ДАОСИЗМ И ЕГО КУЛЬТУРА ПСИХОФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

ДАОСИЗМ И ЕГО КУЛЬТУРА ПСИХОФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ



 

Чаньские (дзэнские) патриархи полагали, что все вербальные (словесные, письменные) предписания, все тексты ложны и не способны передать истинную суть вещей и явлении Они давали установку на передачу невербальной информации в процессе непосредственного общения учителя с учеником, а так же на использование в практике психической тренировки языка парадоксов и иносказаний, настраивающего ученика на прием и передачу того, что «скрыто за словами>. Если адепт чань видел в буддийском тексте «живое слово», истину, открывающуюся только в процессе интуитивного созерцания, то для обычного человека этот же текст был «мертв», непонятен, абсурден с точки зрения разума и логики.

По сравнению с чань-буддизмом даосизм более экзотеричен (понятен непосвященным), по крайней мере, для людей, включенных в китайскую культуру. Он отчасти допускает вербальное, интеллектуализированное знание, хотя в итоге и выводит на эзотерическую (тайную), невыразимую словами и непостижимую разумом, абсолютную мудрость. В этом плане даосизм доступнее чаньского учения и в какой-то степени может быть использован даже в качестве переводчика чань-буддийской версии воинской подготовки на понятный для нас язык. Поэтому именно даосизм позволяет сформулировать развернутую психофизическую методику тренировок и свободного спарринга (кстати, даосская, и тем более чаньская методика, распространяющаяся на целостный образ жизни человека, совершенно не характерна для западного спорта, практикующего воинские искусства весьма узко и поверхностно).

Дахы учат, что внешний мир и «Я» человеческой личности составляют единое и неде лимое целое. В их представлении, мудрец - это совершенный человек, не имеющий собственного «Я» (См.: Чжуан-цзы // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 х т. - Т.1. - М.: Мысль, 1972 - с. 251,257). Дуализация мира на субъект и объект, на «Я и «не - Я» есть результат привычки человеческогосознания, разума отделять себя о мира, противопоставлять себя ему. Это влечет за собой появление опосредующее звена между человеком и его окружением - поля информации, которую обрабатывав разум. В итоге человек воспринимает не мир как он есть сам по себе, не его негк средственное воздействие, а информацию о нем. Формально-логический анализ обработка информации требуют времени. Поэтому в экстремальной ситуации, гр жизнь человека зависит от мгновенной и точной реакции, сознание не успевает в: время включиться, запаздывает, что иногда равносильно гибели. Отсюда вывод о необходимости выхода на уровень интуитивного, рефлекторного взаимодействия с миром, когда автоматизм реакции обеспечивает ее мгновенность и максимальную адекватность, когда человек действует прежде, чем успевает осмыслить или объяснить свой поступок.



Откуда берутся автоматизм, рефлекс, интуиция? Из самой жизни, из практического переживания, применения (См.: Чжуан-цэы // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2-х т. • Т.1 - М.: Мысль, 1972. с. 255), то есть из того непосредственного, естественного функционирования человека, которое позволяет ему выжить в обстановке враждебности и агрессии. Поэтому даосы и призывают людей вогнуться к природному существованию, к естественному течению жизни (См.: Чжуан-цзы // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2-х т. - Т.1. - М.: Мысль, 1972. - с. 257,274). Они противопоставляют «естественную мудрость», понимание природы - миру культуры, как искусственному и ложному порождению человеческого сознания. Именно в этом смысле следует понимать высказывания типа «разбей свое знание»; «смори прямо бессмысленным взором»; «совершенен тот, кто умеет остановиться на том, что ему не известно»; постиг дао тот, «кто не знает», близок к постижению тот, «кто забыл, что он знал», «мы же с тобой никогда к этому не приблизимся из-за нашего знания» (См.: Чжуан-цзы // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2-х т. • Т.1. - М.: Мысль, 1972. - с. 280,279,258,278). Обратимся к практике воинских искусств. На первый взгляд, новичок, стремящийся тренироваться у большого мастера, обладателя высокого «дана», безусловно прав. Однако, зрелый спортсмен рассудит иначе. Определенный уровень подготовки ученика требует определенного уровня мастерства тренера. Учитель должен быть доступен и понятен, а между мастером и новичком лежит непроходимая пропасть, ибо первый уже успел забыть свой начальный опыт, выработать непередаваемый словами и невидимый для неопытного глаза автоматизм, а втором еще не успел набрать опыт, чтобы понять, оценить и скопировать тонкую технику мастера. «Те, кто, совершая дела, спешит достигнуть успеха, потерпят неудачу» (См.: Дао-дэ цзин // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2-ч т. - Т.1. - М.: Мысль, 1972.-п. 64, с. 134).



Торопливость, спешка, упование на силу, волевое подталкивание процесса, иначе говоря, любой (даже самый минимальный) отход от органичной последовательности этапов роста, насилие над естественным ходом развития не приближают, а отдаляют цель, приносят не пользу, а вред. Но как же реализовать на практике установку на естественность? Как исключить субъективный волевой подход? Как снять личностное давление на ситуацию?

 

Требование «следовать естественности» превращается у даосов в призыв «практиковать недеяние» (См.: Чжуан-цзы // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2-х т. 11. М., Мысль, 1972. - с. 280-283). Применительно к единоборству это означает, что нельзя строить поединок по заранее обдуманному плану. Ситуация единоборства сама определяет поведение бойца. Побеждает не тот, кто противоборствует, а тот, кто действует будучи вынужденным к этому обстоятельствами (См.: Дао-дэ цзин // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 - ч. т. • Т.1. - М.: Мысль, 1972. - п. 22, с. 121, п. 30, с. 124). Нельзя уповать только на свой замысел и пренебрегать замыслом противника. Нелепо становиться рабом собственной установки на защиту или, наоборот, на нападение. Спарринг требует гибкости, динамичности, готовности идти на обмен ударами, готовности подставлять живот, чтобы защитить голову, способности во имя конечной победы идти на жертвы, на отказ от собственной, блестяще подготовленной атаки, ибо 30, с. 124). Нельзя уповать только на свой замысел и пренебрегать замыслом противника. Нелепо становиться рабом собственной установки на защиту или, наоборот, на нападение. Спарринг требует гибкости, динамичности, готовности идти на обмен ударами, готовности подставлять живот, чтобы защитить голову, способности во имя конечной победы идти на жертвы, на отказ от собственной, блестяще подготовленной атаки, ибо говорится: «Тот, кто торжественен потере, приобретает потерянное» (См.: Дао-дэ цзин // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 • ч т. • Т.1. - М.: Мысль, 1972. • п. 23, с. 122). Сказанное, впрочем, не исключает того, что хороший боец всегда располагает отлично отработанными «коронками» или > домашними заготовками», применяемыми им по ситуации. Так что можно говорить о процентном соотношении предварительной подготовки и импровизации в свободном спарринге.

Недеяние характеризуется следующими признаками: полная расслабленность, спокойствие и уравновешенность, устойчивость, работа на уровне бесформенного. Мастеру незачем напрягать мускулы, задействовать силу. Его мощь в его расслабленности, в правильной технике, благодаря чему он может сражаться часами, не уставая, не учащая дыхание, не снижая темпа и не рассеивая внимания. «Кто содержит в себе совершенное дэ, тот похож на новорожденного... Кости у него мягкие, мышцы слабые, но он держит дао крепко... Он очень чуток. Он кричит весь день и гармоничен» (См.: Дао-дэ цзин // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 • ч т.

Т.1. - М.: Мысль, 1972. - п. 55, с. 131). «Мягкое и слабое победит твердое и сильное» (См.: Дао-дэ цзин // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 - ч т. • Т.1.

М.: Мысль, 1972. - п. 36, с. 126). Кто научился расслабляться, тому не мешает

ни большой вес, ни почтенный возраст. Он неутомим как юноша.

 

Огромное значение у даосов имело требование сохранять спокойствие. «Главное состоит в том, чтобы соблюдать спокойствие» (См.: Дао-дэ цэин // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 - ч т. - Т.1. - М.: Мысль, 1972. - п. 31, с. 124). «То, что спокойно, легко сохранить» (См.: Дао-дэ цзин //Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 - ч т. - Т.1. - М.: Мысль, 1972. п. 64, с. 134). «Умелый воин не бывает гневен» (См.: Дао-дэ цзин //Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 - ч. т 11. М.: Мысль, 1972. - п. 68, с. 135). Излишняя суетливость, эмоциональность приводят лишь к тому, что ситуация выходит из-под контроля, притупляется бдительность, противнику легче раздергать тебя, отвлечь финтами и нанести внезапный неотразимый удар. Кроме того, напряженная поза, скованные и вымученные движения, лихорадочная активность быстро выматывают, утомляют бойца.

Особую роль отводили даосы искусству преодолевать страх перед болью и смертью, подавляя жизненный инстинкт. Убеждение в том, что «Я» и мир едины, что различие между жизнь и смертью иллюзорно и надумано разумом человека, позволяло даосским бойцам обуздать «свою дрожащую личность». Настоящий, опытный воин понимал, что есть только один способ сохранить жизнь - это пренебречь ею. Убегать от противника значит не только дать ему моральный перевес, это предполагает так же, что он получает возможность перехватить инициативу, развить свою атаку, которая не вторым, так третьим, четвертым ударом «накроет» беглеца. Лучшая тактика, наоборот, требует бесстрашно идти на сближение, на удар противника, сковывать его движения, затруднять его маневр, чтобы в свою очередь перехватить инициативу. «Он (совершенномудрый - А.П.) пренебрегает своей жизнью, и тем самым его жизнь сохраняется. Не происходит ли это от того, что он пренебрегает личными интересами? Напротив, он действует согласно своим личным интересам» (См.: Дао-дэ цзин // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 • ч т. - Т.1. • М.: Мысль, 1972. - п. 7, с. 11-117). «Тот, кто пренебрегает своей жизнью, тем самым ценит свою жизнь» (См.: Дао-дэ цэин // Древнекитайская философия. Собр. тестов в 2 - ч т. - Т.1. - М.: Мысль, 1972. - п. 75, с. 137). «Из десяти человек три щут к жизни, три • к смерти. Из каждых десяти еще имеется три человека, которые умирает от своих деяний. Почему это так? Это происходит от того, что у них слишком сильно стремление к жизни» (См.: Дао-дэ цзин // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 - ч.т. - Т.1. - М.: Мысль, 1972. - п. 50, с. 129).

Итак, справедливо говорится: «Побеждающий людей силен. Побеждающий самого себя могуществен» (См.: Дао-дэ цзин //Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 - ч т. - Т.1. - М.: Мысль, 1972. - п. 33, с. 125).

 

С требованием соблюдать психическое спокойствие переплетается призыв сохранять физическую устойчивость, динамическое равновесие. «Кто умеет крепко стоять, того нельзя опрокинуть. Кто умеет опереться, того нельзя свалить» (См.: Дао-дэ цзин //Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 - ч т. - Т.1. - М.: Мысль, 1972. - п. 54, с. 130).

Чуткость к поведению противника, интуитивное понимание хода поединка, ненавязывание ему своих установок позволяют бойцу исподволь, неявно направлять бой. Мастерство заключается не в том, чтобы разрушить готовые формы противника, противопоставить его ударам свои «железобетонные» блоки, а в том, чтобы использовать его атаку в своих интересах, выполнив «уход», направить удар противника в пустоту, лишить его точки опоры и сделать внезапную контратаку, используя его же встречное движение. Все это требует умения использовать бесформенное. «То, что не показало признаков, легко направить» (См.: Дао-дэ цзин // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2- ч т. - Т.1. - М.: Мысль, 1972. - п. 64, с. 134).

«я перечисленные признаки искусства недеяния разумеется предполагают высокую степень мастерства, дающего уверенность в полном владении своим телом и психикой. Однако мастерство никогда не наступит без кропотливой, длительной черновой работы. Мало того, прежде казавшееся легким по мере роста мастерства осмысливается более глубоко, открываются новые грани, расширяется горизонт. Легкое для дилетантов превращается в очень трудное для мастера. «Преодоление трудного начинается с легкого, осуществление великого начинается с малого, ибо в мире трудное образуется из легкого, а великое из малого. Поэтому совершенномудрый начинает не с великого, тем самым он совершает великое... Где много легких дел, там много и труднее Поэтому совершенно мудрый относится к делу, как к трудному, поэтому он не намывает трудности» (См.: Дао-дэ цзин // Древнекитайская философия. Собр. текстов в2-чт.-Т.1.-М.гМысэть, 1972. - п. 63, с. 133).

Только когда, тогда стираются грани между формой и бесформенным, между легким и трудным, когда видимая простота скрывает огромную сложнейшую работу, когда критерием красоты становится целесообразность - тогда приходит совершенство.

Нет ничего проще жизни, но и нет ничего сложнее этой простоты.






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.007 с.