Глава 4. Отголоски классических сказаний — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Глава 4. Отголоски классических сказаний



 

Эпос о Гильгамеше, библейский рассказ о всемирном потопе, греческие мифы – все это сказания, многократно упоминающиеся в литературе, благодаря чему во всем мире их знают с детства. Мы причисляем их вместе с «Тимэем» и «Критием» Платона к классическим сказаниям. Однако кроме них известны несколько сот рассказов подобного характера, которые с незапамятных времен передаются из поколения в поколение народами самых различных рас.

Наука о Земле не опровергает вероятности потопа, происшедшего в недалеком прошлом, отзвуком которого являются упомянутые легенды, хотя и считает, что они, очевидно, отражают события местного масштаба. В то же время ученые довольно решительно выступают против теории всемирного потопа, т. е. такого потопа, при котором «высокие горы были залиты водою». При этом они исходят из того, что воды в атмосфере и в океанах слишком мало для того, чтобы затопить все материки. В земной атмосфере в виде водяных паров находится около 13 000 км куб. воды. Если бы эти пары, превратившись в воду, выпали в виде дождя, то вся поверхность Земли, площадь которой более 500 млн. км кв., покрылась бы слоем воды толщиной лишь 25 мм. Значительно больше воды содержат ледники – 21 млн. км куб.. Если бы они полностью растаяли, то уровень воды в океанах повысился бы примерно на 60 м. Разумеется, вода залила бы многие прибрежные районы, но не области, расположенные вдали от океанских берегов.

В этих расчетах не принимаются во внимание изменения структуры земной коры, которые могли бы решительно преобразить очертания береговой линии материков. Не учитываются также возможные смещения Луны и Земли или приближение к ней другого, более массивного небесного тела, что могло бы постоянно или временно влиять на конфигурацию земных материков и морей.

Средневековая наука, находившаяся под сильным влиянием церкви, не выступала против достоверности Ветхого Завета. По мере развития естествознания библейские легенды, в том числе и рассказ о всемирном потопе, начали терять свой первоначальный характер «абсолютной истины», их стали комментировать, толковать. Это касается, в частности, и тех «шести дней», в течение которых был создан мир. Их стали считать шестью длительными периодами времени, в связи с чем изменились даты многих библейских событий, в том числе и потопа. С тех пор распространено мнение, что Ноев потоп если и произошел, то всего лишь несколько (а не несколько десятков!) тысяч лет назад. Местом потопа принято считать только районы, населенные в свое время иудеями.



Расшифровка клинописи и эпоса о Гильгамеше не опровергла и не подтвердила достоверности Библии. Было признано, что Библия, вероятнее всего, является вторичным источником и представляет собой повторение более раннего рассказа, возникшего в стране, расположенной в устье Тигра и Евфрата. В отношении даты потопа, который рассматривался как «потоп Гильгамеша», ясности не появилось.

Легенды о потопе, рассказываемые народами, которые живут по соседству с Вавилонией и Палестиной, можно было бы считать отзвуками «классических» рассказов. Однако эта теория неприменима к преданиям народов, которые в историческое время не поддерживали связей с так называемым Старым Светом. Оказывается, рассказы о потопе принадлежат к наиболее распространенным и древним из всех легенд, которые знает человечество. Мы встречаем их почти повсюду, чуть ли не у всех народов, особенно по всей Америке и на островах Тихого океана. Иногда они очень сильно отличаются друг от друга, однако только по сюжетным деталям, вытекающим из различной религиозной основы. Во всех этих легендах речь идет об огромной массе воды из моря или с небес, которая, истребляя людей и животных, залила землю. И всегда удавалось спастись от этого бедствия только «одной паре людей».

В одних мифах описание потопа имеет религиозный характер, тогда говорится о наказании, ниспосланном богами, или же о мести демонов. В других катастрофа на Земле сопровождается появлением какого‑то небесного тела, причем чаще всего речь идет о Луне. Эти мифы вызывают особенный интерес у тех атлантологов, которые находят в них подтверждение гипотезы о «космической» причине бедствия.

Многие из этих мифов связаны с легендами о сотворении мира и первых людей. Атлантологи истолковывают это таким образом, что первыми людьми следует считать тех немногих, которые пережили катастрофу. Именно с этих пор и началась для них новая жизнь, полная труда и забот. История минувших времен была предана забвению, так же как и следы былой материальной культуры, сохранились лишь воспоминания о катастрофе. По мере развития жизни в новых условиях, но мере совершенствования ее форм и улучшения условий существования эти воспоминания стирались в памяти людей, остались лишь невероятные рассказы, в которых трудно сегодня отделить слова правды от вымысла, причем не только сегодня. Уже древние греки считали рассказ о Девкалионе легендой. Иудеи, по‑видимому, придавали легенде о потопе большее значение, если приняли его дату за основу летосчисления. Дате потопа посвящена одна из последующих глав.



Распространение мифов о потопе и космической катастрофе.

Анализируя древние мифы, следует иметь в виду, что только часть из них дошла до нас в подлинной версии, возраст которой, возможно, насчитывает несколько тысяч лет. Это те легенды, которые сохранились в письменном виде. Остальные известны нам только в устной форме. Правда, иногда она способствовала лучшему сохранению рассказа, но в то же время легче подвергалась преднамеренным или случайным искажениям рассказчиков. В наши дни благодаря совместным усилиям путешественников, этнографов и особенно миссионеров устные предания записаны. Но тут‑то и скрывается огромная опасность: во многих случаях нет уверенности, что в изложении миссионеров эти рассказы не стали похожи на библейскую версию, дабы подтвердить достоверность описания Ноева потопа и поддержать веру в Библию. Таким образом, анализ мифов «о сотворении мира, о потопе и первых людях» нельзя считать легкой задачей!

Распространение мифов о потопе показано на прилагаемой карте. Как видно, Африку и Азию (кроме ее южной части) скорее всего следует отнести к «обделенным» областям. Зато обращают на себя внимание Северная Европа и Америка, где мифы распространены сравнительно широко, хотя в период гибели Атлантиды эти районы не были населены, поскольку находились под толстым слоем льда. Вероятно, эти мифы возникли еще тогда, когда будущие жители севера обитали в краях с более теплым климатом, южнее тогдашней границы вечных льдов.

Обзор мифов мы начнем со Старого Света, т. е. со стран в восточной части Средиземного моря.

Ближайшим соседом областей распространения «классических» мифов был Египет. Полагают, что в начале исторического периода, т. е. во времена, когда создавались древнейшие египетские записи и памятники клинописи в Месопотамии (несмотря на отсутствие радио), между соседними народами существовал живой обмен мыслями. Поэтому вполне возможно, что египтяне знали содержание эпоса о Гильгамеше и рассказ о Ное и могли каким‑то образом отразить их в своих легендах. Однако в известных нам египетских записях мы не находим прямого подтверждения этой версии.

К наиболее древним, классическим мифам египтян принадлежит рассказ об Атму, египетском Ное. Атму был «местным» богом в Гелиополисе, расположенном в дельте Нила. Иногда его называли Атум или Тум. Он был отцом бога Шу, который на своих плечах держал небосвод (или же Млечный Путь), чем напоминал греческого Атласа. Атму принадлежит к группе богов, которые упоминаются в древнейшей религии египтян. Он был богом Солнца. Позже Атму «уступил» это место богу Ра, а сам стал символом Заходящего солнца. И вот однажды по воле Атму океан залил водой всю землю. Спаслись лишь те, кто находился вместе с ним в лодке. На определенную связь с вавилонскими мифами, кроме способа спасения – в ковчеге, здесь указывает имя героя египетского потопа: вавилоняне имели богиню Тамту, покровительницу горькой морской воды. Кстати, ассирийцы тоже имели такую богиню по имени Тиамат или Тиават, упоминаемую в одной из клинописных табличек, хранящихся в Британском музее.

Герой второго мифа бог Ра, возмущенный непокорностью своих подданных, решил их наказать и велел богиням Хатор и Сохмет привести этот приговор в исполнение. Хатор подобно Исиде изображалась с коровьей головой, она была богиней любви и красоты. Иногда ее отождествляли с Сохмет, но это неверно, потому что Сохмет имела голову льва и была покровительницей огня, что указывает на какую‑то роль этой стихии в мести богов. Когда обе богини по колено в крови начали свое страшное дело, сердце бога Ра дрогнуло. Однако он уже не был в состоянии удержать богинь. И тогда ему в голову пришла мысль залить землю пивом. Увидев этот напиток, богини остановились и в такой степени увлеклись им, что забыли о своей миссии.

Оба приведенных рассказа принадлежат к древнейшим египетским мифам. В них, как и в мифах о Девкалионе и Ное, а также в эпосе о Гильгамеше, говорится о «всемирном» потопе, ниспосланном богом в виде наказания. Однако в этих легендах не приводится ни одного географического названия, встречающегося на территории Египта. И у нас нет уверенности, что именно Египет охватил этот потоп. Последнее очень важна, поскольку жрецы в Саисе во время беседы с Солоном утверждали, что в Египте потопов не было.

Есть еще два египетских мифа, значительно отличающихся от «классических» мифов. Первый из них посвящен прибытию в Египет Осириса. До этого времени египтяне занимались людоедством, не имели законов, не знали богов. Осирис приплыл на лодке вместе со своими родственниками, среди которых находились Исида и Сет. Осирис научил египтян возделывать землю и питаться ее плодами, собирать с деревьев фрукты и ухаживать за виноградниками, делать виноградное вино и варить из ячменя пиво. Он создал для своего народа мудрые законы, научил его надлежащим образом чтить богов. Этим он заслужил имя Уннефер, или Первый Бог. А после смерти был причислен к сонму богов, выдвинут на первое место среди них и назван Богом Богов или же, говоря современным языком, богом номер один. Погиб он от руки своего брата, который задушил его. Тело Осириса было разделено на части, которые разбросали по всему Египту.

В этой легенде не говорится о потопе или о каком‑либо наказании для людей; можно лишь предположить, что Осирис вместе со своими близкими нашел в Египте убежище после катастрофы, которая постигла его родину. Во многих других мифах указывается на связь Осириса с Западом, откуда он, как предполагается, прибыл и куда ушел после смерти. Следует полагать, что Осирис, один из египетских царей доисторического периода, по происхождению не египтянин. Как наставник и благодетель египтян, он напоминает Прометея или Форонея, а также героев индейских мифов.

Рассказ об Острове Змея мы находим в папирусе времен XII династии, царствовавшей около 2000 лет до нашей эры. В настоящее время он хранится в ленинградском Эрмитаже. Это единственный уцелевший экземпляр, вероятно, фрагмент крупного произведения, принадлежащего Ашено, сыну Амени, «писцу с умелыми пальцами»1.

Трудно определить, когда происходили описываемые события. Герой рассказа – капитан судна, которое насчитывало в длину 120, а в ширину 40 локтей и имело экипаж из 120 матросов. Возвращаясь из плавания к медным рудникам, корабль разбился во время шторма и затонул. Спасся лишь начальник этой экспедиции. Имя этого человека нам не известно. Подобно Робинзону, он нашел приют на необитаемом острове. По мнению египтологов, речь здесь идет о медных рудниках на Синайском полуострове, кратчайший путь к которому ведет через Красное море. Известно, что медь доставлялась этим путем еще в четвертом тысячелетии до нашей эры. Не исключено, однако, более древнее происхождение этого рассказа, тогда можно говорить о плавании не по Красному, а по Средиземному морю или даже по Атлантическому океану. Но вернемся к самому рассказу.

Потерпевший кораблекрушение прежде всего отправился на поиски пищи. Особых затруднений это не вызвало, так как на острове было много превосходных фруктов, рыбы и всякой дичи. Он развел костер, вдоволь наелся и принес жертву богам. «Но вдруг я услышал гул, подобный раскатам грома. Я подумал, что это Великое Зеленое море снова обрушило свои волны на остров, и в страхе закрыл лицо руками. Деревья вокруг трещали, и земля тряслась подо мной.

Когда же я снова открыл лицо, то увидел, что это был змей длиною в тридцать локтей и с бородой длиною в два локтя. Кольца его тела были покрыты золотом, брови его были из чистого лазурита. Он шел ко мне, и тело его извивалось.

Я простерся перед ним на животе своем, а он отверз уста свои и сказал мне:

– Кто принес тебя сюда? Кто принес тебя сюда, ничтожество? Кто принес тебя? Если ты замедлишь с ответом и не скажешь, кто принес тебя на этот остров, я обращу тебя в пепел, и ты это изведаешь, прежде чем превратиться в ничто».

Но змей не привел угрозу в исполнение. Поскольку потерпевший кораблекрушение рассказал ему о своей трагедии, то в качестве ответной любезности и змей поведал ему свою историю. Вот его рассказ.

«И будешь ты счастлив, когда станешь рассказывать о том, что случилось с тобой, когда все тяжелое останется позади.

Слушай, я расскажу тебе нечто о несчастье, которое приключилось на этом острове. Здесь я жил со своими собратьями и детьми, и всего нас было семьдесят пять змеев. Еще была среди нас одна девочка, дочь простой смертной, но я ее не считаю. И вот однажды упала с неба звезда и пламя охватило всех. Случилось это, когда меня с ними не было. Они все сгорели, и лишь я один спасся. Но когда я увидел эту гору мертвых тел, я сам едва не умер от скорби...»

Простершись перед змеем на животе своем, я коснулся лбом земли и сказал ему:

– О твоем могуществе я поведаю фараону, о твоем величии я расскажу ему. Я прикажу доставить тебе благовония... И будут славить тебя в моем городе перед советом вельмож всей страны...»

Четыре месяца спустя из Египта прибыл корабль, и через два месяца потерпевший кораблекрушение вернулся на родину.

Но напрасно стали бы мы искать на карте Остров Змея. Кстати, он и не должен существовать, если сбылись слова змея:

«...Покинув мой остров, ты уже не найдешь его, ибо место это скроется под волнами».

Некоторые сомнения в том, идет ли здесь речь именно о Красном море и Синайском полуострове, может вызывать двухмесячный срок этого плавания. Для пути длиной не более 200 км по морю и 150 км по суше это слишком долго. Не надо забывать, что именно столько же продолжалось первое путешествие Колумба в Америку, причем половину этого срока занял ремонт судов на Канарских островах. А техника мореплавания с египетских времен до Колумба изменилась не так уж сильно.

Страна Пунт, владыкой которой был Змей, это какая‑то неизвестная нам страна, откуда египтяне вывозили золото и слоновую кость. Ценный груз, который Змей позволил взять с собой потерпевшему крушение, это «благовония хекену, иуденеб, хесаит, тишепсес, мирра, черная мазь для глаз, хвосты жирафа... ароматная смола и ладан... слоновая кость, охотничьи собаки, мартышки, бабуины и множество других превосходнейших вещей».

Возникает предположение, что Остров Змея – это остатки потопленной Атлантиды, которые медленно скрывались под водой.

Кем был этот Змей, перед которым знатный египтянин, начальник экспедиции, которого даже фараон именовал своим «товарищем», о чем упоминается в рассказе, простирался ниц, а позже хвастал, что тот называл его «ничтожным»?

Ответить на этот вопрос будет гораздо легче после того, как мы познакомимся с другими легендами, особенно с рассказами жителей Царства Великого Змея в Центральной Америке.

Пока можно отметить, что Змей напоминает одного из тех, кто пережил Великую катастрофу на богатом острове, разрушенном падением какого‑то небесного тела и скрывшемся затем под водой2.

Обрывки египетских рассказов об Атлантиде мы находим также у египетского историка Манефона из Себеннита, жреца храма в Гелиополе, который жил в Александрии уже после того, как Египет потерял независимость. Манефон известен тем, что написал на греческом языке историю Египта «от незапамятных времен» до эпохи Александра Македонского. Сохранились только отрывки этого труда и то лишь в цитатах более поздних авторов. Манефон делит египетских правителей на 30 династий. Эта классификация сохраняется в египтологии по сей день. Упоминаемые цитаты содержат некоторые сведения о существовании во времена Манефона письменных источников об Атлантиде и потопе.

Один из «отцов церкви», Евсевий Кесарийский из Палестины, который жил в 268–338 гг. н. э., пишет в своих «Летописях»:

«...из сочинений Манефона Себеннитского, главного жреца языческого храма времен Птолемея Филадельфа. Те отрывки, как сам об этом заявил, он взял из надписей на колоннах, установленных Тотом в стране Сириат до потопа...»

Другой автор, иудейский историк I в. н. э. Иосиф Флавий, пишет о потомках египетских богов, что они «...жили счастливо... и большое внимание обращали на науку о небесных телах и их взаимных расположениях. Опасаясь, чтобы в будущем люди не забыли об этом и их достижения не пропали даром, они воздвигли две колонны, одну из кирпича, а другую каменную, и записали на них свои открытия. Так, в случае если бы колонна из кирпича была разрушена водой, сохранилась бы каменная колонна, дабы спасти написанный на ней текст, одновременно сообщая, что и ту, первую, с той же целью построили. Стоят они по сей день в стране Сириат».

Нам кажется, однако, что ни Евсевий, ни Иосиф Флавий не видели этих колонн собственными глазами. Очевидно, это не значит, что их не было вовсе. Во всяком случае, если верить Манефону, при его жизни они существовали. Сегодня от них не осталось и следа.

Возможно, более поздние жители «страны Сириат» использовали колонны при строительстве домов, и сейчас еще они покоятся где‑то под толстым слоем песка... Поиски следовало бы начать с месторасположения «страны Сириат». Но, увы, мы не имеем даже малейших намеков на то, где ее искать. В этой стране якобы существовал город, расположенный над морем или большим озером, по соседству с которым находились два действующих вулкана. И это все. Ни в Египте, ни по соседству, как известно, вулканов нет. Кроме того, египтяне, как народ малосведущий в этом деле, даже фрагменты рассказов, связанные с деятельностью вулканов, передали довольно туманно. Можно только догадываться, что страна, в которой жили боги, прежде чем они прибыли в Египет, находилась «западнее» Египта.

Упоминание о вулканах в «стране Сириат» ассоциируется у нас с богиней Сохмет, той самой, которая утоляла жажду пивом. Подобную же связь между потопом и огнем можно увидеть в легенде о птице Венню, известной в более поздних произведениях под названием птицы Феникс. Родиной ее была Аравия. Время от времени, раз в 500 лет, она прилетала в египетский город Гелиополис, где свивала гнездо в храме бога Солнца. После того как птица Венню погибала в огне, она вновь возрождалась из пепла, чтобы жить в течение следующих пятисот лет. Для нас наибольший интерес представляет то, что иероглиф, изображающий Венню, содержит три параллельные волнистые линии, обозначающие воду. Этот символ вновь заставляет нас усматривать определенную связь между птицей Венню и потопом.

О таинственных колоннах упоминает и неоплатоник Прокл, комментатор трудов Платона, живший в 412– 485 гг. Он пишет, что некто Крантор был в Египте через 300 лет после Солона, т. е. около 260 г. до н. э., и в храме богини Нейт в Саисе видел покрытые иероглифами колонны. Они содержали описание гибели Атлантиды, которое полностью совпадало с рассказом Платона.

По поводу свидетельства Крантора, а вернее Прокла, ведутся споры. Противники рассказа Платона об Атлантиде утверждают, что Крантор – лицо вымышленное. Сторонники же считают это сообщение свидетельством достоверности рассказа, ссылаясь на то, что речь идет о Кранторе из Солы, греческом философе конца IV–начала III в. до н. э., ученике Ксенократа и Полемона. Он, так же как позднее Прокл, был комментатором Платона и, желая либо подтвердить, либо опровергнуть его рассказ, предпринял путешествие в Египет. Поскольку труды Крантора утеряны, мы сегодня не можем проверить, действительно ли он писал что‑либо на эту тему, а знаем лишь, что его интересовали проблемы этики Платона. С трудами Крантора был знаком выдающийся римский оратор Марк Туллий Цицерон, который жил двести лет спустя. Сомнительно, чтобы это были те самые колонны, о которых упоминает Манефон из Себеннита, колонны, которые, по преданию, создал сам бог Тот, и мог ли Крантор «воочию» убедиться в том, что их содержание соответствует рассказу Платона – ведь он не знал египетских иероглифов.

Если колонны, которые видел Крантор, не были подлинными, «установленными Тотом в стране Сириат», то это могли быть их копии. Евсевий Кесарийский сообщает, что текст с подлинных колонн был якобы переписан в книги, хранившиеся в различных египетских храмах. Возможно, что не все они погибли и когда‑нибудь этот текст будет найден.

Вернемся теперь в страну над Тигром и Евфратом и послушаем легенду об Оаннесе. В ней рассказывается, что вскоре после сотворения мира в Двуречье появился неизвестный человек. Прибыл он из‑за моря и говорил на языке, которого никто не понимал. Это был могущественный Оаннес. Люди, населявшие в то время долину Двуречья, вели животный образ жизни. Оаннес научил их пользоваться различными орудиями, строить города и храмы, возделывать землю и собирать плоды земли и деревьев. Однако питаться их пищей он не мог. Выполнив свою миссию, Оаннес возвратился во дворец, расположенный в глубине океана. После него эту страну посетили шесть богов и каждый из них что‑нибудь подарил жителям.

Оаннес был по представлению вавилонян богом мудрости. Халдейский историк Берос (жрец, живший в III в. до н. э., который писал на греческом языке) изображает его получеловеком‑полурыбой. Возможно, именно так люди и представляли себе необыкновенного пришельца, родиной которого был далекий материк в океане. Этот рассказ как бы свидетельствует о том, что когда‑то страны Двуречья были захвачены народом, высокая цивилизация которого оказала благотворное влияние на местных жителей. Герой рассказа могущественный Оаннес напоминает Осириса – такого же пришельца из‑за моря и героя мексиканских мифов Кецалькоатля.

В одних легендах вавилонская царица Семирамида, известная своими прекрасными висячими садами, была дочерью Оаннеса. В других – она выступает как дочь покровительницы рыб сирийской богини Атаргатис, жены или возлюбленной Оаннеса. Таким образом, и отец, и мать ее имеют в своем гербе элемент, связанный с морем. О Семирамиде как об историческом лице мы знаем лишь из греческих источников. Ее мнимое божественное происхождение, по‑видимому, плод фантазии политиков того времени, которые стремились создать авторитет жене царя Вавилонии (некоторые историки утверждают, что Семирамида была дочерью неизвестных родителей). Однако вполне возможно, что были две Семирамиды и ту, которая создала висячие сады, не следует отождествлять с царицей сказочных времен.

На востоке ближайшими соседями творцов классических мифов были персы и жители Индии. Их книги содержат множество рассказов о сотворении мира и о богах. Одна из них, священная книга древних персов (маздеитов) «Авеста», содержит описание потопа с подробностями, напоминающими классические легенды. Роль Ноя здесь исполняет Йима, в книге Вед именуемый Йамой или Йами, в китайских книгах ему соответствует Иен‑Ван. Ахура‑Мазда, главный бог религии Заратустры, предупредил Йиму о решении истребить людей потопом и приказал ему подготовить себе пещеру на одной из горных вершин Персии. В пещере Йима собрал все необходимое и благодаря этому сумел пережить потоп. Согласно более поздним легендам, Йима спрятал в этой пещере клад, не найденный и до настоящего времени.

А вот индийский рассказ. Было это очень давно. Первый на свете мальчик старательно охранял урожай на поле и вдруг увидел топтавшую хлеб серну. Притаившись с луком, чтобы убить ее, он неожиданно услышал человеческий голос: «Не стреляй, я скажу тебе нечто очень важное!» Это был голос бога Солнца, спрятавшегося в чреве серны. Мальчик решил не стрелять и тогда услышал вновь: «Через восемь дней наступит конец света. Все будет залито водой. Построй из дерева лодку, собери в нее пищу и все то, что тебе нужно, и сядь там вместе с сестрой». Мальчик побежал домой и рассказал о происшедшем матери. Однако мать, не поверив сыну, наказала его за то, что он вернулся с поля с пустыми руками.

Все же с помощью сестры мальчик сделал лодку, как приказал ему голос бога, а когда вода стала заливать землю, они оба нашли в ней убежище. Долгое время лодка плавала по волнам, но наконец они встретили одинокое фиговое дерево. С тех пор вода стала убывать и вскоре показалась земля. Влага быстро испарялась, стояла невыносимая жара – на небе сияли семь солнц. Однако вместе с водой высохли и деревья, и растения.

Тогда на помощь пришла Луна. Притворившись, что съела своих детей, она прибежала к Солнцу, выкрасив перед этим рот красной краской, и сказала: «Смотри, я съела своих детей!» Услышав это, Солнце съело своих шестерых братьев. Земля вздохнула с облегчением. Когда же наступила ночь, дети Луны, звезды, как всегда, появились на небе. А Солнце было очень сердито – оно не могло показать своих братьев.

В этой легенде, как и в египетском рассказе об Острове Змея, действует огонь. Но огонь этот не вулканического происхождения, как в рассказе о богине Сохмет, а с небес. Таким образом, катастрофа на Земле в данном случае связана с каким‑то небесным явлением. А Луне отводится роль благодетельницы.

Упоминание о семи солнцах свидетельствует о появлении небесного тела, более яркого, чем Луна. Но возможна и другая трактовка. Луна была самым ярким объектом на ночном небе. Катастрофа могла произойти днем, в сиянии солнечных лучей. Вдруг на небе появляется сверкающий объект, светящийся так же ярко, как и Солнце, и распадается на несколько огненных языков.

Не исключено, что это тот же объект, который упоминается в легендах американских индейцев, о чем речь пойдет дальше. Когда в Южной Азии солнце находилось над горизонтом, в Америке была ночь, отсюда упоминание о таинственном небесном объекте, «который был создан на нёбе богами, как и Луна».

Мальчик и девочка, как и в большинстве мифов, – это единственная пара людей, избежавшая гибели. Кровное родство не помешало им дать начало роду человеческому. Поэтому‑то мальчик и был назван «первым мальчиком на свете».

Согласно китайской легенде, потоп был вызван драконом Кун‑Кун. Он ударил головой о небесный свод, отчего поддерживающие его столбы свалились и все небо рухнуло на землю, заливая ее водой. В китайских поверьях дракон был символом землетрясений и гроз, отсюда можно предположить, что перед этой катастрофой наблюдались сейсмические явления.

Существует вариант этой легенды, в котором Кун‑Кун изображается проигравшим сражение полководцем. В отчаянии, желая покончить с собой, он бьется головой об огромные бамбуковые столбы необычайной толщины и прочности, на которых держится небосвод. Но голова воина оказалась крепче бамбука. Он расшатал один из столбов, в небе образовалось отверстие, через которое на землю хлынула масса воды, вызвавшая потоп.

Согласно японским преданиям, императорская семья принадлежит к поколению людей, живших до потопа. Об этом рассказывается в очень древней японской книге «Койи‑Ки». Правда, она была создана лишь в 712 г., однако основывается, как говорят, на совершенно достоверных документах, если таковыми можно считать устные предания, которые передаются из поколения в поколение. Первым– властелином Японских островов, говорится в этой книге, был сын богини Солнца Ама‑Терасу, дочери первой человеческой четы Изанаги и Изанами. Они поселились на Японских островах сразу же после потопа, когда вода стала убывать и острова появились из волн океана. Первоначально японские монархи правили лишь самым южным, островом архипелага – Кюсю, а со временем овладели и остальными островами. Это означает, что японцы не были их исконными жителями, а завоевали острова, населенлые другим народом.

У богини Солнца Ама‑Терасу были братья и сестры. Суса‑Но‑О был богом морей, он напоминает греческого Посейдона, имя его означает «вспыльчивый». Суса‑Но‑О был символом волнующегося моря и штормов. Иногда его отождествляли с богом‑Луной. В одном из мифов говорится, что однажды Суса‑Но‑О заставил свою сестру Ама‑Терасу укрыться в «небесной пещере», в результате чего земля на некоторое время погрузилась в сплошной мрак. Это тоже напоминает какое‑то необычное космическое явление. Остальные два брата Ама‑Терасу – это бог огня Кагу‑Цухи и бог Луны Цуки‑Йюми.

На Хоккайдо, Сахалине и Курильских островах и по сей день живет народность, насчитывающая около двадцати тысяч человек, совершенно не похожая ни на один из народов Азии и говорящая на совсем ином языке. Это айны. «Аину» на их языке означает просто «люди». Их называют также лохматыми людьми за обильную растительность на лице. Наука занимается ими уже в течение продолжительного времени. Ученые считают их первобытными жителями Японии, которых пришельцы заставили переселиться на север. Айны отличаются от людей монгольской расы; может быть, сходство есть только в плоских, широких лицах. Скорее всего, они похожи на людей белой расы. Одни этнографы придерживаются мнения, что айны – родственники австралийцев, другие усматривают у них такие‑то общие черты с жителями островов Тихого океана.

Сопоставляя исторические материалы и японские мифы, можно усмотреть в айнах последних представителей народа, населявшего Японию до потопа. Их сходство с другими народами Океании говорит в пользу гипотезы о существовании в Тихом океане большого материка, от которого остались лишь жалкие остатки в виде островов, разбросанных на огромном пространстве3.

 

1. Отрывки из рассказа «Потерпевший кораблекрушение» приведены в переводе с древнеегипетского И. С. Кацнельсона и Ф. Л. Мендельсона. Сб. «Сказки и повести древнего Египта», М., 1956, стр. 17–19.– Прим. перев.

2. Существует мнение, что эта легенда не имеет отношения к Атлантиде. Загадочная страна Пунт находилась, очевидно, в Индийском океане. Как указывают легенды южноиндийского племени тамилов, там был Южный материк со столицей Южная Мадура, который волны океана поглотили 12 тысяч лет назад. Это не Атлантида Платона! Кроме того, летающие змеи – характерная деталь индийской мифологии. Имеются сведения, что во времена первых династий египетских фараонов между Египтом и страной в долине Инда были непосредственные торговые контакты.– Прим. ред.

3. Современная наука оспаривает гипотезу о существовании огромного единого материка на месте Тихого океана. В четвертичный период, в эпоху становления человека, здесь находились лишь разрозненные архипелаги довольно крупных островов. Массовое переселение людей в эти области началось в послеледниковый период, приблизительно 12 тысяч лет назад. По‑видимому, к этому времени относятся и волны миграций австралийцев и тасманийцев, айнов, а может быть, даже древнейших полинезийцев.– Прим. ред.

 

 






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.018 с.