Знаки различия русской армии и флота накануне и во время Первой мировой войны — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Знаки различия русской армии и флота накануне и во время Первой мировой войны



 

Накануне Первой мировой войны офицерскими знаками различия в русской армии являлись эполеты и погоны. Первые с 1883 года были принадлежностью исключительно парадной формы одежды, вторые носились на повседневной и полевой. Поскольку к началу XX века число случаев, требовавших ношения формы с эполетами, свелось к минимуму, то основную нагрузку по различию военных чинов несли на себе именно погоны. Знаками различия для солдат являлись исключительно погоны, имевшие пятиугольную форму; погоны офицеров и подпрапорщиков были шестиугольными. Длина погона измерялась по плечу, но не превышала 17,6 сантиметра, ширина — 67 миллиметров.

С 1909 года погоны нижних чинов были двусторонними. С одной стороны они были окрашены в присвоенный полку или иной части цвет, с другой — в защитный. В мирное время рядовые и унтер-офицеры носили погоны цветной стороной наружу, а в военное полагалось попросту перешить погоны «наоборот» — и полевая форма готова. На мундирах и гимнастерках носились пристежные погоны, на шинелях — нашивные. В 1916—1917 годах мягкие нашивные погоны начали носить также на гимнастерках, френчах и кителях.

С помощью цветных погон можно было с первого взгляда определить воинскую принадлежность солдата. У всех лейб-гвардейских полков и артиллеристов были красные погоны, у стрелковых — малиновые, у гренадерских — желтые. Армейская пехота носила погоны красные (1-й и 2-й полк в дивизии) и светло-синие (3-й и 4-й полки в дивизии).

Звания на погонах нижних чинов обозначались поперечными нашивками — лычками шириной 11 миллиметров, изготовленными из басона (введены в 1843 году). В армии лычки были белыми, у гренадер — белыми с красной нитью, в лейб-гвардии — желтыми с двумя красными нитями; на защитной стороне погон лычки были темно-оранжевыми. Одна лычка — ефрейтор, две — младший унтер-офицер, три — старший унтер-офицер, одна широкая (в разных родах войск ширина варьировалась от 22 до 27,7 миллиметра) — фельдфебель, широкая продольная (как у современного старшины, шириной 27,7 миллиметра) — подпрапорщик. У фельдфебелей лычка изготовлялась из особого полуштабского галуна, у подпрапорщиков — из портупейного галуна. Подпрапорщикам до 31 октября 1914 года полагались только цветные погоны. С 1909 года на погонах начали размещать спецзнаки, указывающие на род войск. Особенно много разновидностей спецзнаков было в инженерных войсках. Новые спецзнаки продолжали вводиться вплоть до осени 1917 года.

Помимо спецзнаков и лычек, на цветной стороне солдатских погон указывалась также квалификация солдата. Это касалось главным образом артиллеристов и кавалеристов. Разведчики в пехоте и кавалерии имели на погонах узкую белую продольную нашивку, наводчики орудий — узкую желтую продольную нашивку, наблюдатели в артиллерии — узкую желтую поперечную лычку, размещавшуюся ниже лычек, обозначавших звания. Одна узкая поперечная черная нашивка, размещавшаяся внизу погона, указывала на то, что солдат находится в длительном отпуске для поправки здоровья, две такие нашивки — что солдат находится в бессрочном отпуске. Все эти нашивки могли встречаться на погоне одновременно. Так что, к примеру, ефрейтор-разведчик, находившийся в бессрочном отпуске, имел на погоне сразу четыре лычки — три поперечных и одну продольную.



Квалификация указывалась и на оборотной, защитной стороне солдатских погон, но уже по-другому: разведчики-пехотинцы обозначались продольной узкой темно-оранжевой нашивкой, разведчики-кавалеристы — поперечной светло-синей нашивкой у нижнего края погона. Такая же нашивка в конной артиллерии обозначала бомбардира-наводчика. А вот в пешей артиллерии он обозначался уже темно-оранжевой нашивкой у нижнего края погона. Бомбардиры-наблюдатели имели поперечную лычку ниже ефрейторской: в пешей артиллерии — красную, в конной — светло-синюю, в крепостной артиллерии — оранжевую.

Неотъемлемой частью погон была шифровка высотой 33 миллиметра. Так называлось сокращенное обозначение воинской части, нанесенное на погон. На солдатские погоны шифровки наносились красками разных цветов по трафарету. В пехоте цвет шифровки — желтый, у стрелков — малиновый, в кавалерии и конной артиллерии — голубой, в пешей артиллерии — красный, в инженерных войсках — коричневый, в казачьих войсках — синий, в железнодорожных — светло-зеленый, в крепостных частях всех родов оружия — оранжевый, в обозах — белый, в интендантских частях — черный. До 1909 года на погонах проставлялся номер дивизии, после — полка или иной части. Шрифт шифровок часто менялся, накануне Первой мировой войны действовали стандарты, утвержденные приказом Военного ведомства № 228 от 20 мая 1912 года. Наиболее простыми были шифровки в пехотных, стрелковых и гренадерских полках — это был номер полка, обязательно с точкой после цифры, например: 15. — 15-й пехотный Шлиссельбургский полк. Такая же схема была у инженеров и артиллеристов, например: 12. — 12-я саперная рота, 44. — 44-я артиллерийская бригада. Другие шифровки были сложнее, например: 1. Чт. — 1-й Читинский казачий полк, При. Д. — Приморский драгунский полк, 1. В.С.С. — 1-я Восточно-Сибирская стрелковая бригада, М.М.Л. — Московский местный лазарет, Грз. — Грузинский конный полк, П.Т. 15. — 15-й продовольственный транспорт, С.П. 8. — 8-й санитарный поезд, 4. Об. — 4-й обозный батальон, Од. Р. К.С. — Одесская рота Карантинной стражи, а. с. Зап. — автомобильный склад Западного фронта, XIV. — XIV корпусной авиационный отряд, и т. п. Обычно шифровка наносилась в одну строку, но были и громоздкие, занимавшие собой большую часть погона. Шифровка размещалась ниже спецзнака.



Солдаты частей, имевших так называемых августейших шефов — императора России или союзных ей держав, великих князей, иностранных принцев и герцогов, — вместо шифровки несли на погонах шефские вензеля. Они наносились масляной краской по трафарету. Высота вензелей с 1891 года составляла от 72 до 75 миллиметров.

Солдаты, поступившие на воинскую службу добровольно, назывались в русской армии охотниками (если имели низшее образование) или вольноопределяющимися (со средним или высшим образованием). Их погоны были обшиты по периметру узким черно-желто-белым шнуром. С 9 октября 1916 года в соответствии с приказом по Военному ведомству № 560 погоны охотников, в отличие от вольноопределяющихся, стали обшивать бело-сине-красным шнуром. Погоны сверхсрочнослужащих обшивались по периметру желтым басоном шириной 16,7 миллиметра. Таким же басоном обшивались погоны юнкеров. Лычки на них были из золотого галуна особого плетения, так называемого «пажеского буравчика». Две лычки нес младший портупей-юнкер, три — старший портупей-юнкер, одну широкую — юнкер-фельдфебель.

Офицерские погоны были введены в русской армии 29 апреля 1854 года — сначала лишь для ношения на шинели, а с 12 марта 1855 года также на повседневной форме. Сперва они были пятиугольными, как и солдатские, а с 30 ноября 1855 года — шестиугольными. Русские офицерские погоны очень походили на современные, однако между ними имелись и существенные различия. Кроме того, стоит помнить о том, что в русской армии военные врачи и целый ряд других военных чиновников носили не армейские, а штатские чины, и погоны им полагались особенные — с чиновничьим галуном, более узкие и короткие. Звездочки на них располагались в вертикальном ряду. Коллежский регистратор носил одну звездочку на одном просвете, губернский секретарь — две, коллежский секретарь — три, титулярный советник имел погон без звездочек с одним просветом, коллежский асессор носил две звездочки при двух просветах, надворный советник — три звездочки при двух просветах, у коллежского советника на погонах с двумя просветами звездочек не было. Статский советник имел на погонах со специальным плетением одну звезду, действительный статский советник — две, тайный советник — три, у действительного тайного советника погоны были «чистые».

Технология изготовления офицерских погон была совершенно иной, нежели сейчас. Для производства офицерского погона бралась цветная суконная основа, на которую вручную нашивались куски золотого или серебряного погонного галуна (он делился на портупейный и штаб-офицерский; ширина узкого галуна — 22 миллиметра, широкого — 27,8 миллиметра). В основном российские офицеры носили именно золотые погоны. Серебряные были у 1-й Гвардейской пехотной дивизии, 2-го и 3-го полков Гвардейской стрелковой дивизии, лейб-гвардии Саперного батальона, 4-й Гренадерской дивизии и всех армейских инженерных частей (в том числе летчиков).

Галун был одинаковым для всех категорий офицеров, кроме гусар — с 7 мая 1855 года им полагался особый, очень нарядный «гусарский галун», по которому гусарского офицера сразу можно было отличить от других. Кроме гусар, такой галун впоследствии получили офицеры Собственного Его Императорского Величества Конвоя (1855), 4-го Стрелкового Императорской Фамилии батальона (1906) и Георгиевского батальона охраны Ставки Верховного главнокомандующего (1916).

Существовали также погоны для офицеров запаса. Их с 1883 года отличала поперечная галунная нашивка шириной 17 миллиметров, шедшая по низу погона и обратная цвету основного галуна (то есть на золотом погоне — серебряная, на серебряном — золотая). Штаб-офицеры в отставке вместо портупейного галуна несли на погонах «гусарский галун» цвета, обратного основному цвету погона, а обер-офицеры в отставке носили поперек плеч короткие прямоугольные контрпогоны. У офицеров, уволенных в отставку по ранению, вдоль просвета шли узкие полоски галуна, обратного основному цвету погона.

Но вернемся к технологии производства погон. Между кусками нашитого на «тело» погона галуна оставались видны узкие (5,6 миллиметра) полоски цветной основы погона. Они как бы просвечивали через галун, почему и получили до сих пор существующее название «просветы» (также их называли «дорожками»). Некоторые офицеры заказывали за свой счет цельнотканые погоны, где галун и просветы представляли собой единое целое. Цвета просветов обозначали род войск (стрелки — малиновый, гренадеры — желтый) или номер полка в дивизии (в армейской пехоте: 1-й и 2-й полки — красные просветы, 3-й и 4-й — светло-синие). Погоны могли быть и твердыми, и мягкими, вшивными. Последние особенно распространились в армии в 1916—1917 годах.

Пятиконечные звездочки (они появились на эполетах в 1827 году, а на погонах — в 1854-м) были одинакового размера для всех категорий офицеров, от прапорщика до генерала, диаметром 11 миллиметров. На эполетах звездочки были коваными, на погонах — вышитыми нитью (иногда офицеры заказывали и металлические). На золотом галуне звездочки серебряные, на серебряном — золотые. При наличии шифровки две нижние звездочки размещались по обеим сторонам шифровки (либо, при отсутствии места, над ней), а на погонах без шифровки — на расстоянии 38,9 миллиметра от нижнего их края. Если на погоне размещались шифровка и спецзнак, то звездочка вышивалась над ними (иногда сразу под погонной пуговицей, то есть гораздо выше, чем на современных погонах). Звездочки на погонах майора (до 1884 года, когда этот чин был упразднен) и подполковника размещались не на просветах, а по их бокам. (Так же размещались звездочки на погонах подполковника и полковника Красной армии в январе 1943-го — ноябре 1944 года.)

Прапорщик носил одну звездочку, подпоручик (корнет / хорунжий) и майор — две, поручик (сотник) и подполковник (войсковой старшина) — три, штабс-капитан (штабс-ротмистр/подъесаул) — четыре, капитан (ротмистр/есаул) и полковник носили «чистые» погоны, без звездочек. Поэтому в среде офицеров часто в шутку желали друг другу «погон чистых, как моя совесть». Погон пристегивался к кителю металлической пуговицей с изображением двуглавого орла.

Генеральские погоны изготавливались из золотого (у генералов инженерных войск — серебряного) галуна с так называемым «генеральским зигзагом» шириной 17 миллиметров, рисунок которого был введен 30 ноября 1855 года. Генерал-майор нес на погонах две звездочки, размещенные так же, как на погонах современного подполковника, генерал-лейтенант — три, размещенные так же, как у современного полковника. Полный генерал имел «чистый» погон, у генерал-фельдмаршала на погонах были скрещенные маршальские жезлы. У отставных генералов по полю погона шел зигзаг цвета, противоположного основному (по золотому погону — серебряный, по серебряному — золотой).

Как и на солдатских погонах, на офицерских помещалась шифровка с номером части, а кому положено, тот носил и спецзнаки. Шифровка, в отличие от солдатской, была металлической, золотой или серебряной. Иногда ее вышивали золотой или серебряной нитью. «Шефские» части, имевшие того или иного августейшего покровителя, вместо шифровки носили на погонах его металлический вензель. Вензеля императора на погонах носили также офицеры, состоявшие в его свите (они именовались флигель-адъютантами).

На генеральских погонах изображалась шифровка по номеру дивизии (арабскими цифрами, например 138.) или корпуса (римскими цифрами, например XIV.). Но нередки были и случаи, когда генералы носили на погонах номер полка, в котором начинали службу или которым длительное время командовали. Генералы, причисленные к Свите, носили на погонах вензеля императора и имели специальные звания «генерал-майор Свиты Его Императорского Величества» и «генерал-адъютант» (генерал-лейтенанты и полные генералы).

Знаками различия рядового состава Русского Императорского флота были погоны. На начало 1914 года они были пятиугольными, красного цвета (в Гвардейском экипаже) или черного цвета с желтыми шифровками (Ч. Ф. — Черноморский флот, Б.Ф. — Балтийский флот, С.Ф. — Сибирская флотилия, В.П. — водолазная партия, М.П. — морской полигон, М.О. — минный отряд, К.Р. — Каспийская флотская рота и т. п.). Звания обозначались поперечными желтыми лычками. Матрос 2-й статьи имел «чистый» погон, матрос 1-й статьи носил одну лычку, квартирмейстер — две, боцманмат — три, боцман — одну широкую поперечную лычку. Кроме того, на флоте существовало множество дополнительных нашивок, указывавших на специальность конкретного матроса (старший марсовый, водолазный старшина, гальванер, минер, рулевой, сигнальщик, санитар, писарь, фельдшер, музыкант, телеграфист и т. п.).

Промежуточный между рядовым и офицерским составом флота класс кондукторов с августа 1913 года носил пятиугольные погоны с широким продольным галуном. На погоне размещался спецзнак, указывавший на квалификацию кондуктора.

Знаками различия офицеров флота были эполеты (на парадной форме одежды, которая надевалась в минимуме случаев) и погоны. Погоны офицеров флота были золотыми, с черными просветами и серебряными звездочками. Они пристегивались к мундиру пуговицей с изображением двуглавого орла (до 1904 года на пуговице изображался якорь). Мичман носил две звездочки при одном просвете, лейтенант — три, старший лейтенант имел «чистый» погон с одним просветом. У капитана 2-го ранга при двух просветах на погонах были три звездочки, капитан 1-го ранга носил «чистый» погон с двумя просветами. На адмиральских погонах размещались вышитые черной нитью двуглавые орлы с поднятыми вверх крыльями и Андреевским крестом на груди. У контр-адмирала был один такой орел, у вице-адмирала — два, у адмирала — три, расположенных в вертикальном ряду.

Необходимо заметить, что Корпус морской артиллерии, Корпус флотских штурманов и Корпус корабельных инженеров русского флота имели «сухопутные» офицерские чины, но первые носили при этом аналогичные флотским золотые погоны с черными просветами и серебряными звездочками, вторые — серебряные погоны с черными просветами и золотыми звездочками, а третьи — серебряные погоны с красными просветами и золотыми звездочками. Корпус инженеров-механиков флота носил золотые погоны с черными просветами, серебряными звездочками и красным кантом, при этом пользуясь собственными наименованиями чинов (инженер-механик мичман, инженер-механик лейтенант и т.п.) Корпус гидрографов при армейских чинах носил золотые погоны с черными просветами, серебряными звездочками и синим кантом, а у гидрографов-геодезистов погоны при армейских чинах были точно такими же, как у флотских офицеров.

Вид погон чинов по Адмиралтейству отличался разнообразием и зависел от конкретного места службы того или иного офицера. Так, офицеры по Адмиралтейству военного времени носили серебряные погоны с красным просветом, красными кантами и золотыми звездочками, а офицеры по Адмиралтейству, служащие в Морском министерстве, — такие же погоны, но с двойным красно-черным кантом. Флота генералы носили серебряные погоны с золотыми звездочками и черным кантом.

…Начало Первой мировой войны быстро положило конец обилию блестящих деталей на русских погонах. В соответствии с приказом Военного ведомства № 511 от 11 августа 1914 года с них исчезли вензеля «вражеских» шефов — императоров Германии и Австро-Венгрии (а в октябре 1915 года и царя Болгарии). Если с офицерских погон металлические вензеля снять было просто, то с солдатских прорисованные по трафарету шифровки приходилось соскабливать, и получалось это не всегда. Кстати, сами немцы и австрийцы вензеля российских императоров на погонах отменять не стали. А 31 октября 1914 года приказом Военного ведомства № 698 для всей действующей армии были введены полевые погоны. Они шились из сукна защитного цвета (те, что носились на шинели — из шинельного сукна). Просветы обозначались молескиновыми полосками темно-оранжевого или светлокоричневого цвета, которые просто нашивались на поле погона. Так же обозначался «генеральский зигзаг». Звездочки и шифровки были металлическими, оксидированными. Прежние металлические пуговицы с изображением двуглавого орла разрешалось заменять любыми другими. Для частей, находившихся в тылу, оставлялись прежние галунные (золотые или серебряные) погоны, так что теперь настоящего фронтовика отличить можно было сразу. Полевые погоны в ВМФ введены не были, так как в них попросту не было необходимости.

Однако на деле русское офицерство крайне отрицательно восприняло введение новых защитных погон и всячески противилось этому новшеству. Были целые полки, которые за всю войну из принципа так ни разу и не надели погоны образца 1914 года. Офицеры считали их блеклыми, некрасивыми, к тому же на защитном сукне металлические звездочки защитного цвета «читались» плохо. В результате к лету 1915 года все чаще на защитных погонах стали встречаться золотые звездочки и спецзнаки с повседневных погон, а к 1916 году действующая армия практически целиком вернулась к галунным довоенным погонам — и это несмотря на то, что они служили отличными мишенями для снайперов, да и вообще демаскировали в бою. Интересно, что в тылу ситуация была обратной, и 10 февраля 1916 года командование Московского военного округа издало специальный приказ, воспрещавший ношение «фронтовых» погон офицерами в Москве и на территории округа.

Была и еще одна форма протеста против «скучных» защитных погон. Это «погоны», нарисованные прямо на плечах гимнастерки. Рисовались такие «погоны» несмываемым химическим карандашом и были очень модными среди молодых офицеров в чине прапорщика или подпоручика.

Шифровки во время войны носились по возможности. Из-за частых переводов офицеров из части в часть шифровки приходилось постоянно менять, заниматься этим было некогда. Да и где взять на фронте положенные по уставу металлические цифры и буквы?.. Поэтому некоторые офицеры рисовали шифровки химическим карандашом на погоне, а многие ходили вообще без шифровок. Начальство на такие вольности обычно смотрело сквозь пальцы.

Что касается солдатских погон, то их еще с 21 августа 1914 года полагалось «строить» одноцветными, из защитного сукна. Лычки на них были из темно-оранжевой шерстяной тесьмы. Солдатским «шиком» считались металлические офицерские спецзнаки на погонах — так любили щеголять артиллеристы, бронеотрядники, авиаторы, солдаты химических рот, пулеметных и бомбометных команд. В 1917 году среди солдат стали модными также офицерские металлические шифровки.

26 января 1915 года были введены специальные погоны для зауряд-офицеров. Их отличала поперечная галунная нашивка шириной 16,6 миллиметра на нижнем поле погона (на золотых погонах — золотая, на серебряных — серебряная).

Февральский переворот 1917 года привел к тому, что с армейских погон исчезли вензеля членов династии Романовых. А вот для русского флота перемены в политической жизни страны привели к радикальному изменению знаков различия. 16 апреля 1917 года приказом морского министра № 125 погоны для офицеров и нижних чинов флота были полностью отменены. Причем мотивировка звучала так: «В соответствии с формой одежды, установленной во флотах всех свободных стран». Главным образом под «всеми свободными странами» имелась в виду Великобритания, моряки которой издавна носят нарукавные знаки различия. Именно по английскому образцу и были введены на русском флоте новые нарукавные нашивки. Их описание в приказе № 125 выглядело так:

«Сообразно чинам нашивки располагаются следующим образом:

1) у прапорщика и коллежского регистратора — одна узкая полоса галуна из 1/4 без завитка;

2) у подпоручика и губернского секретаря — один широкий галун в 3/4 с завитком;

3) у мичмана, поручика и коллежского секретаря — один широкий галун в 3/4 с завитком и один узкий без завитка;

4) у лейтенанта, штабс-капитана и титулярного советника — один широкий галун в 3/4 с завитком и два узких без завитка;

5) у старшего лейтенанта, капитана, коллежского асессора — один широкий галун в 3/4 с завитком и три узких без завитка;

6) у капитана 2-го ранга, подполковника и надворного советника — один широкий галун с завитком и один широкий без завитка, оба в 3/4;

7) у капитана 1-го ранга, полковника и коллежского советника — один широкий галун с завитком и два широких без завитка — все три в 3/4;

8) у статского советника — один широкий галун с завитком, под ним один широкий галун без завитка: оба в 3/4 и третий галун в 1” без завитка;

9) у контр-адмирала, генерал-майора и действительного статского советника — один широкий галун в 3/4 с завитком и под ним два широких по 1 без завитков, а сверху пятиконечная звезда;

10) у вице-адмирала, генерал-лейтенанта и тайного советника такие же галуны, что и у контр-адмирала, но под ними две пятиконечные звезды;

11) у адмирала, генерала и действительного тайного советника такие же галуны, как у вице-адмирала, но под ними три пятиконечные звезды.

Золотые галуны носят офицеры флота, инженер-механики, выдержавшие полный офицерский экзамен офицеры по Адмиралтейству, прапорщики и гидрографы. Серебряные галуны носят офицеры по Адмиралтейству, не выдержавшие полный офицерский экзамен, чины судебного ведомства, корабельные инженеры и врачи».

С новыми знаками различия русские военные моряки начали походить на служащих Добровольного флота, у которых похожие нашивки были и ранее. Поэтому 21 апреля 1917 года на левом рукаве всех чинов военно-морского флота появилось дополнительное отличие — красный вышитый якорь. 23 апреля приказом морского министра № 151 было уточнено, что «Офицеры берегового состава, офицеры по Адмиралтейству, военно-морские врачи, корабельные инженеры, чины судебного ведомства и военно-морские чиновники имеют верхний галун с завитком серебряный, а нижние золотые», причем под нижний галун подшивалась выпушка (у корабельных инженеров — красная, у чинов судебного ведомства — малиновая, у врачей — голубая, у прочих чиновников — белая). 1 мая 1917 года приказом морского министра № 181 новые знаки различия были распространены также на отставных моряков, «причем для отличия последних от чинов действительной службы верхний галун на пальто, сюртуке и тужурке, а на кителе верхняя черная тесьма нашиваются волнообразно и без завитков».

В первую очередь новая система знаков различия была введена на Балтийском флоте. Интересно, что на Черноморском, которым командовал А.В. Колчак, полностью отказываться от погон не стали — там наряду с новыми нарукавными нашивками были введены также «малые черные наплечники», а фактически те же погоны, только дублировавшие рисунок нашивок. Известно, что такие «наплечники» носили и некоторые офицеры-балтийцы, так что полностью погоны с флота так и не ушли.

Подобные революционные преобразования показались интересными и в армии, поскольку 23 мая 1917 года впервые в России появились сухопутные воинские части, в которых погоны попробовали отменить, заменив нарукавными знаками различия (Ударные революционные батальоны из волонтеров тыла). Впрочем, продержалась эта новация недолго и успеха не имела. Летом 1917 года появились погоны ударных частей — как правило, на них была изображена «Адамова голова» (череп и скрещенные кости). Однако в целом офицерские и солдатские погоны в российской армии не изменились и продолжали существовать до 16 декабря 1917 года, когда их ношение было официально отменено декретом ВЦИКа и СНК. Тогда же были отменены и флотские нарукавные нашивки, введенные Временным правительством.

 

«В воздаяние мужества и храбрости…»:






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.015 с.