Nova Atlantis» в несколько аллегорической форме отождествлял Америку, а точнее Бразилию, с Атлантидой. Вскоре после этого, а именно в 1689 г., Атлантида появилась на карте.

Вышел в свет новый атлас с картой Америки, составленный французским географом Сансоном, в котором были даже указаны провинции сыновей Посейдона на территории Бразилии. Такой же атлас издал в 1762 г. Роберт Вогуди.

Рассказывают, что Вольтер при виде этих карт трясся от смеха.

Подражателей у Бэкона было еще больше. К ним, в частности, относился выдающийся немецкий исследователь начала прошлого столетия Александр Гумбольдт. Хотя он и оговорился, что считает рассказы об Атлантиде сказками, все же, пораженный удивительным сходством между памятниками материальной культуры Америки и Старого Света, утверждал, что египтяне должны были иметь сведения об Америке, и это могло быть источником сообщений Солона и Платона.

Аналогичные мысли высказывают и другие авторы, заявляя, что финикийские моряки добирались до самых берегов Южной Америки. В качестве доказательства они приводят финикийскую надпись на скале Гавеа, близ Рио‑де‑Жанейро, о чем уже упоминалось.

Однако первым ученым, связавшим вновь открытую Америку с Атлантидой Платона, был Франциско Лопес де Гомара, автор «Historia de las Indias» («История Индии»), опубликованной в 1553г. Гомара обратил внимание на поразительное соответствие рассказа Платона и топографии западной части Атлантического океана. Это произошло через 15 лет после выхода в свет первой правильной карты, выполненной фламандским географом Меркатором. Карта эта знаменита также тем, что на ней название «Америка» впервые было употреблено по отношению ко всему вновь открытому континенту, в то время как до этого по предложению Вальдземюллера (1507 г.) Америкой называли только южную часть материка. На карте Меркатора восточное побережье Америки образует не совсем правильную дугу, что довольно точно соответствует действительности. Внутри этой дуги расположены открытые еще во времена Колумба острова. Центр дуги находится точно к западу от Гибралтарского пролива, давних Столпов Геракла.

Гомара сопоставил изображение на карте с описанием Платона, которое считалось мифом.

«Доступ к прочим островам» у Платона – это доступ к архипелагу Больших и Малых Антильских островов, названных так по предложению уже упоминавшегося Педро Мартира, чтобы увековечить мифическую Антилию.

Точно так же Бразилией была названа страна Южной Америки, а Амазонкой окрестили крупнейшую реку в Южной Америке в честь воинственных героинь из греческой мифологии. Этим названием мы обязаны приключению одного из испанских конквистадоров, Франсиско Орельяно, который, проплыв по всей реке, позднее рассказывал, что по пути он встретил очень воинственное племя женщин, не признававших мужчин. Этот рассказ записал один из товарищей Орельяно, Карвахаль. И хотя после этого никто больше амазонок не видал, наименование реки осталось. Это же название получили один из департаментов в Перу, штат в Бразилии и территории в Венесуэле.

«...от тех островов был доступ ко всему... материку». Действительно материк есть, и он ограничивает «тот понт», то есть море, по ту сторону Атлантиды, к западу от нее. К востоку же от Атлантиды было бы не «то», а «это» море, «с внутренней стороны». Согласно Платону, оно представляет собой бухту с «узким входом». Следовательно, похоже на то, что Атлантида была расположена ближе к Европе, чем к Америке, поскольку «то» море Платон называет «истинным».

Сравнение Гомары открыло новую эру в атлантологии. Часть сообщения Платона, основанного на египетских записях, прочитанных или показанных Солону две с половиной тысячи лет назад, оказалась правильной. Сам того не сознавая, его подтвердил Христофор Колумб, открыв путь к «противолежащему» Атлантиде материку, который, по словам Платона, «по всей справедливости можно назвать истинным и совершенным материком».

 

1. Есть основания полагать, что путешествие св. Брандана – лишь христианизация гораздо более древних «языческих» ирландских саг о путешествиях в Атлантическом океане, в частности саги о Майл‑Дуйне (см. «Ирландские саги», изд. 2‑е, Москва, 1933).– Прим. ред.

 

 






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.01 с.