Глава 699 - Разоблачение Божественного Феникса. — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Глава 699 - Разоблачение Божественного Феникса.



Фэн Хэн Кун вздохнул с облегчением, узнав, что за нападением стоял один единственный Юнь Чэ, но вместе с тем гнев внутри него продолжал расти. Скульптура Бога Феникса уничтожена, сложно придумать большее оскорбление для Мастера Секты. Этот позор навсегда останется в летописях секты Божественного Феникса.

“Юнь Чэ… прекрасно… мы как раз о тебе вспоминали!” Фэн Хэн Кун решил отложить загадку сверхбыстрого путешествия Юнь Чэ на потом, сейчас есть вещи и поважнее. Он захрипел низким голосом: “Три года назад ты как-то умудрился спасти свою шкуру… кто бы мог подумать, что тебе надоест жить так быстро!!”

Юнь Чэ был совсем один посреди толпы старейшин, принцев и простых учеников Секты Божественного Феникса.

Впервые за историю секты все её члены находились в полной боевой готовности. Впервые все они собрались в одном месте.

“Ты!!” зарычал крон-принц Фэн Си Мин, не отрывая от Юнь Чэ полного испепеляющей злобы взгляда. После того как он узнал о связи между Фэн Сюэ’эр и Юнь Чэ, его ненависть превзошла даже оную Фэн Хэн Куна… его ненависть была основана на ревности, он больше чем кто-либо желал стереть Юнь Чэ с лица земли!

“Ты лишь зазнавшаяся дворняга! Три года назад мы забыли о былых разногласиях и простили тебя, но чем ты нам отплатил… уничтожил врата нашей секты и Скульптуру Бога Феникса!” закричал новый великий старейшина, Фэн Фэй Ле, показывая дрожащим пальцем на Юнь Чэ: “Одной твоей смерти будет недостаточно для искупления всех грехов!”

“Хахаха!” Юнь Чэ запрокинул голову и громко рассмеялся, но затем он резко поменялся в лице, нахмурился, помрачнел: “Вы, стая старых псов, называющих себя громким именем - Секта Божественного Феникса, имеете наглость критиковать меня?! Империя Голубого Ветра никогда не ссорилась с Империей Божественного Феникса, скорее наоборот старалась услужить. Но вы вероломно вторглись на мою родину, уничтожая города, убивая людей, заливая Империю Голубого Ветра реками крови. Сколько невинных людей погибло от ваших рук, сколько потеряло все что имели?! Старики, женщины, дети. За три года вы своим террором превратили мирные земли в филиал ада на земле!”

“Вашим поступкам нет оправдания, преступления неисчислимы!”

“Я же сломал старые ворота и какую-то статую и после этого заслуживаю смерти? В таком случае вам не хватит своих и жизней всех предков, чтобы расплатиться лишь за малую часть преступлений, совершенных вами.”

“Да как ты смеешь!” крикнул Фэн Фэй Жань: “Первый закон природы – выживает сильнейший! Империя Божественного Феникса просто поглотила слабых, чтобы самой стать сильнее. Пять тысяч лет, со времен предков – основателей нас защищает Божественных Дух! И твоя жалкая Империя Голубого Ветра не идет ни в какое сравнение с ним! Скульптура Бога Феникса воплощала собой его мощь и величие. Уничтожив её ты оскорбил самого бога. В качестве компенсации за твои злодеяния мы уничтожим каждого жителя Империи Голубого Ветра!”



“Божественный дух? Хах!” усмехнулся Юнь Чэ: “Вы очень кстати упомянули о Божественном Фениксе. И да вы правы, в природе выживает сильнейший, но есть другой закон, человеческий – невинные не должны страдать! Однако вы не остановились ни перед чем превращая в руины Империю Голубого Ветра. Использовали пламя Феникса, дарованное вам Божественным Духом, чтобы убивать беззащитных людей!”

“Феникс – священное животное, существовавшее еще во времена Изначальной Эры, пламя Феникса – чистейшая разновидность духовного огня, иначе называемого ‘святым пламенем’! Наследники крови и силы Феникса не имеют право использовать его пламя во зло! Вы покрыли изначально чистейшее святое пламя кровью невинных жертв, замарали своими грязными деяниями… Так кто на самом деле проявил неуважение к божественному духу?”

Фэн Фэй Ле взревел: “Ты!”

“Моя родословная Феникса получена от другого Божественного Духа!!” Юнь Чэ окинул презрительным взглядом людей перед ним: “И этот дух пробыл в нашем мире не меньше чем ваш покровитель Бог Феникс! Хотите узнать почему же тогда не возникло еще одной похожей секты? Давным-давно… человек, унаследовавший Пламя Феникса потерял над ним контроль и в итоге сжег дотла город и всех его жителей. Божественный Дух Феникс был в ярости и наложил проклятие на этого человека и его клан, обладающий родословной Феникса, ограничив их силу в пределах Начальной Ступени! Проклятье передавалось из поколения в поколение и не исчезало до самой смерти носителя!”



Слова Юнь Чэ поразили собравшихся вокруг него учеников, на лицах большинства из них читалась смесь шока со страхом.

“Всего один сожженный город повлек за собой вечное проклятье. Этот клан ушёл в безлюдные места и тысячи лет, поколение за поколением, молил Божественного Духа о прощении! Так о чем это я?! Ваши грехи в десятки тысяч раз ужаснее, чем их! Но вы по-прежнему имеете наглость говорить, что все сделанное вами было во славу Божественного Духа Феникса! Брехня!”

“Вы давно потеряли право называть себя преемниками Феникса! Скульптура, которую я уничтожил, стояла на этой земле тысячи лет и насквозь пропиталась злом и грязью вашей секты… она скорее наоборот бросало тень на величие и святость Духа Феникса!”

“Молчать!” закричал Фэн Хэн Кун с ярко красным от прилившей крови лицом. Три года назад он уже испытал на себе остроту языка Юнь Чэ и вот сейчас история повторялась, целая секта лишь пыталась оправдаться под обвинениями одного человека! Голос Юнь Чэ словно раскаты грома разносился по всему Городу Божественного Феникса; каждое его слово, пятнающее честь и достоинство секты Божественного Феникса, слышали десятки тысяч людей: “Юнь Чэ, ты без причины уничтожил Скульптуру Бога Феникса, еще и поливаешь его грязью, называя нас недостойными?! Все действия секты Божественного Феникса были одобрены Богом Фениксом! Как смеешь ты даже произносить его имя во всеуслышание…”

“Хахаха!” речь Фэн Хэн Куна была резко прервана громким смехом Юнь Чэ. Его взгляд выглядел еще более надменным, чем прежде: “Фэн Хэн Кун, я испытываю к вам исключительно отвращение. Я думал, что человек на посту Мастера Секты должен быть серьезным и честным, что вы не опозорите Божественного Духа Феникса. Вы, наследник его родословной, силы и пятитысячелетней истории своей секты, не только не раскаиваетесь в своих ужасных преступлениях, еще и имеете наглость утверждать, будто действовали по велению Божественного Духа, по его приказу проливали кровь невинных людей!”

“Ты…” тело Фэн Хэн Куна задрожало от переполняющего его гнева.

“Достойны ли вы родословной, что носите в своих телах?! Сможете посмотреть в лицо Божественному Духу Фениксу?! Осталась ли хоть капля совести и человечности в ваших душах?! Что… что вы скажете своим предкам?!”

“Сердце Фэн Сюэ’эр чище свежевыпавшего снега, у неё душа ангела! И тем не менее её отец столь непорядочный, злой и неблагодарный человек, тот, кто даже сравнения с животными не выдерживает! Вы не достойны родословной Феникса, не достойны звания Императора Божественного Феникса и уж тем более не достойны быть отцом Фэн Сюэ’эр!!”

С каждым словом, произнесенным Юнь Чэ, бешенство в глаза Фэн Хэн Куна становилось все больше. Каждое слово подобно отравленной игле вонзалось в самые уязвимые места. Его лицо замерло в свирепом оскале, внутренняя энергия в теле взбесилась, губы покрылись кровью.

“Продолжаешь клеветать на нас даже перед лицом смерти!” закричал в ответ Фэн Си Мин: “Отец, эта тварь уничтожила Скульптуру Божественного Феникса и оскорбила нашу секту. Пускай он спас Фэн Сюэ’эр, после всего этого он не достоин снисхождения! Пора казнить преступника!!”

“Верно! Отец, старейшины не тратьте время на пустые разговоры с ним! Просто убейте его… разорвите тело на куски!!”

Выкрикнул четырнадцатый принц Фэн Си Ло! Увидев Юнь Чэ, он ни на секунду не отрывал от него взгляда, наполненного ненавистью! Три года назад, во время Турнира Семи Империй, ради победы над Юнь Чэ он сжег часть своей крови. Но в итоге все равно проиграл, а его сила упала с восьмого уровня Императорской Ступени до седьмого. А что самое ужасное – своими необдуманными действиями он нанес непоправимый урон собственному телу.

Потратив огромное количество лекарств и фиолетовых кристаллов, спустя три года он смог лишь с трудом пробиться на восьмой уровень Императорской Ступени и при этом его сила все равно уступала прежней. Более он не мог считаться элитой среди молодого поколения, драматическое и скоротечное падение.

Фэн Си Ло не в силах смириться с собственной глупостью, переложил всю вину за свои беды на Юнь Чэ и теперь увидев того живым и здоровым, он чуть не сломал зубы, стиснув их от злости. Только знание о том, что Юнь Чэ стал гораздо сильнее с момента их последней встречи, удерживали его на месте.

Тяжело дыша, с бешено вздымающейся грудью, Фэн Хэн Кун вытянул руку вперед и закричал: “Убейте его!”

“Размажьте по земле… чтобы даже трупа не осталось!”

Прямой приказ Мастера Секты всем её членам гласил уничтожить Юнь Чэ, не оставить от него ни следа.

В следующий момент Юнь Чэ был атакован одновременно несколькими старейшинами Секты Божественного Феникса! Во время недавнего собрания, Фэн Хэн Кун сообщил, что Фэн Ху Вэй был убит Юнь Чэ, то есть он минимум на средних уровнях Тиранической Ступени… а возможно и на поздних! Таким образом четверо старейшин отбросили гордость и атаковали все вместе!

Остальные старейшины и ученики секты Божественного Феникса также сохраняли бдительность, готовые помочь если это потребуется в любой момент… Не важно насколько вырос Юнь Чэ, будь у него тысяча жизней, он не уйдет отсюда живым.

Глава 700 - Что теперь?

Четверо старейшин Божественного Феникса атаковали одновременно. Из – за бушующего вокруг пламени воздух моментально окрасился алыми цветами, заполнился грохотом, словно место действия перенеслось в жерло извергающегося вулкана.

Презрительная усмешка по-прежнему играла на губах Юнь Чэ, он выпустил наружу аналогичное алое пламя и нацелил его на всех четырех старейшин разом!

Все четверо увидели Юнь Чэ, приближающихся в их стороны.

Ученики Божественного Феникса, стоявшие позади, закричали. Что касается старейшин, они оставались абсолютно спокойными, более того их лица стали выражать еще большее презрение: “Всего – лишь остаточное изображение…”

Во время ближнего боя остаточное изображение используют для отвлечения оппонента; заставить потерять концентрацию и в этот момент вырвать победу. Однако, чем сильнее практик, тем легче для него отличить истинное тело от иллюзии. Другими словами, в битвах уровня Тиранической Ступени и выше использовать остаточное изображение бесполезно… эта техника принесет больше вреда чем пользы.

Но в следующий момент выражения их лиц резко изменилось…

Они использовали свое духовное восприятие, но не смогли определить где истинное тело Юнь Чэ… все четыре фигуры были идентичны! Одинаково сильны…

Словно перед ними было четыре реальных тела!!

*Взрыв*

Четыре пламени Феникса слились воедино и ударили в одну точку, яркая вспышка, небо на мгновение окрасилось алым. Самые слабые из учеников секты поспешно отступили. Посреди бушующего пожара все четыре Юнь Чэ… исчезли, среди них не было настоящего!

В этот самый момент позади старейшин, закончивших свою атаку, возникла еще одна вспышка, разрезавшая небо подобно падающей звезде. Когда Фэн Хэн Кун и остальные поняли, что допустили ошибку… было уже слишком поздно.

Жалостливый крик, сопровождающийся ярким пламенем Феникса. Рука Юнь Чэ сжимала горло одного из них; он поднял этого человека над землей.

“Че… четырнадцатый Принц!”

Юнь Чэ поймал… четырнадцатого принца Секты Божественного Феникса, Фэн Си Ло!

Атака четырех старейшин, рука, сомкнувшаяся на горле Фэн Си Ло, все произошло моментально.

Фэн Хэн Кун и старейшины повернулись, воочию увидев, как Юнь Чэ душит Четырнадцатого Принца. Они замерли, лица исказили ужасные гримасы. Четверо старейшин уставились на Юнь Чэ с широко вытаращенными глазами, будучи не в состоянии поверить в произошедшее.

На территории Секты Божественного Феникса, в присутствии её Мастера Фэн Хэн Куна, не говоря уже о пятидесяти старейшинах и множестве учеников… Двадцатилетний юноша в одиночку с легкостью избежал совместной атаки четырех старейшин и более того – взял заложника.

Принца Секты Божественного Феникса!

Фэн Си Ло был окружен старейшинами, по сути, находился в самом безопасном месте… среди всех семи империй!

Это не просто пощечина Секте Божественного Феникса, скорее уж их только что окунули лицом в экскременты.

Унижение гораздо ужаснее чем то, что они испытали, когда три года назад Юнь Чэ в одиночку разбил всю их команду на Турнире Семи Империй. Если о сегодняшнем дне пойдут слухи – Секта Божественного Феникса станет посмешищем.

“Отец… спаси… меня… Гхх…”

Прохрипел Фэн Си Ло. В то время как Юнь Чэ еще сильнее сжал его шею, ранее красивое лицо приобрело пепельно-белый оттенок, исказилось от боли.

Три года назад, он еще мог заставить Юнь Чэ попотеть, но теперь, даже по-прежнему превосходя его с точки зрения внутренней силы, Фэн Си Ло оказался совершенно беспомощен. Он пытался бороться, но без видимых результатов. Рука, сжимающая его горло, не позволяла ему воспользоваться внутренней силой, не в состоянии пошевелить и пальцем.

“Четырнадцатый Принц!!!”

“Немедленно отпусти Четырнадцатого Принца!!!”

“Если ты не прекратишь… наша Секта Божественного Феникса позаботится о том, чтобы даже после смерти твоя душа мучилась!!!” закричал крон принц Фэн Си Мин.

“Отпусти его!!” Фэн Хэн Кун напрягся всем телом, но не решался сдвинуться с места. С его лица еще не сошло удивление от скорости, продемонстрированной Юнь Чэ: “Юнь Чэ, ты знаешь кто он такой! Если сейчас же не отпустишь его, то не только ты умрешь… мы уничтожим каждого близкого тебе человека!!!”

“Хм? Серьезно?” улыбнулся Юнь Чэ и только усилил свою хватку.

*Треск* послышался звук ломающихся костей.

“Четырнадцатый Принц!”

“Остановись!”

“Ты!” взревел Фэн Хэн Кун шагнув вперед, от его хладнокровности не осталась и следа. Фэн Си Ло был его любимым сыном и прямо сейчас того душили как какую-нибудь псину.

Разве подобное могло произойти с Императором Божественного Феникса?!

“Хахаха…” Юнь Чэ бесстрашно смотрел в глаза разъяренному Фэн Хэн Куну; с губ не сходила презрительная усмешка: “Фэн Хэн Кун, ваш сын в моих руках. Одно движение и его жизнь закончится… но вы все еще пытаетесь угрожать мне. Что это? Глупость или для вас четырнадцатый принц, значит не больше мусора, которым без проблем можно пожертвовать?”

Грудь Фэн Хэн Куна бешено вздымалась; словно готовая взорваться в любой момент. Он зашипел: “Юнь Чэ! Как ты смее…”

*ХХХРУСТ*

Звук, ломающихся костей раздался снова, заставив Фэн Хэн Куна замолчать на полуслове. От бесконечной ярости, бушующей внутри него, кости Фэн Хэн Куна также затрещали. На лицах старейшин и принцев читался шок вперемешку со злостью.

“Так что произойдет, если я посмею?” прищурил глаза Юнь Чэ. Фэн Си Ло в его руках походил больше на мертвеца со своим потерявшим всякий цвет лицом, невероятно исказившимся от ужаса и боли.

В этот момент, Великий Старейшина Фэн Фэй Ле отправил звуковую передачу Фэн Хэн Куну: “Мастер Секты, Юнь Чэ пришел в одиночку, он явно не планирует уйти отсюда живым. Безумец, которому нечего терять… Четырнадцатый Принц в его власти, угрозы не помогут! Он неспроста до сих пор не убил Четырнадцатого Принца. Вероятно, он чего-то добивается… вам нужно успокоиться.”

Фэн Хэн Кун сделал глубокий вдох: “Ладно! Отпусти его, и я как император даю слово помиловать тебя.”

“М?” нахально фыркнул Юнь Чэ: “Мастер Секты Божественного Феникса, по приказу которого Империю Голубого Ветра залили реки крови, решил проявить великодушие? Простить мне даже ‘ужаснейшее преступление’ уничтожение Скульптуры Бога Феникса?”

“Жизнь моего сына гораздо ценнее твоей! Лучше тебе не тянуть время, а побыстрее исчезнуть с глаз моих!”

Юнь Чэ остался на месте; всем своим видом показывая, что предложение Фэн Хэн Куна ему не интересно: “Вы меня сильно разочаровали, сначала отвратительными поступками, а теперь и отсутствием интеллекта. Как подобный человек мог занять пост Мастера Секты… неужели образ Секты Божественного Феникса настолько переоценен. Пораскиньте своими оставшимися извилинами. С чего бы мне добираться до сюда из Империи Голубого Ветра, а затем уходить с пустыми руками?!”

Слова Юнь Чэ еще больше подпитали гнев учеников Феникса; они не отрывали от него полных ненависти взглядов. Каждое его слово опускало репутацию Мастера Секты все ниже и ниже. Фэн Фэй Ле бросился вперед, пытаясь остановить Фэн Хэн Куна, готового взорваться в любой момент: “Юнь Чэ, ты взял в заложники Четырнадцатого Принца, и Секта Божественного Феникса готова выслушать твои требования! Просто озвучь их!”

“Наконец-то” удовлетворенно кивнул Юнь Чэ: “Изначально, за все ваши ужасающие преступления, я собирался уничтожить Секту Божественного Феникса, за исключением Сюэ’эр. Но также я являюсь принцем – консортом Империи Голубого Ветра и не могу действовать эгоистично. В благодарность Сюэ’эр за спасенную жизнь, я готов помиловать вас, дать Секте Божественного Феникса шанс.”

Один человек, стоявший на территории Секты Божественного Феникса, заявил, что собирался уничтожить её… но теперь готов дать ‘шанс’. Все члены секты не знали плакать им, или смеяться. Однако жизнь Четырнадцатого Принца все еще оставалась в руках Юнь Чэ…

Могла ли самая могущественная на континенте секта услышать слова унизительней?

В следующий момент стало понятно… могла!!

“Итак у меня есть три условия” Юнь Чэ огляделся по сторонам и усилил свой голос внутренней энергией, теперь его слышали все в пределах Города Божественного Феникса: “Первое – в течение тридцати дней солдаты Божественного Феникса должны покинуть территории Империи Голубого Ветра. И не возвращаться как минимум сотню лет!”

“Второе” не дожидаясь ответа, продолжил Юнь Чэ: “Фэн Хэн Кун лично напишет письмо с извинениями для народа Голубого Ветра! Оно будет зачитано публично!!”

“Третье – Секта Божественного Феникса выплатит Империи Голубого Ветра в качестве компенсации, десять миллиардов фиолетовых монет!”

Отзыв войск был ожидаем, ради чего еще мог прийти Юнь Чэ. Но это только первое условие. После озвучивания второго, старейшины Феникса еле сдерживали себя… извиниться перед ничтожной Империей Голубого Ветра? Что за бред.

После же озвучивания третьего условия даже ученики Феникса хотели уничтожить Юнь Чэ.

Десять миллиардов фиолетовых монет…

А если считать в желтых монетах… выходит сто триллионов!

Первое условие для защиты Империи Голубого Ветра, второе, чтобы унизить Секту Божественного Феникса и третье – разорить её… со стороны членов секты требования Юнь Чэ выглядели как глупейшая шутка! Фэн Си Ло – принц Божественного Феникса, но даже если бы Юнь Чэ взял в заложники Фэн Си Мина, Секта Божественного Феникса ни за чтобы не согласилась извиниться перед Империей Голубого Ветра, не говоря уже обо всем остальном.

Юнь Чэ вел себя так словно взял в заложники самого Бога Феникса.

Фэн Хэн Кун внезапно рассмеялся: “Думаешь, схватил моего сына и теперь можешь говорить что угодно?! Я давал тебе возможность выжить, но ты упорно ищешь смерти…”

“Нет, нет, нет” громко рассмеялся в ответ Юнь Чэ: “Это я даю вам шанс! Никогда прежде я не был так щедр к своим врагам, но вы отказываетесь. Только ради Сюэ’эр, я готов подождать еще немного. Если вы не в состоянии оценить мою доброту и дальше продолжите упрямиться, столь щадящих условий больше не будет.”

“ХАХАХА” еще громче расхохотался Фэн Хэн Кун. Тем не менее, его смех был насквозь пропитан гневом. Он взмахнул рукой и, не отрывая взгляда от Юнь Чэ, двинулся вперед: “Секта Божественного Феникса стояла на самом верху Континента Бездонного Неба на протяжении пяти тысяч лет, мы никогда и никого не боялись, никто не осмеливался угрожать нам! Те, кто пойдут против нас, без разницы – человек, клан, империя, будут уничтожены по щелчку моих пальцев! Мне действительно интересно осмелишься ли ты убить моего сына!”

*Взрыв*

Как только Фэн Хэн Кун договорил, из тела Юнь Чэ вырвался огромный огненный шар.

Фэн Хэн Кун замер, зрачки сузились. Тело перестало слушаться его и непрерывно дрожало… позади раздавались полные ужаса крики.

Окутанное пламенем тело Фэн Си Ло разлетелось на тысячи кусочков и исчезло. Он погиб, не успев произнести ни звука; превратился в пепел. Крутанув рукой, со зловещей улыбкой на лице, Юнь Чэ спокойно спросил: “Что теперь?”

 


[1] ПП: Хвастается.

[2] ПП: Ну, раз женщина глава – хозяйка дворца, то Юнь Чэ – хозяин.

[3] ПП: Исказители чёртовы

[4] ПП: Я писал это как «Вы», только в нескольких первых фразах проскакивало слово «выдающийся»

[5] ПП: Анлейтеры проводят(или) голосование по тому, как стоит переводить имя, как «DuoTian» – ДоТянь, или «HeavenSeizer» – Захватчик Небес, Небесный Захватчик… Владелец… На момент перевода в голосовании побеждал Дуо Тянь, потому я воспользуюсь именно им, но чтобы вы знали, я сделал эту сноску. И хотя дальше было что-то в роде намёка на… В общем, в китайском это всё не имеет значения, так как иероглифы всегда одни.

[6] ПП: Тут в кавычках, так что они намекают именно на странность имени До Тянь.

[7] ПП: Какой у них всё-таки мерзкий «клан».

[8] ПП: Какая-то знакомая сказка…

[9] Перевожу как есть, желающие могут сами эти отверстия посчитать.

[10] Иероглиф *Цзюэ* переводится как жестокий.

[11] ПП – словно нефритJ






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.017 с.