Глава 1. Кто отведает воды из этого ключа, умрет со смеху — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Глава 1. Кто отведает воды из этого ключа, умрет со смеху



 

Venient annis saecula seris

Quibus Oceanus vincula rerum

Laxet, et ingens pateat tellus

Tethysque novos detegat orbes

Nec sit terris ultima Thule.

 

Seneca, Medea

 

Атлантический океан...

В середине I в. н. э. Люций Анней Сенека (Младший) в песне из второго действия трагедии «Медея» писал о нем так:

Промчатся года, и чрез много веков

Океан разрушит оковы вещей,

И огромная явится взорам земля,

И новые Тифис1 откроет моря,

И Фула2 не будет пределом земли3.

 

Латинский текст этого отрывка помещен в качестве эпиграфа на предыдущей странице. Со времени открытия Америки слова его считаются поразительным по своей точности пророчеством. На самом деле это неверно.

Сенека создал не прообраз будущего, а, по всей вероятности, картину прошлого. Его слова можно было бы считать пророческими, если бы он высказал их первым и о великом материке, расположенном за Столпами Геракла, не говорилось раньше, если бы о существовании такого континента не упоминали научные авторитеты того времени.

Из трудов Сенеки сохранились лишь отдельные фрагменты, несмотря на то что он был невероятно плодовитым автором как в области поэзии, так и в области философии. Занимался он и проблемами естествознания. В описаниях географического характера он использовал сведения и взгляды, приводимые другими авторами, знал труды Платона. Возможно, что стимулом для этого мнимого предсказания были слова его отца Люция Аннея Сенеки (Старшего), учителя риторики, который в одном из своих трудов под названием «Suasoria» писал:

«Всему, чему природа придала определенную форму, она установила пределы. Неограниченное не существует, будь это даже Океан. То, что в Океане лежат плодородные земли, что по ту сторону Океана возвышаются другие берега и другой мир, что законы природы нигде не кончаются, но всегда появляются в новом облике там, где они, казалось бы, не имеют силы, – все это легко можно себе представить...».4

Слова сына и отца взаимно дополняют друг друга и как бы подтверждают веру в существование жизни вне пределов известного в те времена мира, в чем, вероятно, многие сомневались. Эти высказывания приводят к мысли, что оба они верили в существование Атлантиды Платона и полагали, что ее остатки могли сохраниться.

Сенека не располагал большими знаниями в области естественных наук, поэтому с его личным мнением можно было бы и не считаться, но он был знаком со взглядами географов того времени. Лучшим доказательством этого может быть уже приводившаяся цитата из «Медеи», предсказывающая, по мнению некоторых, открытие новых материков, а в действительности упоминающая о континенте, о котором говорили, что в свое время он существовал.



Первые сведения о каких‑то таинственных островах появляются в греческой литературе у Гомера и Гесиода. Это мифы о путешествиях Геракла на остров Эритею (иначе Эрифию, Эритрею либо Эритрию) за быками Гериона, в сады Гесперид за волшебными яблоками или же странствия Аргонавтов и Одиссея. Благоприятным обстоятельством для сопоставления этих «путешествий» с существованием Атлантиды является тот факт, что трудно установить, в какую эпоху они происходили. Лишь дату странствий Одиссея можно определить относительно точно, поскольку они начались после падения Трои, то есть приблизительно после 1185 г. до н. э., за три столетия до того, как их описал Гомер5.

В атлантологической литературе этим соображениям уделяется довольно много места. Цель этих исследований – установить, не являются ли упоминаемые в мифах различные острова и страны, до которых можно было добраться только морским путем, какими‑то следами Атлантиды. Все же, пожалуй, основной довод против Платона, как мы уже отмечали,– это отсутствие более ранних упоминаний об исчезнувшем материке.

Археологические раскопки доказали, что Троя существовала на самом деле, что Троянская война – это факт исторический, а описание Гомером города Трои даже в деталях соответствует действительности. Таким образом, следовало бы ожидать, что и путешествие главного героя «Одиссеи» изложено со всей достоверностью. К сожалению, мы не находим сейчас на карте мест, упоминаемых Гомером.

На это жаловались еще в древние времена. Причина здесь в том, что гомеровские названия слишком устарели и их невозможно отождествить с более поздними географическими названиями как в Средиземноморском бассейне, так и в районах Черного моря и побережья Атлантического океана. А некоторым очень хотелось бы в маршрутах странствий Одиссея видеть далекие морские походы в Атлантику, а может быть, даже отражение мест, известных только из рассказов финикийцев, или воспоминания о тех временах, когда по «внутренним» и «внешним» морям плавали корабли атлантов...



О путях, по которым странствовали герои Гомера, лучше всего, как нам кажется, сказал выдающийся греческий географ Эратосфен (276–194 гг. до н. э.), заявив, что Гомер «не хотел», чтобы Одиссей во время своих путешествий посещал известные места, и утверждал, что «только тогда можно будет открыть, куда именно плавал Одиссей, когда укажут кожевника, который тачал мешок для ветров»6. Это намек на известное из «Одиссеи» предание, согласно которому царь ветров Эол подарил Одиссею кожаный мешок, наполненный всеми ветрами, однако товарищи Одиссея, предполагая, что там находятся сокровища, открыли мешок, и все ветры улетели туда, где они и должны постоянно находиться, то есть в поднебесные дали, а корабли ушли в неведомые воды.

Вопрос о том, преднамеренно ли Гомер именно так представил странствия своих героев или же его географические познания не позволили ему высказаться точнее, в определенной мере решает Геродот: «...Смешно глядеть, как из множества составителей землеописаний ни один не показал вида земли толково. По их начертанию Океан обтекает землю кругом...» «Кто говорит об Океане, тот впутывает в объяснение неизвестные предметы, и потому мнение его не подлежит даже обсуждению. Я не знаю о существовании какой‑либо реки Океана; мне кажется, что Гомер или другой кто‑нибудь из прежних поэтов выдумал это имя и внес его в поэзию».

Следует полагать, что мнений Эратосфена и Геродота вполне достаточно, чтобы отказаться от такого источника сведений о материках, расположенных вне древнего мира, каким являются труды греческих поэтов. В дальнейшем мы будем пользоваться только произведениями греческих и латинских географов и историков. Правда, и они не избежали влияния мифологии.

Итак, страна Гесперид...

Там, где Зевс и Гера провели первые брачные месяцы... Ее называли Садом Гесперид, иногда Островом Гесперид. Она находилась где‑то очень далеко, на самом краю света, там, где Гелиос заканчивал свой дневной путь и исчезал в волнах океана. Именно там Гера посадила волшебную яблоню, подарок Геи, яблоню, рождающую золотые яблоки. Путешествие за золотыми яблоками – один из двенадцати подвигов Геракла.

В I в. н. э. Плиний Старший в своей «Естественной истории» написал, что среди римских колоний в Африке на побережье Атлантического океана «есть колония Ликсос, основанная цезарем Клавдием. Древние рассказывали о ней много преданий. Там был дворец Антея, его поединок с Геркулесом и сады Гесперид. Море разливается по берегу извилистой линией, и получается, как теперь считают, изображение стерегущего дракона. Море со всех сторон омывает остров, который расположен выше, чем окружающая его местность, и не заливается морскими волнами. На нем находится алтарь Геркулеса, и, кроме диких маслин, ничего не осталось от рощи, которая, судя по рассказам, приносила золотые плоды. Действительно, меньше приходится удивляться необычайным вымыслам греков... когда подумаешь о том, что наши писатели и теперь рассказывают не менее удивительные вещи: будто бы там есть могущественный город и даже больший, чем великий Карфаген, и расположен он напротив Карфагена на почти неизмеримом расстоянии от Тинги. Корнелий Непот страстно верил этим и подобным другим рассказам...»

Ликсос и Тинги – это нынешние Лараш и Танжер в северном Марокко, на берегу Атлантического океана, бывшие финикийские колонии. Остров, о котором здесь говорится, расположен не очень далеко от Африки.

Говорилось также о Священных, или Благословенных, островах либо об островах Счастливых. Они были мечтой тех, кому надоело жить в повседневной борьбе и кто желал закончить свои дни в покое. Мечтал о них и Серторий – вождь антиримского восстания на Пиренейском полуострове во времена Суллы. Бежав из Рима в Испанию, он встретил мореплавателей, от которых узнал некоторые подробности об островах, расположенных в Атлантическом океане, «где нежный ветерок веял над страной, где никто не знал ни забот, ни рабства».

Аристотель также упоминает о Священных островах. Он пишет, что их открыли карфагеняне за Столпами Геракла. Земля там была очень плодородной и так понравилась пришельцам, что карфагенским властям пришлось запретить селиться там под угрозой смертной казни. Опасались, что все карфагеняне переселятся на эти острова, а страна останется без населения...

Аристотель в «De mirabilibus auscultationibus» сообщает, что на расстоянии четырех дней пути за Столпами Геракла находится на Океане место, заросшее водорослями, корни которых расположены под самой поверхностью моря и во время прилива исчезают под водой. Он не определяет места точнее, поэтому кое‑кто считает, что это нынешнее Саргассово море – огромная часть Атлантического океана, покрытая водорослями. Вполне возможно, что описание Аристотеля основывается на рассказах финикийских мореплавателей, которые, опасаясь конкуренции, преднамеренно сочиняли небылицы об опасностях, ожидающих путешественников в океане.

Самым древним описанием Атлантиды, более ранним, чем у Платона, можно было бы считать рассказ Марцелла, автора «Истории Эфиопии», если бы не то обстоятельство, что эта книга погибла. От нее осталось лишь упоминание в труде Прокла, того самого философа‑неоплатоника, о котором уже говорилось. Если верить Проклу, Марцелл писал, что «жители некоторых островов в Атлантическом океане сохранили в памяти рассказы своих предков о необычайно большом острове Атлантис, принадлежавшем Посейдону,– стране, которая на протяжении длительного времени владела всеми прочими островами Океана». Однако Прокл цитировал Марцелла в V в. н. э., от этого его свидетельство теряет свою ценность.

Пожалуй, более достоверен рассказ греческого историка, современника Платона, Феопомпа с острова Хиос (376–305 гг. до н. э.). Но и он известен нам лишь из вторичного источника. Его передает учитель риторики Клавдий Элиан из Пренесте возле Рима, живший на рубеже II и III вв. н. э., в «Poikile historia» («Пестрые истории») .

«Феопомп,– так начинается рассказ Элиана,– упоминает о беседе фригийца Мидаса с Силеном».

Силен был сыном нимфы, то есть по природе своей нечто худшее, чем бог, но лучшее, чем человек; кроме того, он был бессмертен. Между прочими рассказами он поведал Мидасу следующее.

«Европа, Азия и Ливия были когда‑то островами, окруженными океаном. Единственный материк лежал вне пределов этого мира. Он был чрезвычайно велик и на нем жили огромные животные. Местные жители тоже в два раза превышали ростом жителей нашей земли. Было там много великих городов, в которых царили совсем другие законы и обычаи, чем у нас. По величине своей там особенно отличались два города, хотя, кроме размеров, они не имели ничего общего. Один из них называли „Военным“, другой – „Мирным“. Население второго города жило в спокойствии и достатке. Плоды земли они собирали без плуга и волов, без пахоты и сева. О болезнях,– добавил Силен,– они просто не имели понятия, и вся их жизнь была сплошным весельем и радостью. Жили без вины и греха, что высоко ценилось богами. В противоположность им жители первого, воинственного, города были предрасположены к ссорам, умели пользоваться оружием, постоянно хотели покорить своих соседей, чтобы их город властвовал над многими народами. Жителей там насчитывалось не менее двух миллионов. Хотя и редко, но некоторые умирали от ран, полученных на войне от камней и палок, ибо железо не причиняло им вреда. Золота и серебра они имели вдоволь и ценили их ниже, чем мы ценим железо. Когда‑то,– рассказывал далее Силен,– они попытались напасть на наши острова, перебросили через Океан десять миллионов человек и достигли земель гипербореев. Однако, убедившись, что этот народ хотя и счастлив, но беден и живет в нищете, они настолько стали его презирать, что отказались от дальнейшего похода...»7.

Далее рассказ Силена вызывает еще большее изумление. Их города населяют люди, именуемые меропами. На границе владений якобы находится место, называемое Аностос, похожее на щель, лишенную и света и темноты, заполненную темно‑красным воздухом. Через это место протекают два ручья. Один называется Рекой радости, второй – Рекой печали. По их берегам растут большие фруктовые деревья. Кто отведает плодов с деревьев над Рекой печали, зальется слезами и будет рыдать до конца жизни. Плоды же деревьев, растущих над Рекой радости, обладают противоположными свойствами– кто попробует их, немедленно исцелится от недугов, забудет обо всем, что было для него важным, и будет молодеть до тех пор, пока не достигнет детского возраста. Из старика он превратится в человека зрелых лет, затем в юношу, мальчика, ребенка и достигнет предела дней своих. Кто хочет, пусть считает этот рассказ Феопомпа достоверным. «По‑моему, как этим, так и другими рассказами он доказывает, что принадлежит к неплохим поэтам»,– заключает Элиан.

Однако атлантологи используют рассказ Феопомпа (а вернее – Элиана) в качестве аргумента против тех, кто утверждает, что ни во времена Платона, ни до них никто ничего толком об Атлантиде не слышал.

Отдельные фрагменты из рассказа Феопомпа напоминают отрывок из книги «De situ Orbis» («О строении земли») римского географа Помпония Мела, которую он написал в первой половине I в. н. э. Эту книгу в XVI в., то есть даже после открытия Америки, считали источником сведений о мире. В описании Счастливых, или Блаженных, островов там также говорится о двух волшебных ключах.

«Против выжженной солнцем части побережья лежат острова, принадлежавшие, по рассказам, Гесперидам. Плотным массивом возвышается среди песков гора Атлант. Гора эта неприступна из‑за торчащих со всех сторон скал и заостряется по мере приближения к вершине. Вершины горы не видно, она уходит в облака. Говорят, что она не просто касается неба и звезд, но и подпирает их.

Напротив этой горы расположены Острова Блаженных. Здесь сами собой, одни за другими, вырастают плоды, которые и служат пищей населению островов. Эти люди не знают забот и живут лучше, чем жители великолепных городов. Один из островов замечателен двумя удивительными источниками: выпив воды из первого источника, человек начинает смеяться и может умереть от смеха. Стоит выпить воды из второго источника, смех прекращается».

Римский поэт Руф Фест Авиен около 350 г. н. э. тоже писал о Священных островах. В своем труде «Описание морского берега», основанном на работах древних греческих авторов, он описывает поход карфагенян под предводительством Гимилькона к побережью Британских островов. Этот документ представляет в настоящее время большую ценность. Авиен пишет:

«Отсюда до острова Священного – такое название дали ему древние – лежит двухдневный путь для кораблей. Средь вод он поднимается широкою поверхностью, и на большом пространстве живет на нем и трудится племя гиернов. Поблизости от него открывается остров племени альбионов. Обычно было для жителей Тартесса вести торговлю в пределах Эстриминид. Но и поселенцы Карфагена, и народ, который жил у Геракловых Столпов, не раз в моря езжали эти. Пуниец Гимилькон, который сообщает, что сам он на себе все это испытал на деле, с трудом доплыв сюда, говорит, что сделать такой путь возможно только в четыре месяца; тут нет течений ветра, чтобы гнать корабль; ленивая поверхность тихих вод лежит недвижно. Надо прибавить вот что еще: среди пучин растет здесь много водорослей и не раз, как заросли в лесах, движенью кораблей они препятствуют. К тому же, по его словам, и дно морское здесь не очень глубоко, и мелкая вода едва лишь землю покрывает. Не раз встречаются здесь стаи морских зверей и между кораблей, ползущих очень медленно, с задержками, ныряют чудища морей».

На расстоянии пяти дней плавания к западу от Британских островов помещает таинственный материк грек Плутарх (46–120 г. н. э.) в своем труде «Moralia». Согласно Плутарху, это был остров Кроноса, одного из титанов, отца Зевса и Посейдона. Это не противоречит и рассказу Платона, согласно которому Атлантида была островом Посейдона. Сообщение Плутарха относится к периоду до раздела мира между богами, что следует из дальнейшего рассказа: «Где‑то там должен был находиться остров Огигия, на котором Зевс в свое время держал в заключении Кроноса. Некоторое время спустя победитель Зевс помирился с побежденным Кроносом и тогда Кронос будто бы поселился постоянно на Счастливых островах»8.

Гомер тоже упоминает остров Огигию. У его берегов, как говорят, разбился корабль Одиссея и там нашла его нимфа Калипсо. Но мы уже говорили, что к Гомеру возвращаться не будем...

Исключительно ценным для атлантологов трудом является «Библиотека» римского историка времен Юлия Цезаря Диодора Сицилийского. Она состоит из сорока книг, до нашего времени сохранилась лишь половина их. Подобно многим, Диодор Сицилийский использовал в своих трудах и более древние работы, но в противоположность им он не называет источников. Его работы содержат много сведений географического характера, хотя в принципе это всеобщая история «с начала света» до времен Юлия Цезаря.

Хотя «Библиотека» и не является оригинальным трудом, а возможно именно поэтому, ее стоит включить в список работ античных авторов, упоминающих об Атлантиде.

В сохранившейся третьей книге много места занимает рассказ об амазонках, которые пошли войной на атлантов – весьма тихий народ, живший на благодатных землях и имевший большие города.

А в пятой книге «Библиотеки» мы находим следующее описание.

«Познакомившись с островами, лежащими по эту сторону Геракловых Столпов, перейдем к островам в Океане. Ближе к Африке в просторах Океана на запад от Ливии лежит превеликий остров. Земля на нем плодородна, хотя и гориста. Судопроходные реки орошают ее. Рощи там изобилуют различными деревьями, а бесчисленные сады полны плодов. Деревни там также богато отстроены...

В гористой части страны много лесов, в которых встречаются разнообразные плодоносные деревья... На острове много ключей, воды которых не только утоляют жажду, но и укрепляют здоровье. Для охоты много там всякого рода зверей, изобилие которых делает пиры веселыми и богатыми. Омывающее остров море изобилует рыбой... Климат там весьма благодатен... Наконец, жизнь на этом острове настолько прекрасна, что, кажется, на нем должны жить не люди, а боги.

Прежде остров этот из‑за отдаленности от прочего света не был известен. Открыли его случайно. Финикийские купцы еще в древности плавали морем. Поэтому не только в Африке, но и в краях на запад от Европы обосновали селения. А поскольку удача сопутствовала им, то они отправились и за Геракловы Столпы, в море, которое называли Океаном. А прежде вблизи Столпов, возле пролива, на полуострове в Европе построили город Гадир (Кадикс), в котором воздвигли великолепный храм в честь Геракла, где по финикийскому обычаю совершали жертвоприношения. Храм этот, как и прежде, считается местом священным, так что даже знатные римляне, прежде чем начинать важные дела, давали здесь обеты, и после благополучного исхода их исполняли. Однажды финикяне, уже зная страну за Столпами и проплывая мимо Африки, бурею были занесены далеко в Океан и пристали к этому острову. Узнав все о благополучии этого края, они поведали о нем и другим. Поэтому и тирреняне9, тоже будучи мореходами, решили там обосноваться. Но им воспрепятствовали в этом карфагеняне, опасаясь, чтобы и их граждане, прельстившись легкой жизнью на острове, не переселились на него, да и чтобы на случай неожиданных бедствий иметь готовое убежище. Они надеялись, что, имея корабли, все смогут переселиться на остров, не известный врагам».

Можно было бы привести еще много других цитат из произведений греческих и римских авторов, в которых речь идет о каких‑то диковинных странах или островах за проливом, соединяющим Средиземное море с океаном.

Однако особого внимания заслуживают высказывания Авиена, Помпония Мелы и Диодора, утверждающих, что на расстоянии нескольких дней плавания от Африки находится какой‑то с древних времен населенный остров. К их числу можно отнести и Плиния, рассказывающего о том, что страна Гесперид расположена в западной Африке. Названные авторы часть своей жизни провели или в Испании, или в западной Африке, которые в то время были римскими колониями, поэтому их рассказы взяты как бы из «первоисточника», в какой‑то степени это рассказы «свидетелей». В данном случае к ним нельзя применить польскую поговорку «врет, как свидетель», ибо их рассказы о «Священных островах» – чистейшая правда (если, конечно, не принимать во внимание названия острова, или островов, как деталь несущественную). На указанном расстоянии от Африки в Атлантическом океане на самом деле расположены острова: это острова Канарского архипелага, несколько севернее – остров Мадейра, а еще дальше на север, напротив Столпов Геракла, почти там, где, согласно Платону, находилась Атлантида,– Азорские острова. Южнее Канарских островов, на небольшом расстоянии, всего лишь в «нескольких днях пути» от Африки, мы находим еще один архипелаг – острова Зеленого мыса. Об их существовании греческие и римские географы знали лишь по рассказам иностранных мореплавателей, поскольку, как это признает Эратосфен в своей «Географии», «в древности люди выходили в море для грабежа или торговли, но не в открытое море, а только вдоль материка». На путешествия в открытом море решались только финикийские мореплаватели, рассказывая после этого ровно столько, сколько им позволяли их собственные интересы.

В труде Диодора впервые упоминаются атланты как жители островов в океане. Не следует, однако, забывать, что Диодор жил спустя 300 лет после Платона и именно из его диалогов он мог заимствовать название народа, населяющего остров, о существовании которого он знал из других источников.

Об Атлантиде упоминает и Геродот, когда говорит о жителях северо‑западной Африки.

«Непосредственно за холмами следует гора по имени Атлант. Гора эта узка и со всех сторон кругла; говорят, она так высока, что нельзя видеть вершины ее, потому что она вечно покрыта снегом, летом и зимой. По словам туземцев, это столб, на который опирается небо. По имени горы тамошние жители называются атлантами. Рассказывают, что они не едят ничего одушевленного и не видят снов.

Народы, живущие на песчаной полосе до атлантов, я могу назвать по именам, а живущие дальше мне уже не известны. Песчаный гребень тянется до Геракловых Столпов и даже по ту сторону их. На расстоянии десяти дней пути от атлантов находятся на этом гребне соляные копи, а подле них живут люди. Жилища у всех их сооружены из соляных глыб»10.

Пятьсот лет спустя это повторяет Помпоний Мела:

«По ту сторону областей, омываемых Ливийским морем, живут ливийские египтяне, левко‑эфиопы и гетулы. Гетулы – большой и многочисленный народ. Далее следует обширная область, необитаемая на всем своем протяжении. За ней, по нашим сведениям, лежат территории, населенные гарамантами, авгилами, троглодитами и атлантами (мы начали это перечисление с самого восточного народа и кончили самым западным)».

И в другом месте.

«Говорят, что по ту сторону пустыни живет племя атлантов. Всякий раз, когда восходит и заходит солнце, атланты проклинают его, так как оно грозит мором и людям, и их полям. У атлантов отдельные лица не носят имен, они не едят мяса, и в отличие от всех других смертных им не дано видеть сны».

Современник Мелы Плиний Старший пишет почти то же самое:

«...Недалеко от них живут атланты, полудикие эгипаты, блеммийцы, гамфасанты, сатиры и гимантоподы. Если верить писателям, атлантам чужды человеческие обычаи: они не называют друг друга по именам, смотрят на восход и заход солнца как на гибель для них самих и их полей, ужасно проклинают его и не видят во сне того, что остальные смертные».

Конечно, атланты из северной Африки – это не атланты Платона и Диодора. И подобные цитаты мы приводим здесь лишь для того, чтобы читатель сам рассудил, чего стоят рассказы древних писателей, одни из которых являются точными копиями других. Читая их, мы словно бродим по переходам лабиринта и уже уверены в том, что по нескольку раз попадаем в одно и то же место.

И все же некоторые атлантологи придерживаются мнения, что они нашли в этом лабиринте путь, который ведет к Атлантиде.

Например, Борхардт («Platos Insel Atlantis», 1927) утверждает, что Атлантида находилась на территории нынешнего Туниса. В его южной части расположены в настоящее время два озера, которые, согласно научным исследованиям, являются остатками древнего моря. В этом озере или море должен был находиться остров. Геродот писал о нем так:

«За логофагами вдоль морского берега следуют махли, также употребляющие в пищу лотос, но меньше, нежели упомянутый выше народ. Они доходят до большой реки, именуемой Тритоном и изливающейся в большое озеро Тритониду. На озере есть остров по имени Фла»11.

Ныне эти озера, или так называемые «шоты» – Шот Мелегир и Шот Джерид,– мелкие, соленые болота, а в ранние исторические времена они были судоходны.

В качестве аргумента в пользу поисков Атлантиды именно здесь Борхардт приводит сообщения Диодора, который не упоминает о катастрофе на острове, населенном атлантами, хотя много пишет о их борьбе с амазонками, но говорит о бедствии, постигшем остров на озере: «Озеро Тритонида, как говорят, исчезло вследствие землетрясения...»

У Борхардта есть и другие аргументы. Его Атлантида тоже расположена, согласно рассказу Платона, за Столпами Геракла. Но речь идет здесь о других Столпах. По Геродоту, на острове Фла находился знаменитый храм Афины. Борхардт утверждает, что этот храм был построен на месте, где останавливался Геракл по пути в страну Гесперид, столбы его воздвиг сам Геракл. Значит, «Столпы Геракла» – это действительно столбы, которые устанавливались в честь Геракла и при других храмах.

Теория Борхардта имеет много сторонников, хотя ее нетрудно и опровергнуть. Возможно, озеро существовало в одно время с Атлантидой. А катастрофа, которая привела к гибели острова на океане, вызвала землетрясение в Греции и других местах, могла изменить характер местности и в этой части Африки. Теория Борхардта как будто вполне соответствует рассказу Диодора о войне атлантов с амазонками, ибо Диодор располагает страну амазонок в северной Африке. Однако есть толкователи, которые считают это большой ошибкой. Ведь, согласно греческим мифам, амазонки должны были находиться в Малой Азии на реке Фермодонт, которая впадает в Черное море.

Но и в этом случае античная география дает нам новую нить, ухватившись за которую мы постараемся найти соответствующую дорогу из лабиринта: оказывается, существовали две реки под названием Фермодонт – одна в Малой Азии, вторая в Греции, в Беотии. Была там и река с названием Тритон! Таким образом, возможно, что страна амазонок – это часть Беотии. Может, и Атлантиду следует искать именно здесь?

Однако пути из лабиринта ведут как будто в различных направлениях. Где только не располагали Атлантиду! Ее «находили» в Малой Азии, на острове Крит, на Кавказе, в Палестине, на Скандинавском полуострове и на Шпицбергене, а в последнее время – в 1952 г. – немецкий пастор Юрген Шпанут сумел обнаружить ее на острове Гельголанд. И в каждом отдельном случае – в полном соответствии с античной географией и описаниями древних историков, да и в согласии с Платоном! Разумеется, в мнимом согласии, ибо Платон вполне определенно указал: в океане, который отныне имеет вполне обоснованное название Атлантического, и за Столпами Геракла.

В 1675 г. шведский атлантолог Олаус Рудбек, основываясь на произведениях Гомера и Плутарха, доказывал, что Атлантида не могла находиться в каком‑либо другом месте, кроме Швеции, а ее столицей была Упсала. Он ссылается при этом на труд Плутарха «De facie in orbe Lunae» («О лице в лунном диске»):

«Огигия находится отсюда недалеко в открытом море... На расстоянии пяти дней пути от Британии, во‑вторых, около большого залива не меньше, чем Меотис12, в‑третьих, там, где Солнце не скрывается в течение тридцати дней в году, исчезая только на один час...»13.

В другом месте Рудбек вычитал, что Атлантида лежит там, где созвездие Большой Медведицы постоянно висит над горизонтом, никогда к нему не приближаясь. Так писал Гомер. Известно, что чем дальше на юг, тем больше звезд Большой Медведицы скрывается за горизонтом; таким образом, место, указанное Гомером, должно находиться вблизи 55 параллели или даже севернее ее. Рудбек рассудил, что это может быть только в северной части Европы – Скандинавский полуостров, Финляндия, север России. Поскольку во время летнего солнцестояния солнце находится там над горизонтом в течение 23 час, это, вероятно, должно быть недалеко от Полярного круга, который проходит через северную часть Скандинавии. Не будем повторять здесь все расчеты Рудбека, скажем только, что последующие исследователи сочли всю теорию Рудбека фантазией. Она упоминается в их работах лишь в шутливых тонах, как пример того, к чему может привести неправильно понимаемая национальная гордость. Если бы Рудбек сам не был шведом, возможно, что к его теории отнеслись бы с большим доверием.

Однако следует признать, что рассуждения Рудбека не лишены оснований. Возможно, их слабым местом является отождествление Атлантиды с Огигией Гомера, но его космографические исследования представляют определенный интерес. Если встать на почву «космической катастрофы Атлантиды», о которой будет говориться дальше, то выводы Рудбека окажутся вполне применимыми, чтобы определить местонахождение Атлантиды в районе Азорских островов.

Согласно «космической» гипотезе, столкновение с каким‑то небесным телом вызвало перемещение земной оси на 30°. Таким образом, перед катастрофой северный географический полюс находился бы вблизи полуострова Лабрадор, а экватор проходил бы через Атлантический океан от нынешней южной границы Бразилии через остров Святой Елены к устью реки Конго. В связи с этим географическая широта Азорских островов составила бы не 38°, как в настоящее время, а около 55°, то есть столько же, сколько и широта нынешнего города Упсала.

Если нынешние Азорские острова принять за остатки древнего материка, то его северный край мог находиться по соседству с Полярным кругом, который, разумеется, проходил вокруг тогдашнего полюса, и солнце могло и даже должно было в летнее время находиться над горизонтом круглые сутки. Большая Медведица не приближалась к горизонту. И в течение пяти дней можно было добраться отсюда морским путем до Британских островов.

 

1. Морская богиня.

2. Древнее название самого северного острова, чаще его называют Туле и отождествляют с Исландией или Норвегией у Тронхейма. Вероятнее всего, это ныне не существующий остров – часть подводной Форерской возвышенности.– Прим. ред.

3. Перевод С. Соловьева, Люций Анней Сенека, Трагедии, Academia, М.–Л., 1933, стр. 61.– Прим. перев.

4. Перевод автора.

5. Согласно данным современной археологии, Троянская война происходила во второй половине XIII в. до н. э.

6. Здесь и далее переводы цитат из произведений античных авторов взяты из сборника «Античная география». Составитель проф. М. С. Боднарский, Географгиз, М., 1953. – Прим. перев.

7. Скорее всего речь здесь идет об Америке. – Прим. ред.

8. Перевод автора.

9. Этруски.– Прим. ред.

10. Геродот, История в девяти книгах, кн. IV, 1885, стр. 378–379.

11. Геродот, История в девяти книгах, кн. IV, 1885, стр. 375.

12. Нынешнее Азовское море. – Прим. ред.

13. Перевод автора.

 

 






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.026 с.