Российские ордена и медали накануне и во время Первой мировой войны — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Российские ордена и медали накануне и во время Первой мировой войны



 

Накануне Первой мировой войны Российская империя обладала сравнительно компактной и достаточно совершенной наградной системой, формировавшейся в течение двух столетий. На начало 1914 года в стране существовало девять орденов, семь из которых могли вручаться за военные заслуги, а один был исключительно военным по статусу. Орденами могли награждаться офицеры, генералы, военные чиновники и военные священнослужители.

Сразу заметим, что ордена, вручаемые за боевые заслуги, внешне отличались от своих «мирных» аналогов. С 5 августа 1855 года к «боевым» крестам орденов Святого Станислава, Святой Анны и Святого Владимира присоединялись мечи, а с 15 декабря 1857 года — и бант из орденской ленты. Такими орденами награждались офицеры и генералы. Правило не распространялось на военных чиновников и священников — им за боевые заслуги вручались ордена с мечами, но без банта. Но 15 января 1915 года военные врачи, а 22 января 1915-го — и военные ветеринары получили право присоединять к своим боевым наградам бант. Кроме того, на практике военные священнослужители нередко удостаивались орденов именно с мечами и бантом. Если офицер получил орден до войны, а потом отличился в бою, к его «мирному» кресту мечи могли добавить отдельно в качестве награды.

Кроме того, общими для всех орденов были две особенности: с 9 августа 1844 года на орденах, жалуемых лицам не христианского вероисповедания, изображения или вензеля святых заменялись изображением двуглавого орла; кресты и звезды старших степеней всех орденов могли жаловаться с алмазами, что представляло собой как бы отдельную награду (то есть кавалер сначала мог получить орден Святого Александра Невского, а через несколько лет — алмазные знаки к нему).

Самым младшим российским орденом был орден Святого Станислава, учрежденный в 1765 году в Речи Посполитой. В 1831 году указом императора Николая I эта награда была причислена к российским. До 1839 года орден подразделялся на четыре степени, после — на три. Орденский девиз: «Награждая, поощряет». Крест 3-й степени ордена Святого Станислава носился на левой стороне груди, кресты 2-й и 1-й степеней — на шее, к 1-й степени полагалась орденская звезда, которая носилась на левой стороне груди. Лента ордена — красная с двумя белыми полосами по краям, полагалась к 1-й степени и носилась через правое плечо. За заслуги, проявленные на поле боя, орден жаловался со скрещенными мечами (а 3-я степень — и с бантом из орденской ленты). По Статуту к ордену Святого Станислава не представлялись православные военные священники (поскольку святой Станислав был католическим святым), но случались и исключения.



В мирное время 3-я степень ордена Святого Станислава вручалась практически любому офицеру за 12 лет безупречной службы. Это был самый первый орден, которым мог украсить свой мундир молодой поручик или штабс-капитан. 2-ю степень обычно жаловали офицерам в чине капитана или подполковника, 1-я степень была «генеральской» наградой.

И все-таки престиж этого ордена среди служилого сословия был не очень велик. Об этом свидетельствует красноречивая поговорка: «В Станиславе мало славы, моли Бога за матушку Анну».

«Матушка Анна» — орден Святой Анны — тоже был нерусским по происхождению: его учредил в 1735 году герцог Карл-Фридрих Голштейн-Готторпский. Российским орден сделал в 1797 году внук Карла-Фридриха, император Павел I. До 1815 года награда имела три степени, после — четыре. Орденский девиз: «Любящим правду, благочестие, верность». Крест 3-й степени ордена носился на левой стороне груди, крест 2-й степени — на шее, 1-й — на красной с двумя желтыми каемками орденской ленте у левого бедра. К 1-й степени полагалась также орденская звезда, надевавшаяся на правую сторону груди. К ордену, жалуемому за боевые заслуги, прилагались скрещенные мечи (к 3-й степени — и бант из орденской ленты).

Учрежденная в 1815 году 4-я степень ордена Святой Анны имела особый статус. Миниатюрный знак этой степени размещался на эфесе холодного оружия, там же делалась надпись «За храбрость» (военным чиновникам оружие вручалось без этой надписи; с 15 января 1915 года право на надпись «За храбрость» на своем оружии получили военные врачи). Эту награду можно было заслужить только за доблесть, проявленную на поле боя. Орден Святой Анны 4-й степени «За храбрость», называвшийся также «Анненским оружием», в Первую мировую был мечтой каждого молодого офицера. Но награждали этим орденом и заслуженных генералов, в особенности если требовалось поощрить храбреца, а все старшие по статусу награды у него уже имелись. В армии у 4-й степени ордена было свое прозвище — «клюква» (круглый красный знак ордена, крепившийся на эфес, внешне напоминал ягодку).



В мирное время 3-ю степень ордена Святой Анны офицер получал обычно после ордена Святого Станислава 3-й степени. Два этих ордена имели, как правило, капитаны и подполковники. «Анну на шее» в мирное время получали подполковники и полковники. Орденом Святой Анны 1-й степени награждались генерал-майоры и генерал-лейтенанты.

Орден Святой Анны отличался от других тем, что имел своего рода аналог для нижних чинов — Анненскую медаль. Ею с 1888 года награждались фельдфебели, вахмистры и старшие унтер-офицеры за выслугу 10 лет. Эта медаль носилась на мундире и в том случае, если ее обладатель производился в офицерский чин.

Следующим по старшинству орденом был орден Белого орла — один из главных орденов Польши, учрежденный в 1705 году и причисленный к российским в 1831-м. Его носили на синей муаровой ленте у правого бедра, к ордену полагалась звезда на левой стороне груди. Орденский девиз: «За веру, царя и закон». Это была весьма высокая государственная награда — ею жаловались лица в чине не ниже генерал-лейтенанта. Обер- и штаб-офицеры русской армии к ордену не представлялись.

Орден Святого Владимира был учрежден Екатериной II в 1782 году в честь 20-летия ее царствования. Он подразделялся на четыре степени, к двум первым из которых полагались орденские звезды, надевавшиеся на левую сторону груди. Крест 1-й степени носился на темно-красной с двумя черными каймами ленте у правого бедра, кресты 2-й и 3-й степени — на шее, крест 4-й степени — на левой стороне груди. Орденский девиз: «Польза, честь и слава».

Орден Святого Владимира 4-й степени за боевые заслуги жаловался со скрещенными мечами и бантом из орденской ленты (3-я степень — только с мечами). Эта награда по престижности лишь немногим уступала высшей воинской награде страны — ордену Святого Георгия.

Кроме того, орден Святого Владимира был «выслужной» наградой русской армии. Ордена, жалуемые за выслугу лет, было легко отличить по надписи «25 лет» (при участии хотя бы в одной военной кампании) и «35 лет», которые делались на лучах креста. К ордену за 25 лет выслуги добавлялся также бант без мечей. Для морских офицеров, совершивших 18 кампаний и побывавших хотя бы в одном бою, существовал орден с бантом и надписью на лучах «18 кампаний», а для тех, кто совершил 20 кампаний и не участвовал в сражениях, — орден с бантом и надписью «20 кампаний».

Таким образом, с одной стороны орден Святого Владимира 4-й степени за выслугу 25 и 35 лет был одной из самых распространенных офицерских наград в русской армии, с другой — тот же самый орден с мечами и бантом был почетнейшей и достаточно редкой боевой наградой. В Первую мировую войну им награждали главным образом штаб-офицеров, хотя известно немало случаев, когда «Владимира» с мечами и бантом получали за героический подвиг юные прапорщики и подпоручики. В любом случае это свидетельствовало о выдающейся храбрости героя и незаурядности его подвига.

В мирное время нашейный орден Святого Владимира 3-й степени был наградой для полковников и генерал-майоров. Эта степень ордена с 28 мая 1900 года приносила его обладателю потомственное дворянство (хотя практического смысла в этом не было, так как все полковники и генерал-майоры в русской армии и так были потомственными дворянами). Ордена Святого Владимира 2-й и тем более 1-й степени были весьма высокими наградами, к которым представлялись лица в чине не ниже генерал-лейтенанта (редко — генерал-майора).

Как исключительно военная награда был задуман Петром Великим орден Святого Александра Невского, учрежденный в 1725 году. Однако вдова Петра, императрица Екатерина I, расширила статус награды, ее стали вручать и за достижения на гражданском поприще. Крест единственной степени ордена носился на шее, к нему полагались звезда на правой стороне груди (за военные заслуги — с мечами) и красная орденская лента. Девиз ордена: «За труды и Отечество». В начале XX века орденом Святого Александра Невского награждались военачальники в чине не ниже генерал-лейтенанта, а чаще — полного генерала.

И, наконец, высшим орденом Российской империи с 1698 года являлся орден Святого Андрея Первозванного. Он имел единственную степень в виде Андреевского креста (синий крест в форме буквы X), носившегося на орденской цепи, и орденской звезды, носившейся на левой стороне груди. Лента ордена — голубая, орденский девиз — «За веру и верность». К ордену, жалуемому за боевые заслуги, добавлялись скрещенные мечи.

Естественно, высший орден империи жаловался только высшим ее сановникам. В армии его могли получить только полный генерал или генерал-фельдмаршал. В течение Первой мировой войны произошло только четыре награждения этим орденом, но к армии ни один из кавалеров отношения не имел. 1 июля 1998 года орден Святого Андрея Первозванного был возрожден в качестве высшей государственной награды Российской Федерации.

Мы намеренно не коснулись самых почетных боевых наград российской армии — георгиевских. И это неудивительно, ведь им можно посвящать отдельную книгу. А кроме того, орден Святого Георгия не был включен в общую систему старшинства российских наград — награждение им зависело исключительно от важности совершенного кавалером подвига, а потому этот орден мог стать и самой первой наградой доблестного офицера.

Орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был учрежден Екатериной II в 1769 году. Императрица, по праву основательницы, и стала первым кавалером ордена. Он сразу задумывался как исключительно боевая награда и подразделялся на четыре степени. Девиз ордена: «За службу и храбрость». Низшая, 4-я степень, представляла собой скромный крест из белой эмали с изображением святого Георгия, поражающего копьем дракона (для иноверцев изображение святого с 1844 года заменялось изображением двуглавого орла). Крест носился на левой стороне груди, правее всех прочих наград, на черно-оранжевой ленте, символизирующей цвета дыма и пламени. Крест 3-й степени был несколько больше по размеру и носился на шее, выше всех прочих нашейных орденов. Там же носился и крест 2-й степени, еще больший по размеру, чем предыдущие, но к нему уже полагалась орденская звезда — четырехугольная по форме, что резко выделяло ее на фоне прочих российских орденских звезд. Крест 1-й степени, самый большой по размеру, носился на левом бедре, к нему полагались орденская лента через правое плечо и звезда. В отличие от всех других орденов, младшие степени «Георгия» не снимались при наличии старших (это правило ввели в 1856 году) и вообще носились при любых обстоятельствах.

Орденом могли награждаться генералы, офицеры и военные священнослужители. Фактически «Георгий» стал первым русским орденом, который в теории мог получить любой офицер независимо от чина и срока службы. Награждение любой степенью ордена приносило его обладателю потомственное дворянство и немалые льготы в чинопроизводстве; например, если «Георгия» получал прапорщик, его производили в подпоручики. Обер- и штаб-офицеры, как правило, удостаивались 4-й степени ордена, 3-я и 2-я степени были «генеральскими» наградами, а 1-я — «фельдмаршальской».

Сразу заметим, что старшие степени ордена Святого Георгия были исключительно редкими даже среди высших военачальников. Так, 1-ю степень за всю историю ордена получили всего 25 человек, 2-ю — 125. Этими степенями награждал лично император. Полными кавалерами ордена стали всего четыре человека: генерал-фельдмаршалы светлейший князь М.И. Голенищев-Кутузов-Смоленский, князь М.Б. Барклай де Толли, граф И.И. Дибич-Забалканский и граф И.Ф. Паскевич-Эриванский, светлейший князь Варшавский.

Орден Святого Георгия сразу же после учреждения стал почетнейшей боевой наградой страны. Неудивительно, что обладатели скромного белого креста на мундире пользовались в армии огромным уважением. С 1849 года их имена заносились на мраморные доски на стенах Георгиевского зала в Большом Кремлевском дворце.

Справедливости ради надо заметить, что в истории ордена Святого Георгия были и свои неприглядные моменты. 1-й степенью «Георгия» иногда награждали «нужных людей» исключительно по политическим мотивам — так, ее получили не имевшие никакого отношения к русской армии австрийские полководцы И. Радецкий и эрцгерцог Альбрехт, король Швеции Карл XIV Юхан, император Германии Вильгельм I, французский герцог Луи Ангулемский. 2-ю степень «Георгия» имели император Германии Фридрих III, король Румынии Кароль I, король Черногории Николай I, 3-ю степень — будущий английский король Эдуард VIII, король Сербии Петр I, король Румынии Фердинанд 1. В 1877 году 1-й степени ордена удостоились сразу два русских великих князя — братья Александра II Михаил и Николай Николаевичи, хотя их воинские заслуги никоим образом не соответствовали такой высокой награде.

Во время Первой мировой войны действовал Статут ордена Святого Георгия, утвержденный 10 августа 1913 года. В нем были подробно расписаны все случаи, за которые офицер мог быть удостоен «Георгия». В сухопутных войсках таких случаев насчитывалось 72, на флоте — 42. Приведем в качестве примеров несколько пунктов Статута. Итак, «Георгием» награждался тот, кто:

«…отобьет наше орудие или пулемет, неприятелем захваченные;

Кто в бою возьмет в плен командующего армией, корпусного командира или начальника дивизии неприятельского войска;

Кто, находясь в полном окружении, на предложение сдачи будет отвечать твердым и непоколебимым отказом, не прекращая боя, доколь сознание ему не изменит;

Кто, управляя воздухоплавательным прибором, уничтожит с боя воздухоплавательный прибор или с боя овладеет им».

Такая четко расписанная структура подвигов позволяла избегать «отсебятины» при представлениях, особенно в условиях войны. Появился в Статуте 1913 года и еще один важный пункт — отныне «Георгием» за блестящие подвиги начали награждать и посмертно (раньше это не практиковалось).

Во время Первой мировой войны орден Святого Георгия сохранил свой исключительно высокий статус. Он по-прежнему вручался только за блистательные подвиги на поле боя и за руководство выдающимися военными операциями. 1-й степени ордена за четыре года войны не удостоился никто, 2-я была вручена четырем военачальникам, которые по иронии судьбы все носили имя «Николай», — генералам Н.И. Иванову, Н.В. Рузскому (в 1914 году), великому князю Николаю Николаевичу и Н.Н. Юденичу (в 1915 году), а также двум иностранцам: маршалам Франции Ж. Жоффру (в 1914 году) и Ф. Фошу (в 1916 году). 3-ю степень получили 60 человек, из них в 1914 году — 12, в 1915-м — 33, в 1916-м — 15. Число кавалеров 4-й степени исчисляется несколькими тысячами.

Во время Первой мировой войны было отмечено несколько уникальных случаев, связанных с награждением орденом Святого Георгия. Во-первых, во второй раз за историю ордена его 3-й степени был удостоен офицер в чине капитана — С.Г. Леонтьев (награжден посмертно 9 июля 1916 года с одновременным производством в подполковники за блестящую партизанскую операцию по освобождению фольварка Невель; предыдущим кавалером был капитан И.И. Бишев, получивший орден в 1770-м). Во-вторых, 4-й степенью ордена впервые была посмертно награждена женщина, к тому же не имевшая никакого воинского звания или чина (сестра милосердия 105-го пехотного Оренбургского полка Р.М. Иванова, чьей судьбе в этой книге посвящен отдельный очерк). И, наконец, одна и та же степень «Георгия» в первый и последний раз была вручена дважды — штабс-капитану 73-го пехотного Крымского полка С.П. Авдееву (первое награждение — 20 февраля 1916 года, второе — 5 июня того же года).

После Февральского переворота 1917 года орден Святого Георгия сохранился в наградной системе страны. Награждения двумя высшими степенями не производились, а 3-й степени ордена в период с февраля по октябрь 1917 года были удостоены семь человек: полковник К.И. Гоппер, генерал-майоры Н.Н. Духонин, А.Е. Снесарев, А.С. Карницкий, М.Д. Удовиченко, Н.А. Лохвицкий и генерал-лейтенант В.И. Соколов, причем первые пятеро получили свои ордена за подвиги, совершенные еще в 1916 году.

С 24 июня 1917 года орденом Святого Георгия могли награждаться также солдаты и матросы, но лишь в том случае, если в момент совершения им подвига награждаемый исполнял обязанности офицера. При этом на орденскую ленту крепилась белая металлическая лавровая веточка. Правда, обладателями такой награды стали всего два человека — подпрапорщик 71-й артиллерийской бригады Иосиф Фирсов и подпрапорщик Осетинского конного полка Константин Сокаев.

Орден Святого Георгия был упразднен декретом ВЦИКа и СНК 16 декабря 1917 года вместе со всеми другими наградами Российской империи. Однако на фронтах некоторое время награду еще продолжали вручать. Самым последним георгиевским кавалером стал полковник П.Н. Шатилов, который удостоился «Георгия» 3-й степени 27 марта 1918 года за подвиг, совершенный в феврале 1916-го. 8 августа 2000 года орден Святого Георгия был восстановлен в наградной системе Российской Федерации.

Очень близким по статусу к ордену Святого Георгия считалось также Золотое оружие с надписью «За храбрость». Награждение холодным оружием практиковалось в русской армии еще со времен Петра Великого, но свой окончательный вид эта награда приобрела в начале XIX века. Это была шпага (позднее — сабля, шашка, у моряков — кортик) с темляком георгиевских цветов и позолоченным эфесом, на котором делалась надпись «За храбрость». С 1869 года кавалеры такого оружия были причислены к георгиевским, а по Статуту 1913 года сама награда получила официальное название Георгиевское оружие. С этого времени на эфесе изображался крест ордена Святого Георгия. Георгиевским оружием могли награждаться штаб-офицеры и те обер-офицеры, у которых уже были Анненское оружие или орден Святого Георгия.

Георгиевское оружие ценилось несколько ниже ордена Святого Георгия, но считалось тем не менее весьма почетной боевой наградой. Статут 1913 года определял 30 случаев в сухопутных войсках и 32 — на флоте, которые влекли за собой награждение таким оружием. Так, Георгиевскую шашку или кортик мог получить тот, кто:

«…с опасностью для жизни, спасет знамя или штандарт и доставит их из плена;

Кто, во время боя, с отрядом не свыше батальона или эскадрона прорвется сквозь сильнейшего противника;

Кто, командуя разведчиками, разъездом или иною командою, захватит в плен число людей, равное разъезду или команде;

Кто, с явной опасностью для жизни, уничтожит на фронте, фланге или в тылу неприятеля необходимую для него переправу и тем поможет нашим войскам одержать успех над неприятелем».

Отдельной разновидностью этой награды было Георгиевское оружие, украшенное бриллиантами. Оно жаловалось только за самые выдающиеся победы. Его кавалерами в 1914—1916 годах стали восемь человек — великий князь Николай Николаевич, генералы от артиллерии В.А. Ирманов и С. Мехмандаров, генералы от инфантерии П.А. Лечицкий и П.П. Калитин, генерал от кавалерии А.А. Брусилов и генерал-лейтенанты С.Ф. Добротин и А.И. Деникин.

И наконец, в 1917 году появилась третья, весьма специфическая георгиевская награда для офицеров. Речь идет о Георгиевском кресте с лавровой ветвью. Эта награда была учреждена 29 июня 1917 года и представляла собой солдатский Георгиевский крест, поверх ленты которого с 19 августа 1917 года крепилась металлическая лавровая веточка (на крестах 3-й и 4-й степеней из белого металла, на крестах 2-й и 1-й степеней — из желтого). Вручался такой крест «за подвиги личной храбрости» офицерам «по удостоению общего собрания» солдат части и носился на левой стороне груди выше всех других орденов, исключая орден Святого Георгия. С 25 июля 1917 года такие кресты могли вручаться и офицерам флота «по удостоению общего собрания личного состава корабля».

Наиболее заслуженным георгиевским кавалером среди всего русского офицерства Первой мировой войны по праву считается выходец из крестьян села Павловского Барнаульского уезда Томской губернии, штабс-капитан, воевавший в 23-м Сибирском стрелковом и 504-м пехотном Верхнеуральском полках, Александр Абрамович Алябьев (1878—1921). Военную службу он начал в 1900 году, пять лет спустя уволен в запас. На Первую мировую призван в чине зауряд-прапорщика и за храбрость на поле боя произведен в прапорщики. Он был награжден Георгиевскими медалями четырех степеней, Знаком отличия Военного ордена 4-й и 3-й степеней, Георгиевским крестом 2-й и 1-й степеней, Георгиевским крестом 4-й степени с лавровой ветвью (18 сентября 1917 года) и орденом Святого Георгия 4-й степени (18 сентября 1916 года). Интересно описание подвига, за который он получил этот орден: «За то, что, будучи в чине Прапорщика, в бою 13-го и 14-го Июля 1916 года близ линии д. д. Клекотув — Опарипсы командуя 6-й ротой, входящей в состав 2-го батальона, когда названный батальон, двинувшись в атаку и будучи встречен у проволочных заграждений убийственным огнем, не выдержал и отхлынул обратно на свои позиции, то Поручик АЛЯБЬЕВ с винтовкой в руках бросился с криком “ура” на проволочные заграждения со своей 6-й ротой; рота, увлекаемая доблестным командиром, разметала проволоку и ворвалась в окопы, австрийцы же бежали, но оправившись перешли в контратаку, охватывая 6-ю роту справа; в роте оставалось около 30—35 человек и Поручик АЛЯБЬЕВ взятые окопы уступил, но расположился с остатками роты (10—15 человек), перед проволочными заграждениями, окопался, отбивая огнем пытавшихся его окружить. Поручик АЛЯБЬЕВ посылал стрелков с донесениями, но посланные, проползши несколько шагов, уничтожались огнем противника. На другой день артиллерия противника открыла огонь по 6-й роте, наша же артиллерия, не зная о судьбе остатков 6-й роты, открыла огонь по месту ее расположения, имея целью разрушить проволочные заграждения. На неоднократные предложения сдаться Поручик АЛЯБЬЕВ, оставшись всего лишь с тремя стрелками, отвечал молчанием, а пытавшихся приблизиться встречал огнем. В таком положении пробыл до 22-х часов 14-го Июля, пока 22-й и 23-й Сибирские стрелковые полки не бросились в атаку и не освободили эту горсть доблестных героев». Кроме десяти георгиевских наград, Алябьев имел также ордена Святой Анны 4-й степени «За храбрость», Святого Станислава 3-й и 2-й степеней с мечами, Святой Анны 3-й и 2-й степеней с мечами, Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом, две медали. Во время Гражданской войны герой в чине капитана служил в 1-й бригаде охраны железных дорог в Барнауле, затем жил в селе Стукове Барнаульского уезда. В феврале 1920 года был арестован Алтайской ЧК и 8 июня 1921 года приговорен к расстрелу за участие в контрреволюционной организации «Крестьянский союз». По семейной легенде, расстрелян он не был, сумел скрыться и бежал за границу. 8 октября 1997 года был посмертно реабилитирован.

Немногим уступает А.А. Алябьеву по числу георгиевских наград его ровесник, уроженец города Илимска Иркутской губернии капитан Иосиф Андреевич Козлов (1878— 1963). Службу он начал рядовым в 1900 году, 10 ноября 1915 года был произведен в прапорщики, служил в 82-м обозном батальоне и 657-м пехотном Прутском полку. За мужество в боях И.А. Козлов был удостоен Георгиевских крестов 4-й, 3-й и 2-й степеней, ордена Святого Георгия 4-й степени «…за то, что в бою у города Августова, в ночь с 4 на 5 августа 1915 г., лично довел командуемую им роту до штыкового удара и взял действующий германский пулемет, причем сам был ранен» (27 сентября 1916 года), Георгиевского оружия «…за то, что в бою 16 июля 1917 г. у деревни Зулучье, командуя учебной командой, занимал позицию по островам реки Черемош. Когда соседние части 660-го Черновицкого полка под натиском противника отошли и фронту 165-й пехотной дивизии угрожал прорыв, подпоручик Козлов, быстро оценив положение, бросился во главе команды в контратаку, выбил противника из занятых им окопов, захватив при этом 2 пулемета и до ста пленных. До восстановления боевой линии отбил 6 атак противника» (2 сентября 1917 года) и Георгиевского креста 4-й степени с лавровой ветвью (13 сентября 1917 года). Кроме того, И.А. Козлов был награжден орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом и четырьмя медалями. После войны герой жил в Томске, Илимске и Свердловске, в 1937 году был арестован, однако вскоре освобожден благодаря содействию бывшего однополчанина, служившего в НКВД. Во время Великой Отечественной войны кавалер шести георгиевских наград преподавал огневую подготовку в Свердловском областном военкомате, затем работал в ЖЭКе. Могила выдающегося героя России, бесстрашного офицера Первой мировой войны находится на Ивановском кладбище Екатеринбурга.

Но вернемся к георгиевским наградным знакам. Однажды уникальной наградой стала Георгиевская лента. За блестяще проведенную мобилизацию 1914 года она была пожалована генерал-лейтенанту А.С. Лукомскому к уже имевшемуся у него ордену Святого Владимира 4-й степени. Таким образом, он стал обладателем единственной в истории награды — «Владимира» на Георгиевской ленте. Остряки дали этому ордену прозвище «Владимир Георгиевич».

Для военных священнослужителей существовала особая награда — Золотой наперсный крест на Георгиевской ленте. Это была вторая георгиевская награда, появившаяся после ордена Святого Георгия. Ее учреждение связано с героическим штурмом турецкой крепости Измаил в 1790 году Тогда в самом разгаре боя погибли все офицеры Полоцкого пехотного полка, атака оказалась на грани срыва. И вот во главе колонны появился полковой священник отец Трофим (Куцинский), который с крестом в руке возглавил штурм. Воодушевленные видом любимого пастыря солдаты рванулись в атаку… После взятия Измаила А.В. Суворов сообщал П.А. Потемкину: «Сегодня у нас будет благодарственный молебен. Его будет петь Полоцкий поп, бывший с крестом перед сим храбрым полком». Отец Трофим и стал первым кавалером Золотого наперсного креста на Георгиевской ленте. награда была не только почетной, но и очень редкой — до 1903 года ее удостоились всего лишь 194 армейских священнослужителя. В годы Первой мировой войны Золотой наперсный крест на Георгиевской ленте был вручен военным пастырям 248 раз (11 человек удостоились его посмертно). Также два раза была вручена панагия на Георгиевской ленте (икона Божьей Матери для ношения на груди). 26 февраля 1915 года ее удостоился епископ Дмитровский Трифон (Туркестанов), а 1 июля 1916 года — епископ Кременецкий Дионисий (Валединский).

С орденом Святого Георгия неразрывно связана и почетнейшая награда для русских солдат — Георгиевский крест. Его прообраз был учрежден 13 февраля 1807 года императором Александром I под названием «Знак отличия Военного ордена». Им награждались за мужество в бою наиболее отличившиеся рядовые и унтер-офицеры. Первым кавалером знака стал унтер-офицер лейб-гвардии Кавалергардского полка Егор Митрохин. Внешний вид этого знака повторял крест ордена Святого Георгия, лента тоже была Георгиевской, но изготовлен знак был из серебра, а не из белой эмали. На обороте знака с 1809 года выбивался его порядковый номер. Кроме того, знак никоим образом не расценивался как орден, и офицеры к нему не представлялись. Единственное исключение — генерал от инфантерии граф М.А. Милорадович, который был награжден лично Александром I за храбрость в сражении под Лейпцигом (1813).

Тем не менее в солдатской среде знак сразу же приобрел столь же высокий статус, как в офицерской — орден Святого Георгия. Более того, в обиходе его начали называть «солдатским Георгием» или «Георгиевским крестом», а награжденные именовались георгиевскими кавалерами. О том, насколько высоким был статус награды, свидетельствует тот факт, что награжденные знаком, но не имевшие возможности получить сам крест из-за военных действий (например, во время обороны Севастополя в 1854—1855 годах), носили на форме только Георгиевскую ленточку, и это расценивалось как полный аналог награды.

Как и орден Святого Георгия, Знак отличия Военного ордена носился на форме всегда и во всех обстоятельствах. В том случае, если обладатель знака был произведен в офицеры, он продолжал носить свою награду (она размещалась левее всех орденов, но правее медалей). С 1844 года для иноверцев изображение святого Георгия на знаке заменялось двуглавым орлом.

В 1856 году Статут Знака отличия Военного ордена был изменен. Теперь он подразделялся на четыре степени. Две первые изготавливались из золота, третья и четвертая — из серебра. При этом к 1-й и 3-й степеням добавлялся бант из Георгиевской ленты. Все степени носились на левой стороне груди. При наличии всех четырех степеней знака надевались только 1-я и 3-я, при наличии 2-й, 3-й и 4-й надевались 2-я и 3-я, при наличии 3-й и 4-й надевалась только 3-я.

Следующее изменение Статута произошло 10 августа 1913 года. С этого времени Знак отличия Военного ордена назывался Георгиевским крестом, а награжденные им также официально назывались георгиевскими кавалерами — как и кавалеры ордена Святого Георгия, которым награждались только офицеры и генералы.

Внешне Георгиевский крест образца 1913 года практически не отличался от прежних знаков отличия Военного ордена. Разница состояла в том, что теперь на обороте перед порядковым номером размещался знак «№», а сами кресты благодаря улучшенной обработке и качеству штамповки стали более легкими и изящными.

Степеней по-прежнему было четыре. Награждение, как правило, производилось от младшей степени к старшей. С 1913 года Георгиевский крест мог также присуждаться посмертно.

Статут 1913 года скрупулезно перечислял случаи, за которые нижний чин мог быть представлен к Георгиевскому кресту. В сухопутных войсках таких случаев насчитывалось 46, на флоте —11. Например, Георгиевского креста мог быть удостоен тот, кто:

«…за убылью всех офицеров, приняв команду во время боя, удержит или восстановит порядок в роте, эскадроне, сотне, батарее или команде;

Кто, при штурме укрепленного неприятельского места, первым взойдет в оное;

Кто, будучи разведчиком, с явною личною опасностью, добудет и доставит важное о противнике сведение;

Кто в бою возьмет в плен неприятельского штаб-офицера или генерала».

Награждали крестом и за верность присяге, проявленную вне боя. Так, 25 мая 1915 года Георгиевского креста 3-й степени № 224 был удостоен рядовой 150-го пехотного Таманского полка Василий Терентьевич Водяной. 27 апреля во время разведки под городом Шавли (ныне Шяуляй, Литва) он был схвачен немцами и во время допроса отказался сообщить им сведения о расположении своей части. Немецкий унтер-офицер тесаком отрезал Василию оба уха и половину языка, но мужественный солдат так и не выдал военной тайны.

Награждение Георгиевским крестом влекло за собой и повышение в звании. Рядовой, получивший «Георгия» 4-й степени, становился ефрейтором, а 3-й степени — младшим унтер-офицером.

В отличие от Знака отличия Военного ордена, нумерация Георгиевских крестов началась заново, с № 1. Георгиевский крест 4-й степени № 1 был вручен лично императором Николаем II 20 сентября 1914 года рядовому 41-го пехотного Селенгинского полка Петру Черномуковальчуку, который в бою захватил австрийское знамя.

В отличие от орденов, Георгиевским крестом не раз награждались и женщины-военнослужащие. Так, 18 марта 1916 года георгиевским кавалером посмертно стала 17-летняя доброволица из 3-го Сибирского стрелкового полка Екатерина Воронцова. В представлении сказано, что во время наступления под озером Нарочь она «своим примером воодушевила весь полк, повела его, заражая своим энтузиазмом, в атаку». Становились георгиевскими кавалерами и дети. Так, кресты 4-й степени получили 10-летний Степан Кравченко и 12-летний Николай Смирнов. Среди иностранцев, воевавших на стороне России и получивших георгиевские награды, выделяются французский летчик, поручик русской армии и лейтенант французской Альфонс Пуарэ (1883—1922), награжденный Георгиевским оружием и Георгиевскими крестами четырех степеней, и чешский по происхождению доброволец поручик (на 1918 год — полковник) Карел Вашатка (1882—1919), который имел поистине уникальный набор наград — Георгиевские медали 4-й, 3-й и 2-й степеней, Георгиевские кресты четырех степеней, Георгиевский крест 4-й степени с лавровой ветвью, орден Святого Георгия 4-й степени и Георгиевское оружие.

26 мая 1915 года согласно императорскому указу Георгиевские кресты 1-й и 2-й степеней начали производить из золота пониженной пробы — теперь они содержали только 60 процентов золота. Серебряные кресты остались прежними. Но уже с 10 октября 1915 года все «Георгии» начали чеканить из сплавов, внешне повторяющих драгоценные металлы. А с июня 1916 года в связи с тем, что количество награжденных крестом превысило миллион, была изменена система нумерации: на верхнем луче креста проставлялся знак «1/м» (1 миллион), а прочие цифры выбивались на поперечных лучах.

После Февральского переворота 1917 года награждения Георгиевскими крестами продолжались. Впрочем, теперь их вручали далеко не только за боевые подвиги. Например, лидер Временного правительства А.Ф. Керенский, не имевший ни малейшего отношения к армии, стал георгиевским кавалером целых два раза. Крест 4-й степени ему, «как неустрашимому Герою Русской Революции, сорвавшему знамя царизма», преподнесла в мае 1917-го делегация 8-го пограничного Заамурского пехотного полка, а крест 2-й степени — делегация 3-го Кавказского армейского корпуса. Конечно, такие случаи резко понижали статус почетнейшей солдатской награды.

Всего за годы Первой мировой войны было произведено 33 тысячи награждений Георгиевским крестом 1-й степени, 65 тысяч — 2-й степени, 289 тысяч — 3-й степени, а 4-ю степень получили более 1 миллиона 200 тысяч бойцов. Самым заслуженным георгиевским кавалером времен Первой мировой среди нижних чинов стал подпрапорщик лейб-гвардии 3-го стрелкового полка Григорий Иванович Саламатин — кавалер Георгиевских медалей всех степеней (1-й степени — дважды), двух Георгиевских крестов 4-й степени, двух Георгиевских крестов 3-й степени, Георгиевского креста 2-й степени и двух Георгиевских крестов 1-й степени. Итого 12 георгиевских наград!..

Георгиевский крест был упразднен вместе со всеми знаками отличия России 16 декабря 1917 года. В апреле 1944 года был подготовлен проект постановления СНК СССР, разрешавший ношение Георгиевских крестов на советской военной форме. Проект гласил: «В целях создания преемственности боевых традиций русских воинов и воздания должного уважения героям, громившим немецких империалистов в войну 1914—1917 гг., СНК СССР постановляет: 1. Приравнять б. георгиевских кавалеров, получивших георгиевские кресты за боевые подвиги, совершенные в боях против немцев в войну 1914—1917 гг., к кавалерам ордена Славы со всеми вытекающими из этого льготами. 2. Разрешить б. георгиевским кавалерам ношение на груди колодки с орденской лентой установленных цветов. 3. Лицам, подлежащим действию настоящего постановления, выдается орденская книжка ордена Славы с пометкой “б. георгиевскому кавалеру”, каковая оформляется штабами военных округов или фронтов на основании представления им соответствующих документов (подлинных приказов или послужных списков того времени)». Официально это постановление в силу не вступило, однако в конце Великой Отечественной войны многие георгиевские кавалеры носили свои награды рядом с советскими.

До 1917 года существовала еще одна солдатская награда — Георгиевская медаль, подразделявшаяся на четыре степени. Она была учреждена в 1878 году под названием «За храбрость». Однако поскольку носилась медаль на Георгиевской ленте, в обиходе ее чаще всего называли «Георгиевской». Это название официально узаконил Статут 10 августа 1913 года. Две первые степени медали были золотыми, 3-я и 4-я — серебряными, к 1-й и 3-й степеням полагался бант. На лицевой стороне ра<






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.031 с.