Основы конституционного строя Российской Федерации и Республики Беларусь в осуществлении деятельности становления Союзного государства — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Основы конституционного строя Российской Федерации и Республики Беларусь в осуществлении деятельности становления Союзного государства



Процессы формирования Российской Федерации и Республики Беларусь на постсоветском пространстве завершились принятием конституций этих государств. В середине 90-х гг. XX в. Начали реализовываться идеи сближения российского белорусского государств.

Но их воплощение в реальную жизнь могло состояться лишь при условии полной или существенной близости конституционных основ Российской Федерации и Республики Беларусь, а также национального законодательства. Ведь деятельность государств и органов государственной власти обусловлена, прежде всего содержанием их конституций, закрепленными в них конституционными принципами, их развитием в национальном законодательстве. В этой связи особый интерес представляет содержание первой главы Конституции Российской Федерации и первого раздела Конституции Республики Беларусь, в которых установлены основы конституционного строя Российской Федерации и Республики Беларусь. Раскрытие их сущности диктуется и необходимостью поиска оптимальных форм конституционного регулирования деятельности Союзного государства.

Значимость основ конституционного строя обусловлена прежде всего тем, что соответствующие конституционные нормы регулируют наиболее важные общественные отношения, участниками которых являются общество, государство и граждане. Именно поэтому эти нормы сгруппированы в первой главе Конституции Российской Федерации и в первом разделе Конституции Республики Беларусь.

Несмотря на признание учеными первостепенной значимости конституционного строя и его основ, среди них нет единства мнений об их сущности. Вполне обоснованно начать анализ позиций государствоведов о сущности конституционного строя с позиции О. Г. Румянцева. Он первым в постсоветский период написал монографию, посвященную этой важной теме.

По мнению О. Г. Румянцева, конституционный строй — это целостная система социально-правовых отношений и институтов, подчиненная безусловным нравственным и конституционным велениям [66, с. 23].

Видимо, понимая абстрактность такого определения конституционного строя, О.Г. Румянцев конкретизирует его следующим образом. Он утверждает, что названная система основана на совокупности основополагающих регуляторов, которые содействуют закреплению в общественной практике и в правосознании стабильных, справедливых, гуманных и правовых связей между человеком, гражданским обществом и государством [66, с. 24].

На наш взгляд, данное пояснение не раскрывает в должной мере понятие «конституционный строй». Во-первых, нужно догадываться, о каких «основополагающих регуляторах» идет речь, во - вторых, если иметь в виду, что под «регуляторами» понимаются конституционные, а, возможно иные, по меньшей мере, законодательные нормы, то они не «содействуют», а непосредственно формируют общественную практику и правосознание.



Серьезное исследование сущности конституционного строя России провела Н. А. Боброва. В посвященной этой теме монографии она уделяет особое внимание необходимости признания народа в качестве источника всей власти. Солидаризируясь с позицией В. О. Лучина, считающего, что «конституционный строй представляет собой механизм выражения и реализации естественного права народа быть носителем суверенитета и единственным источником власти в государстве», Н. А. Боброва пишет: «Конституционный строй означает, что народ признается (формальный конституционный строй) и является (реальный конституционный строй) источником всей государственной власти, участвуя в ее учреждении, формировании и функционировании в виде прямой и представительной демократии с гарантированием монополии народа и представительного органа народа на законодательную деятельность» [43, с. 44].

Критикуя содержание первой главы Конституции Российской Федера­ции, Н. А. Боброва считает, что не включение в основы конституционного строя таких принципов, как защита государственных интересов, гарантирование интересов народа и охраны народного достояния, укрепление государственности и накопление национального богатства, повышение качества жизни населения, реальной ответственности органов и должностных лиц за конечные результаты деятельности государства и своей деятельности позволило произрасти в России «мутантному» государству и обществу, эклектично соединяющим в себе противоречивые признаки тоталитаризма и демократии [43, с. 46].



Действительно, закрепленный в статье 3 Конституции Российской Федерации принцип народовластия не подкрепляется в должной мере механизмом его реализации [5]. Однако это не означает, что принцип народовластия игнорируется в Российской Федерации. В реальности он отражен не только в Конституции, но и в избирательном законодательстве. И то, что граждане не в должной мере используют свое право на осуществление власти, прежде всего обусловлено недостаточным уровнем их политического и правового сознания, низкой правовой культурой общества, слабой развитостью его политической системы.

Обстоятельно раскрывает сущность конституционного строя С.А. Авакьян. Он считает, что конституционный строй - это закрепленные в конституции и реально существующие устои жизни общества и государства. Эта категория как бы символизирует единство трех постулатов нашей жизни: человек, общество и государство, построенной на конституционном, т. е. отраженном в нормах Основного закона РФ, фундаменте. Конституционный строй государства охватывает сущностную и структурную характеристику государства как властной организации и явления, находящегося в обществе, тесно взаимодействующего с ним [37, с. 321].

Г. В. Василевич видит в конституционном строе закрепленный в демократической конституции способ организации государства и общества. В связи с этим он разделяет его на две части: государственный строй и общественный строй [46, с. 129].

Аналогичную позицию занимает Ю. А. Дмитриев, утверждающий, что в нормах Основного закона закреплены самые общие нормы и принципы государственного и общественного устройства Российской Федерации [67, с. 9].

В. В. Лазарев считает, что конституционный строй — это система кон­ституционных отношений как предмета конституционного регулирования, а также конституционные нормы, регулирующие и закрепляющие существую­щий социальный строй [68, с. 294].

Взгляды названных ученых и ряда других правоведов объединяет то, что нормы, определяющие cуть конcтитуционного cтроя, они трактуют раcширительно, видя в них положения, определяющие cтруктуру и направленноcть деятельноcти не только гоcударcтва, но и вcего общеcтва.

В то же время доcтаточно большая группа ученых-гоcударcтвоведов раcкрывает конcтитуционный cтрой как оcнову только гоcударcтва и его органов. М. В. Баглай в cвоем определении конcтитуционного cтроя ориентируетcя лишь на гоcударcтво. Конcтитуционным cтроем он называет порядок, при котором cоблюдаютcя права и cвободы человека и гражданина и гоcударcтво дейcтвует в cоответcтвии c конcтитуцией [42, c. 98].

Реалиcтичную оценку конcтитуционному cтрою дает О. Е. Кутафин. Он пишет: «Конcтитуционный cтрой - это определенная форма cпоcоб организации гоcударcтва, закрепленный в его конcтитуции» [52, c. 94].

При этом определяемая нормами конcтитуции cтруктура гоcударcтва обеcпечивает его подчинение праву и характеризует его как конcтитуционное гоcударcтво.

Аналогичным образом характеризует конституционный строй А. Е. Постников. Он утверждает, что в самом общем виде конституционный строй представляет собой закрепленные в конституции правовые основы уклада жизни государства [49, с. 53].

Представляется, что позиции обеих групп ученых имеют право на существование. При этом позицию первой группы ученых можно рассматривать как характеристику конституционного строя в широком смысле этого понятия. Позиция второй группы раскрывает сущность конституционного строя в узком смысле. На наш взгляд, определением только государственных устоев не ограничивается значимость конституционного строя. Его принципы распространяются и на гражданское общество. Конституция является руководящим документом и для государства, и для общества, и для граждан.

Мы полагаем верным мнение О. Г. Румянцева о том, что вектор консти­туционного регулирования должен склоняться в сторону регламентации государственной, а не общественной жизни [66, с. 73].

Эту мысль он усиливает позицией А. В. Мицкевича о том, что основная сфера устройства общества должна быть предоставлена саморегулированию [60, с. 13].

Государство, являясь продуктом проявления воли общества, не «растворяется» внутри его. Более того, будучи наделенным властью, государство стремится возвыситься над обществом, управлять им.

Его властные полномочия, экономический, военный, интеллектуальный потенциалы обусловливают, на наш взгляд, необходимость конкретного разграничения государственной и общественности деятельности. Следовательно, содержание института конституционного строя заключается в способе организации государства, в выделении принципов, на которых оно базируется. Такие принципы закрепляются в конституциях и развиваются в законодательных актах, детализирующих соответствующие конституционные нормы гарантирующих их исполнение, устанавливающих юридическую ответственность за отступление от конституционных принципов. В то же время содержащиеся в конституциях нормы, определяющие устои конституционного строя, влияют на структуризацию общества. В политической области это достигается, например, путем определения гарантий функционирования политических партий.

О. Г. Румянцев пишет, что основы конституционного строя предстают в виде совокупности правовых норм крупного самостоятельного государственно-правового института [66, с. 28].

Такую характеристику конституционного строя удачно дополняет Н. В. Бутусова. Под конституционным строем и его основами она понимает обладающие наивысшей юридической силой систематизированные нормы конституции, которые закрепляют базирующиеся на демократических ценностях и идеалах политические, экономические, социальные, идеологические устои российского общества и государства [34, с. 332].

Г. В. Василевич понятие «основы конституционного строя» раскрывает как наиболее важные принципы и нормы конституции, предопределяющие характер и содержание государственного и общественного устройства [46, с. 130].

Основы конституционного строя представляют собой нормы конституции, систематизированные в ее первой главе или разделе. Они определяют цели, принципы, основные признаки и направления деятельности государства. Очевидно, что основы конституционного строя, закрепленные нормами Конституции Российской Федерации и Республики Беларусь, имеют двойное предназначение, т. е. они являются устоями соответствующих государств и одновременно содержат принципы структурирования и деятельности общества. Об этом свидетельствует название первой главы (первого раздела) соответственно Конституции Российской Федерации и Конституции Республики Беларусь - «Основы конституционного строя». Такой двойственностью подчеркивается их значимость, как для государства, так и для общества. В то же время статьи главы 1 Конституции Российской Федерации главным образом адресованы государству. Это обусловлено предназначением конституции, прежде всего, определить основы устройства государства. Этот вывод подтверждается содержанием статьи 16, в которой четко записано, что положения настоящей главы Конституции составляют основы конституционного строя Российской Федерации [5].

Статья 16 Конституции Республики Беларусь также позволяет сделать вывод о том, что ее первый раздел предназначен, прежде всего, для определения основ конституционного строя государства. Об этом свидетельствует конструкция статьи 16, в которой устанавливается запрет деятельности религиозных организаций, действующих «против суверенитета Республики Беларусь и ее конституционного строя». В данном случае слова «конституционный строй» имеют отношение только к государству [4].

Однако в раздел первый Конституции Республики Беларусь включено несколько норм, выходящих за пределы основ конституционного строя Республики Беларусь и адресованных обществу и гражданам. Так, в статье 2 установлена ответственность гражданина перед государством, статьи 4 и 5 адресованы политическим партиям, статья 11 определяет основы конституционного статуса иностранных граждан и лиц без гражданства, статья 16 касается вопросов религиозной свободы и ее пределов [4].

Все это позволяет сделать вывод о большой насыщенности первого раздела Конституции Беларусь нормами об общественном устройстве. В то же время преобладание в этом разделе статей, определяющих конституционные основы государства, очевидно.

Нормам, составляющим основы конституционного строя, придается особое значение. Во-первых, они составляют первую главу (раздел) конституции. Подчеркивая особую их значимость, Г. В. Василевич указывает, что положения первого раздела Конституции Республики Беларусь обладают большей юридической силой по отношению к другим ее нормам [46, с. 130].

Во-вторых, по своей структуре многие нормы анализируемых Конституций, определяющие основы конституционного строя, сформулированы в форме норм-принципов. Они определяют лишь исходные, главные положения. Для таких конституционных норм характерен утвердительный стиль, констатирующий сущность конкретной конституционной основы.

В-третьих, в конституциях обеспечивается особая устойчивость норм, закрепляющих основы конституционного строя. Это проявляется в том, что в конституциях устанавливается особый, усложненный порядок изменения этой группы норм. Так, согласно статье 140 Конституции Республики Беларусь, ее раздел I может быть изменен только путем референдума [4].

В Конституции Российской Федерации также установлен усложненный порядок изменения ее первой главы по сравнению с другими главами. Он закреплен в статье 135 Конституции Российской Федерации [5].

Согласно ее первой части, положения названной главы не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием (Парламент имеет это право в отношении глав 3-8 Конституции). Второй частью статьи 135 установлено, что если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание [5].

На основании изложенного, делаем вывод о том, что действующая Конституция Российской Федерации блокирует возможность внесения поправок в свою первую главу, а также в девятую главу, которой определен порядок внесения поправок в конституцию и порядок ее пересмотра. Такое положение, на наш взгляд, свидетельствует о наличии конституционного пробела, что может отрицательно сказаться на практике применения Конституции Российской Федерации.

Данный вопрос удачнее решен в Конституции Республики Беларусь. Согласно ее статье 140 решение о внесении изменений в первый раздел институции может быть принято только на референдуме, что представляется правильным. Верно и то, что в Конституции Республики Беларусь допускается реальная возможность ее изменения [4].

В Конституциях Российской Федерации и Республики Беларусь закреплены как совпадающие, так и отличительные признаки государств.

При этом совпадающие признаки имеют определяющее значение для обоих государств. Российская Федерация и Республика Беларусь в их конституциях, прежде всего, характеризуются как демократические государства. Это означает, что народовластие является первым и основополагающим конституционным принципомдля этих государств.

В Конституциях Российской Федерации и Республики Беларусь уста­новлено, что построение и деятельность органов государственной власти осу­ществляется на основе принципа разделения властей. Так, в статье 6 Конституции Республики Беларусь, во-первых, записано, что государственная власть в Республике Беларусь реализуется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. Во-вторых, определено, что государственные органы в пределах своих полномочий самостоятельны: они взаимодействуют между собой, сдерживают и уравновешивают друг друга [4, 5].

В Конституции Российской Федерации система сдержек и противовесов во взаимоотношениях между органами государственной власти как принцип их деятельности не установлена. В статье 10 Конституции Российской Федерации лишь констатируется факт осуществления государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, а также факт самостоятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти [5].

Важнейшими характеристиками политической основы конституционного строя являются формы осуществления народом непосредственной и представительной демократии. Формы непосредственного прямого волеизъявления народа нашли закрепление в части 3 статьи 3 Конституции Российской Федерации. В ней записано: «высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы». Аналогичные по сути положения в Конституции Республики Беларусь включены не в раздел «Основы конституционного строя», а закреплены в разделе третьем, посвященном организации избирательной системы и проведения референдумов. Кроме того, в обе Конституции включено право граждан на непосредственное участие в управлении делами государства. Таким образом, Конституции Российской Федерации и Республики Беларусь предусматривают возможность решения государственных, задач путем осуществления непосредственной демократии [4,5].

Особую значимость для развития парламентаризма, как проявления представительной демократии, представляет включение в Конституции Российской Федерации и Республики Беларусь положений, гарантирующих идеологическое и политическое многообразие, многопартийность. В статье 4 Конституции Республики Беларусь провозглашено: демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений [4]. Близкая по содержанию норма содержится в статье 13 Конституции Российской Федерации [5].

В Конституции Республики Беларусь определены основы правового статуса политических партий и других общественных объединений.

Согласно статье 5 они должны действовать в рамках Конституции и законов Республики Беларусь и содействовать выявлению и выражению политической воли граждан, участвовать в выборах [4]. В Конституции Российской Федерации нет норм о политических партиях, но их предназначение, порядок формирования и функционирования определены в федеральном законодательстве. С одной стороны, определение параметров создания и деятельности партий вполне правомерно, а с другой - нормативные ограничения деятельности партий, стремящихся по своей природе к власти, служит своего рода гарантией суверенитета народа и суве­ренитета государства.

В Конституции обоих государств, включены нормы, защищающие конституционный строй от неправомерных действий политических партий и других общественных объединений. Так, в части 5 статьи 13 российской Конституции установлен запрет на создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя [5]. Близкая по содержанию норма содержится в части 2 статьи 5 Конституции Республики Беларусь [4]. Таким образом, анализ конституционных положений, определяющих суть политической основы конституционных строев Российской Федерации и Республики Беларусь показывает, что в Конституциях этих государств закреплены близкие по своей сущности политические основы. В этом видится существенная предпосылка для согласованной деятельности по созданию Союзного государства и его укреплению.

В Конституциях Российской Федерации и Республики Беларусь определяются экономические основы конституционного строя обоих государств.

В Конституциях обоих государств нашли отражение принципы духов­ной жизни. Духовность О. Е. Кутафин относит к основам конституционного строя Российской Федерации [52, с. 166]. Духовные основы представляют собой принципы, утверждение в обществе определенных моральных ценностей, гарантированное участие граждан в культурной жизни, свободу творчества, запрет насилия, расовой и национальной розни, а также свободу убеждений и выражения своих мнений.

Вэтой связи большое значение имеет статья 13 Конституции Российской Федерации, в которой закреплен принцип идеологического многообразия. Установлено, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной [5].

Проявляя заботу о духовности, в соответствии со статьей 15 Конституции Республики Беларусь государство принимает на себя ответственность за сохранение историко-культурного и духовного наследия, за свободное развитие культур всех национальных общностей, проживающих в Республике Беларусь. Укреплению духовной основы конституционного строя Республики Беларусь способствует и провозглашение в статье 17 ее Конституции положения о том, что в Республике Беларусь государственными языками являются белорусский и русский языки. В этом видится важный фактор сближения российского и белорусского народов, а, следовательно, и созданных ими государств [4].

 






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.072 с.